Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Когда ребенок начинает заниматься Торой, у него появляется возможность совладать со своими дурными наклонностями, как сказано: «Создал Я дурное начало, и создал Тору — снадобье от него».»Виленский Гаон. Комментарии на свиток Эстер

Сара у фараона

02 ноября 2009, 16:46

Отложить Отложено

Цикл: трудные места в Торе

Действующие лица: Авраам, его жена Сара, фараон, где-то на заднем плане египтяне, главным образом администрация; присутствует еще племянник Авраама Лот, но о нем конкретно в этом эпизоде ничего не рассказывается.

Место действия: Египет, дворец фараона.

Место в Торе: глава 12-ая книги Берешит, стихи с десятого по двадцатый, последний в главе. Ровно 11 стихов, совсем немного.

Экспозиция событий. Авраам вместе с женой появился в Египте, после того как в Стране Кенаан, куда ему приказал идти Всевышний, разразился голод. Аврааму в это время было семьдесят пять лет, его жене на десять лет меньше. Жители Египта, куда попали супруги, чистотой нравов не отличались. Отсюда – вся проблема.

Проблема. О ней лучше всего прочесть в самой Торе: "И было, когда он приблизился к Египту, то сказал Саре, своей жене: вот я узнал, что ты женщина красивая видом. И будет, когда увидят тебя египтяне, то скажут: жена она ему, – и убьют меня, а тебя оставят в живых. Так что скажи, что ты моя сестра, чтобы было мне хорошо из-за тебя и выжила моя душа ради тебя".

Дальше события развивались очень просто. Египтяне увидели красивую Сару, отобрали ее у Авраама и передали фараону. Авраам получил множество подарков, а фараон и все его приближенные заболели какой-то страшной болезнью. После чего Авраам получил от фараона приказ срочно забирать жену и уходить из Египта. Так он и сделал.

Недоумение, которое у нас возникает, отлично сформулировано в тексте Торы устами того, кто больше всех в этой истории пострадал. "И призвал фараон Авраама, и сказал: что это ты сделал мне? Почему не сказал мне, что она твоя жена? Я было взял ее себе в жены. А теперь – вот твоя жена. Бери и иди".

Сложностей появляется множество. Как фараон догадался, что болезнь, обрушившаяся на его дом, пришла именно как наказание за то, что он взял чужую жену? Почему Авраам не ответил ни на один из двух вопросов фараона? Зачем ему надо было получать подарки? И т.д. и т.п. Но остановимся на самом главном из вопросов фараона: "Почему ты не сказал мне, что она твоя жена".

Кроме сомнительной этичности поступка Авраама перед своей женой, мы здесь наблюдаем прямой обман. Ложь! Человек выдает себя за брата красивой женщины. Его одаривают подарками. Он эти подарки берет. А потом выясняется, что она ему жена, а значит, запрещена всем остальным, а следовательно, всякий, кто ее возьмет, нарушит один из самых основных запретов – связь с чужой замужней женщиной. И будет соответственно наказан.

В Торе есть правило: не ставь препятствие перед слепым. Оно касается всех: и евреев, и неевреев. Получается, что Авраам нарушил этот запрет. Он лишил египтян важной информации, сознательно и продуманно поставив их в исключительную ситуацию. И воспользовался этим для собственного обогащения.

Если Тора запрещает человеку вступать в связь с чужой женой, то при этом, по крайней мере, предполагается, что нам известно, что эта женщина чья-то жена. Откуда это можно узнать? Люди обычно знакомы с семейным положением окружающих. Живут рядом, приглашают друг друга на свадьбы, родственные связи утаить трудно. Да и зачем?

Но тут приходит иностранец. С ним женщина. Кто они друг другу? Поэтому вся вина падает на мужа, как только он попросит свою супругу: скажи им, что ты мне сестра. Разве не так?

На тему этого эпизода написано много комментариев. Все они призваны объяснить поступок Авраама. Возьмем некоторые из них и попытаемся воссоздать стройную картину.

Известно, что Авраам за всю жизнь прошел десять испытаний, прежде чем ему было окончательно обещано, что он станет родоначальником особого народа, через который народы мира получат свод этических законов – Тору. Каждое испытание, которое он успешно преодолевал, поднимало его на более высокий уровень, наделяло его новой способностью, которую в конечном счете он передал нам, евреям. В чем заключалось испытание во всей этой истории с фараоном и Сарой?

Комментаторы (в частности Рамбам) отмечают, что это испытание было третьим из десяти. Первым, если вы помните, было приказание подняться в Святую землю: "Иди из своей земли... в Страну, которую Я тебе покажу". Тогда вместе с Авраамом пошла его жена Сара и племянник Лот.

Вторым испытанием была необходимость покинуть Страну во время голода и спуститься в Египет.

Кстати, что такое испытание? Очевидно, это такая ситуация, которую можно уподобить развилке дорог. Что делать? Если никакой информации о будущем у тебя нет, нечего выбирать; это не испытание. Проблемы начинаются, когда ты обладаешь частичной ( а иногда даже полной) информацией, но не знаешь, как поступить.

Авраам всю жизнь учил людей вести себя по-человечески. Он учил людей взаимной любви и уважению. Ценность человеческой жизни во всех ее проявлениях – включая достоинство – представлялась ему абсолютной. Отцам он говорил: любите детей, а не себя в детях. Детям он говорил: любите и почитайте родителей. И вдруг ему приказано: брось дом отца и иди, куда Я тебе покажу. И что тогда с его учением? Кто будет слушать его после того, как окажется, что он сам не очень-то верен своему учению?

При чем дело не в том, что он упадет в глазах людей. Меньше всего он заботился о своем имидже. А в том, что – кто его будет потом слушать? Ведь в преподавании он и видел смысл своей жизни.

То же самое с необходимостью покинуть Землю. Настал страшный голод. Всевышний только что приказал ему прийти в Эрец Кенаан, будущую Эрец Исраэль, Страну, о которой его потомки будут говорить как о земле, текущей молоком и медом. И вдруг голод! Что Творец этим хочет сказать?

Страшное испытание. Насмарку идет вся проповедь об особой святости этой Страны. Надо было впрямую обратиться ко Всевышнему, чтобы Тот объяснил: ты идешь в Египет, чтобы твои потомки туда тоже могли безбоязненно сойти (Яаков спустился к Йосефу, который, оказывается, не погиб, а стал правителем Египта); без этого Я не смогу дать им Тору. И Авраам спустился. Но раздумья были страшными, сомнения казались неразрешимыми. (Настолько сложными, что некоторые комментаторы, в частности Рамбан, считают, что покинув Страну, Авраам совершил ошибку, за которую и был наказан нелегкой историей с фараоном.)

И вот эта история. Но давайте поставим себя на место Авраама. Может, с такой – личностной – позиции картина станет видна яснее.

Авраам вместе с женой подходит к Египту. И здесь, еще не войдя в его границы, он каким-то особым образом смотрит на свою жену. "Вот я узнал, что ты женщина, красивая видом". Так написано в Торе! – И давно он это узнал?

Только что. Комментаторы пишут, что он фактически и не смотрел на нее раньше. Такими скромными людьми они оба были. А теперь надо было посмотреть. Чтобы узнать, какова будет реакция на нее египтян. Женщина очень красивая. Трудно устоять перед такой красотой. Особенно, если не соблюдать никаких нравственных норм.

Для пояснения представим себе такой диалог между Авраамом и Всевышним. "Рибоно шель аолам, Владыка мира! Я пришел в Святую страну, но в ней наступил голод. Что мне делать?" – "Спускайся в Египет". – "Но почему именно в Египет?" – "Потому что туда вслед за тобой спустится в свое время твой внук Яаков". – "Зачем? Ведь Ты же сказал, что евреям дана вся Эрец Кенаан?" – "Чтобы они получили Тору после Исхода из Египта". – "Но Египет – это нравственная пропасть. Уровень его жителей необычайно низок. И мои потомки, и мы с Сарой там можем пропасть". – "Мне нужно, чтобы евреи коснулись этого уровня. И тогда она поймут, что такое свобода. Чтобы получить и никогда не оставить Тору. Что касается тебя и твоей жены, то Я помогу вам. Иди!"

И вот мы идем в Египет. (Мы – это и есть Авраам, вы помните?) Сначала смотрим на Сару египетскими глазами. Чтобы знать, что нас ожидает. К чему готовиться. Так, – отмечаем печально, – женщина очень красивая. Скорее всего, египтяне не устоят. Что делать?

Смотрим в заметки путешественников, которые уже побывали в этих гиблых, с точки зрения морали и нравственности, местах. Как привыкли поступать в таких случаях египтяне – когда видят красивую чужестранку? Берут силой. Если женщина очень красива, то отдают фараону, успешно делая тем самым карьеру. Такой у них обычай: все, что хочется взять, – бери! Но есть и ограничения. Общий закон всего мира, принятый во всех странах (он же один из Семи законов сыновей Ноаха-Ноя) гласит, что нельзя брать чужую жену. Как этот закон соблюдают египтяне? Очень просто соблюдают – уважительно. Но только по отношению друг к другу. Что касается чужестранцев, то их женщин брать можно, ибо жаловаться тем некому! Но лучше всего и здесь поступить аккуратно. Закон обойти, но не нарушить. Как? Очень просто. Сказано: чужую жену. Значит, надо сделать так, чтобы женщина перестала быть чужой женой. Проще всего мужа убить, тогда останется брать вдову. Про вдов запрета нет.

Поэтому и сказал Авраам Саре: "скажи им, что ты моя сестра". Не жена, а сестра! Тогда им не надо будет меня убивать. Зачем убивать, когда можно вступить в переговоры и получить тебя по закону, мирно, без греха.

Так и произошло. Понаехали сваты. Мирные переговоры, никакого бандитизма. А когда Сару перевели в дом фараона, тогда вообще начались мирные дни: конкуренты отпали, фараон начал осыпать будущего шурина дорогими дарами. Он даже представить не мог, что Авраам будет против того, чтобы отдать сестру за правителя сильнейшей в ту пору державы. Сара станет царицей. Кто откажется?

И тут вдруг болезнь. Выясняется, что она ему жена. И т.д. Так объясняют эпизод многие комментаторы. В частности, рав Р. Гирш.

Аврааму важно было затянуть время. Объяви он себя мужем, его бы убили сразу. А так он брат. Пока суть да дело, Всевышний найдет способ ему помочь. Ведь Он же обещал: "иди, а Я тебе помогу".

На этом большинство комментаторов останавливаются. И мы с ними в принципе согласны – все вполне понятно. Но давайте сделаем еще один шаг. Есть здесь некий важный момент. Всевышний-то поможет, но что скажут люди? Повторяем, для Авраама реакция людей на его поступки лежала вне области его тщеславия и прочих слабостей. У него не было тщеславия. Его восприимчивость к мнению людей носила, что называется, профессиональную окраску. Его интересовала оценка его деятельности, как посланца воли Всевышнего. Он был призван говорить с людьми. Значит, надо было, чтобы люди ему доверяли, чтобы верили ему.

И во всех испытаниях на проверку – на болевой излом! – ставилась именно способность Авраама преодолевать свою зависимость от собственного желания. Какого желания? – Во что бы то ни стало успешно выполнить свою очередную миссию.

Главная задача – исполнить волю Творца, Который хочет, чтобы я обратился к людям. Надо сделать так, чтобы люди мне поверили. Буду показывать правоту своих слов своими делами. Отсюда вторая задача: везде поступать в соответствии со своей проповедью.

Заметили? Есть главная задача и есть задача побочная. Если Всевышний говорит: а сейчас поступи один раз вопреки своей проповеди, – то, с одной стороны, это и есть главная моя цель – осуществлять Его желание. А с другой, явное нарушение второго положения: что теперь скажут люди? И как я буду дальше учить их новой морали и человеческому поведению?

Говорил: любите родителей, – и бросил отца. Говорил: любите своих жен, – и предал Сару. Говорил: все равно любите своих жен; то был особый случай с фараоном, во всех остальных случаях не вздумайте предавать своих жен! – и прогнал из дома Агар, когда никакого особого случая не было. Говорил: любите друг друга, не покушайтесь на святость брака, не изменяйте друг другу, – и подсунул свою жену Авимелеху (как и фараону). Не испугался, что люди, узнав о рождении у них сына, будут смеяться: "что? сын у Авраама? да это от Авимелеха"; и таким будет тот смех злым, что новорожденного назвали Ицхаком (Всевышний "посмеется" – над насмешниками). Говорил: любите своих детей, даже от нелюбимых жен, – и прогнал из дома Ишмаэля, своего сына от Агар, о котором перед тем сказал Всевышнему: "о, лишь бы жил мой сын Ишмаэль". Говорил: любите своих детей, – дескать, в том случае с Ишмаэлем так сложились обстоятельства, он сам вел себя не вполне праведно, я испугался за маленького Ицхака, – и пошел убивать Ицхака!

Все испытания Авраама шли именно в этой плоскости, поскольку могли быть восприняты учениками (а у него в учениках ходило все человечество) вразрез с его учением о милости, любви и человеколюбии.

Причем каждое испытание стояло на своем месте в общей их череде. Поменяйте два из них местами – и он бы их не выдержал. Каждое создавало как бы плацдарм для возможности выполнить следующее. Всевышний поднимал его со ступеньки на ступеньку. И каждый раз размер новой ступеньки был под стать Аврааму, не выше и не ниже, в соответствии с его умением подняться именно на эту высоту.

У Авраама рот не открывался попросить жену сказать, что она ему сестра. Но другого пути не было. Египтяне увлекутся брачным аукционом. Всевышний, как и обещал, поможет. И мы уйдет с великим приобретением. Не с подарками. Они ничто. А с тем, что создадим историческую возможность для потомков (извините за штамп) выйти из Страны Израиля[1]. Оказывается, иногда, в особых случаях можно спуститься и в страшную яму. Например, чтобы выйти оттуда и получить Тору.

И все же, согласитесь, остается недоумение. Неужели нельзя было поступить как-то более тактично, чтобы у нас не оставались сомнения в оценке нравственности поведения нашего праотца?

Ну не обманывай ты людей. Пусть они даже египтяне самой низкой пробы. Если каждый твой шаг настолько важен, что Яаков сойдет в Египет, лишь имея перед собой твой пример, то будь честен в каждой мелочи. Мы же учимся по твоим поступкам! Мы и есть твои потомки!

Вы помните, у нас промелькнул вопрос, откуда фараон узнал, что Сара чужая жена?

Авраам попросил ее: "скажи, что ты моя сестра". И она сказала? Нигде не написано. Через несколько лет абсолютно та же ситуация сложится при посещении Авраамом и Сарой страны филистимлян, когда вот так же, в предчувствии опасности, Авраам предложит Саре повторить старый прием – выдать себя за его сестру. Но Авимелех, царь филистимлян, во сне узнает от Самого Всевышнего, кто на самом деле Сара. Да и Тора пишет, что Авраам уверял там людей, что они брат и сестра. Но здесь, у фараона, никакого сна не было. Тогда откуда такой упрек: "почему ты мне не сказал, что она твой жена?"

И отметьте, Авраам молчит. Ответа нет. В то время как в ситуации с Авимелехом ответ есть. Там Авраам ответил на первый взгляд странной репликой, которая сама по себе может стать темой для большого разговора об основах иудаизма и о центральных положениях нравственности, как ее понимает Тора. (Вкратце об этом речь чуть ниже.)

Раз Авраам молчит, значит фараон его ни о чем не спрашивает. Значит, он задает риторический вопрос. Чтобы оправдаться в своем проступке. Чтобы обелить себя.

А раз так, то получается, что фараон прекрасно знал, кого он хотел взять в жены. Он знал, что она супруга Авраама[2]. И несмотря ни на что, не мог уступить своей страсти прибирать к рукам все, на что положит глаз, – даже если при этом придется переступить через закон.

Так и предстает перед нами фараон – в страхе и паническом ужасе: бери скорее подарки, еще и еще, только оставь меня и мой дом в живых, оставь меня на троне, – и иди, иди отсюда!

То был животный страх человека, почувствовавшего запах смерти. Но почему он поступил так, зная, что она жена Аврааму? Тот боялся, что его из-за Сары убьют, – стоит только признать, что ты ей муж. Так ведь вот же фараон – не убил! Может быть, все-таки не знал?

Знал. Прекрасно знал. И все египтяне знали.

Весь мир был знаком с учением Авраама (может, не прямо из его уст, но основы дошли до всех). Он был необычайно уважаем[3]. Им гордились, его слушали. Но вести себя в соответствии с его призывами, люди считали неудобным. Зачем, когда можно жить и для собственного удовольствия. Ведь не убивает же Творец ослушников! Когда-то убивал: всемирный потоп. Потом пообещал мировых катастроф не устраивать. Строителей башни в Вавилонии рассеял. Ну, это не самое страшное наказание. О том, что локальные наказания могут произойти, люди узнают еще в будущем – при уничтожении Сдома. А пока первым вкус близкой смерти, которая приходит за грехи, испытал фараон. И страшно перепугался.

Авраам приближался к Египту, а весь мир уже знал: вот, Авраам спускается в Египет. Его ждали. Его и Сару, самую красивую из всех когда-либо живших в прошлом и будущем женщин. Они муж и жена. Но это нестрашно: если Аврааму удобно выдавать себя за ее брата, что ж, поиграем в его игры, а там посмотрим.

Но Авраам не выдавал себя за ее брата. Он только добавил, что, ко всему прочему, он еще и ее брат. А теперь поступайте в соответствии со своими понятиями о морали.

А у египтян была своя мораль. Т.е. в довесок к общим положениям у них были и свои правила. Властвовал над ними фараон. В разные периоды их истории он по-разному избирался. Иногда путем действительно некоторого аппарата избрания, выборов (как в средневековом польском сейме). Иногда на трон он поднимался по династическому признаку. Была у него и жена. По египетским воззрениям, и он, и его жена представляли собой живых богов. Им поклонялись. От них зависело благополучие страны. Впрочем, с настоящим голодом Египет знаком не был, все обеспечивалось регулярными разливами богатых плодородным илом вод Нила. Нил и был одной из персонификаций фараона. Царская чета являла собой дополняющие друг друга два начала – отец и мать всей страны. Они обеспечивали плодородие. Вся благость как бы изливалась от них. Они и сами происходили из одного начала. Как правило, они были родными братом и сестрой! Лучше всего близнецами. При ранних династиях, так отмечают современные историки, если у претендента на трон (сына, например, царствующего фараона) не было сестры, то его шансы падали до нуля[4].

Аналогичным образом поступали и подданные фараонов. Египетский брак предполагал, что муж и жена одновременно являются братом и сестрой. Любой брак был свят, как и у всех народов мира. Но только у египтян супружеская святость (между мужем-братом и женой-сестрой) достигала особой, божественной высоты, – так они считали. А раз так, то египтяне были согласны в некоторых особых случаях преступить запрет на связь с чужой женой в общепринятом смысле этого понятия, но преступить святость египетского, настоящего брака они не могли. Ибо тогда они у них не было бы оправдания перед обвинением в беззаконии.

Вы берете чужих жен! – Да, иногда берем, но с нашей, египетской точки зрения, они никакие не чужие жены, ибо не сестры тем, кто вступил с ними якобы в брак. Вот если бы они были братом и сестрой...

Теперь приходит Авраам и говорит Саре: скажи им, что ты мне – ко всему прочему – еще и сестра. Может, хоть это остановит их от нарушения. Как никак, а теперь им придется пойти против своего определения брака.

И они пошли. Уж очень красивой была Сара. Уж очень ее хотелось получить. Все, что оставалось фараону невнятно пробормотать, это – "что ж ты мне не сказал, что она твоя жена?" Я-то знал, но ты должен был мне сказать – сам, лично, и тогда я бы не нарушил... Врал, конечно. Настолько, очевидно и беспомощно врал, что Авраам не произнес в ответ ни одного слова. От него и не требовалось поддерживать пустой разговор.

Как видим, египтяне нарушили даже свои законы. А значит, можно их назвать беззаконным народом. Спуститься в такую беззаконную страну, свято веря в помощь Творца, – в этом и состояло испытание Авраама.

А теперь самый последний вопрос – и самый легкий из сегодняшних: зачем надо было говорить, что Сара его сестра, если это неправда? Ответ – в объяснении, данном Авраамом Авимелеху (36 глава): "Да и на самом деле она мне сестра: она дочь моего отца, но не дочь моей матери". Собственно, из других мест мы знаем, что Сара была не дочерью отца Авраама, Тераха, а его внучкой (дочерью родного брата Авраама – Арана). Но лексика той эпохи допускала смешение понятий – внук и сын. Все они были дети одного отца. Подобно тому, как все мы – сыновья Яакова-Израиля.

Кстати, о родословной Авраама. Добавим только, что у Тераха, кроме Авраама и Арана (отца Сары, Лота и Малки), был еще один сын – Нахор. Нахор, взяв в жены Малку, свою племянницу (как и Авраам взял в жены племянницу – Сару), родил Бетуэля, от которого произошли Лаван и Ривка, будущая жена Ицхака, сына Авраама. А от самого Лавана родились на свет Лея и Рахель, жены Яакова. Так вот, Лаван мог назвать своего зятя, Яакова, братом. Они действительно были троюродными братьями. Но удивительно, что то же самое слово – брат – употреблялось и по нисходящей. Так сказал Авраам своему племяннику, перед тем как с ним расстаться: "Люди-братья мы!"[5] И Лот против такой обращения не возражал. Так было принято в то время. А значит, Авраам никого не обманывал, объявляя Сару своей сестрой...

Иногда стоит останавливаться на таких моментах, чтобы убрать малейшие сомнения в порядочности наших праотцев. Ведь если мы согласимся на допустимость неправды в их поступках и словах, то тем самым получится, что мы позволяем себе (ндБ) такое же поведение и со своей стороны. А это, согласитесь, как-то недостойно.

 


 

[1] Мы не оговорились, именно из Страны Израиля. Об этом мы сказали чуть выше. Потомки Авраама ни за что бы не покинули Святой страны, если бы не пример их праотца. Авраам как бы указывал дорогу своему внуку Яакову - не бойся, иди за мной, сюда можно спускаться. Зачем спускаться? Чтобы, выйдя из Египта, потомки получили Тору. В этом вся цель.

 

[2] Повторяем еще раз. Не надо увлекаться этим объяснением. Далеко не все комментаторы согласились бы на него. А те, которые на такую возможность указывают, очень осторожны в словах. В принципе, и без него мы понимаем все мотивации Авраама и Сары.

 

[3] Недаром комментаторы указывают, что Тора назвала Царской одну из долин, на которых шла война четырех царей против пяти, – по той причине, что там Авраама короновали как духовного царя всего человечества (см. Берешит 14:17 и Раши).

 

[4] Кстати, египтологам это известно. Не буду преувеличивать значимость мнения современных историков, но об этом я сам читал в нескольких книгах – и по истории Древнего Египта, и в книгах специалистов по древнеегипетскому искусству, в частности, в трудах Ленинградского (тогда еще Ленинградского) Эрмитажа.

 

[5] Фраза, трудно поддающаяся переводу. Написано: анашим ахим анахну. Мы дали строгую кальку. Обычно переводится, как "мы люди родственные". 

Теги: Хидуш, Тора, Сара, Авраам