Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Заповедь делать цдаку равна всем остальным заповедям, взятых вместе»Бава Батра 96

Наказание Лота

01 ноября 2009, 15:38

Отложить Отложено

Всем известная сцена: Лот со своей семьей бежит что есть мочи по голой степи из пылающего огнем города. За ним языки страшного пожара лижут черный купол перевернутого неба, перед ним кромешная тьма. А в спину раздается голос ангела: "Не оглядывайся назад и не останавливайся" (Берешит 19:17).

Скажите, к кому этот голос ангела обращается?

Понятно, к кому. К Лоту.

А к остальным не обращается? Мол, никто не оглядывайтесь, бегите и спасайтесь, не задерживаясь.

Можно ответить – или да, или нет. Если нет, то непонятно, почему дальше сказано: "Его жена оглянулась назад и превратилась в столб соли" (19:26). Получается, что ангел предостерег и ее тоже. А если ее не предостерег, то зачем наказал столбом?

Итак, запрет касался всех, кто бежал вместе с Лотом, включая его самого.

Но тогда с какой стати глаголы "не оглядывайся" и "не останавливайся" стоят в мужском роде единственного числа? Очевидно, что вся реплика, начинающаяся словами: "Спасай свою душу", предназначена Лоту, единственному мужчине в группе беглецов.

Давайте не гадать, а откроем Мидраш. В нем говорится, что жена Лота пострадала за то, что не давала соли соседям, т.е. была плохим человеком, ничем не помогала людям.

Но ведь сдомские люди были отъявленными злодеями! Кстати, именно по этой причине Всевышний их сейчас и уничтожает серой и небесным огнем – за злодейство. Скорее всего, жена Лота была того же уровня праведности, что и ее муж, который, что ни говорите, воспитывался в доме Авраама. В силу этого, выполняя заповедь "от злодея удались", она не давала им соли. А поэтому – зачем ее убивать за соль? Очевидно, ее сейчас убивают именно за нарушение запрета оглядываться.

Вы когда-нибудь слышали, чтобы за оглядывание карали смертью? А вот за плохое отношение к людям человек нередко наказывается преждевременной смертью – чему множество примеров в книгах Танаха. Да и не может Мидраш до такой степени ошибаться – раз говорит "за соль", значит "за соль". Что надо понимать так: пусть они злодеи и от них надо удалиться – но сначала дай им соли, а потом удаляйся. Т.е. будь человеком даже со злодеями.

Итак, ее убили именно за соль. Что касается запрета оглядываться, то он был дан только Лоту. Но тогда непонятно, почему ангелы превратили ее в соляной столб лишь сейчас, а не тогда, на месте преступления, когда соседки пришли к ней за солью, а она захлопнула перед ними дверь.

Ведь если преступление "не давать соль" (т.е., быть нехорошим человеком) карается смертью, то получается, что, если бы сейчас не оглянулась – то что?

Верно, если бы не оглянулась, то добежала бы до горы вместе с мужем и дочерьми. И тогда дочерям не пришла бы в голову страшная идея напоить отца вином, чтобы преступным образом продолжить с ним человеческий род. И тогда не появились бы два народа – Моав и Амон. И не было бы у нас (ндБ) Рути-моавитянки. И ее царственного потомка тоже не было бы. А значит, и Машиаха, нашего спасителя. Какой ужас!

Что ни говорите, а идея безнаказанности злодейства мало симпатична любому из нас. Только что сказали, что быть плохим человеком – очень и очень плохо. Зачем тогда была дана жене Лота возможность не погибнуть, а выжить? Да еще так выжить, что вся наша история пошла бы совсем другим, незапланированным путем.

Понятно, что по счастливой случайности жена Лота оглянулась – и мы имеем ту историю, которая у нас есть. Но ведь мы рисковали! Зачем?

Ответ таков: Лотова супруга была наказана не за оглядывание, а именно за соль. Но не тогда, на месте, а только сейчас. Почему? Потому что, преступив закон тогда, перестала обладать свободой выбора. И теперь не ей предназначался запрет оглядываться. Более того, ангел знал, что она непременно оглянется. Знал, что стоять ей теперь веки веков в виде столба на устрашение туристам.

А приказ не останавливаться и не оглядываться был дан Лоту и только Лоту! Сейчас его жена превратится сзади в соль, но он обязан торопиться и спешить, бежать и мчаться – и при этом не сметь притормозить и оглянуться на несчастную женщину, на свою жену, с которой прожил много лет и родил нескольких дочерей. Это было наказанием для Лота. Запрет в виде наказания.

Наказание за то, что жил в Сдоме. А еще раньше – за то, что отделился от Авраама, вернее, вел себя так, что дядя попросил его уйти подальше: "если ты налево – я направо, если ты направо – я налево".

Бежать по жизни и не оглядываться, что может быть хуже? Стремиться спастись – и забыть свое прошлое. Причем сознательно забыть, делая над собой усилие (иначе погибнешь). Забыться так, чтобы не знать "когда легла и когда встала" та, что была с ним в страшную ночь катастрофы.

 Страшное наказание. Уж лучше бы оглянулся.

 

Теги: Хидуш, Вайера