Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
После подсчета евреев Моше приказывает левитам собрать шатер и готовиться к походу. Моше обращается к Итро, но тот отказывается продолжить путь.

В первый день следующего месяца, ияра, Моше получил повеление вновь произвести подсчет сынов Израиля по их коленам. В тот же день Моше и Аарон призвали вождей колен и начали пересчет, завершив его 19 ияра (Бемидбар 1:1—46, 3:27—39; Ибн Эзра, Бемидбар 2:32; Ягельлибейну).

В ходе пересчета Моше расположил колено Леви станом вокруг Шатра Откровения, а все остальные колена разбили свои станы вокруг левитов (Бемидбар 1:52—54). Сам Моше поселился в стане левитов, к востоку от Шатра Откровения (там же 3:38; Санхедрин 42б).

На следующий день после завершения пересчета, 20 ияра 2449 года, поднялось облако Шехины, покрывавшее Шатер Откровения, и Моше приказал левитам собрать Шатер. Затем весь стан сынов Израиля отправился в путь вслед за облаком — после одиннадцати месяцев и двадцати дней пребывания у горы Синай (Бемидбар 10:11—12, Раши; Седер олам раба 8). Перед выходом Моше обратился к своему тестю Итро: «Мы идем в страну, которую Б-г обещал отдать нам. Пойдем с нами, и мы сделаем тебе благо». Но Итро отказался, решив вернуться к себе в Мидьян, чтобы приблизить свой народ к вере в Б-га Израиля (Шмот 18:27; Бемидбар 10:29—32, Раши; Мехильта, Итро 1:2; Ягель либейну).

  • 21 ияра, после первого перехода, облако Шехины опустилось в пустыне Паран (Бемидбар 10:12, 33:16; Раши, Бемидбар 10:33; Ягель либейну). Еще по дороге народ начал роптать на Б-га, жалуясь на усталость (Бемидбар 11:1, Раши). Вместо того чтобы возблагодарить Творца за все благо, которое Он для них сделал, они сетовали на свою участь, как люди, которых заставляют и принуждают: «Как нам быть?! Как мы сможем выжить в этой пустыне?! Что мы будем есть и пить? Как мы сможем выдержать такой тяжелый путь и когда сумеем отсюда выбраться?» (Рамбан, Бемидбар 11:1). И вышел огонь от Б-га, пожрав край стана. Люди возопили к Моше, и благодаря его молитве огонь стих (Бемидбар 11:2).
  • Но сыны Израиля, подстрекаемые иноплеменниками, которых Моше вывел из Египта вопреки воле Б-га, вновь стали жаловаться, плача и причитая: «Кто накормит нас мясом?… Душа наша иссохла, перед нашими глазами нет ничего, кроме этого мана» (там же 11:4—6). И хотя с ними были многочисленные стада (см. Шмот 12:38, Бемидбар 32:1), а ман полностью насыщал весь народ, эти люди искали лишь придирок, чтобы поднять мятеж против Б-га (Раши, Бемидбар 11:4). Почувствовав, что гнев Б-га снова возгорается на евреев, Моше взмолился: «Зачем Ты сделал зло Своему рабу, …что возлагаешь на меня бремя всего этого народа?! Разве я носил его в чреве или родил его, что Ты говоришь мне: Неси его, как носит нянька ребенка, в страну, которую Ты поклялся отдать его праотцам! …Не могу я один нести весь этот народ, ибо слишком тяжело это для меня. Если так Ты поступаешь со мной, то лучше умертви меня, …чтобы мне не видеть своей беды!» (Бемидбар 11:10-15).

    Тогда Б-г повелел Моше собрать у Шатра Откровения семьдесят старейшин Израиля. И там Б-г наделил их духом пророчества, чтобы они несли груз управления народом вместе с Моше (Бемидбар 11:16—17, 24—25). В этот момент к Шатру прибежал сын Моше Гершом, который сообщил, что двое из старейшин Эльдад (см.) и Мейдад (см.), не пришедшие к Шатру Откровения, начали пророчествовать прямо в стане (Бемидбар 11:26—27, Раши). Они говорили: «Моше умрет, а Йеошуа введет народ в землю» (Санхедрин 17а; Раши, Бемидбар 11:28) — как только Моше отказался от полной ответственности за народ Израиля, сразу же последовало пророчество о том, что не он введет народ на Святую Землю (Кен Тора 1:2). Тогда верный ученик Йеошуа бин Нун попросил его: «Господин мой, Моше, останови их!» Но Моше ответил: «Не ревнуешь ли ты за меня?! Пусть бы весь народ стал пророками, чтобы Б-г осенил их Своим духом!» (Бемидбар 11:28—29).

    В тот же день сильный ветер с моря принес огромные стаи обессиленных перелетом перепелов, которые упали на землю, покрыв стан на толщину около двух локтей. Люди собирали их и ели — и еще было мясо на зубах их, как в стане начался мор. Это место назвали Киврот-Атаава («Могилы Прихотей»), так как там погибли роптавшие на Б-га и на Моше (Бемидбар 11:31—34, Рамбан 11:23).

    Пробыв в Киврот-Атаава тридцать дней, сыны Израиля тронулись в путь и 22 сивана сделали следующую стоянку в Хацероте, также расположенном в пустыне Паран (Бемидбар 11:35; Седер олам раба 8; Таанит 29а; Сефер аяшар, Беаалотха). В тот же день Моше услышал, как его сестра Мирьям посетовала в разговоре с Аароном на то, что Моше отдалился от своей жены Ципоры (Сифри, Беаалотха 99—100; Раши, Бемидбар 12:1; Ор ахаим, Бемидбар 12:1). Ее слова были правдой: Моше, действительно, отделился от жены еще до Синайского откровения, когда Творец повелел всем сынам Израиля: «Будьте готовы к третьему дню, не приближайтесь к женщине» (Шмот 19:15). А затем Моше сделал для себя вывод: «Если уж всем было заповедано отдалиться от жен ради восприятия одного пророчества, данного в заранее определенное время, то тем более необходимо навсегда отдалиться от жены мне, с которым Б-г говорит постоянно, и днем, и ночью, не предупреждая заранее. И Творец одобрил его решение, повелев ему после Синайского откровения: “Иди, скажи им (т.е. сынам Израиля): Возвратитесь в свои шатры (т.е. к своим женам). Но ты останься со Мной” (Дварим 5:27—28; Шабат 87а, Раши; Авот дераби Натан 2:3; Шмот раба 19:3; Зоар 3, 261б)».

    А Мирьям узнала об этом от самой Ципоры: обратив внимание на то, что та перестала носить украшения, Мирьям спросила ее о причине этого, и Ципора объяснила полунамеком (Сифри, Беаалотха 99). А когда Эльдад и Мейдад начали пророчествовать прямо в стане, Ципора, стоявшая рядом с Мирьям, с горечью прошептала: «Несчастны их жены! Теперь, когда они стали пророками, они отдалятся от своих жен, как Моше — от меня» (Танхума, Цав 13; Раши, Бемидбар 12:1). И Мирьям решила, что Моше отдалился от жены из гордыни, считая себя чересчур святым, чтобы оскверняться близостью с женщиной (Ибн Эзра и Рашбам, Бемидбар 12:2). Поэтому она умышленно заговорила об этом в присутствии Моше, чтобы наставить своего младшего брата на верный путь, — и хотя она обращалась только к Аарону, но говорила так, чтобы и Моше слышал (Ор ахаим, Бемидбар 12:1). Мирьям возмущенно воскликнула: «Разве только с Моше говорил Б-г?! Ведь и со мной говорил Б-г, а я не отдалилась от своего мужа!» «И со мной тоже говорил Б-г, — поддержал ее Аарон, — И я тоже не отдаляюсь от жены. Да и с нашими праотцами Он говорил, и они не отдалялись от своих жен!» (Бемидбар 12:2; Авот дераби Натан 9:2). Но Моше из скромности не стал возражать сестре и брату (Рамбан и Ор ахаим, Бемидбар 12:3). В этот момент Б-г внезапно обратился к Аарону и Мирьям, но они не смогли воспринять пророчество, потому что каждый из них был ритуально нечистым после супружеской близости, — и им пришлось искать воду для омовения. Так Всевышний дал им понять, что Моше поступил верно, поскольку он всегда должен был пребывать в состоянии чистоты (Бемидбар 12:4, Раши). И как только Аарон и Мирьям очистились для восприятия пророчества, Творец сказал им: «Если и есть между вами пророк Б-га, то Я в видении открываюсь ему, в сновидении говорю с ним. Не так с Моим рабом Моше: …из уст в уста Я говорю с ним, и явно, а не загадками. …Как же вы не побоялись осуждать Моего раба Моше?!» А когда пророчество завершилось, Мирьям покрылась белыми язвами цараат, ставшими наказанием за злоречие (Бемидбар 12:6—10; Авот дераби Натан 9:2). Да и Аарон понял, что тоже был достоин этого наказания, так как не остановил сестру, а, наоборот, поддерживал разговор (Авот дераби Натан 9:2). И он обратился к Моше: «Мой господин, не сочти нам за грех, что мы глупо поступили и согрешили», — и попросил молиться за исцеление сестры. Семь дней, до 28 сивана, Мирьям находилась вне стана, а затем, отвечая на молитву Моше, Творец ее исцелил (Бемидбар 12:11—15; Седер олам раба 8; Ягель либейну).

    с разрешения издательства Швут Ами


    Разрушение единства, раздоры и споры приводят к страшным бедствиям. Единство еврейского народа — это сила и необходимое условие нашего существования Читать дальше

    Пост Эстер

    р. Ури Калюжный

    О чём горевать в пост Эстер? Вроде бы, всё закончилось хорошо...

    Израильский теннисист оставляет игру перед наступлением Йом-Кипура

    Переводчик Мирьям Нирман

    На общенациональном уровне самое страшное — изгнание из Земли Израиля, а на индивидуальном — «карет» — отсечение от общей, «коллективной» души еврейского народа

    Права и обязанности еврея

    Журнал «Мир Торы»

    Законы и обычаи еврейской традиции… Насколько они обязательны? Разве они подобны Уголовному Кодексу, и за их нарушение можно угодить в тюрьму? А за исполнение этих законов полагается награда? Кто следит, соблюдаются они или нет? И почему так много людей столь ревностно выполняют предписания еврейской традиции?

    Дарование Торы 2. Взаимное поручительство

    Рав Йегуда Лейб Ашлаг,
    из цикла «Дарование Торы»

    Статья величайшего каббалиста прошлого столетия, автора комментария «Сулам» на книгу «Зогар»

    На тему недельной главы. Шмот 1

    Рав Арье Кацин,
    из цикла «На тему недельной главы»

    Коментарии к недельной главе Льва Кацина

    Дарование Торы 1. Возлюби ближнего, как самого себя

    Рав Йегуда Лейб Ашлаг,
    из цикла «Дарование Торы»

    Статья, посвященная сути Торы, раскрывает ее через заповедь: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя».

    Осквернение имени Всевышнего и Освящение имени Всевышнего

    Раби Йосеф Герц

    Недельная глава «Эмор». Комментарий главного раввина Британской империи р. Й. Герца

    Жизнь как служение. Специфические черты еврейского мировоззре­ния

    Рав Цви Вассерман

    Понимание жизни как служения, пол­ное подчинение ему всего человеческого существа, при том, что источником и одновременно целью служения является сам Б-г — придает облику еврея уникальней­шие черты, делает его совершенной загадкой для ума, мыслящего рационально.