Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Мидраш о том, как происходило возвращение Моше в Египет. Освобождение еврейского народа было сопряжено с огромными трудностями.

4. Возвращение в Египет и десять казней

Моше и Аарон вместе пришли в землю Гошен и объявили евреям, что вскоре Всевышний избавит их из рабства (Шмот 4:29—31; Сефер аяшар, Шмот). И чтобы потребовать от фараона отпустить сынов Израиля на свободу, они повели депутацию старейшин к его дворцу. Но по пути старейшины по одному и по двое стали незаметно отставать от процессии. А ближе к дворцу, где с одной стороны дороги лежали тела казненных, с другой — висели распятые, разбежались последние из старейшин. Тогда Моше сказал брату: «Им Творец ничего не повелел, но нам Творец повелел. Пойдем и выполним Его поручение, пусть даже нас за это казнят!» (Шмот раба 5:14; Ялкут Шимони, Шмот 174; Мидраш аГадоль, Шмот 5:1; Раши, Шмот 5:1).

Вход во дворец охраняли могучие львы, которые набрасывались на всякого, кто пытался приблизиться без разрешения жрецов-укротителей. Но, повинуясь посоху Моше, львы пропустили двух праведников во дворец, а сами побежали вслед за ними, ласкаясь, как собаки к хозяевам. И когда Моше и Аарон вошли в тронный зал в сопровождении резвящихся львов, перепуганный фараон, юный карлик Адикам-Авуз, спросил: «Что вам нужно?!» И они ответили (Моше говорил Аарону, а тот передавал его слова фараону): «Б-г евреев послал нас к тебе сказать: Отпусти Мой народ, и они будут служить Мне!» (Шмот 5:1, 7:1—2, Раши; Танхума, Ваэра 10; Сефер аяшар, Шмот; Ялкут Шимони, Шмот 176).

Тем временем Билам, который по-прежнему был советником фараона, сумел уверить его, что Моше и Аарон такие же маги, как и египетские жрецы, и необходимо устроить им экзамен (Сефер аяшар, Шмот; Ялкут Шимони, Шмот 176). И когда фараон потребовал доказательств, Аарон, следуя приказу Моше, бросил свой посох — и посох превратился в крокодила (Шмот 7:10). «Таковы знамения вашего Б-га?! — насмешливо спросил фараон. — Обычно купцы привозят свои товары туда, где в них есть нужда! Не привозят рыбу в портовый город Акко, где полно рыбы! Неужели вы не знали, что все маги собраны при моем дворе?!» Он велел позвать пятилетних мальчиков, обучавшихся в школе магов, и они тоже сумели превратить посохи в крокодилов. Затем он позвал свою жену, и она превратила посох в крокодила (Шмот раба 9:6). А в заключение и жрецы превратили свои посохи в крокодилов. Тогда посох Аарона, снова превратившись из «крокодила» в посох, проглотил всех крокодилов, созданных жрецами фараона с помощью магии (Шмот 7:11—12). В книге Зоар объяснено, что посох Моше, на котором был написано имя Б-га, обладал большей святостью, чем посох Аарона, — поэтому-то теперь для чуда был использован посох Аарона, ведь ему предстояло проглотить посохи жрецов, а Всевышний не желал осквернять посох Моше духовной нечистотой (Зоар 2, 28а).

Фараон, пораженный увиденным чудом, повелел принести к нему египетскую «Книгу богов» и стал искать в ней имя Б-га евреев, чтобы узнать что-нибудь про Него. И не нашел. Тогда он сказал: «Я не знаю Б-га, о котором вы говорили, и Его народ не отпущу! …Зачем, Моше и Аарон, вы отвлекаете народ от его трудов?» — и он прогнал их, повелев своим сановникам загрузить сынов Израиля еще более тяжелой работой, чтобы они не тешили себя пустыми надеждами (Шмот 5:4—9; Сефер аяшар, Шмот).

А когда гнет усилился, рабы-евреи сказали Моше и Аарону: «Осудит вас Б-г за то, что вы вызвали на нас гнев фараона!» (Шмот 5:21) — и более не захотели слушать объяснений Моше (там же 6:9).

И тогда Моше вернулся в Мидьян к семье и провел там несколько месяцев, а затем, в конце тамуза, возвратился в Египет (Шмот раба 5:19, Радаль; р. Бехайе, Шмот 10:5). И в первый день следующего месяца ав Моше подстерег фараона у реки Нил (Шмот 7:15; Седер адорот). Поскольку фараон выдавал себя за бога и убеждал своих поданных, что он не нуждается в отправлении естественных потребностей, то ему приходилось рано утром тайно выходить омываться в Нил, — и там, погрузившись в воду, он справлял свои потребности за весь день. Моше подловил его на пути к реке (Шмот раба 9:8; Танхума, Ваэра 14; Раши, Шмот 7:15). «Дай мне справить нужду, а потом я с тобой поговорю», — пообещал фараон. «Разве бывает бог, который ходит по нужде?!» — насмешливо спросил его Моше (Ялкут Шимони, Ваэра 182).

Тем временем Б-г повелел Моше, чтобы тот превратил воды Нила в кровь — если фараон вновь откажется отпустить сынов Израиля. Но Моше возразил: «Я не могу наказывать эту реку! Ведь, когда меня беззащитным младенцем опустили в ее воды, река сберегла меня. Разве человек, который пил из колодца, станет засыпать его камнями?!» И Творец согласился: «Пусть эту казнь совершит Аарон» (Шмот раба 20:1). И как только фараон отказался выполнить волю Б-га, Аарон, следуя приказу Моше, ударил посохом по воде Нила, и она превратилась в кровь — а одновременно вся вода в Египте стала кровью (Шмот 7:19—21). Эта кара продолжалось в течение семи дней (Шмот 7:25, Раши; Шмот раба 9:12; Седер адорот). Но и жрецы сумели превратить в кровь небольшую порцию воды, добытую ими из-под земли. Поэтому фараон не уступил Моше и Аарону, полагая, что они просто не менее искусные маги и колдуны, чем его жрецы (Шмот 7:21—23).

На первый день следующего месяца элуль страну наполнили вышедшие из реки лягушки (Шмот 8:1—2; Седер адорот; Ягель либейну). А поскольку эта кара тоже была связана с Нилом, то и ее Всевышний совершил через Аарона, так как Моше не захотел отплатить реке злом за сделанное ему добро (Шмот раба 10:4). Не выдержав натиска лягушек, фараон позвал к себе Моше и Аарона, попросив: «Помолитесь Б-гу, пусть Он удалит лягушек от меня и от моего народа, и я отпущу ваш народ». Но как только благодаря молитве Моше лягушки исчезли, фараон укрепил свое сердце и не отпустил сыновей Израиля из Египта (Шмот 8:4—11). Эта кара тоже продолжалась семь дней — как и все последующие (Шмот раба 9:12).

На первый день месяца тишрей нового 2448 года /1312 г. до н.э/, в День Суда — Рош ашана, весь Египет наполнился вшами (Шмот 8:12—13; Седер адорот; Ягель либейну). А жрецы фараона, которые прежде повторяли, хотя и в малой степени, все чудеса Аарона, не сумели воспроизвести превращение земного праха во вшей и признали: «Это перст Б-га» (Шмот 8:12—15; Седер адорот). После этой кары прекратилось рабское угнетение (Рош ашана 11а). Но фараон по-прежнему не отпускал сынов Израиля, все еще полагая, что Моше и Аарон — величайшие в мире маги (Шмот 8:12—15; Дваш лефи 20; Мидраш Лель Шимурим с. 107).

В последующие месяцы египтян постигло еще несколько казней: в начале хешвана — нашествие диких зверей, а в кислеве — падеж скота (Шмот 8:16—9:7; Седер адорот; Ягель либейну).

А следующие четыре казни были совершены через Моше (Шмот раба 12:4). В первый день месяца тевет, следуя повелению Б-га, он бросил две полные пригоршни печной золы к небу, и на египтянах — и даже на самих жрецах фараона — появились гнойные язвы. В первый день швата Моше простер свой посох к небесам, и на страну обрушился огненный град, побивающий животных и растения, — и только в земле Гошен, где жило большинство сыновей Израиля, града не было. Напуганный фараон вновь призвал к себе Моше и Аарона, сказав им: «Согрешил я на этот раз, прав Б-г, а я и мой народ — грешны. Помолитесь Б-гу, чтобы прекратились гром и град, и я отпущу вас». По молитве Моше бедствие прекратилось, но фараон опять не выполнил свое обещание (Шмот 9:8—35; Седер адорот; Ягель либейну).

В первый день месяца адар Моше простер свой посох над Египтом, и сильный восточный ветер принес огромные стаи саранчи, которые покрыли всю землю и пожрали то, что уцелело после града. Фараон снова призвал к себе Моше и Аарона, сказав: «Согрешил я перед вашим Б-гом и перед вами! А теперь прости мой грех! И помолитесь за меня Б-гу, чтобы Он избавил меня от этой казни». По молитве Моше вся саранча была унесена ветром в море, но фараон, ожесточившись, не отпустил евреев (Шмот 10:12—20). А на первый день месяца нисан Моше вознес свою руку к небесам и на Египет пала непроницаемая мгла — но в жилищах сыновей Израиля был свет (Шмот 10:21—23; р. Бехайе, Шмот 10:5; Седер адорот). Фараон призвал к себе Моше и сказал, что евреи могут уходить из Египта — но только без своих стад. Однако Моше не принял это условие. И когда фараон, рассвирепев, закричал: «Уйди от меня прочь! Берегись и больше не являйся ко мне!», — Моше ответил: «Верно ты говоришь: больше я к тебе не приду! Но еще одна казнь обрушится на Египет! — добавил он. — Умрет всякий первенец: от первенца фараона до первенца рабыни и все первенцы скота. И будет великий вопль по всей стране Египетской, какого не было и никогда больше не будет. И сойдут все твои рабы ко мне и поклонятся мне, говоря: Уходи — ты и весь народ твой! И после этого я уйду из страны» И Моше навсегда покинул дворец фараона (Шмот 10:24—29, 11:4—8, Раши).

Мгла окутывала страну в течение шести дней, и за это время умерли многочисленные евреи, восстававшие против Б-га и не желавшие уходить с Моше из Египта (Шмот раба 14:3; Ялкут Шимони, Бо 208; Сефер аяшар, Бо; Раши, Шмот 13:18; Седер адорот).

В десятый день месяца нисан Б-г повелел Моше, чтобы каждая семья припасла по ягненку, а на четырнадцатый день месяца, ближе к вечеру, зарезала его в жертву Б-гу. Кровью этого ягненка следовало помазать косяки и притолоку в домах, чтобы Всевышний не поразил евреев вместе с первенцами Египта (Шмот 12:1—13). «Владыка Вселенной, — недоуменно спросил Моше, — разве я могу это сделать? Ведь Ты знаешь, что овцы — это божества египтян?! Как мы принесем это божество в жертву на их глазах, и они не побьют нас камнями?!» «Клянусь твоей жизнью, — ответил Б-г, — что сыны Израиля не выйдут отсюда до тех пор, пока не зарежут богов египтян у них на глазах, чтобы они поняли, что их боги ничего не значат». А поскольку овнам поклонялись не только египтяне, но и многие сыны Израиля, перенявшие их обычаи, Всевышний добавил: «Все время, пока сыны Израиля служат египетским идолам, они не будут избавлены. Иди и скажи им, чтобы они оставили свои дурные дела и отказались от идолопоклонства. …Пусть возьмут себе ягнят и зарежут божков Египта!» (Шмот раба 16:2—3). И Моше передал повеление Б-га старейшинам и народу (Шмот 12:21—27).

  • 14 нисана, в четверг, Моше и Аарон сделали обрезание всем сынам Израиля, чтобы каждый смог принести пасхальную жертву, ведь Всевышний повелел (Шмот 12:48): «Но необрезанный не должен есть от нее» (Бемидбар раба 11:3; Седер олам раба 5). А в полночь 15 нисана в Египте начался мор, и погибли первенцы в каждом доме (Шмот 12:29—30). Всевышний поразил и первенцев по отцу, и первенцев по матери, а в доме, где не было первенца, умирал глава семьи (Шохер тов 105:10). И также погибли девочки и женщины, которые были первыми у своих родителей, — кроме сводной сестры фараона, Батьи, спасенной благодаря молитве Моше (Шмот раба 18:3; Шохер тов 136:10). В ту ночь Батья и перепуганный фараон, который тоже был первенцем, отправились разыскивать Моше по улицам столицы (Сефер аяшар, Бо; Седер адорот). Фараон переходил от дома к дому и в панике кричал: «Где Моше?! Где Аарон?!» (Ялкут Шимони, Бо 208; Раши, Шмот 12:31).

А в это время Моше и Аарон возлежали за пасхальной трапезой и веселились вместе со своими семьями: они пили вино и пели гимны Всевышнему (Сефер аяшар, Бо; Мидраш Ваиша; Седер адорот). Фараон постучался в дверь, и жалобно попросил: «Мой любимый Моше, пожалуйста, помолись за нас перед Б-гом, а иначе не останется ни одного живого человека во всем Египте!» «Кто ты такой?» — спросил Моше. «Это я, униженный фараон!» «Почему ты сам явился ко мне? Разве цари стучатся по ночам в двери?! Я не могу к тебе выйти, ведь Б-г сказал нам (Шмот 12:22): Никто из вас не должен выходить за дверь своего дома до утра». «Так хотя бы подойди к окну» — попросил фараон, и Моше выполнил его просьбу (Мидраш Ваиша; Мидраш Лель Шимурим с. 159).

И тогда Батья стала упрекать его: «Так-то ты отплатил мне и нашему царскому дому за то, что я тебя вырастила?! А ты привел на нас все эти казни!» Но Моше спросил ее: «Скажи, из десяти казней, которые Б-г обрушил на Египет, хоть одна причинила тебе вред и ущерб?» И она ответила: «Нет. Но разве это может меня утешить, если гибнет царский дом моего брата?!» «Твой брат и его слуги не слушали слов Б-га, — объяснил ей Моше, — за это и настигли их все беды. Но твой брат тоже не умрет, хоть он и первенец, ибо Творец повелел оставить его в живых, чтобы он увидел и осознал великую силу Б-га!» (Сефер аяшар, Бо; Седер адорот). И тогда фараон упал перед Моше на колени и попросил: «Встаньте и уходите от моего народа — вы и все сыны Израиля» (Шмот 12:31; Шмот раба 20:3). «Безумец! — возразил ему Моше. — Разве мы воры, что убежим ночью?! Нет, мы выйдем открыто, на глазах всего Египта. Подожди до утра, ведь Б-г запретил нам выходить на улицу до рассвета» (Танхума, Бо 7; Шохер тов 113). «Но к тому времени погибнут все египтяне!» — в страхе возопил фараон. Если ты хочешь остановить эту казнь, — ответил ему Моше, то скажи: «Вы — свободны! Вы — рабы Б-га!» И фараон закричал: «Прежде вы были моими рабами, но теперь вы свободны! Теперь вы рабы Б-га и Его должны прославлять!» (Шохер тов 113).

В ту же ночь в землю Гошен были отправлены вестники-египтяне, чтобы известить сыновей Израиля о том, что им разрешено покинуть страну (Рамбан, Шмот 12:31, Бейт аяйн 3), — это произошло ровно через год после того, как Моше услышал голос, обращенный к нему из горящего куста на горе Хорев (Седер олам раба 5).

с разрешения издательства Швут Ами


Пророк Моше в своей прощальной, напутственной речи, дает народу важные указания относительно судей и судебной системы, царя и многого другого. Читать дальше