Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Можно ли голосовать за партию, идеология которой мне больше по душе?

Темы: Танах, Выборы, Политика, Рав Бенцион Зильбер, Элиягу

Отложить Отложено

Я с удовольствием интересуюсь Торой, черпаю много полезной информации у вас на сайте. А вот голосовать мне бы хотелось за партию, идеология, которой мне больше по душе. Хотелось бы услышать Ваше мнение.

Отвечает рав Бенцион Зильбер

На сайте я не отвечаю на вопросы политического характера. Но, мне кажется, из с помощью афтары недельной главы Ки Тиса, мы сможет понять какой подход Торы к этому вопросу.

Афтара к главе «Ки тиса» — отрывок из первой Книги царей (Млахим I, 18:1-39). В нем речь идет о временах царя Ахава, правившего северным — Израильским — царством, где проживали десять колен Израиля (два колена населяли южное царство — Иудею; раскол единого царства произошел после смерти царя Шломо). Ахав и его подданные поклонялись идолам, нарушая этим вторую из Десяти заповедей, запрещающую поклонение любым божествам, кроме Единого Б-га. Тема афтары связана с темой поклонения золотому тельцу в недельной главе.

Скажем несколько слов о событиях, предшествовавших описываемому в афтаре.

При вступлении евреев из пустыни в Эрец-Исраэль ими был разрушен город Иерихо («Иерихон» в русском прочтении). Восстановление Иерихо было категорически запрещено: Иерихо пал чудом, и память о чуде было предписано сохранить. Иеошуа, преемник Моше-рабейну, который после смерти Моше возглавил народ и под руководством которого народ вступил в Землю обетованную, объявил, что тот, кто восстановит Иерихо, будет проклят перед Б-гом: гибелью старшего сына заложит он фундамент, гибелью младшего поставит ворота (т.е. завершит строительство) (Иеошуа, 6:26). Весь народ боялся этого проклятия, никто и подумать не смел отстроить город.

В годы правления царя Ахава, когда идолопоклонство получило широкое распространение, Иерихо был восстановлен. Сделал это житель Бейт-Эля Хиэль, близкий друг Ахава. Он дерзнул отстроить Иерихо и потерял всех своих сыновей (Млахим I, 16).

В дни траура Хиэля по младшему (последнему) сыну, рассказывает гемара «Санедрин», царь Ахав и пророк Элияу пришли к нему сказать слова утешения, как принято у народа Израиля. Мысль о том, что случившаяся беда — исполнение слов Иеошуа, витала в комнате. И Элияу это подтвердил. Ахав возразил: «Ну нет! Моше говорил, что если мы станем служить идолам, то Б-г не пошлет нам дождя (слова из Торы, которые мы дважды в день читаем в молитве “Шма Исраэль”. — Б.З.), однако я иду к своим идолам, ступая по лужам. Раз не исполнилось пророчество Моше, так неужто исполнятся слова его ученика (Иеошуа)?!» И тогда Элияу сказал: «Отныне не будет в Израиле ни дождя, ни росы, только по моему слову». И действительно, три года — вплоть до описываемых в афтаре событий — в Эрец-Исраэль стояла страшная засуха (об этом говорится и в Млахим I, 17).

А теперь собственно афтара.

На третий год засухи и голода Б-г приказал пророку Элияу явиться к царю Ахаву и обещал послать дождь на землю. Элияу через посланца сообщил Ахаву о своем прибытии, и царь вышел ему навстречу. «…Сказал ему Ахав: ты ли это, навлекающий беду на Израиль (“охер Исраэль”, знаменитое выражение, которым и сегодня охотно пользуются демагоги. — Б.З.)? Не я навлек беду на Израиль, а ты и дом твоего отца тем, что вы оставили заповеди Г-спода…» — отвечал пророк (Млахим I, 18:18).

Пророк велел царю собрать весь народ Израиля к горе Кармель, в том числе — четыреста пятьдесят пророков Баала и четыреста пророков Ашеры (Баал, Ашера — языческие божества). Собрались все, кроме пророков Ашеры. Радак (раби Давид бар Йосеф Кимхи, ок. 1160 — 1235 гг., Нарбонна, ныне — Франция) говорит, что царица не позволила им идти.

Элияу обратился к собравшимся: «Долго ли вы будете колебаться между двумя мнениями? Если Г-сподь есть Б-г, то следуйте Ему, а если Баал, то следуйте ему. И не отвечал ему народ ни слова» (Млахим I, 18:21).

Что ж, раз у евреев нет ответа на его вопрос, Элияу предложил провести испытание. Пусть пророки Баала — со своей стороны, и он, Элияу, который один остался пророком Г-спода (Ахав убил в своем царстве всех пророков Г-спода, каких сумел отыскать; оставшиеся в живых скрывались, и Элияу вышел из укрытия по приказу Всевышнего), — со своей стороны, возложат на жертвенник по быку, но дрова под жертвенником не подожгут. Пророки Баала воззовут к своему богу, а Элияу — к Г-споду. Тот, Кто откликнется и пошлет огонь на жертвенник, и есть Б-г.

Вдобавок Элияу предложил пророкам Баала, так сказать, фору: во-первых, их четыреста с лишним, а он один, во-вторых, им предоставляется выбрать быка из двух предназначенных в жертву, т.е. такого, какого сочтут лучшим, а Элияу возьмет себе оставшегося, и наконец — они начнут первыми.

Начав утром, пророки Баала продолжали взывать к своему идолу еще долго после полудня, но не получили ответа. Тогда приступил к жертвоприношению Элияу. Он построил жертвенник из двенадцати камней (по числу колен Израиля) и сделал вокруг жертвенника ров, велел наполнить водой четыре кувшина, вылить воду на жертвенного тельца и на дрова и трижды повторить это. Вода потекла вокруг жертвенника и наполнила ров. Элияу воззвал: «Г-сподь, Б-г Авраама, Ицхака и Израиля! Пусть узнают в этот день, что Ты — Б-г в Израиле… И будет знать народ этот, что Ты, Г-сподь, — Б-г!» (Млахим I, 18:36-37). На жертвенник сошел огонь, сжег жертву всесожжения, дрова и камни жертвенника и осушил ров.

«И увидел весь народ, и пал на лицо свое, и сказали: Г-сподь — Он Б-г, Г-сподь — Он Б-г» (Млахим I, 18:39).

Так заканчивается афтара.

Все, казалось бы, понятно? Да нет. Элияу спрашивает у евреев: «Долго ли вы будете колебаться между двумя мнениями?» А потом, непонятно почему, говорит: «Если Г-сподь есть Б-г, то следуйте Ему, а если Баал, то следуйте ему». Что же получается? А если евреи выберут идола? Неужели пророк предпочитает, чтобы евреи вообще забыли о Б-ге и служили только идолу? (Заметьте, кстати, что и в худшие времена среди десяти колен не было такого, чтобы люди вообще не знали Б-га.) Чего Элияу добивался?

До сих пор евреи как-то выполняли заповеди Торы. Заодно они охотно прибегали и к Баалу — зачем же отказываться от добавочной поддержки? Да она как-то и ближе, и конкретнее! И никому это не мешало, и никто не видел в этом противоречия. Если Элияу хотел показать евреям, что в мире есть только один Б-г, пусть и показал бы, как он это потом и сделал. Зачем сначала предлагать выбор «либо — либо»?

Дело в том, что когда в человеке уживаются две жизненные позиции с разными основами, вы можете демонстрировать ему любые чудеса и проводить у него на глазах любые испытания, это не произведет на него никакого впечатления. Он легко согласится с тем, что чудо Б-га — действительно чудо, но это не значит, что и другие божества не способны творить чудеса.

Пока человек в тумане, ему истины не увидеть. Прежде чем показать евреям могущество Единого Б-га, Элияу хотел указать им на то, что они, может быть, и сами смутно чувствовали, но не сознавали ясно и над чем не задумывались. Только тогда, когда Элияу сказал «либо — либо», евреи осознали, что их состояние противоречиво и что они действительно стоят перед выбором. Прежде чем увидеть истину, надо осознать, что ты пребываешь в противоречии. Осознав это, народ сумел по-настоящему воспринять и чудо.

Вопрос о служении идолам, который рассматривается и в недельной главе, и в афтаре к ней, — вопрос, очень важный для нас.

Начиная с эпизода с золотым тельцом, продолжая историческим периодом служения идолам в правление Ахава и вплоть до наших дней евреи не раз пробовали ухватиться за что-то «простое и зримое» в этой жизни, от ведовства до политических идей, и служить «своему делу», не отказываясь в общем-то и от выполнения заповедей Торы «в разумных пределах».

Такое состояние безусловно противоречиво, постоянно находиться в нем невозможно. Сидение на двух стульях приводит к тому, что человек либо падает с них, либо поплотнее усаживается на одном.

«Двойная» основа в мировоззрении означает, что при решении жизненных вопросов изначально предполагаются два подхода: Тора говорит то-то, а, скажем, политические установки — то-то. Человек оказывается «слугой двух господ», на каждый вопрос у него теперь есть два ответа, и если между ними возникает конфликт, человек разрешает его субъективно, в зависимости от того, что ближе его сердцу — Тора или идеология.

Сказано в «Теилим»: «Тора Г-спода совершенна, оживляет душу…» (19:8). Это значит: Тора цельна и полноценна, она самодостаточна и не нуждается в идеологических добавках извне. Тора — единая и неисчерпаемая система, содержащая ответы и указания по всем вопросам жизни. И для того, чтобы действительно быть для нас путеводителем, Тора должна быть путеводителем единственным.

Почему евреи, увидев, как принял Всевышний жертвоприношение Элияу, сказали «Г-сподь — Он Б-г» дважды? В первый раз это значило, что они признают Всевышнего Б-гом, а во второй раз — утверждают, что Он — Единственный владыка мира и нет других богов, кроме Него.

С уважением, Бенцион Зильбер

Материалы по теме


Тора предъявляет высокие требования как каждому судье персонально, так и к судебной системе в целом. В данном материале кратко изложены функции еврейского раввинского суда — бейт дина. Читать дальше