Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Комментарии

Комментарии (на иврите — перуш) к Письменной и Устной Торе — это результат многовековой работы еврейских мудрецов от Средних веков до наших дней, которые, объясняя Тору на разных уровнях понимания — от простого до тайного — старались сделать возможным ее самостоятельное изучение каждым евреем.

Оглавление

Семьдесят граней понимания [↑]

Таргум, Рамбан, Раши, Сфорно — и у каждого свой комментарий на каждый пасук. Как это может быть, ведь Тора — одна? Еврейские Мудрецы указывают, что в духовности есть 70 сторон её осознания, поэтому и Тора, которая описывает духовную структуру мира, трактуется с 70 разных сторон. Это и порождает такое обилие комментариев, и, несмотря на их кажущуюся противоположность, каждая из 70 трактовок соответствует 70 слоям духовности и является истинной.

Все общепризнанные комментарии как к Письменной, так и к Устной Торе тщательно проверены на внутреннюю непротиворечивость, написаны величайшими мудрецами, обладающими исправленными человеческими качествами (мидот) и, в основном, опираются на переданную Традицию. При написании комментариев всеми ими двигало не стремление к почести или какой-либо личный интерес и выгода, а исключительно желание постичь истину, заключённую в словах Торы.

Пардес [↑]

Существует четыре уровня понимания Торы: пшат — простое понимание текста, ремез — намек, драш — толкование с помощью тринадцати способов толкования Торы и наконец сод — сокровенный смысл, постигаемый с помощью каббалистического учения.

По этим категориям (аббревиатура этих слов — пардес) можно распределить все существующие комментарии Торы. Часть из них посвящена прояснению простого понимания текста, а часть дает более глубокие объяснения: с помощью толкования, поиска намеков, а также на основании тайного учения — Каббалы.

В таком случае становится понятно, почему чтение Торы без комментариев оказывается занятием не только пустым, но и вредным. Тора многослойна и многогранна. Попытки прочитать ее, как историческо-философскую книгу, или наоборот — самостоятельно разгадать ее тайны, не обладая мудростью и святостью, — обречены на провал. Иудаизм не принимает объяснения Торы, не основанные на устной Традиции, такие как караимские или самаритянские течения, которые считают себя евреями. Поэтому желающий учить Тору непременно начинает учить ее с комментариями. Уже в первом классе маленькие школьники учат «Хумаш с Раши».

Комментарии к Танаху периода ришоним [↑]

Комментарий Раши [↑]

Ришоним (ивр. «первые», «ранние») — так называют еврейских законоучителей и мудрецов Торы времен Средневековья: с начала XI до конца XV века.

Комментарий Раши является самым значимым и распространенным комментарием к Торе. Неразделимость Хумаша и Раши зафиксирована даже на уровне алахи. Закон вменяет в обязанность заканчивать к концу каждой недели двойное прочтение недельной главы с переводом Ункелоса на арамейский «Шнаим микра вээхад таргум» (Шульхан Арух 285:2).

Согласно постановлению Мишна Брура, желательно сопровождать прочтение недельной главы с переводом Ункелоса — так же комментарием Раши, т. к. комментарий Раши дает развернутое объяснение в тех местах, где перевод Ункелоса ограничивается сухим словесным переводом. По букве же закона, изучение Раши на недельную главу полностью заменяет собой обязанность прочтения перевода Ункелоса.

Основной целью Раши было донести до читателя простой смысл Писания на основе преданий наших мудрецов из Устной Торы, чтобы читатель получил правильное представление о происходящих событиях. Ведь, как указано в Талмуде, какие бы глубины ни были скрыты в Торе, на поверхности всегда должен оставаться простой смысл.

Часто Раши приводит объяснения уровня драш (толкование). Одной из задач комментариев на комментарий Раши, а их было составлено более двухсот (самые известные — это раби Элиягу Мизрахи «Арээм» и Маараль из Праги — «Гур Арье»), было — выявить причину, по которой Раши отошел от простого понимания, приведя более глубокое и даже мистическое объяснение сказанному.

В лаконичных и ясных объяснениях Раши раскрывается тесная связь между Письменной и Устной Торой, вновь доказывая, что понимание Письменной Торы без Устной невозможно.

В книге «Шней Лухот аБрит» написано, что комментарий Раши был составлен под Б-жественным вдохновением — руах акодеш. О Б-жественном происхождении своих комментариев Раши вскользь намекает в комментарии на стих в книге Йехезкель (43:3): «…а я прокомментировал это так, как мне было открыто Небесами».

Комментарии Рамбана [↑]

Уникальность комментария Рамбана заключается в том, что наравне с простым он дает более глубокое и широкое объяснение слов, стихов, а иногда и целых эпизодов, проливая новый свет на события, описываемые в Торе.

Особая важность и уникальность комментариев Рамбама также и в том, что он четко разделяет между этими четырьмя гранями понимания торы — пшатом, драшем, ремезом и содом.

Рамбан не только толкует текст Торы, но и затрагивает темы, относящиеся к основам иудаизма. По многим мировоззренческим вопросам он спорит с Рамбамом, обосновывая свой взгляд на них.

Кроме того, Рамбан одним из первых открыто заявил о существовании сокровенной части Торы — Каббалы, традиция которой, согласно мнению Рамбама, долгое время считалась утраченной. Объяснения, основанные на каббалистической традиции, он заканчивает словами «и поймет это знающий», адресуя их только тем, кто сведущ в основах тайного учения.

Последователь комментаторской школы Рамбана — Рабейну Бахье. Он продолжил путь, начатый его великим учителем, значительно разъяснив и углубив на основе тайного учения комментарии, только намеченные Рамбаном.

Комментарии Ибн-Эзры и Рашбама [↑]

Комментарии Ибн-Эзры и Рашбама проясняют пшат, простой смысл текста, но, в отличие от Раши, который иногда приводил толкования уровня драш, Ибн-Эзра и Рашбам поставили перед собой цель составить комментарий, опираясь, в основном, на прямое понимание текста.

Комментарий Бааль а-Турим [↑]

Бааль а-Турим относится к уровню ремез и занимается, главным образом, числовыми значениями — гематрийот — многих ключевых слов и целых стихов Торы, сопоставлением повторяющихся слов, а также толкованием измененных букв. В стандартных изданиях Хумаша этот комментарий печатается вместе с переводом на арамейский язык Ункелоса и комментарием Раши.

Комментарий Сфорно [↑]

Раби Овадья Сфорно писал комментарии к Торе в Италии в эпоху Возрождения. В основном, Сфорно комментирует на уровне пшат: кратко и оригинально, часто иначе, чем его великие предшественники.

Комментарий Радака [↑]

Раби Давид бар Йосеф Кимхи (Радак) составил комментарии к исторической хронике Диврей аямим, затем прокомментировал книгу Псалмов и все книги Пророков, а в последние годы жизни, обратившись к самому Пятикнижию, создал комментарий на книгу Берешит.

Его объяснения отличаются особой обстоятельностью и полнотой — и вместе с тем, они достаточно лаконичны. Радак подвергает анализу и грамматические формы слов, и проблемы, связанные с хронологией событий, приводит сведения по истории и географии.

В стиле комментирования Радака отразились три различных подхода его предшественников: метод драша, метод выяснения пшата, а также метод философского анализа текста, свойственный мудрецам Испании. Радак сумел синтезировать и органично объединить все эти подходы, добившись исключительно объемного и всестороннего восприятия.

Комментарии к Танаху периода ахароним [↑]

После периода ришоним наступила эпоха ахроним — более позднего поколения комментаторов.

Комментарий Ор а-Хаим (или, как принято его называть, Ор а-Хаим а-Кадош) уникален тем, что совмещает в себе все уровни толкования Торы: пшат, ремез, драш и вводит нас на самый глубинный уровень понимания.

С появлением хасидизма родился новый «жанр» толкования, основанный на каббалистическом учении и хасидуте. К таким комментариям можно отнести «Маор ва-Шемеш» раби Келонимуса-Кальмана из Кракова, Сфат Эмет, Кдушат Леви, Кли Якар, «Нэтивот Шалом» раби Шалома-Ноаха Березовского — Ребе из Слонима и др.

С возникновением движения Мусар появились комментарии этического характера, призванные не столько прояснить сам текст Торы, сколько донести до читателя значение исправления дурных качеств и трепета перед Вс-вышним. К такому виду комментариев можно отнести «Ор Йехезкель» рава Йехезкеля Левенштейна (1884-1974), «Лев Элияу» раби Элияу Лупьяна, «Сихот мусар» и др.

В конце XVIII — начале XIX веков с распространением Аскалы были написаны комментарии, представляющие собой реакцию на эту пагубную тенденцию. Так, комментарий Мальбима показывает обоснованность традиционного подхода иудаизма с помощью тщательного филологического анализа текста Письменной Торы.

А раввин Франкфурта-на-Майне раби Шимшон-Рефаэль Гирш адресовал свой комментарий интеллектуальной молодежи, колеблющейся между еврейской Традицией и тогдашними европейскими идеологиями.

В списке классических комментариев последних веков достойное место занимают Аамэк давар и Мешех Хохма. «Аамэк давар» был составлен последним главой Воложинской ешивы — раби Нафтали-Цви-Йеудой Берлиным на основе ежедневных уроков по Пятикнижию, проводимых в рамках учебной программы ешивы. В своих комментариях а-Нэцив дает новое толкование текста, выстраивает непрерывные линии, виртуозно объясняет несколько эпизодов Торы с помощью одной идеи.

Комментарий «Мешех Хохма» был составлен раввином латышского города Двинск (Даугавпилс) — равом Меиром-Симхой а-Коэном примерно в 1927 году. Особенность этого комментария заключается в том, что наряду с глубоким анализом текста Торы в него включены очерки, посвящённые еврейскому мировоззрению, во многом навеянные переживаниями о событиях того времени.

Комментарии к Вавилонскому Талмуду [↑]

В центре талмудической учености — Вавилонии — не было потребности в полном нормативном комментарии к Талмуду, так как в ешивах продолжалась традиция устного изучения и толкования Талмуда, его язык был разговорным языком, и его терминология была понятна. Однако с распространением Вавилонского Талмуда в общинах, далеких от Вавилонии, возникла необходимость в комментарии, который систематически объяснял бы текст, язык, терминологию и характер талмудической дискуссии.

Что собой представляет комментирование Талмуда? Оно включает в себя верификацию текста, разъяснение содержания, установление правил извлечения алахического вывода. Комментирование как творческий процесс, основанный на доскональном изучении талмудического текста, параллелей и взаимодополняющих мест, нашел свое выражение в трудах Гаонов, комментарии которых являются своеобразным продолжением работы сабураев; объяснения сугийот рассчитаны на просвещенного читателя, знакомого с талмудическим текстом, с его языком и его природой.

Наиболее ранние комментарии на Талмуд написаны около IX — XI веков Гаонами Вавилонии. Во времена рабби Саадии Гаона по заказу различных общин были написаны первые комментарии, последовательно объяснявшие талмудический текст, однако лишь немногие фрагменты этих комментариев дошли до наших дней. Все они собраны в книге «Оцар а-Геоним».

В Кайруане рабби Хананэль бар Хушиэль в XI веке написал комментарий к Талмуду на смеси иврита и арамейского языка, объясняя трудные места талмудической дискуссии. Одновременно рабби Нисим бар Яаков ибн Шахин из Кайруана создал свой комментарий, который был написан на арабском языке и содержал сравнительную характеристику источников талмудической дискуссии, объяснения значений слов и терминов, представлявшихся автору сложными.

Комментирование Талмуда достигло высот в еврейских общинах Франции и Германии. Основной комментарий к Талмуду зародился в бейт-мидраше рабби Гершома Меора а-Гола и в ешивах его учеников рабби Яакова бен Якара и рабби Йеуды из Майнца.

Другой важной работой является «Книга ключа» Сефер а-мафтеах рабби Нисима Гаона, в предисловии к которой разъясняются различные формы талмудической аргументации, а также истолковываются краткие и темные отрывки при помощи отсылок на параллельные места, где те же идеи изложены более подробно и полно.

Про Раби Ицхака бар Яакова Альфаси (Рифа) (1013—1103 гг.) можно сказать, что он был основателем и первым учителем сефардской традиции. Его книга Сефер алахот «Книга законов» в сегодняшних изданиях Талмуда печатается в конце каждого тома, вместе с комментариями более поздних ученых.

В своем труде Риф приводит дискуссию между мудрецами в том же порядке, в котором она изложена в Талмуде, но в сокращенном виде, без аргументов. Процитировав и коротко разъяснив мнения, высказанные в Талмуде, автор устанавливает алаху по одному из них. Таким образом, его книга представляет собой как бы сокращенный вариант Талмуда, облегчающий его изучение. Одновременно она является сводом законов, пригодным для практического применения.

В конце XI века завершил свой многолетний труд над комментарием к Талмуду великий Раши. Целью этой работы было дать человеку возможность изучать Талмуд самостоятельно. Лаконичность и доступность комментария Раши открыли мир Талмуда тем, кто не получил традиционного разъяснения талмудического текста от своего учителя.

Комментарий Раши был принят всеми общинами Диаспоры в качестве основного комментария к Талмуду. И сегодня его изучение — неотъемлемая часть изучения Талмуда. Этот комментарий располагается рядом с текстом Талмуда, на внутренней стороне листа.

Внуки и другие ученики и последователи Раши развили новый, аналитический подход к изучению Талмуда, который воплощен в примечаниях Тосафот (ивр. «дополнения»). Тосафот занимаются устранением противоречий между разными сугиёт («рассмотрениями» темы) в Талмуде, а также предлагают альтернативные объяснения там, где их мнения расходятся с мнением их великого предшественника — Раши. Комментарии Тосафот, так же как и комментарий Раши, стали неотъемлемой частью стандартной страницы Талмуда.

Среди авторов Тосафот — около трехсот мудрецов Германии, Франции и Англии, наиболее известные среди них — Ри а-Закен, Рабейну Там, раби Шмуэль бен-Меир (Рашбам), Риван и др. Выводы Тосафот, в основном, построены на логическом рассуждении и анализе текста.

Одним из наиболее значительных комментаторов Талмуда считают Раби Менахема бар Шломо Меири, автора обширного комментария к Талмуду, получившего название Бейт абехира. В отличие от большинства комментаторов, р. Меири сначала подробно исследовал каждый фрагмент Мишны и лишь затем переходил к анализу текста Талмуда, относящегося к этому фрагменту. В конце разбора, как правило, следовал законодательный вывод (псак). Рав Меири прокомментировал все трактаты разделов Моэд, Нашим и Незикин, а также трактаты Брахот, Хала, Хулин, Нида, Тамид, Мидот, Микваот, относящиеся к другим разделам Талмуда.

Раби Моше бар Нахман (Рамбан) написал продолжение кодекса Рифа, переработав в стиле Рифа еще три трактата Талмуда: Недарим, Хала и Бехорот. Эти добавления Рамбана издаются, как правило, вместе с основной частью кодекса Рифа.

Раби Нисим бар Реувен (Ран) написал знаменитый комментарий на кодекс Рифа — его пояснения отличаются исключительной ясностью, глубиной и целостностью анализа. Сохранились комментарии к четырнадцати разделам этого кодекса. В классических изданиях Талмуда они печатаются в приложении, рядом с основным текстом Рифа.

Хидушим Рана к трактату Недарим в классических изданиях Талмуда печатаются, подобно комментариям Раши, рядом с основным текстом. Заметки Рана служат основным пособием при изучении этого трактата Талмуда.

Раби Ашер бар Йехиэль (Рош), создав в начале XIV века в Толедо ешиву и сделав там Вавилонский Талмуд основным предметом изучения, внес огромный вклад в комментирование Устной Торы. На основе записей конспектов его учеников были составлены знаменитые Тосафот а-Рош (Дополнения Роша), которые многократно выходили в свет отдельным изданием. Эти записи также легли в основу классической редакции Тосафот к трактатам Йевамот, Ктубот, Орайот и к двум последним главам трактата Сота.

Еще один значительный комментарий, писавшийся в Испании, — это «Яд Рама» рабби Меира Абулафии. Он написал хидушим (аналитические заметки) ко многим трактатам Талмуда. Однако сохранились лишь заметки к трактатам Бава батра и Санхедрин. Его заметки отличаются глубоким анализом проблем и до сих пор являются основным пособием при изучении этих трактатов Талмуда.

Раби Йом-Тов бар Авраам Асевили (Ритва) — духовный лидер своего поколения — написал хидушим (аналитические заметки) к большинству трактатов Талмуда. В этих заметках он приводит и мнения авторов Тосафот из Франции и Германии, и мнения мудрецов Испании и Прованса, а также сообщает свои собственные наблюдения и открытия. Его хидушим отличаются глубиной проникновения в проблему в сочетании с удивительной простотой, предельной точностью и ясностью выражения мысли.

Позднейшие комментарии: Мааршала (раби Шломо Лурия), Маарама (раби Меир Люблин) и Маарша (раби Шмуэль Эдельс) — обычно печатаются в конце издания трактата.

Комментарий «Пней Йеошуа» «Облик Йеошуа» рабби Яакова Йеошуа Фалька (XVIII век) — аналитический комментарий, также базирующийся на учении ришоним, — содержит сравнительную характеристику параллельных сугийот на протяжении всего Талмуда и нередко приходит к оригинальным новым аспектам проблемы, отличным от учения ришоним.

Комментирование Иерусалимского Талмуда [↑]

Многие поколения не занимались изучением Иерусалимского Талмуда, поэтому не возникала потребность в комментировании этого сочинения. Возрождение еврейской общины в Эрец-Исраэль в 16 в. привело к тому, что Иерусалимский Талмуд вновь оказался в центре внимания еврейских мудрецов. Первый дошедший до нас комментарий к Талмуду Йерушалми принадлежит перу рабби Шломо Сирилио, испанского изгнанника, жившего в Турции и Эрец-Исраэль — в Цфате, в период расцвета там еврейской жизни.

Систематический комментарий к большей части Иерусалимского Талмуда «Сде Йеошуа» «Поле Йеошуа» был написан рабби Йеошуа Бенвенистом из Константинополя (XVII век). Автор верифицирует текст Иерусалимского Талмуда, приводит цитаты из книг древних законоучителей по поводу его сугийот.

Первым ашкеназским комментатором Талмуда Йерушалми был рабби Элияу из Фульды (XVIII век); благодаря его работе комментирование этого труда распространилось в Европе.

Первый полный комментарий к Иерусалимскому Талмуду написал раби Моше бар Шимон Маргалит и назвал его «Пней Моше». Так же как комментарий Раши к Вавилонскому Талмуду, так и «Пней Моше» в Иерусалимском Талмуде печатается на внутренней стороне листа. Его комментарий содержит обширный материал по верификации текста, полученный им в результате сравнения многих рукописей.

Оригинальным и глубоким комментарием к Иерусалимскому Талмуду был также комментарий Виленского Гаона к разделу Зраим.

Этим очерком мы хотели показать только разнообразие комментариев к Письменной Торе и к Талмуду, но самостоятельное изучение этих комментариев невозможно, поэтому мы рекомендуем вам начать учить Тору со знающим раввином. В том числе, это можно сделать и у нас на сайте.

Выводить материалы

Евреи вышли из Египта вооруженными. Откуда оружие у вчерашних рабов?

Рав Моше Абрамович

Зачем оружие? Всевышний ведет евреев в Святую Землю — кто может противостоять?

Какие комментарии на русском языке вы советуете?

Рав Бенцион Зильбер

Какой комментарий - классический?

С чего начать изучение законов иудаизма? С Торы или с Талмуда?

Рав Мендель Агранович

Из каких частей они состоят?

Песнь Песней, Глава 1

Рав Цви Вассерман,
из цикла «Песнь песней»

Согласно многовековой еврейской традиции, весь текст Песни Песней - это аллегория об отношениях Всевышнего и еврейского народа. Раши (раби Шломо Ицхаки, 1040 — 1105) раскрывает нам одну из граней этой аллегории. Данный перевод основан на комментарии Раши и представляет собой одну из интерпретаций аллегории Песни Песней. Для удобства сравнения мы публикуем и буквальный перевод.