Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Правда и справедливость строят на граните, ложь — на песке»Рамбам
Среди людей, которые перешли в иудаизм, было немало ярких личностей. Для многих такой шаг означал подписание себе смертного приговора. Граф Валентин Потоцкий, молодой человек, который разочаровался в католичестве, являет собой пример праведного прозелита.

Гер-Цедек — «праведный прозелит», р. Авраам бен Авраам — знатный польский магнат 18 века, сожжённый по приговору виленского церковного суда за переход в еврейство. Евреи Вильнюса до последних времён произносили за него ежегодно особую поминальную молитву в главной синагоге города во второй день праздника Шавуот, годовщину его мученической смерти. Место, где похоронена часть его пепла, евреи посещали 9 Ава, в месяц Элул и в 10 дней покаяния. На этой могиле по известным причинам не было поставлено никакого памятника, она была отмечена лишь старым низкорослым изогнутым деревом. По преданию перед гонениями на евреев дерево увядало, а затем вновь распускалось. Перед Второй мировой войной дерево высохло совсем, и его срубили. Прах графа Потоцкого после разрушения старого кладбища был перезахоронен в склепе Виленского Гаона, могила которого находилась там рядом с захоронением р. Потоцкого.

Единственный источник, содержащий сведения о Гер-Цедеке, — анонимная еврейская рукопись Маасэ Гер-Цедек, принадлежащая перу современника р. Авраама бен Авраама. Неясно, что означает дата, упомянутая в рукописи, (тав-аин-тэт или тав-куф-тэт, т. е. 1719 или 1749, Крашевский приводит первую дату, Фин и рукопись Д. Маггида — вторую) — год рождения Гер-Цедека, или год его казни.

У одного из польских графов (дукас) Потоцких был очень способный и любознательный сын. Его отправили в Париж усовершенствоваться в науках. Туда же виленскими польскими меценатами с той же целью был послан молодой человек Заремба, из небогатых жмудских панов. Однажды, увидев старика-еврея, сидящего над книгой, оба друга заинтересовались содержанием книги и, узнав, что речь в ней идёт о еврейской вере, захотели с ней ознакомиться. Старик согласился давать им тайные уроки.

Уроки эти произвели впечатление на друзей. Они решили проверить истинность католической веры и, если она окажется ложной, принять еврейство, в чём они торжественно поклялись друг другу. Потоцкий поступил в духовную академию в Риме, где пользовался личным расположением папы и слушал его наставления. Разочаровавшись в истинности католического христианства, он тайно уехал в Амстердам, где принял иудаизм.

Заремба тем временем, кончив курс наук в Париже, женился на дочери гетмана Тышкевича. Он совершенно забыл своего товарища Потоцкого и данную ему клятву. Вспомнил он об этом лишь тогда, когда в Литве распространился слух о внезапном исчезновении Потоцкого из Рима. С большим трудом, с помощью всяческих хитростей удалось, наконец, и Зарембе с семьёй добраться до Амстердама. Там он принял еврейство и отправился в Эрец-Исраэль.

Потоцкий же из Амстердама переехал сперва в Германию, оттуда в Россию, а из России в Литву, где поселился среди евреев местечка Ильи (Виленской губернии). Однажды он прикрикнул в синагоге на расшалившегося мальчика, а когда тот ответил ему дерзостью, заметил, что мальчик, по-видимому, не вырастет в вере отцов и изменит ей. Отец мальчика, портной, с досады донёс местным панам, что в местечке находится поляк, перешедший в еврейство.

Р. Авраам бен Авраам тотчас был арестован, закован в кандалы и отправлен в Вильну на суд.

Узнав в нём пропавшего без вести Потоцкого, местная аристократия, духовенство и суд умоляли его вернуться в христианство, но ничто не поколебало его. Он спокойно встретил смертный приговор. Во второй день праздника Шавуот, недалеко от Замковой горы его сожгли на костре. Он принял смерть с молитвой Мекадэш эт Шмо бэ-рабим (Благословен Ты, Г-сподь, освящающий имя Своё при скоплении людей).

Местный еврей, безбородый р. Лейзер Сицкес (У Крашевского — Зискес), под видом христианина достал за деньги немного пепла и один уцелевший палец казнённого, и эти останки были потом похоронены на еврейском кладбище. После казни Гер-Цедека некая женщина, смеявшаяся при виде страданий мученика, онемела, а жители Сафьяник, доставившие дрова для костра, скоро погорели.

Рассказ о Гер-Цедеке сохранялся в рукописных копиях у частных лиц и в библиотеках. Довольно старый список рассказа с характерной заглавной надписью хранился у Д. Маггида в Санкт-Петербурге.

Историк Вильны С. И. Фин упоминает о Гер-Цедеке вскользь, Крашевский даёт дословный перевод с рукописи Маасэ Гер-Цедек с некоторыми вариантами и пропусками. Отсюда был сделан русский перевод, помещённый в третьем томе «Еврейской библиотеки» (1873). Еврейский оригинал был издан в 1862 году в Йоханнесберге.


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.