Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Лучше не думать о других людях ни хорошо, ни плохо — чем думать о них плохо»Еврейская мудрость
Тема

Животные

Животные в Торе и взгляд иудаизма на животный мир
В данном обзоре мы познакомим вас со взглядом иудаизма на животный мир. Вс-вышний сотворил животных в пятый и шестой дни, а после привел к Адаму, чтобы тот дал им имена, отражающие их духовную сущность. Эта духовная суть является основой для упоминания животных в качестве символов, призванных научить нас чему-то. Невозможно говорить о равенстве человека и животного. Человек — несомненно, самое совершенное творение, а животные были созданы, чтобы служить человеку: как жертвоприношение, как пища, как транспорт — и так далее. Тем не менее, Тора запрещает причинять страдания живым существам.

Оглавление

Сотворение животных [↑]

Пятый и начало шестого дня сотворения мира посвящены появлению животных (Берешит 1:20-25). Первыми появились «большие существа морские» (на иврите: танниним). Раз возникнув, эти «большие существа морские» не упоминаются больше в Танахе нигде. Раши указывает, что они были уничтожены вскоре после своего возникновения, а «всякие животные ползающие» существуют до наших дней.

Интересно, что создание животных происходило не в один, а в два отдельных дня творения. Морские и крылатые животные появляются на пятый день. Радак подчеркивает, что слова «всякая птица пернатая» относятся ко всем крылатым существам, включая насекомых (почти все насекомые обладают крыльями), а не только к птицам. Насекомые не только первыми начали летать, они были среди первых и самых ранних живых существ, которые обжили сушу.

Все живущие на суше были созданы на шестой день, и позднейшие научные изыскания подтверждают такую двуэтапность. В пятый день творения — на первой стадии — упоминаются те животные, которые появились до конца так называемой Палеозойской эры (морские животные и насекомые). Б-г, говорит Книга Берешит (1:22), благословил животных, появившихся в пятый день творения, повелевая им «плодиться и размножаться», дабы морские животные «наполняли воды в морях», а летающие существа «размножались на земле». И действительно, все научные описания данных раскопок неизменно отмечают невероятное богатство первобытной морской фауны («Кембрийский взрыв животныx форм») и насекомых («взрыв популяции невиданных масштабов»).

В шестом дне творения — на второй стадии — упоминаются те животные, которые появились после Палеозойской эры (млекопитающие и другие обитатели суши). Этим животным не было дано от Творца особое повеление «умножаться». Соответственно, среди этих животных не было никаких взрывов популяции. В пятый день был создан почти миллион различных видов насекомых, а на шестой — всего четыре тысячи видов млекопитающих.

Иерархия сотворения [↑]

Еврейская традиция разъясняет, что животные были созданы, чтобы служить человеку, ибо сказано: «… владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле» (Берешит 1:26). В повествовании о сотворении мира описана иерархия творения, на вершине которой — человек.

Эта иерархия, — писал Рамбам, анализируя этот пасук, — имеет четыре уровня, и творения каждого из уровней получают средства к существованию от творений, которые находятся на уровень ниже их.

Первый уровень: домем — неживая материя (земля, минералы и т. д.), низший уровень существования, который поддерживает сам себя. Второй уровень: цомеах — растения, питающиеся от земли. Третий уровень: хай — животные, в большинстве своем питающиеся растительной пищей. Четвертый уровень: медабер — люди (в буквальном переводе — «говорящие существа»), — извлекающие средства существования из двух более низких уровней — растений и животных.

Еврейская традиция подчеркивает, что животное может достичь самого высокого уровня, если его съел человек, служа Вс-вышнему. Но если жизнь человека не слишком отличается от жизни животного, он, съев мясо животного, не оказывает съеденному существу этой «услуги». Бездуховный человек никого не в состоянии поднять на более высокий духовный уровень.

«И нарёк человек имена…» [↑]

Вс-вышний хотел, чтобы Адам полюбил свою жену, как самого себя, но для этого Адам должен был почувствовать, насколько ему недостаёт жены. Как это связано с повелением Вс-вышнего дать имена всем животным? Для того чтобы дать настоящие имена, определяющие духовную сущность этих животных, необходимо «вглядеться», глубоко проникнуть в их сущность и понять их духовный корень. Поэтому Адаму предстояло познать духовный корень каждого животного. Для этого Вс-вышний привёл к нему всех зверей и птиц: чтобы тот мог «вглядеться» в них, как сказано (Берешит 2:19): «И образовал Господь Б-г из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привёл к человеку, чтобы видеть, как он назовёт их».

Адам действительно постиг духовный корень каждого животного и нарёк ему имя в соответствии с этим корнем. Об этом сказано во второй части стиха: «И как назовёт человек всякое живое существо (нэфеш хая — “живая душа”), так и имя его» (Берешит 2:19). Комментирует Виленский Гаон: «В соответствии с духовным корнем (нэфеш хая) дал он им имена».

После того, как человек «вгляделся» в каждое домашнее и дикое животное, в каждую птицу и т.д., он понял, что нет среди них никого, кто мог бы стать ему парой и почувствовал, как сильно ему не хватает пары.

Животные как символы [↑]

У каждого животного — свой духовный корень и свои, присущие ему в особенной степени, качества. Поэтому упоминания животных в Торе часто связаны с их символикой.

В трактате Пиркей Авот (5:20) читаем, например: «Йегуда бен Тейма говорил: “Будь дерзок как тигр, и стремителен как орел, быстр как олень, и могуч как лев, исполняя волю Отца твоего небесного”» Каждое из животных соотносится с тем или иным качеством человека, необходимым для служения Творцу.

Фараона сравнивали с большим крокодилом, лежащим посреди рек (Йехезкель 29:3). Огромная пасть, зубы, напоминающие пилу, хвост, который нетерпеливо бьет по песку — таков фараон, который ждал появления Моше и его брата, чтобы уничтожить их: жестокий диктатор, который принимал ванны из крови еврейских младенцев, самодур, который считал себя божеством.

Слово «осёл» (хамор) отражает духовную суть этого животного — материализм (хомриют), и оседлать осла — значит, победить материализм и обрести веру. Осел — упрямое животное, символизирующее животные инстинкты человека. Если инстинкты управляют разумом, то человек находится в рабстве, если же разум управляет инстинктами, то человек удостаивается раскрепощения, и в его жизнь приходит Машиах, ведь, согласно еврейской традиции, «Машиах въедет в Иерусалим на осле».

Йосеф, уподобленный быку, представляет силу строгости и дисциплины. На знамени колена Нафтали была изображена быстроногая лань (Бемидбар раба 2:7).

А про Биньямина сказано: «Биньямин — хищный волк, пожирает добычу утром, раздирает свою жертву вечером» (Берешит 49:27). Мудрецы поясняют, что под словом «волк» образно подразумевался жертвенник иерусалимского Храма, который будет возведен в наделе колена Биньямина. На этом жертвеннике станут совершать служение в начале светового дня и перед сумерками — и он, подобно «хищному волку», будет «пожирать добычу утром» и «раздирать свою жертву вечером» (Таргум Ункелус и Таргум Йонатан, Берешит 49:27).

Человек и животное: равенство или подчинение? [↑]

Рав Йосеф Альбо в «Книге основ» (Глава 3. Достоинство и предназначение человека) пишет о разнице между человеком и животным. На первый взгляд может показаться, что человек менее совершенен, так как более уязвим. Действительно, животные не нуждаются в тени, защищающей их от зноя, и в крыше, защищающей их от дождя, не должны готовить себе пищу, так как находят ее сразу в том виде, в каком употребляют, и оружие для защиты (когти, клыки и мышцы) у них тоже всегда при себе.

Рав Йосеф Альбо указывает, что любые животные обладают — каждое в своей области — большим совершенством, нежели человек. Но дело в том, что каждое животное преследует лишь какую-то частную цель и обладает для ее достижения каким-то частным средством, в то время как человек постигает общие цели и стремится к ним при помощи средств также общего характера. Животное не в состоянии постичь какую бы то ни было цель, выходящую за узкие рамки его существа. Оно наделено лишь индивидуальными способностями защиты и нападения..

Все живые существа — и люди и животные, — писал Рамхаль, — имеют душу. Но души эти — не равны. Душа животного (нефеш) делает его живым и обеспечивает «работу» его инстинктов, необходимых для выживания животного и всего его вида. Это — страх, стремление к воспроизведению потомства и т.д. Но только человек, созданный «по образу и подобию Вс-вышнего» и наделенный Б-жественной душой, в состоянии создать и поддерживать отношения с Творцом мира.

Корни заблуждения о равенстве между всеми творениями Вс-вышнего — в истории Каина и Авеля, — писал рав Йосеф Альбо. Тора в книге Берешит (гл. 4) описывает, как Каин принес Творцу выращенные им продукты земледелия, а приношение Авеля было животного происхождения. Каин считал, что все живые существа (и люди, и животные) — равны, — объясняет рав Альбо, — поэтому он полагал, что не вправе убить животное, даже если оно предназначено как приношение Вс-вышнему.

Ошибочная философия Каина, — писал рав Йосеф Альбо, — была принята последующими поколениями, и мясо было разрешено Ноаху, чтобы подчеркнуть превосходство человека над животными.

Перед Потопом, — разъясняют комментаторы, — Вс-вышний возложил на человека ответственность за все свое земное Творение и поставил его вне «пищевой цепочки». После Потопа человек опустился на ступеньку ниже и стал высшим звеном в этой цепочке. Человечество не сумело влиять на животный мир действиями. Поэтому появилась необходимость сделать так, чтобы это влияние осуществлялось непосредственным употреблением животных в пищу.

Мальбим объясняет изменение ситуации физической необходимостью. Он писал, что после Потопа люди были географически разбросаны по земному шару и не всегда могли противостоять сложным климатическим условиям. Добавление в пищу белка, содержащегося в мясе животных, оказалось необходимым фактором для укрепления человека и для того, чтобы он мог воспроизводить полноценное потомство.

Животные кошерные и некошерные [↑]

С того момента, как евреи были избраны Вс-вышним как «народ святой», им было предписано одних животных употреблять в пищу, а других — нет. В главе «Шмини» отдельно говорится о животных, обитающих на суше, отдельно — о летающих в воздухе и отдельно — о плавающих в воде. При этом для каждой из групп указаны признаки, позволяющие отличить разрешенное от запрещенного.

Тора приводит два признака кошерности животного, обитающего на суше: оно должно быть жвачным и с раздвоенными копытами. Четыре вида животных обладают только одним из этих признаков: верблюд, шафан (кролик), заяц, свинья. Все они, кроме свиньи, жуют жвачку, но не имеют полностью раздвоенного копыта. Свинья, наоборот, имеет раздвоенное копыто и не жует жвачку. Виленский Гаон объясняет, что два признака кошерности намекают на контроль над двумя главными плохими качествами: гневом и желанием наслаждений. Противоположность этих двух качеств — спокойствие и удовлетворение.

Жвачные животные — пример удовлетворенных существ. Постоянно занятые жеванием того, что они уже один раз проглотили, они, таким образом, счастливы тем, что имеют. Раздвоенное копыто указывает на отсутствие гнева. С этими двумя главными качествами можно преодолеть остальную часть искушений.

Тора называет всего десять видов животных, обладающих обоими признаками кошерности: хорошо известные нам бык, овца, коза, олень, лань, серна и газель, а также яхмур, дишон, земер, о которых у нас нет информации, передающейся по традиции, которая позволила бы их идентифицировать.

Из всего живого, обитающего в воде, Тора разрешает нам есть лишь рыбу с чешуей и плавниками. Талмуд добавляет к этому: у рыбы с чешуей непременно есть и плавники. Каждый год ученые обнаруживают новые и новые виды морских животных, но никакое существо, которое послужило бы опровержением сказанного мудрецами, не было найдено.

Говоря о птицах, Тора в книгах «Ваикра» (Шмини, 11:13—19) и «Дварим» (Ръэ, 14:12—18) перечисляет запрещенные виды, поскольку их меньше, чем разрешенных. Всего их названо двадцать четыре, и среди них — хищные птицы: орел, коршун, филин и т.п., — которые запрещены так же, как и хищные животные. В настоящее время традиционно кашерными считаются курица, гусь, утка, индюк и голубь.

Запрещены в пищу все насекомые, кроме четырех видов саранчи, а также мелкие и ползающие животные (черепахи, мыши, ежи, черви, муравьи и т.п.).

Употребление животных в пищу [↑]

Для того чтобы мясо животных было разрешено евреям в пищу, необходимо соблюсти несколько условий, помимо выбора самого животного, которое соответствует признакам кошерности.

Животное должно быть убито особым, оговоренным еврейским законом, безболезненным способом, который носит название шхита (Дварим 12:21, введение в трактат Талмуда Хуллин);

Из мяса необходимо удалить некошерные элементы — кровь, определенного вида жир и сухожилие (Ваикра 3:17 и Берешит 32:33).

Мясо должно быть приготовлено без примеси молочных продуктов (Шмот 34:26). До еды и после еды надо произнести соответствующие благословения (Дварим 8:10).

Если еврей ест, соблюдая все необходимые, определенные Торой, правила, не переедая и с намерением насытиться — его стол, по выражению Талмуда, становится «алтарем служения Вс-вышнему».

Жертвоприношения [↑]

Первоначально употребление в пищу мяса животных было дозволено только при жертвоприношении, и лишь впоследствии был разрешен убой вне сакральных рамок (Дварим 12:20—21).

Сказано в трактате Авот (1:2): «На трех основах зиждется мир — на Торе, на служении [в Храме] и на благотворительности». Источником этого утверждения служат жертвоприношения Ноаха, совершенные им сразу же после Всемирного Потопа. О них сказано (Берешит 8:21): «И обонял Г-сподь приятное благоухание, и сказал в сердце своем: не буду более проклинать землю из-за [грехов] человека… и не стану более поражать все живое, как сделал Я [при потопе]». Именно в силу приношений Ноаха Вс-вышний «дал обет» поддерживать мир и больше не наводить на человечество тотального истребления.

Устная Тора сообщает, что корбанот хранили еврейский народ от всех врагов, увеличивали благодать и процветание (Раши на Берешит 15:6). Служба в Храме оказывала огромное положительное влияние на состояние народа, как в духовной, так и в материальной сфере.

Говоря о жертвоприношении, Тора подчеркивает именно его запах, этим она хочет сказать, что тайна жертвы — в обращении материального (самого животного) в духовное (благоухание, поднимающееся от него).

В этом аспекте состоит основная задача всей человеческой жизни — использовать материальный мир, все его красоты и удовольствия исключительно ради духовных целей, этим человек возвышает материю, как бы обращая ее в духовность.

Некошерные животные [↑]

Что касается некошерных животных, то Мишна (Швиит 7:4) говорит, что получать прибыль от торговли некошерными животными и рыбой запрещено, даже если продавать их только неевреям. Однако если они случайно оказались во владении еврея, например, некошерная рыба случайно попала в сети рыбака, их разрешено продать.

Кроме того, разрешено использовать некошерных животных для других целей, например, для изготовления одежды из их кожи и шерсти и т.п.

Ранние комментаторы — Тосафот (Псахим 23а) — объясняют, что запрет получать прибыль от продажи распространяется только на те виды некошерных животных, птиц и рыб, которые обычно выращивают и продают для употребления в пищу. Что же касается видов, которые обычно выращиваются для других целей, например, для сельскохозяйственных работ, перевозок или в декоративных целях, к ним данный запрет не относится (Шах 117:1, Хелькат Биньямин 117:3).

Однако, когда речь идет о выращивании и продаже свиней, закон гораздо строже. Свиней запрещено выращивать и продавать не только для употребления в пищу, но и для других целей, например, для использования их кожи или жира и т.п. (Шулхан Арух, Хошен Мишпат 409:2).

Особое отвращение к этому животному мы встречаем также в заключительных словах книги пророка Йешайи (66:17): «… те, кто ест мясо свиное, и мерзость, и грызунов, погибнут вместе — слово Г-спода». Мидраш говорит, что свинья выставляет копыта вперёд, как бы говоря: «Смотрите, я кошерна», и «скрывает» тот факт, что не отрыгает жвачку, являя собой символ обмана и лицемерия.

Сочувственное отношение к животным [↑]

Тора неоднократно призывает нас с сочувствием относиться ко всем живым существам — независимо от того, кошерные они или нет, дикие или домашние. Более того, мы узнаем, например, что Вс-вышний избрал Моше Рабейну на роль лидера еврейского народа, видя, как бережно он относился к овцам в своих стадах.

Тора запрещает причинять страдания (цаар баалей хаим) живым существам. И более того, человек обязан спасти всякое живое создание от страдания, даже если оно ничье и даже если оно принадлежит нееврею. Только в случае, если животные причиняют страдания людям, или если люди нуждаются в них для лечения или для чего-нибудь другого, их разрешается даже убить, не опасаясь причинить им страдания, поскольку Тора разрешила резать животных в пищу.

Если лошадь тянет повозку и достигла плохого участка дороги или высокой горы и не может дальше тянуть повозку, если ей не помочь — заповедь требует помочь в этом случае даже нееврею, чтобы избавить животное от страданий, чтобы нееврей этот не бил лошадь слишком сильно, заставляя ее напрягаться свыше ее сил. (Шмот 23:5).

Запрещено связывать ноги животного, зверя или птицы таким образом, что это будет причинять им страдания. Запрещено сажать наседку на яйца птицы другого вида, так как она от этого страдает. Запрещено кастрировать каких бы то ни было животных.

Человек не имеет права купить животное, не обеспечив заранее его пропитания (Талмуд Йерушалми, Йевамот 15). Если существование животного полностью зависит от человека, запрещено садиться за стол, если ты еще не накормил животное (основой для закона служит указание в Торе — Дварим 11:15).

По указанию Вс-вышнего, человек обязан давать животному день отдыха в шаббат (Шмот 20:10).

Запрещено впрягать в один плуг животных двух разных видов — чтобы не ставить перед более слабым животным слишком трудную задачу (Дварим 22:10).

Телят нельзя растить в тесноте, — указывает рав Моше Файнштейн в Игрот Моше, — и кормить химическими заменителями естественной пищи, ведь таким образом мы лишаем их возможности получать удовольствие от еды.

Существует заповедь, обязывающая отогнать птицу с гнезда, прежде чем взять ее яйца (Дварим 22:7).

Нельзя убивать в один день взрослую особь и ее детеныша (Ваикра 22:28). Запрещено отрезать мясо от живого животного (Берешит 9:4); эту заповедь обязаны выполнять не только евреи, но и неевреи).

Кроме того, еврейская традиции решительно не одобряет охоту на диких животных ради «спортивного интереса» (трактат Авода Зара, лист 18).

Выводить материалы