Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Кого уважают люди? Того, кто уважает других»Пиркей Авот 4, 1
Великий в знаниях и в своих душевных качествах, человек исключительных способностей, настоящий праведник, Виленский Гаон каждый поступок взвешивал на весах мудрости.

В первый день праздника Песах 5480 (1720) года у раби Шломо родился сын, которому суждено было стать звездой Израиля. Его назвали Элияу, но в историю еврейского народа он вошел под именем Виленского Гаона (гения) или под аббревиатурой Агра. Великий в знаниях и в своих душевных качествах, человек исключительных способностей, настоящий праведник, строго выполнявший свои обязанности перед Творцом и перед людьми, Виленский Гаон каждый поступок взвешивал на весах мудрости.

В шесть с половиной лет он уже давал уроки по Талмуду; в девять лет — стал непревзойденным знатоком Писания, Талмуда и его комментаторов; в десять — уже изучал Талмуд без помощи учителя и приступил к самостоятельному изучению книги Зоар.

Он упорно с потрясающей глубиной понимания изучал всю талмудическую литературу: Талмуд Вавилонский и Иерусалимский, Тосефту, Мишну, Мидраш, комментарии первых и последних мудрецов, — и никогда ничего не забывал, так что все накопленные им знания были всегда у него наготове для решения разнообразных алахических проблем.

По принятому в то время обычаю он оставил родной город Вильну и отправился в дальние края, чтобы познать, как живется еврею-скитальцу. Молодой рав, всеми уважаемый в своем городе, бежал от растущей славы и побывал во многих еврейских общинах Литвы, Польши и Германии. Но несмотря на все его усилия остаться незамеченным, крупные ученые немедленно узнавали чудесного гостя. «Слава бежит за тем, кто бежит от нее…», — так сказали мудрецы. Имя молодого рава быстро стало известным по всей Польше и Германии.

Один из больших учителей Германии так сказал про него: «Единственный праведник, святой и чистый, светоч Израиля».

Лучшие общины предлагали р. Элияу раввинские должности, но он отказался занять их, чтобы не отвлекаться от учебы. Завернутый в талит, а в будние дни облаченный в тфилин, он сидел в доме учения, отвлекаясь от занятий только для того, чтобы помолиться и поесть на скорую руку. Большая часть ночи тоже посвящалась учебе, и только несколько часов уходило на сон. Он писал свои труды и обучал учеников. К нему приходили учиться даже самые большие знатоки Торы.

Виленский Гаон написал разъяснения и примечания к Танаху, Мидрашам, к четырем частям Шульхан аруха. Тот, кто углубляется в содержание его трудов, видит, какой совершенный инструмент исследования давало Гаону великолепное знание всех источников. Кратким примечанием, ссылкой на будто бы не связанное с темой место он решал проблемы, которые казались непреодолимыми.

Год за годом Гаон сидел в доме учения один или с учениками. Хотя он никогда не отвлекался от изучения Торы, он не переставал удивлять окружающих обширными познаниями в самых различных областях. Р. Авраам Данциг из Вильны (автор Хаей Адам и Хохмат Адам) сказал: «Если бы он жил во времена Мишны, то был бы величайшим ее автором».

Главы виленской общины установили для раби пенсию, чтобы освободить его от забот о пропитании. И все же он познал годы бедности, когда посланный к нему с деньгами человек присвоил их себе. Раби не захотел позорить его, и об этом стало известно только когда сам посланник перед смертью признался в своем проступке.

Виленский Гаон хотел переселиться в Святую Землю. Он оставил Литву и добрался до Кенигсберга, но по причинам, нам не известным, неожиданно вернулся домой. Три его лучших ученика, р. Исраэль, р. Менахем Мендл из Шклова и р. Саадья из Вильны, поднялись в Страну Израиля и установили здесь обычаи, соответствующие мнению р. Элияу (они, кстати, приняты в ашкеназской общине Израиля по наше время).

В предыдущей главе мы писали, что Виленский Гаон возглавил борьбу с хасидизмом. Несмотря на херем, который он наложил на хасидов, крупнейшие лидеры хасидизма признавали гениальность и святость Гаона и уважали его как при жизни, так и после смерти. Все знали, что Гаон руководствуется только Торой, и, что бы он ни делал, истина всегда с ним. 19 тишрей 5558 (1797) г. р. Элияу скончался. Праздник Суккот превратился в траур. Однако так же, как «Наш праотец Яаков не умер», не умер и Виленский Гаон. Его ученик р. Хаим основал ешиву в Воложине, где использовали методы изучения Торы, развитые р. Элияу. Воложинская ешива стала матерью всех литовских ешив. Из нее на весь мир распространялась Тора, пока за наши грехи ешива не была разрушена около ста лет тому назад. Но, слава Б-гу, ее воспитанники продолжили изучение Торы в Земле Израиля.

Публикуется с разрешения издательства Швут Ами


Недельные главы Торы, которые начинают читать в эти дни, полностью связаны с постройкой Мишкана — переносного Храма, о котором написана эта статья. Мишкан служил местом сильнейшего раскрытия Божественного Присутствия, которое не оставляло сынов Израиля во время их сорокалетних странствий по пустыне. Читать дальше