Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Человек не достигает к часу смерти и половины того, что он вожделел»Коэлет Раба 1, 13

Змей был наказан за то, что подвел первого человека. Выходит, у змея была свобода выбора?

Темы: Награда и наказание, Свобода выбора, Рай, Змей, Рав Меир Мучник, Ангелы, Животные, Адам и Хава

Отложить Отложено

Здравствуйте, уважаемые раввины! У меня такой вопрос: в главе Берейшит Торы сказано, что змей Нахаш был наказан за то, что подвёл первого человека к ошибке. Так, получается, у него была свобода выбора, раз его наказали? Ведь, если он в точности исполнял волю Творца, был «роботом», то за что его было наказывать? Но как может быть, что у него была свобода выбора, если известно, что свобода выбора есть только у человека? Так кем же был и кто есть этот Нахаш? С уважением, А.

Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте, А.!

Спасибо за очень интересный и непростой вопрос.

Итак, кем был этот змей, обладал ли он на самом деле разумом и даром речи, и была ли у него свобода выбора?

По поводу разума и дара речи у змея среди комментаторов существует целый ряд мнений.

Ибн-Эзра, Рабейну Бехайе и Мальбим считают, что змей действительно обладал разумом и умел говорить. Ничего удивительного в этом они не видят: Б-г может наделить разумом и даром речи как человека, так и змея, а может и лишить.

Рав Саадья Гаон и Нецив считают, что сам змей даром речи никогда не обладал. А с Хавой говорил ангел «из горла» змея. Нецив поясняет это известным принципом: у всех созданий в этом мире есть духовные корни — «ангелы», «созвездия». Как говорят мудрецы (Берешит Рабба 10): «Над каждой травинкой стоит ангел, который ударяет по ней и говорит: расти!» Вот и у змея был духовный корень — он и «позавидовал» более возвышенной душе Адама, и заговорил «из горла» змея.

Наконец, рав Шимшон-Рефаэль Гирш считает, что на самом деле с Хавой вообще никто не говорил: ни змей (который не обладал даром речи), ни ангел. Просто она увидела, как змей, который тогда был высокоразвитым животным с конечностями, лазил по Древу Знания, как обезьяна, и ел его плоды. И это навело ее на мысль: плоды явно вкусные и, похоже, не такие уж опасные — вон, змей ест и не умирает! И весь «диалог» между Хавой и змеем на самом деле состоялся в голове самой Хавы — она говорила сама с собой, борясь с соблазном. А стихи Торы о том, что змей «говорил» с Хавой, означают лишь то, что «говорили» его действия: он ел плоды и не умирал, и это «сигнализировало» Хаве, что, может быть, и ей не повредит.

В любом случае, комментаторы соглашаются, что змей был «самым хитрым» из всех животных: это не обязательно означает, что у него был разум, подобный человеческому. Ведь животные тоже отличаются друг от друга «интеллектом». Так, известно, что лиса хитрая. Или что у многих хищников достаточно развит интеллект для стайной охоты, где у каждого члена стаи своя роль и т.п. Но все это на уровне инстинктивной смекалки, а не логического мышления, подобного человеческому.

С другой стороны, даже комментаторы, которые считают, что змей обладал разумом и даром речи, соглашаются, что свободой выбора обладал только человек. Ибо это — не одно и то же. Свобода выбора — это способность отвергать то, что хочется, ради того, что надо. Для этого необходимо не только понимать, как надо, но и обладать силой воли и уметь заставить себя поступить так, как диктует разум. Иначе можно все понимать, но, тем не менее, быть не в состоянии себя преодолеть. Поэтому заповеди Б-г дал только человеку, который может ради подчинения Ему пожертвовать своими желаниями. Животных же свободой выбора Б-г не наделил, а сделал так, чтобы их инстинкты совпадали с Его Волей: им хочется именно то, что им полезно, и нет необходимости выбирать. Вот и змей, даже если он обладал разумом и даром речи, не мог поступать вопреки своим инстинктам. Он был прекрасно «выдрессированным» животным: все понимал и даже мог выразить, но, тем не менее, его невозможно было заставить делать то, что шло вразрез с его природой.

Таким образом, даже если он обладал разумом, при разговоре с Хавой он естественным образом позавидовал Адаму и, не будучи способным совладать со своим инстинктом, пошел на хитрость, как лиса, чтобы подстрекнуть к нарушению. Или позавидовал его ангел, говоривший у него «из горла». (Впрочем, ангелы тоже не обладают свободой выбора, так что здесь речь идет скорее о реакции «природы», физической и духовной, на появление человека. Действительно, в мидраше зависть и искушение змея упоминаются в контексте общих возражений ангелов Б-гу по поводу сотворения человека. Другими словами, сотворение человека вызвало сопротивление природы и попытки «саботажа». Разумеется, это произошло по Воле Б-га — человеку предоставлялась возможность преодолеть сопротивление и завоевать награду. Это сопротивление уподоблено «встречному ветру», поднявшемуся по Воле Б-га).

Но в таком случае справедлив Ваш вопрос: если у змея не было свободы выбора, почему же он был наказан? Этот вопрос задают и комментаторы. И отвечают: змей не был наказан, он был проклят. Это разные вещи.

Известен вопрос, который задает Рамбам: по словам мудрецов, награду за выполнение заповедей невозможно получить на этом свете, ибо он слишком ограничен, его благ и удовольствий не хватит для полноценной награды. Почему же в Торе несколько раз сказано, что, исполняя заповеди, мы будем благословлены миром и материальным процветанием, а в случае нарушения будем прокляты, на нас обрушатся войны и прочие несчастья? И отвечает: истинная награда действительно ждет нас только в будущем мире. А материальные блага — всего лишь средство, которое позволяет служить Б-гу, не отвлекаясь на беды и заботы. Если мы продемонстрируем, что пользуемся уже имеющимися у нас благами для служения Б-гу, то «докажем», что нам можно доверить эти блага. Если же, не дай Б-г, будем нарушать заповеди, то есть злоупотреблять данными нам благами, то «докажем», что нам их доверять нельзя, что они нам только во вред. И мы можем лишиться этих благ.

Таким образом, проклятье — это не столько наказание, сколько лишение тех благ, которые были использованы во вред, и предотвращение дальнейшего злоупотребления ими. Это можно сравнить со следующей ситуацией: человек был назначен на какую-то должность и наделен полномочиями. Если дела при нем пошли хуже, его смещают с должности и лишают этих полномочий, даже если ухудшение ситуации — не его вина, а его беда.

Так и здесь: дело не в том, что змей был виновен, а просто в факте: уровень змея в «природной иерархии» был изначально очень высок, змей был приближен к человеку, и все это способствовало нарушению. Значит, высокое положение змея не принесло пользы и его место в природе следует изменить соответствующим образом. Ему следует быть не животным самого высокого уровня, а самым низменным: пресмыкающимся, ползающим по земле. Не наиболее приближенным к человеку, а самым отдаленным и враждебным.

Из-за него и человек был проклят. Как пишет, рав Гирш, благословение — это значит «увеличение» жизни во всех отношениях — и по количеству, и по качеству — полнее, богаче ощущениями, радостнее. Соответственно, проклятие — это уменьшение продолжительности жизни и ухудшение ее качества. Человек лишился бессмертия, ему пришлось зарабатывать на хлеб, женщине стало труднее производить жизнь — переносить беременность и роды, воспитывать детей. Так и жизнь змея должна «деградировать»: длиннее беременность (см. Раши), пища лишена вкуса.

Сам-то змей, будучи животным, скорее всего, не почувствовал, что в его жизни что-то «ухудшилось», ведь животные любого уровня не осознают, что они на «высоком» или «низком» уровне, или что в их жизни чего-то не хватает: Б-г координировал их потребности с их природой, и им «всегда хорошо». И даже если у змея изначально был разум, то, подобно человеку, который лишается разума, сам он не осознавал своей «беды». Но, как объясняет рав Гирш, то, что произошло со змеем, — наглядный урок человеку: вот что бывает, когда данное Б-гом благо используется во зло. Вот что бывает, когда кто-то провоцирует нарушение: он лишается своих привилегий и способностей и подвергается проклятью, «как змей». Таким образом, то, что произошло со змеем, «адресовано» не ему самому, а человеку. Да и само проклятье змею на практике стало частью проклятья человеку: «злоупотребив» полезным слугой, человек его лишился и получил вместо него врага.

Более того, рав Гирш и Мальбим указывают, что Б-г сказал змею: «Проклят ты больше, чем все [домашние и дикие] животные». Отсюда следует, что и другие животные были прокляты. Они-то тут причем? А при том, что в результате греха Адама опустился не только он сам, но и все мироздание вместе с ним. Жизнь в целом деградировала — уменьшилась продолжительность, ухудшилось качество. Б-г сказал Адаму: «Проклята земля из-за тебя… и шип, и репей произрастит тебе» (Берешит 3, 18). То, что земля проклята, означает, что проклята она сама и всё, что ею питается. В частности, известно, что до Потопа человеку нельзя было есть мясо животных, ибо природа и условия жизни были достаточно благоприятными, чтобы ему хватало растительной пищи. Но на предыдущем этапе, до греха Адама, условия были еще более благоприятны и животным тоже необязательно было есть мясо, поэтому среди них не было хищников. В результате же греха Адама уже на том этапе ряду животных стало необходимо мясо, и, как следствие, они стали хищниками — «испортился их характер».

Разумеется, ни хищные животные, ни, тем более, земля, не чувствуют, что в их существовании что-то «ухудшилось» и что они стали жертвой какого-то проклятья. Но все это — урок человеку о его ответственности: смотри, как много от тебя зависит. В результате твоего греха «пострадала» вся природа. А особенно — змей, потому что ты его изначально неправильно использовал — дал ему стать «подстрекателем». И ты сам в результате лишился слуги его и обрел в его лице врага. Вот как важно избегать подобного сценария и использовать все данные нам Б-гом блага ответственно, для служения Ему, а не как повод или средство для совершения греха.

С уважением, Меир Мучник

Материалы по теме


Даже тот факт, что обрезание крайней плоти полезно с медицинской точки зрения, не делает этот акт более понятным, ведь наши отцы делали обрезание не из-за этого. Читать дальше