Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Каждый, кто дает подаяние с недобрым выражением лица или скривившись, даже если подал тысячу золотых — не исполнил заповеди и нет у него заслуги»Рамбам, «Подарки бедным», глава 10
Отвечает рав Овадья Климовский

Шалом, уважаемый Н.!

Спасибо за Ваш вопрос. Ведь, казалось бы, кто, как не Моше рабейну, должен был войти туда? Известно, как он любил заповеди[1]. Он стремился войти в Землю Израиля, чтобы выполнять их там в полном объеме. Этот вопрос занимал не одно поколение мудрецов. Не претендуя на полное освещение этой темы, упомянем основные объяснения, которые нам доступны.

Но прежде чем говорить о наказании (а нам еще предстоит понять, было ли это просто наказанием) Моше, нашего учителя, нелишним будет напомнить себе: когда мы обсуждаем действия праведников, тем более таких, как Моше, стоит проявлять большую осторожность. Ведь эти люди находились на недостижимом для нас духовном уровне, поэтому их проступки, хотя и имели место — ангелов среди людей нет (и лишь о четырех людях за всю историю сообщает Талмуд, что они ни разу не согрешили), — совсем не похожи на наши.

Теперь конкретно о том, почему Моше не вошел в Святую Землю. Комментаторы приводят несколько причин. Основной, наверное, является его ошибка, описанная в главе Хукат, когда Моше ударил по скале, чтобы извлечь воду для сынов Израиля. Существует множество комментариев, объясняющих, что именно Моше сделал неправильно. Классическим является объяснение Раши (к Бемидбар 20:11), согласно которому Моше было приказано не ударять по скале, а только говорить с ней. В результате евреи увидели, что вода добыта с помощью посоха, а не слов, и освящение Имени Всевышнего не состоялось в той мере, в какой могло бы, если бы все увидели, как природа подчиняется словам праведника. Более того, можно добавить: они бы увидели, что не обязательно физически прикасаться к скале для свершения чуда, достаточно слова — тогда и Тора поднялась бы еще выше в их глазах.

Из комментариев Кли Якар и Орах Хаим следует, что событие со скалой связано с событием, о котором рассказывается до этого, — отчетом разведчиков, вследствие которого евреи потеряли право войти в Землю Израиля сразу и были оставлены в пустыне на 40 лет. Ведь разведчики (а вслед за ними и все остальные, кто принялся плакать) продемонстрировали недостаточность своей веры в Творца, в этом и состоял основной их грех. У Моше в ситуации со скалой был уникальный шанс исправить его и вернуть веру народа Израиля на прежний уровень, но он упустил этот шанс. Поэтому и был вместе с остальными наказан тем, что не вошел в Землю Израиля. Более того, как ни парадоксально, именно вследствие своей высокой праведности Моше не мог войти туда — ведь Храм, который он воздвиг бы, войдя в Землю Израиля, должен был стать нерушимым (Сота 9а). И если народ согрешил бы, наказание было бы строже, так как нельзя было бы разрушить Храм и весь удар пришелся бы на народ. А если бы Моше поднял духовный уровень Израиля на прежнюю высоту, такого развития событий не пришлось бы опасаться, и Моше мог бы войти в Страну и построить Храм. Таким образом, оба события связаны, и, хотя Моше был наказан за свой проступок, наказание могло быть иным, если бы не предваривший его грех разведчиков.

С другой стороны, комментаторы указывают на интересный момент: когда Моше в беседе с народом упоминает о том, что был наказан, он говорит: «Всевышний рассердился на меня из-за вас» (Дварим 3:26) — так звучат его слова в простом переводе, и так объясняет их Раши. Однако слово лэ-маанхэм на самом деле может означать и «ради вас». Хизкуни, например, объясняет это так: Моше должен быть похоронен в пустыне и привести в будущем в Землю Израиля за собой остальных, тех, кто тоже не удостоился войти туда.

Кроме того, эти слова можно понимать более широко — в связи с упомянутым выше обстоятельством: если бы Моше построил Храм, никто не смог бы разрушить его. И тогда согрешивших евреев пришлось бы наказывать как-то иначе, не разрушением Храма, что было бы еще тяжелее для них, поэтому Всевышний не пустил его в Землю Израиля «ради них»…

Кроме того, есть и еще одно соображение, сформулированное в Мидраше (Бэмидбар Рабба 19:13): «Чему это можно уподобить? Ситуации: пастух получил от царя стадо, а стадо увели. Может ли теперь пастух явиться во дворец и предстать перед царем, не вернув стадо? Так же и Моше — вывел 600 тысяч из Египта, а вводит в Землю Израиля новое поколение». То есть, хотя и не вина Моше, что поколение пустыни потеряло право войти туда, не подобает ему как руководителю появиться там во главе следующего поколения.

Нельзя напоследок не упомянуть и о том, что написано в трактате Сангедрин (111а): когда Моше упрекал Всевышнего, что положение евреев только ухудшилось из-за его, Моше, попыток добиться от фараона освобождения, Б-г ответил: «Сейчас ты увидишь, что я сделаю с фараоном…» — СЕЙЧАС увидишь, а то, как завоюют Землю Израиля, уже не увидишь. Комментаторы отмечают: в тот момент это решение было еще не окончательным и Моше надеялся, что оно будет отменено.

С уважением, Овадья Климовский


[1] Трактат Сота (13а) свидетельствует, что, когда все были заняты сбором золота и серебра перед выходом из Египта, Моше был занят другим — доставал из Нила останки Йосефа, чтобы перенести их в Землю Израиля.

Материалы по теме


Наш праотец Авраам дает нам хороший пример гостеприимства. Мудрецы говорят, что его шатер был открыт на четыре стороны — для каждого гостя. Мы расскажем о правилах и традициях, рекомендуемых тем, кто желает по-настоящему исполнить эту заповедь. Читать дальше