Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Маймонид — Рамбам (Раби Моше бен Маймон)

Оглавление

Первый период жизни ↓

Странствия ↓

Прибытие в Эрец Исраэль ↓

Рамбам в Египте ↓

Придворный лекарь ↓

Мишнэ Тора (Яд аХазака) ↓

Морэ Невухим, труды по философии и медицине ↓

От Моше до Моше не было подобного Моше ↓

"От Моше до Моше не было равного Моше" — так говорили современники о Моше бен-Маймоне, великом ученом, кодификаторе, философе, враче и учителе, духовное наследие которого оказало решающее влияние на еврейскую мысль последующих поколений.

Первый период жизни [↑]

Моше бен-Маймон, известный в европейской литературе по латинской форме имени "Маймонид", а в еврейских кругах под аббревиатурой РаМБаМ — крупнейший представитель блестящей плеяды средневековых мыслителей золотого века испанской еврейской культуры.

В этот период (11-12 вв.) в Испании творили такие светила, как раби Ицхак Альфаси (РИФ), раби Шломо ибн-Гвироль, Авраам ибн-Эзра, Иеуда аЛеви, Хасдай ибн-Шапрут.

Рамбам родился в Кордове 14-го дня месяца Нисан (т.е. в канун праздника Песах) 4895 /1135/ года, в семье раби Маймона бен-Йосефа, даяна (судьи раввинского суда) Кордовы.

Отец Моше, почитаемый в кордовской общине ученый и общественный деятель, был его первым учителем Библии и Талмуда. Сам раби Маймон был учеником р. Йосефа Ибн Мигаша, который, в свою очередь, был ближайшим учеником и духовным наследником великого законоучителя р. Ицхака Альфаси (РИФа).

Предание рассказывает, что р. Маймон в течение долгих лет не женился. И вот однажды во сне к нему явился некий человек, приказавший взять в жены дочь мясника, живущего недалеко от Кордовы. Сон повторялся много раз — до тех пор, пока свадьба не состоялась. Во время первых родов эта женщина умерла, и Моше — будущий Рамбам — остался сиротой с момента рождения.

Моше родился в канун праздника Песах, в Шабат, 14 Нисана, во втором часу пополудни.

Впоследствии Рамбам получает также весьма основательное светское образование: по математике, естествознанию, астрономии, медицине, философии. Одним из его учителей был ученик великого арабского философа ибн-Баджа, в классе которого Моше изучал естественную историю.

По свидетельству хронистов, его отец вскоре вновь женился — от этого брака родился младший брат Моше, Давид.

Моше и Давид изучали Тору у отца.

Согласно преданию, Моше был ребенком «до крайности непонятливым» и «не проявлял к учебе ни малейшего интереса». Доведенный до отчаяния отец, побив его, прогнал из дома. Ребенок заночевал в одной из городских синагог, — пережитое им потрясение было столь велико, что он, «пробудившись утром, ощутил себя совсем иным человеком». С этого дня он начал всерьез учиться и «стал набираться мудрости» (Седер адорот).

Странствия [↑]

Едва достигнув 13-ти лет — возраста бар-мицвы, еврейского совершеннолетия — юный Маймонид уже подвергся испытанию судьбы. В это время Испанией владели Альморавиды, одно из северо-африканских (берберских) племен, вожди которого были одержимы борьбой против любых проявлений просвещения, подрывавшего, по их мнению, устои ислама. Насаждая ислам и подавляя просвещение, Альморавиды преследовали не только евреев и христиан, но и собственных единоверцев-мусульман. Но вскоре Альморавиды уступили правление еще более фанатичным Альмохадам, главным предводителем которых был Али бен-Тамарат. Его наследник Абдул-Мумин овладел в 1146 г. Марокко, а в 1148г. — Кордовой.

Новый правитель ревностно принялся за распространение ислама в подвластных ему землях. Он потребовал от евреев и христиан, чтобы те приняли мусульманскую веру или, в противном случае, покинули его владения.

Впрочем, принятие ислама состояло в произнесении известной формулы мусульманского вероисповедания: "Нет божества, кроме Аллаха, и Мухаммед — посланник его". Многие еврейские семьи и целые общины упорно сопротивлялись этому требованию и оставили Испанию. Другие же формально приняли ислам, оставаясь на самом деле ревностными исполнителями законов своих предков.

Семейство Маймонида вынуждено было уехать из Кордовы и скитаться по Испании и Провансу.

После многолетних скитаний, в 4920 /1160/ году семья обрела временное пристанище по другую сторону Средиземного моря, в марокканском городе Фесе.

Это место славилось прочными традициями еврейской учености — веком ранее там располагалась знаменитая ешива р. Альфаси — Рифа, а за два века до прибытия семьи р. Маймона раввином города был прославленный мудрец из Вавилонии р. Дунаш бен Лабрат.

Там Маймонид продолжает, в частности, изучать медицину.

Однако теперь и в Фесе евреи находились под властью фанатиков-альмохадов. Наследник Мумина, Абу-Якуб-Юсуф, следуя примеру своего отца, продолжает преследовать подвластных ему иноверцев. Арабские источники утверждают, что в течение длительного времени беглецам пришлось выдавать себя за мусульман, в тайне соблюдая законы Торы, пока тайна семьи не раскрылась. Однако это крайне сомнительно.

Как бы то ни было, раби Маймон решил искать спасения для своей семьи на Святой Земле.

Прибытие в Эрец Исраэль [↑]

В 4925 /1165/ году г. семейство Маймонида вновь отправляется в странствие — они поднимаются на на корабль, отправляющийся в Землю Израиля, где они рассчитывали обосноваться навечно.

Спустя месяц, в том же 1165 г., корабль пришвартовался в гавани города Акко, чудом избежав гибели во время шторма, начавшегося на шестой день их плавания.

В этот период Рамбам пишет "Послание о самопожертвовании во имя Всевышнего" ("Игерет Кидуш hа-Шем”). В то же время он работает и над другими трудами, в том числе, над комментариями к Мишне (см. ниже).

Прожив в Акко несколько первых месяцев, они совершили паломничество в Иерусалим и Хеврон. Моше в течение целого дня молился в Меарат аМахпела — пещере, где похоронены праотцы.

Некоторое время они живут в Акко, затем в Иерусалиме.

В Земле Израиля Рамбам начал изучать сокровенные разделы Торы [см. тему Каббала]: в одном из писем, отправленных из Иерусалима, он сообщает, что «отыскал старого мудреца, который озарил его светом каббалы» (Седер адорот). Знаменитый исследователь творчества Рамбама р. Шем-Тов Ибн Гаон также свидетельствует, что «р. Моше, благословенна память о нем, получил по цепи традиции сокровенные тайны Торы» (Мигдаль оз на Йесодей Тора 2).

Очень скоро выяснилось, что правление крестоносцев, огнем и мечом искоренявших всякое иноверие, делает существование евреев в Земле Израиля невыносимым.

Вскоре, не выдержав превратностей жизни, умирает отец семейства, раби Маймон.

Оплакав его, семья покинула Святую Землю и обосновалась в Фостате (Старом Каире).

Рамбам в Египте [↑]

На протяжении нескольких лет семья существует на деньги старшего брата, Давида, который занимался торговлей драгоценными камнями, так что сам Рамбам мог продолжать заниматься Торой и писать свои труды.

Еще в возрасте двадцати трех лет, во время скитаний семьи по городам Андалузии, Рамбам приступил к работе над первым своим значительным сочинением — Перуш аМишнайот (комментарий на Мишну). И вот, обретя спокойное пристанище в столице Египта, он завершил этот многолетний труд в 4927 /1167/ году (есть мнение, что в 1168).

В тот же период он составил комментарий на значительную часть Вавилонского Талмуда.

Перуш аМишнайот, в оригинале написанный по-арабски, сохранился в переводе на святой язык: в классических изданиях Вавилонского Талмуда он печатается в виде приложения к каждому тому; а вот комментарий Рамбама на сам Талмуд до нас не дошел.

В Фостате Маймонид становится одним из руководителей еврейской общины Египта, раввином Фостата и главой ешивы.

Обладая обширными знаниями еврейских дисциплин и глубокими сведениями в языкознании, философии, медицине, математике, он становится духовным лидером своего времени. Евреи, равно как и мусульмане, стекаются в Фостат из самых отдаленных уголков Средиземноморья, чтобы слушать его проповеди, публичные лекции по философии, медицине и естественным наукам.

В 1172 году К нему обращаются за советом раввины Йемена. Ответ, написанный Рамбамом — это знаменитое  "Йеменское послание" ("Игерет Тейман").

Придворный лекарь [↑]

В 1177 г. семью Рамбама настигает несчастье: во время одного из плаваний по Индийскому океану его брат Давид попадает в кораблекрушение и гибнет.

Вместе с ним на дно ушло все семейное состояние, вложенное в товары. Бремя содержания семьи ложится теперь на плечи раби Моше.

Он категорически отклоняет предложение заниматься Торой как средством содержания семьи, и предпочитает медицинскую практику.

Незаурядные способности Маймонида привлекают внимание визиря султана Саладина, властителя Египта. Султаном Саладин стал еще в 4931 /1171/ году, а в последствии, в 4947 /1187/ году, отвоевав у крестоносцев Иерусалим, Саладин распространил свою власть также на Землю Израиля и Сирию.

Рамбам был приглашен ко двору и впоследствии назначен личным врачом султана. Придворным врачом Маймонид работает в течение последующих двадцати лет. Так, после смерти Саладина в 4953 /1193/ г., Рамбам был назначен врачом наследника.

Его слава врача была настолько велика, что Ричард Львиное Сердце, посетив Святую Землю во время крестового похода, предлагает Рамбаму стать его личным врачом...

Рамбам получает также звание нагида — он становится главой еврейской общины всего Египта.

Общее благоговение перед Маймонидом растет с каждым днем. Соединение в одном лице великого врача, великого знатока и авторитета в области Еврейского Закона (Алахи) и великого философа является совершенно феноменальным. Его влияние и авторитет распространяются по всему еврейскому миру. Огромная корреспонденция Рамбама включает публичные обращения к различным общинам мира; ответы на вопросы по еврейскому праву, кашруту и гигиене; методические рекомендации изучающим Тору и Талмуд; многочисленные комментарии к каноническим текстам и многое другое.

Об интенсивной деятельности мыслителя, педагога, врача, общественного деятеля, общепризнанного духовного лидера еврейского мира мы можем судить по отрывочным сведениям, почерпнутым из его переписки.

В письме своему переводчику и одному из своих учеников, раби Шмуэлю бен-Иеуде ибн-Тибону [сыну раби Иеуды ибн Тибона] он пишет:

"Мой день заполнен следующим образом. Я живу в Фостате, а султан находится в Каире. Я обязан каждое утро его навещать и, если он или его дети или кто-либо из обитательниц его гарема чувствуют себя нездоровыми, я не имею права оставлять Каир. Если же все нормально, то я успеваю вернуться в Фостат к обеду. Меня одолевает голод, но я нахожу приемную, заполненную народом, евреями и неевреями, знатью и простолюдьем, друзьями и недругами — пестрая смесь людей ожидает моего возвращения.

... Я слезаю с осла, мою руки, [и с извинением прошу их подождать, пока я что-нибудь поем,] принимаю легкую закуску (единственный раз, когда я ем в течение 24 часов), иду к моим пациентам, обследую их неторопливо. Пациенты идут и идут до ночи, иногда еще позже. Я беседую с ними, даю им указания, но чувствую смертельную усталость, почти падаю, и, когда приходит ночь, я настолько истощен, что едва способен говорить….

[тем не менее, занимаюсь Торой с учениками, иногда до двух часов ночи].

... По этой причине ни один еврей не может побеседовать со мной в будний день. В субботу же после утренней молитвы приходит ко мне община. Я даю им указания на всю будущую неделю... До обеда мы учим вместе Тору и Талмуд, а затем они уходят. Некоторые из них вновь приходят и читают со мной вместе отрывки из книг, пока не наступает время вечерней молитвы. Так провожу я свою субботу."

Мишнэ Тора (Яд аХазака) [↑]

И, тем не менее, именно в период самой напряженной врачебной практики были созданы основные произведения Рамбама, обессмертившие его имя.

В результате напряженной работы, Рамбам завершает свой беспрецедентный труд — составление всеобъемлющего свода законов, работа над которым продолжалась более десяти лет. Книга получила название Мишнэ Тора (“Повторение Торы”). Второе ее название Яд аХазака (“Могучая длань”): числовое значение слова “яд" (рука, длань) —  четырнадцать, по числу тематических разделов, составляющих книгу.

Свод составлен на святом языке, в лаконичном стиле, близком к языку Мишны.

В кодексе Рамбама законы расположены не в том порядке, как они приведены в Пятикнижии или в Талмуде, — он систематизировал весь материал по тематическому признаку. Большинство приведенных законов он сформулировал в виде окончательного алахического решения — не указывая других, противоречащих, мнений и не ссылаясь на источники.

В предисловии к Мишнэ Тора Рамбам объясняет причины, побудившие его создать именно такой свод. Он пишет:

«Великие беды обрушились на наш народ в последнее время, и наши мудрецы утратили свою мудрость. Поэтому те алахические сочинения и респонсы вавилонских гаонов, которые им самим казались совершенно ясными, сегодня лишь немногие способны понять. И что уж говорить о Талмуде, Вавилонском и Иерусалимском, о мидрашах Сифра и Сифри, …изучение которых требует ясного ума и напряжения всех сил, – лишь после многих лет упорной учебы человек способен постичь, как ему исполнять законы Торы, что разрешено и что запрещено.

И поэтому я, Моше бар Маймон, рожденный в Испании, опираясь на помощь Б-га, изучил все эти книги и счел нужным ясно и кратко изложить все законы, приведенные в них, …чтобы сделать изучение законов доступным каждому и чтобы у человека не было нужды ни в каких других алахических сочинениях.

Иными словами, этот свод включает в себя всю Устную Тору — все законы и постановления, принятые со времен Моше Рабейну до составления Талмуда, с учетом всех комментариев, составленных по сей день. Поэтому-то я назвал свою книгу Мишнэ Тора, предполагая, что человек, изучивший Письменную Тору, сможет обратиться к моей книге и познать из нее всю Устную Тору, не прибегая при этом к иным источникам».

Еще при жизни автора свитки Мишнэ Тора разошлись по большей части диаспоры, но особенно горячо книга была принята в общинах Египта, Йемена и Испании.

Вместе с тем, подход Рамбама вызвал острую критику и противодействие со стороны мудрецов из Франции и Германии: они утверждали, что достоинства этой книги, ее определенность и лаконичность, оборачиваются недостатками. По словам великого законоучителя Роша, «Рамбам написал свою книгу так, будто был пророком — не приводя доказательств; в силу этого неискушенному читателю может показаться, что он понял написанное, но на самом деле его понимание неверно, потому что все законы приведены вне талмудического контекста».

С течением времени кодекс Рамбама стал одним из самых авторитетных в еврейском мире, — и все же он не подменил собой Устной Торы, но стал ее интегральной частью.

На свод законов Рамбама написано множество комментариев. Наиболее значительные из них: Асагот Раавада, Кесеф Мишнэ раби Йосефа Каро, Лехем Мишнэ (р. Авраама де Ботона), и Мишнэ ЛаМелех р. Йеуды Розанеса, — все эти комментарии обычно печатаются рядом с текстом кодекса.

Морэ Невухим, труды по философии и медицине [↑]

Не менее значительное влияние на современников Рамбама оказали его мировоззренческие труды, и особенно трактат Морэ Невухим (“Путеводитель растерянных”), давший синтез иудаизма с греческой научно-философской мыслью.

Трактат был написан, несмотря на тяжелую работу и нехватку времени весь период работы врачом: когда ученик Рамбама Иосеф бен Иеуда вынужден был прервать обучение и уехать, раби Моше нашёл время изложить ему оставшуюся часть курса в виде писем. Таким образом возникло самое длинное еврейское философское сочинение.

Эта книга обращена в первую очередь к интеллектуалам, проверяющим свою веру мерками разума.

В ней бесстрашно подвергаются анализу самые сложные теологические и философские категории: атрибуты Творца, свойства духовных миров и природа ангелов, сущность пророческого постижения и его ограниченность, пути Б-жественного Провидения, тотальная предопределенность и свобода человеческой воли.

В каждом вопросе Рамбам стремился продвинуться путем разума настолько далеко, насколько это было возможным, — и лишь там, где разум оказывался беспомощным, Рамбам обращался к вере и откровению.

Еще при жизни автора «Путеводитель растерянных» был дважды переведен на святой язык — особенную популярность приобрел перевод р. Шмуэля Ибн Тибона.

Книга вызвала ожесточенные споры по всему еврейскому миру: многим выдающимся знатокам Торы казалось, что своим беспощадным и бескомпромиссным рационализмом Рамбам противоречит прямой и бесхитростной вере, исходящей из глубины сердца.

Дело не ограничилось полемикой — через три десятилетия после смерти Рамбама, в 4998 /1238/ году, по решению ряда авторитетных раввинов его книги были подвергнуты публичному сожжению. Правда, вскоре организаторы этой «казни» раскаялись в содеянном, и авторитет Рамбама был восстановлен.

Философские труды Маймонида, переведенные на латынь, оказали в дальнейшем существенное влияние также и на развитие рационалистической (аристотелевской) школы в христианской теологии. (В частности, его многократно цитирует Фома Аквинский, главный авторитет средневековой христианской теологии.)

Помимо философских и законодательных сочинений, Рамбам составил целый ряд трактатов по медицине – написанные по-арабски, они были переведены на латынь и стали достоянием мировой медицинской науки.

От Моше до Моше не было подобного Моше [↑]

20 Тевета 4965 /1204/ года, в возрасте 70 лет, Рамбам умирает.

В день кончины Маймонида в Фостате был объявлен трехдневный траур как евреями, так и мусульманами.

Через восемь дней эта весть достигла Иерусалима, и в святом городе был объявлен траур и пост.

Позднее гроб с телом Рамбама был доставлен в Землю Израиля. Рамбам похоронен в г. Тверии рядом с могилами великих мудрецов эпохи Мишны —  раби Йоханана бен Закая и его учеников.

Потрясенные уходом общепризнанного главы поколения, современники говорили: «От Моше (Рабейну) до Моше (Рамбама) не было подобного Моше».

Много веков спустя Виленский Гаон указал своим ученикам, что, согласно традиции, имя Рамбама было изначально закодировано в самом тексте Торы: первые буквы стиха (Шмот 11:9) «Умножились Мои чудеса в земле Египта» (Работ Мофтай Бэрец Мицраим) составляют имя Рамбам (Сарей амеа 1:7).

Во главе общины Египта Рамбама заменил его сын и ученик р. Авраам бар Моше.

Выводить материалы