Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Работа пастухом явилась важным этапом в жизни Моше. Всевышний проверил его лидерские качества на практике.
3. Первое пророчество

После женитьбы Моше стал пасти стада тестя (Шмот раба 1:33). Так Всевышний «проверял Моше на овцах и козах» — годен ли он стать пастырем всего народа Израиля. И Моше выдержал это испытание: он следил, чтобы его стада никогда не заходили на чужие пастбища, а также защищал скот от волков и львов. А когда он увидел, как ягненок подбежал к ручью и стал жадно пить воду, то сказал ему: «Я и не знал, что ты так устал в пути». И он взвалил ягненка на плечо и понес на себе, чтобы тот отдохнул. И Всевышний решил, что, если Моше проявляет такое милосердие к скоту, то сможет стать верным пастырем и для сынов Израиля (Шмот раба 2:2—3; Зоар 2, 21а).

Однажды, в 15 день весеннего месяца нисана 2447 года /1313 г. до н.э./, Моше пас стадо в глубине Синайской пустыни. Ближе к вечеру от стада отбился маленький козленок, и в поисках его Моше вышел к горе Хорев (Шмот 3:1; Седер олам раба 5; Сефер аяшар, Шмот; Седер адорот). Он почувствовал, что его притягивает к горе, словно магнитом (Зоар 2, 21а). На ее склоне Моше увидел куст ежевики, объятый пламенем, — он горел, но не сгорал. «Подойду-ка туда, — решил Моше, — посмотрю на великое чудо: отчего не сгорает этот куст?» (Шмот 3:2—3). Приблизившись, он увидел ангела, стоящего в середине пламени (Шмот раба 2:5). А затем он услышал запомнившийся с раннего детства голос своего отца, взывающий к нему как будто из пламени: «Моше, Моше!» «Неужели мой отец пришел из Египта?» — подумал он и ответил, озираясь по сторонам: «Вот я! Что ты хочешь, отец?!» (Шмот 3:4; Шмот раба 3:1, 45:5). И тогда голос повелел ему не приближаться к огню и снять обувь, так как место, на котором он стоит, — свято (Шмот 3:5). Затем голос объяснил: «Я — не твой отец, но Б-г твоего отца. Я открылся тебе, поманив тебя голосом отца, чтобы ты не испугался» (там же 3:6; Шмот раба 3:1, Имрей йошер).

Знатоки сокровенного учения отмечают, что, поскольку Для Моше это было первым пророческим откровением, и поэтому Всевышний стремился постепенно подготовить его, поднимая с одного духовного уровня на другой, — ведь если человек провел долгое время в абсолютной темноте, то его нельзя сразу же выводить на солнце, но он должен привыкать к свету понемногу. Сначала Моше просто увидел горящий куст и, приблизившись к нему, понял, что это — ангел. И лишь когда его разум укрепился настолько, что он смог воспринимать ангела, ему открылась в пророческом видении Шехина (р. Бехайе, Шмот 3:1). В это мгновение Моше освободился от своего материального тела, которое сравнивается с обувью, «надеваемой» на бессмертную душу, — и его духовная сущность устремилась навстречу Шехине (Тикуней аЗоар 21, 48б; р. Бехайе, Шмот 3:5).

В этом пророческом откровении Всевышний дал Моше знать, что пришел срок вывести народ Израиля из Египта и возвратить его на землю праотцев (Шмот 3:7—8). «Как этот куст горит и не сгорает, — сказал ему Б-г, — так и египтяне не смогут уничтожить сынов Израиля» (Шмот раба 2:5). А затем Всевышний повелел: «Теперь Я посылаю тебя к фараону, и ты выведешь Мой народ, сынов Израиля, из Египта». «Кто я такой, — опешил Моше, — чтобы идти к фараону и вывести евреев из рабства?! Как я уберегу их летом от зноя, а зимой от холода? Как я смогу обеспечить их едой и питьем? Сколько среди них рожениц! Сколько беременных! Сколько грудных младенцев!» (Шмот 3:10-11; Шмот раба 3:4). «Ведь Я буду с тобой, — успокоил его Всевышний. — И вот тебе знак, что это Я тебя посылаю: когда ты выведешь этот народ из Египта, вы будете служить Б-гу на этой горе» (Шмот 3:12). Вместе с тем Всевышний предупредил Моше, что его миссия будет нелегкой: «Я знаю, что царь Египта не позволит вам уйти, пока Я не пущу в ход Свою крепкую руку. Я протяну Свою руку, и поражу Египет всеми чудесами Моими, какие Я явлю в нем. И лишь после этого фараон вас отпустит!» (там же 3:19—20).

«Но ведь евреи мне не поверят и не послушают меня, — продолжал возражать Моше. — Они скажут: Не открывался тебе Б-г!» Тогда Всевышний велел ему бросить на землю посох, который Моше нашел за домом Итро. Моше бросил посох на землю, и тот превратился в змея — а Моше от него отпрянул. Но Б-г сказал: «Протяни руку и схвати его за хвост!» Моше схватил змея — и тот вновь стал в его руке посохом. «Это знамение, — объяснил ему Б-г, — для того, чтобы они поверили, что тебе открылся Б-г их отцов» (там же 4:1—5).

Это пророческое видение у горы Хорев продолжалось в течение семи дней, и все это время Моше просил освободить его от возлагаемой на него миссии (Седер олам раба 5; Ваикра раба 11:6; р. Бехайе, Шмот 10:5). «Прости меня, Г-сподь, — говорил он, — но я не речист и косноязычен» (Шмот 4:10). Моше настолько не хотел идти в Египет, что даже не молил Б-га, чтобы тот излечил его от заикания, но лишь указывал, что «недостойно Владыки мира направлять к царю косноязычного посланца» (Рамбан, Шмот 4:10). «Кто дал уста человеку? Разве не Я, Б-г?! — убеждал его Всевышний. — Иди, и Я буду повелевать твоими устами и укажу тебе, что говорить» (Шмот 4:11—12). «Прости меня, Г-сподь, — продолжал стоять на своем Моше, — но пошли того, кого Ты всегда посылаешь — Своих ангелов!» (Шмот 4:13; Шмот раба 3:16). «А если Ты желаешь направить именно человека, — добавил он, — то пошли любого другого, ибо на земле нет никого, кто бы подходил для этой миссии меньше, чем я!» Причина, по которой Моше проявил такое упорство, заключалась в его смирении. Сердце не позволяло ему возвыситься и заявить перед фараоном: «Меня послал Б-г!», а затем вывести евреев из Египта и стать над ними царем (Рамбан, Шмот 4:13).

Тем не менее, Всевышний разгневался на Моше за его упрямство и повелел, чтобы вместе с ним эту миссию выполнял его брат Аарон, который станет говорить с фараоном (Шмот 4:14—16). И хотя по первоначальному плану все пророчества должны были быть переданы только через Моше и все чудеса совершены только через него, теперь рядом с ним был поставлен Аарон (Шмот раба 7:1). И если по начальному замыслу Моше должен был стать первосвященником Святилища, а Аарон — его помощником, левитом, то теперь роль первосвященника была предназначена для Аарона, а Моше предстояло быть лишь левитом (Звахим 102а).

  • 21 нисана Моше возвратился к своему тестю Итро, чтобы попросить у того разрешения отправиться к своим братьям в Египет: ведь он не мог нарушить данную тестю клятву (Шмот 4:18; Шмот раба 4:4; р. Бехайе, Шмот 10:5). А в доме тестя Моше узнал, что Ципора родила ему второго сына (Рамбан, Шмот 4:20). Этого сына Моше назвал именем Элиэзер (אליעזר — буквально «мой Б-г помог»), сказав: «Б-г моего отца был мне в помощь» (Шмот 18:4) — и ему было сделано обрезание (Ялкут Шимони, Шмот 168; Сефер аяшар, Шмот).
  • Там, в Мидьяне, Творец вновь открылся Моше, поторопив его: «Иди, возвращайся в Египет, ибо уже умерли люди, искавшие твоей смерти» (Шмот 4:19). В этом пророческом откровении голос Творца разделился на два речения, одно из которых было обращено к Моше, а второе — к Аарону, находившемуся в Египте. И в то самое мгновение, когда Моше слышал слова: «Возвращайся в Египет», Аарон услышал: «Иди навстречу Моше в пустыню» (там же 4:27; Шмот раба 5:9; Ялкут Шимони, Шмот 174).

    Узнав из слов Б-га, что фараон, приговоривший его к смертной казни, умер, Моше отправился в Египет не подобно лазутчику, как предполагал вначале, а вместе с женой и детьми (Шмот 4:20; Рамбан, Шмот 4:19). На первом привале в пустыне он решил сделать обрезание и старшему сыну — Гершому. Однако сначала он занялся устройством ночлега — и внезапно ощутил приближение смерти. Увидев, что Моше умирает, Ципора поняла, что Всевышний наказывает его за промедление в выполнении заповеди: взяв острый нож, она сама сделала обрезание сыну — и Моше почувствовал, что жизнь возвращается к нему (Шмот 4:24—26; Таргум Йонатан, Шмот 4:24; Сефер аяшар, Шмот; Недарим 31б-32а).

    А вскоре у горы Хорев, где Моше в течение семи дней разговаривал с горящим кустом, он встретил Аарона и рассказал ему обо всем, что повелел сделать Б-г (Шмот 4:27—28). Аарон посоветовал Моше возвратить Ципору и детей к тестю, сказав: «Теперь нужно выводить людей из Египта, а не приводить туда новых», — и Моше поступил по совету брата (Ялкут Шимони, Шмот 174; Сефер аяшар, Шмот).

    с разрешения издательства Швут Ами


    Шавуот — праздник дарования Торы. Еврейская традиция отмечает тот факт, что исход из Египта (который мы празднуем в Песах) был не самоцелью, а лишь подготовкой к получению Торы на горе Синай. Читать дальше

    Законы и обычаи праздника Шавуот

    Рав Элияу Ки-Тов,
    из цикла «Книга нашего наследия»

    Глава из книги «Сефер атодаа»

    Законы праздника

    Рав Элияу Ки-Тов,
    из цикла «Книга нашего наследия»

    Чем праздник (йом тов) отличается от субботы?

    Самоотверженность во имя Торы

    Рав Реувен Пятигорский,
    из цикла «О нашем, еврейском»

    Накануне праздника Шавуот, Дня дарования Торы, уместно вспомнить, что наши мудрецы настойчиво подчеркивают одну мысль: не на Синае мы получили ее и не шестого числа месяца сиван. Каждый еврей получает ее ежедневно , когда учит, и везде , где готов пожертвовать ради нее жизнью.

    Бедствия при невыполнении шмиты и йовеля

    Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель

    Исполнение заповедей связано с духовным миром человека. С другой стороны, Тора упоминает лишь материальные блага, полагающиеся тем, кто ревностно соблюдает заветы Творца.