Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Выдающийся законовед и автор критических заметок к "Мишне Тора"

Раби Авраам бар Давид из Поскьеры (Раавад Бааль Аасагот; 4880-4959 /1120-1198/ гг.) – выдающийся законовед, глава мудрецов Прованса.

Родился в Нарбонне. Изучал Тору в г. Люнеле у р. Мешулама бар Яакова  и в Нарбонне у р. Моше Меруана Алеви. Был также учеником, а затем и зятем р. Авраама бар Ицхака, автора книги Аэшколь.

Когда период ученичества завершился, Раавад основал собственную ешиву в небольшом местечке Поскьера возле г. Нима.

По свидетельству современника, «в эту ешиву приезжали изучать Тору из самых дальних земель, – Раавад был очень богат и содержал неимущих учеников за свой счет, обеспечивая все их потребности» (Биньямин из Туделы, Сефер Амасаот).

Еще в годы молодости Раавад написал хидушим (аналитические заметки) к нескольким трактатам Талмуда. Выражая восхищение его эрудицией, современники говорили: «Он охватывает весь Талмуд одним взглядом». Сохранились и изданы его хидушим к трем трактатам: Эйдуйот, Киним и Бава кама. Им составлены также комментарии к алахическим мидрашам, из которых сохранился только комментарий на книгу Сифра.

В 4910 /1150/ году вышла в свет книга его младшего современника, р. Зрахии Алеви (см.), названная Амаор (Светило). В этой книге были подвергнуты острой критике многие положения кодекса Рифа (см.), великого законоучителя прошлого поколения. Раавад включился в полемику, обнародовав свои Аасагот (Заметки): в них он отстаивал взгляды Рифа, беспощадно отметая аргументы автора Амаора. «Это светило не светит», – иронично утверждал он.

В годы зрелости Раавад написал книгу Баалей анефеш, посвященную законам чистоты супружеской жизни. В заключительной главе, названной Шаар акдуша (Врата святости), рассматривались вопросы семейной этики и святости супружеских отношений.

Впоследствии эта глава была напечатана отдельно. Она многократно переиздавалась и вошла в сокровищницу еврейской этики.

С течением времени Раавад стал общепризнанным главой мудрецов Прованса и одним из наиболее авторитетных законоучителей своего поколения: из многих общин диаспоры к нему обращались за решением сложных алахических проблем.

Сохранившиеся респонсы (ответы) Раавада были собраны и изданы отдельной книгой в 5724 /1964/ году.

Когда Раавад уже перешагнул порог своего семидесятилетия, в Провансе стали появляться первые копии грандиозного алахического свода Мишнэ Тора, составленного нагидом (главой) еврейской общины Египта р. Моше бар Маймоном (Рамбамом; см.). Эта книга, излагающая все законы Талмуда ясным и простым языком, сразу же приобрела широкую популярность.

Раавад не без основания опасался, что подобная общедоступная книга сможет быстро вытеснить из употребления не только прочие кодексы, но и сам Талмуд, – а поскольку Рамбам оставил талмудический контекст за пределами своей книги, возникла опасность ошибочной интерпретации закона. Раавад решился, тщательно изучив свод Рамбама, проверить все его алахические выводы и указать, в каких случаях они, с его точки зрения, ошибочны или спорны.

В самом начале своих заметок он сетует на то, что Рамбам «сошел с пути, по которому шли все предшествующие законоучители, – ведь они приводили доказательства своих слов и ссылались на источники выносимых ими законодательных решений». Поэтому, по мнению Раавада, нельзя руководствоваться лишь одним сводом Рамбама, – это неминуемо приведет неискушенного в Талмуде человека к нарушению законов Торы.

В целом ряде случаев Раавад вынужден констатировать: «Я здесь нахожу великую путаницу». Но его отзывы не всегда негативны – в некоторых случаях он не удерживается от восторженного восклицания: «Замечательная идея!» или «Очень хорошо сказано!».

Известно, что сам Рамбам воспринял критические заметки Раавада с большим уважением.

Эти два гиганта Торы навечно запечатлены в бескомпромиссной интеллектуальной схватке: в классических изданиях Мишнэ Тора краткие заметки Раавада всегда печатаются рядом с текстом Рамбама, составляя вместе с ним единое целое. А сам Раавад вошел в историю еврейской мысли под именем Бааль Аасагот (Автор «Заметок») – здесь имеются в виду именно эти его краткие заметки на свод Рамбама.

Раавад Бааль Аасагот умер в Поскьере, в 4959 /1198/ году.

Его сын р. Ицхак бар Авраам, прозванный «ави кабала» (отец кабалы), был выдающимся знатоком тайной мудрости – от его учеников перенял тайны кабалы великий Рамбан.

Публикуется с разрешения издательства "Швут Ами"


Роковые события в конце XIX — XX вв. привели к разрушению традиционного уклада еврейской жизни, массовому отходу от Торы и, как следствие, к стремительной ассимиляции сотен тысяч евреев. Но в наше время и в израильском обществе, и в странах диаспоры начало нарастать движение тшувы, которое быстро приобрело массовый характер. С распадом СССР тшува захватила и русскоязычных евреев. Читать дальше

Наивность хороших людей

Журнал «Мир Торы»

Еврейская традиция включает в себя не только знание различных еврейских книг, правильное понимание и выполнение законов, в них записанных, но и принадлежность к еврейской общине

Два хасида и гуру

Переводчик Виктория Ходосевич

В душе каждого еврея живет пинтэле йид, особая искра, которая никогда не гаснет. Как бы далеко ни отошел еврей, сбившийся с пути, как бы громко ни отвергал свое еврейство, как бы ни отворачивался со стыдом от своей еврейской души — пинтэле йид всегда жива и готова вновь стать огнем. Но у каждого еврея есть и «помощники», которые изо всех сил стараются этому помешать. Иногда это страх, иногда — эгоизм, иногда — самодовольство.

Тьма перед рассветом 7. Раби Акива

Рав Эзриэль Таубер,
из цикла «Тьма перед рассветом»

Катастрофа и возвышение через страдание

Вечность Торы

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Отрывок из книги «Пламя не спалит тебя»

Религиозная светскость

Журнал «Мир Торы»

Ни Земля Израиля, ни язык, ни общие беды — ничто на свете не способно объединить евреев всего мира в единый народ, кроме Торы. Все остальное в еврейской истории проистекает из того, что сообщает еврею Тора, и без Торы сразу теряет очевидность. Еврей, который не живет по Торе, является евреем лишь потенциально.

Директор цирка

Даниэль Шевелевич

Борух-Айзик Соловьев выбрал для себя нетипичную специальность. Он хотел стать не инженером, не врачом, не адвокатом... а циркачом. Полная событиями биография еврея, ставшего директором Московского цирка.

Новогодний оливье и немного нежно

Браха Губерман

Пока я восстанавливала придушенные новостью основные инстинкты, мой редактор неспешно рассказывал о том, что 1 января назвал новогодним днем римский император Юлий Цезарь. Это по его высочайшему повелению январю дали имя двуликого римского бога Януса.

Пламя не спалит тебя. Эрец-Исраэль в ожидании своего народа - заключение

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Пламя не спалит тебя...»

Отрывок из книги рава Ицхака Зильбера