Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Сара, предложив Аврааму Агарь, сильно осложнила судьбу еврейского народа, да и мира в целом...

Темы: Нимрод, Гордость, Рахель, Лея, Ишмаэль, Раб, Фараон, Авраам, Сара, Праотцы, Рав Меир Мучник

Отложить Отложено

Здравствуйте. Прошу Вас помочь осмыслить и понять (через призму женского и «политического» современного светского взгляда) действия, совершенные Сарой по отношению к Агарь. Агарь — египтянка и рабыня, т.е. ожидать какой-то духовности и достойного продолжения рода от нее неразумно. Язычница, привыкшая к труду и покорности, покинувшая свой народ. Зная об этом, Сара, в принципе, осознанно предложила свою служанку Аврааму. Т.е. предположить, что Агарь возгордится, это логично. И даже объяснимо т.к.: 1. ограниченна и простовата; 2. посвятила свою жизнь семье не из своего рода; 3. 9 месяцев вынашивала ребенка; 4. реализовала желание Сары. Любая женщина (Сара в том числе) в такой ситуации не застрахована от йецер а-ра (дурного побуждения), тем более, Агарь (недуховное «существо» следует своим инстинктам как маленький ребенок или слепой котенок, у которого нет свободы выбора, соответственно, и потомство такое же). По-человечески очень жаль девушку. Молодая женщина, у которой, несмотря на уход из Египта (от своего народа), была перспектива создать собственную семью даже в чужом для нее племени. Но своё пребывание в чужом племени она посвятила реализации желания Сары и Авраама. Как можно оправдывать Сару в этом, утверждать, что она поступила правильно, выгнав ее с ребенком в пустыню? Зародыш проблемы — в слабой вере и отсутствие упования Сары, а не в амбициях служанки. Высокомерие, возникшее у служанки, — это результат неграмотного деяния ее госпожи. Тем более, у Сары был дар пророчества. Если Сара не ошиблась и это план Творца, тогда последствия этой истории, которые очень осложнили судьбу еврейского народа, да и мира в целом, необходимы для меры управления Единства? А.

Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте, А.!

Вы задаете интересный вопрос.

Попробуем глубже понять Агарь, ее характер, возможности и обстоятельства.

Прежде всего, она вовсе не была ограниченной и простоватой служанкой, привыкшей к труду и покорности. Она была дочерью фараона (Раши, Берешит 16:1). Увидев чудеса, которые Б-г послал Саре, фараон сказал дочери: лучше быть тебе служанкой в доме Авраама, чем госпожой в любом другом месте.

Но это, вроде бы, только усиливает Ваш вопрос: разве трудно было предугадать, что она возгордится? Да и как вообще могла гордая принцесса согласиться быть чьей-то служанкой? О чем думал фараон, отдавая ее в служанки, а Авраам и Сара — принимая?

Чтобы понять это, попробуем сравнить Агарь с другими служанками праматерей. Ведь Агарь в этом отношении была не уникальна. У обеих жен Яакова, Рахели и Леи, тоже были служанки, соответственно Била и Зильпа. И каждую из них ее госпожа тоже дала своему мужу, Яакову, надеясь, что в награду за такую самоотверженность и она удостоится родить мужу сыновей.

Они не боялись, что с Билой и Зильпой произойдет то же, что произошло с Агарью: что они, забеременев, возгордятся и родят таких же проблемных сыновей, как Ишмаэль, которых потом придется изгонять, со всеми вытекающими? Они ведь сознательно следовали примеру Сары (Раши, Берешит 30:3). И при этом не было очевидно, что наступают на те же грабли?

Похоже, что не было. И действительно, с Билой и Зильпой ничего подобного не произошло. Благополучно родили сыновей (каждая по два), которые — стали полноценными членами еврейской семьи, основателями колен наряду с сыновьями самих Рахели и Леи. Что, вообще-то, само по себе удивительно и вызывает вопрос: ведь только Рахель и Лея считаются праматерями, а не их служанки. Как же могли потомки служанок, а не самих праматерей, быть полноценными евреями, членами семьи? Ведь Рахель и Лея — не их праматери!

Особенно любопытно то, что было с Билой, служанкой Рахели. Как известно, Яаков любил Рахель больше Леи, в большей степени жил с ней «душа в душу». И после смерти Рахели он, погоревав, перенес свою постель в шатер — Билы. Старший сын Леи, Реувен, возмутился: еще можно понять, что Рахель мила Яакову больше Леи, но ее служанка?! Однако из Торы ясно, что именно Реувен тут погорячился, а Яаков поступил вполне адекватно. Более того, поскольку Йосеф, сын Яакова от Рахели, остался без матери, его воспитала Била, «как мать» (Раши Берешит 37:10). Разумеется, с ведома Яакова. А ведь Йосеф был любимым сыном Яакова и, как казалось тогда, его главным наследником, самым обещающим и перспективным потомком. Его воспитание Яаков доверил служанке — и Йосеф действительно вырос в великого праведника (Йосэф а-Цадик).

В чем же секрет этих служанок?

Вернемся к семье Авраама: у него тоже был слуга — Элиэзер. Если проблемность Агари можно связать с тем, что она дочь не самого праведного в мире фараона, то полюбуйтесь на Элиэзера — по словам мудрецов, он был сыном деспотичного вавилонского царя Нимрода. Фараон, по крайней мере, забросал Авраама подарками, а Нимрод бросил его в огонь! И Элиэзера откровенно приставил к Аврааму в качестве шпиона, чтобы доносил о деятельности «человека, подрывающего устои».

И, тем не менее, в последующих главах видим, что Элиэзер пользуется полным доверием Авраама. Тот доверяет ему важнейшую миссию — найти и привезти невесту для Ицхака, т. е. обеспечить будущее еврейского народа. И Элиэзер блестяще справляется с миссией, проявляя глубокую веру в Б-га, удостаиваясь Его чудесной помощи — и демонстрируя тотальную преданность Аврааму. Мудрецы говорят, что у Элиэзера самого была дочь и он был не прочь выдать ее за Ицхака. Но, получив отказ, Элиэзер, тем не менее, преданно пошел искать ту, кого Б-г на самом деле предназначил сыну Авраама.

В чем секрет всех этих слуг?

Возможно, ключ к разгадке — толкование прозвища, которое Авраам дал Элиэзеру: «Дамесек» (Берешит 15:2). Простой смысл — «Дамаск», т.е. город, из которого тот был родом. Но мудрецы толкуют: доле у-машкэ ми-торато шель рабо — он «черпал и разливал [другим] из [колодца] Торы своего господина». То есть он перенимал Тору у Авраама и разъяснял ее другим. Элиэзеру можно было доверить не только выполнение некоторых задач в «светской» жизни, но и преподавание Торы Авраама. Но — только «Торы господина». «Своей Торы» Элиэзер произвести не мог. Он был не в состоянии сам ее изучать, пролагать свой путь. Он мог лишь учиться у Авраама, перенимать его мудрость.

Т.к. в этом суть слуги: он несамостоятелен и физически, и духовно, у него нет своего пути. Но он может весьма преуспеть, сопровождая господина в его пути. Стать его «правой рукой» во всех отношениях. Отказавшись от своего «я», не только покориться господину физически, отдать в его распоряжение свое тело, но и отдать ему на воспитание свою душу, стать его «продолжением». (Есть в святом языке хорошее слово битуль.) И так перенять все достоинства господина: его мудрость, его веру, его характер, в целом.

В этом был секрет Билы и Зильпы. Будучи служанками Рахели и Леи, они отказались от своего «я» и превратили себя в «продолжение» праматерей. Полностью переняли их характер, со всеми достоинствами. Поэтому и сыновья, которых они родили, стали полноценными евреями: биологически Рахель и Лея не были их праматерями, но в духовном плане — были! Ибо их родили и воспитали служанки праматерей, их духовное «продолжение». Поэтому и Яаков после смерти Рахели переселился в шатер Билы: в отсутствии «оригинала» он мог утешиться хотя бы «копией», смягчить утрату. Била во всем напоминала ему саму Рахель, и это было лучше, чем ничего — или чем Лея, пусть великая праведница, но с совершенно другим характером, наоборот, резко контрастирующим с характером Рахели, что Яакову никогда особенно не нравилось, а теперь тем более заставляло еще сильнее ощущать утрату. И Йосефа Била могла воспитать — как «продолжение» Рахели.

И даже человек, происходящий из гордой царской семьи, такой, как Элиэзер, мог отказаться от своего изначального «я» и превратить себя в «продолжение» господина. Разумеется, это не так просто. Но, судя по всему, Авраам обладал такой «харизмой» и настолько было очевидно, что ему помогает Сам Б-г, открытыми чудесами, что это производило глубочайшее впечатление на всех, кому доводилось с ним встретиться. Да, Нимрод бросил его в огонь — но Б-г чудеснейшим образом его спас! Какой потрясающий человек! Даже на Нимрода он произвел впечатление. А его сыну Элиэзеру, который оказался в доме Авраама и покинул дом Нимрода, тем более было не трудно полностью подпасть под влияние Авраама и покориться ему. Не как забитому слуге, а как искреннему служителю и последователю, готовому пройти ради того, во что верит, через огонь и воду.

Так же были впечатлены и подпали под обаяние Авраама и Сары фараон и его дочь Агарь. Быть служительницей пророка Б-га, для которого Он творит чудеса и в доме которого постоянно видишь ангелов (Раши, Берешит 16:13), — это свято, это круто! И перед женой Авраама, праведной и красивой Сарой, Агарь благоговела. И, действительно, во многом переняла ее характер. Тора сообщает, что после смерти Сары Авраам взял в жены Кетуру (Берешит 25:1). По словам мудрецов (Раши, там же), это Агарь, Авраам снова на ней женился. А именем Кетура она названа потому, что «приятны ее деяния, как благовоние Кторет». Все это время, несмотря ни на что, Агарь хранила верность Аврааму и не выходила ни за кого другого. Так что Агарь была праведницей, которая искренне любила Авраама и была ему предана. Где она переняла ценные человеческие качества, верность? Надо полагать, не у фараона, а у Авраама и Сары. Как и все слуги и служанки в том доме.

Поэтому, отдавая ее Аврааму, Сара вполне могла рассчитывать, что все сложится так же хорошо, как сложилось потом с Билой и Зильпой. Ведь даже Элиэзер, сын Нимрода, бросившего Авраама в огонь, стал абсолютно преданным слугой. Тем более, Агарь, дочь фараона, изначально менее враждебно настроенного, по логике должна была стать такой — и, вроде бы, становилась. Поэтому Рахель и Лея не побоялись пойти потом тем же путем: по логике и согласно опыту (с Элиэзером) должно было сработать — и действительно сработало. Но Агарь все-таки в чем-то не дотянула до уровня других служанок, не полностью отказалась от своего «я», от былой гордыни и амбициозности египетской принцессы, отчего и возникли проблемы и с ней, и с ее сыном Ишмаэлем.

Быть может, изначально она увлеклась идеей служения Аврааму и Его Б-гу не столько потому, что свято, сколько потому, что круто? То есть здесь была также опасность служить не искренне, ради самой святой цели (ли-шма), забывая о своем «я», а, наоборот, ради престижа (ше-ло ли-шма). Я, Агарь — Служительница! Сара — объект восхищения, ей следует подражать — а, может быть, даже догнать и перегнать? Я забеременела от Авраама быстрее, чем Сара, — вот оно! Может быть, я теперь даже праведнее самой Сары? И больше подхожу для великой роли партнера Авраама в его священном служении? Так что соблазн тут действительно был. Но такой соблазн есть у каждого праведника и служителя, и действительно великим праведникам удается его побороть. Самим Аврааму и Саре удавалось, и их слугам тоже обычно удавалось, такой в доме был всеобщий настрой — искреннего, бескорыстного служения Б-гу. Поэтому и от Агари иного не ждали. Да и в ней, по всей видимости, это несовершенство было минимальным, изначально она неплохо вписалась, так, что даже Сара не смогла предвидеть.

Как Ицхак не смог изначально предвидеть масштаб проблем с Эйсавом и искренне считал, что тот может стать полноценным евреем, поскольку растет в той же семье, что и его праведный брат-близнец Яаков. Ицхак знал характер Эйсава и представлял, какие проблемы могут возникнуть, но полагал, что Эйсав их преодолеет и направит свою хитрость и способности к охоте и добыче пропитания в благое русло.

Но как только стало очевидно, что проблемы непреодолимы, и Сара, и Ицхак приняли решительные меры, чтобы Ишмаэль и Эйсав не стали частью еврейской линии. Меры болезненные, но на том этапе уже необходимые. Ицхак, поняв, что Волей Б-га благословение заслужил и получил Яаков, однозначно ответил Эйсаву: извини, но для тебя такого же уже не осталось. А Сара настояла, чтобы Авраам изгнал Ишмаэля вместе с матерью.

Да, в конечном счете, с Ишмаэлем возникли проблемы, которые продолжаются и по сей день. Но, по крайней мере, изгнание тут не причина, а следствие. По словам Торы, Сара потребовала изгнать Ишмаэля, увидев, что он «забавляется». Мудрецы (см. Раши, Берешит 21:10) объясняют: Ишмаэль претендовал на долю Ицхака в наследстве и пускал в него стрелы. Предок арабов в предка евреев. Уже тогда! Еврейка Сара ранее изъявила готовность делить дом и даже мужа с предками арабов, но сами предки арабов не очень хотели делиться, предпочитая вести переговоры стрелами и ракетами (хотя нет, тогда еще не ракетами). И что делать евреям? Помучавшись, решили, что делать нечего, придется принимать достаточно крутые меры… Аврааму очень не понравилась идея — он был «голубь», олицетворение милосердия, он всех любил. А тут поступать жестоко, как «ястреб»?! Это же не по-еврейски! Но Б-г ему сказал: послушайся Сары, ей тут виднее, ничего не поделаешь. А об Ишмаэле не волнуйся, Я сделаю его великим народом, позабочусь о нем. Даже когда Аврааму и его потомкам приходится принимать крутые меры против Ишмаэля, всегда найдутся те, кто ему посочувствует и поможет, всем миром. Не волнуйтесь слишком о нем, он не пропадет.

Так что да, праотцы не всегда могли все полностью предвидеть — в конце концов, они люди, а не боги. Но правда в том, что тут действительно был план Б-га. От еврейского народа должны были отойти две ветви, сходные с ним во многом, но, в то же время отличные от него — и часто враждебные ему, претендующие на его статус. Чувствующие, что и сами к этому близки, но, все же, не там. Западная и Восточная цивилизации, каждая по-своему великая, с отчасти еврейскими корнями и идеями, но, все же, не еврейская, с проблемами и крайностями, от которых не может отделаться. Такие тоже нужны. Ибо только еврейский народ способен на полноценное служение Б-гу, выполнение всех многочисленных заповедей Торы. Другие народы на это неспособны, но они способны принять и распространить два основных «ответвления» от еврейской религии, христианство и ислам, которые менее требовательны, но передают основные идеи о Б-ге, пусть и не полностью, и со своими искажениями и крайностями. Для евреев они поэтому неприемлемы, но для неевреев — единственный возможный путь распространения этих идей о Б-ге по всему миру, только так они пока что могут быть восприняты. А враждебность к евреям — это напоминание: несмотря на потенциальную привлекательность этих ветвей, сами евреи должны оставаться собой и выполнять свою миссию, а не ассимилироваться — это не выйдет, их не примут.

Такие «ответвления» могли создать только потомки еврейских праотцев, перенявшие качества праотцев отчасти, не полностью, и отклонившиеся поэтому от чисто еврейского пути. Такими и были Эйсав и Ишмаэль. Намеренно воспитать таких потомков праотцы бы не могли. Но так вышло по Воле Б-га: праотцы действовали, как знали и могли, а Б-г повернул все таким путем, какой был нужен.

С уважением, Меир Мучник

Материалы по теме


Центральное место в главе Аазину занимает Песнь, записанная пророк Моше. В этой Песне зашифрована вся история еврейского народа, от начала до самого конца. Читать дальше