Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Сара у Авимелеха

Отложить Отложено

Продолжаем тему "Трудные места в Торе". В прошлый раз мы говорили об Аврааме и Саре у фараона. Следующий пункт, где расказывается об Аврааме и Саре у Авимелеха (20-ая глава книги Берешит), можно было бы пропустить, поскольку, на первый взгляд, никаких новых особенностей с точки зрения обсуждаемой темы (правда и ложь в делах наших праотцев) тут не обнаруживается. Тем не менее, одну деталь рассказа о посещении нашими праотцами дворца Авимелеха стоит упомянуть, потому что именно эта деталь может помочь нам по-новому оценить ситуацию, в которой оказался Авраам.

В прошлый раз мы пытались поставить себя на место Авраама. Теперь давайте попытаемся поставить себя на место египтян. Или еще лучше, на место филистимлян. В чем между ними разница, сейчас увидим.

Но сначала два слова о самом испытании, которое состоялось при посещении Авраамом и Сарой земли Плиштим (по-русски – Филистимия, на современных диалектах – Палестина, на языке "новых" филистимлян, они же наши "братья"-арабы – Фалыштын).

Мы знаем, что смысл в испытаниях появляется тогда, когда они увеличивают уровень требования, предъявляемого испытуемому. Экзамены на втором, допустим, курсе всегда сложней, чем экзамены на первом. Или такой пример: если сегодня, в результате долгих и упорных спортивных занятий, я научился брать планку на определенной высоте, то новое ее взятие будет не испытанием, а будничной тренировкой. То же самое в случае с десятью испытаниями Авраама.

А теперь ответьте, пожалуйста: какое новое испытание заключалось в том, что у Авимелеха почти полностью повторилась ситуация с фараоном?

И события там протекали почти так же, как и в первом случае. "Скажи, что ты моя сестра" – Сару забирают – на властителя страны нападает неприятная болезнь – он перепуган – вызывается Авраам – "что же ты мне не сказал, что ты ее муж?" – трогательное прощание: подарки, парад гвардейцев, салют и исполнение гимнов. Ну, есть некоторые отличия – в словах, в мелочах. Но главное – то же самое. В чем испытание?

А в том, что Египет – страна варварская, примитивная, уровня самого низкого. Ни культуры вровень с филистимской, ни цивилизованности. Нил разливался с регулярностью кремлевских курантов, не было потребности в развитии сельскохозяйственных технологий, а значит, и науки в целом, а значит, и культуры как таковой. Вот на соответствующем уровне была и мораль.

Не то у филистимлян (или как их еще называли?). То был народ, родственный эгейским грекам. Племя, понимающее толк в красоте, философии, умении жить утонченно и возвышенно. Живя в заболоченных местностях (нынешние Ашдод и Ашкелон; собственно, это и есть названия их городов, стоявших на тех же местах), филистимляне кормились морской торговлей. А значит, были в курсе всех достижений тогдашнего прогресса. Повторяем, они были вынужденно культурными и цивилизованными.

Теперь Авраам должен спуститься в их страну. Как ему себя вести? Перед входом в Египет он посмотрел на жену "египетским взглядом" и понял, что египтяне искушения не выдержат. Теперь он посмотрел на жену цивилизованным взглядом воспитанных и сдержанных греков, которые об этике не просто слышали, они этикой занимались (по крайней мере, в рамках своих философий). И что он увидел? Нет, не выдержат и греки. Т.е. извините, филистимляне.

В этом и было его испытание. Доверяешь ли ты культуре? Той культуре, что основана не на вере во Всевышнего[1].

Авраам не доверил.

Потому в ответ на реплику Авимелеха – "Что ты увидел (что имел в виду), когда сделал это дело?" (когда выдал Сару за сестру) – сказал: "Потому что сказал я: только нет в этом месте страха перед Б-гом".

Все объясняющие слова. Нет в этом месте страха совершить грех. Всем вы хороши. И цивилизованны. И философию почитаете. И законы у вас – лучше некуда. Не то, что египтяне. Но ни чем вы от них не отличаетесь. Потому что, когда очень захочется, вы с такой же легкостью нарушите все ваши симпатичные законы, как и они нарушили.

Я вас не обманывал, – сказал им Авраам. Это вы себя обманываете, когда считаете себя высококультурными и моральными людьми. Без страха перед Всевышним нет морали. По крайней мере, ее положения очень трудно соблюдать.

Но почему культурные филистимляне не устояли перед Сарой?

Вот мы бы с вами устояли, верно?

Кстати, вы в этом уверены? Иногда полезно ставить себя на место преступника, чтобы понять, что послужило причиной его падения. Надо только не переусердствовать на этом пути – ведь каждый получает в своей жизни испытания, нужные ему, такие, которые он может выдержать. И не всегда корректно примерять на себе одежды чужих испытаний. Поблагодарим Всевышнего, что мы не стояли вместе с подданными Авимелеха перед тем искушением.

Итак, почему Авимелех не удержался и забрал Сару в свой дворец?

Да потому что, повторяем, она была очень красива. Говорят, создавая женщину, Творец всю женскую красоту разделил на десять равных частей. Девять частей дал Саре, а оставшуюся вручил всем остальным женщинам мира.

Агада, красочный образ, гипербола. Но есть в ней глубокий смысл. Представьте себе, что должен испытывать человек, стоящий перед такой женщиной и смотрящий на нее не скромными глазами Авраама, который даже взглядом не мог обидеть женщину, а глазами обычного (живущего вне рамок Торы) мужчины, которому повстречалась красивая женщина. Представили?

На такого человека обрушивались сразу два удара. Оба – красота. Первая – духовная, вторая – физическая, телесная. И неизвестно, какая действовала сильнее. Сара была праведница, которой не видел мир – ни до нее, ни после нее. Собственно говоря, любая красота основана на духовности. Сара светилась духовностью. А поскольку в любом человеке живет душа, полученная от Всевышнего и стремящаяся к Всевышнему, то ее красота притягивала, звала и не отпускала. Говорят, сияние Сары произвело на много поколений египтян такое впечатление, что две дочери фараонов – разных фараонов, в разные времена – ушли к евреям. Первой была Агар, сказавшая, что лучше быть служанкой у Сары, чем царицей над Египтом. А второй была Батья (Бася на языке наших дедушек), спасшая из реки младенца Моше и никогда больше его не покидавшая.

А теперь о телесном проявлении красоты. Маленький арифметический расчет в помощь дон-жуанам с законченным начальным образованием. Пусть десять частей красоты были поделены между женщинами не всех времен, а только начиная с рождения Сары. Сара родилась в 1958 году от Сотворения мира. Предположим, что в каждом поколении на земле живет десять миллионов людей. (Оценка явно заниженная, но нам и надо найти предельно нижнюю границу.) Продуктивный возраст пусть будет лет 70 (на самом деле вдвое меньше). Итого, за столетие на земле рождается около двух поколений, т.е. двадцать миллионов человек. Из них женщин – половина; да умножим это количество на число столетий со времен Сары (чуть меньше 40). Получим, что 400 миллионов женщин приобрели на всех одну долю красоты, а Сара – девять. Т.е. примерно в три с половиной миллиарда больше каждой из них.

На какой линейке и в каких единицах считать эту красоту, неизвестно. Но ни египтяне, ни филистимляне перед ней не устояли.

И мы бы не устояли – не будь мы с вами вооружены моралью Торы!

 

[1] Кстати, примерно перед такой же проблемой стояли немецкие евреи. Доверять или нет той высокой культуре, которую создал (не без еврейского участия) немецкий этнос?

Теги: Тора, Сара, Авраам