Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Облачный столп вместо охраны, толпы желающих получить ответ на жизненно важный вопрос. Хроника шатра, в котором Моше проводил долгие часы самоусовершенствования и помощи.

В тот же день, 10 тишрей нового, 2449 года /1311 г. до н.э/, в Йом кипур, Моше окончательно спустился с горы Синай (Шмот 34:29; Дварим 10:5; Седер олам раба 6; Раши, Дварим 9:18). Когда он со скрижалями в руках приблизился к стану, Аарон и старейшины, вышедшие ему навстречу, увидели, что его лицо ярко светится, — но он сам этого не замечал. Подозвав к себе глав общины, он сообщил им, что грех народа прощен. А когда Моше понял, что его лицо излучает ослепительный свет, он закрыл его покрывалом, — и с тех пор открывал его, только представая перед Б-гом в момент пророчества (Шмот 34:29—35, Рамбан; Седер олам раба 6). Моше поместил скрижали в деревянный ковчег, сделанный им перед последним восхождением на гору, — и туда же он положил осколки первых скрижалей (Дварим 10:5; Раши, Бемидбар 10:33, Сифтей хахамим; Ягель либейну).

На следующее утро, 11 тишрей, к Моше начали сходиться евреи со своими тяжбами и спорами, и пока он разбирался с первыми из них, его окружила огромная толпа пришедших к нему на суд. Тогда, следуя совету своего тестя Итро, Моше назначил достойных судей, чтобы они разбирали тяжбы, передавая на рассмотрение к нему лишь самые трудные дела (Шмот 18:13—26; Мехильта, Итро 2; Раши, Шмот 18:13, Сифтей хахамим).

В тот же день Моше начал ежедневное обучение сынов Израиля Торе, полученной им от Б-га. Это обучение проходило следующим образом: сначала Моше объяснял каждый закон Аарону, сидевшему перед ним. Затем входили сыновья Аарона, и Моше повторял тот же закон для них, а потом еще раз — для всех старейшин, и, наконец, четвертый раз — для всего народа. После этого Моше отходил, а Аарон еще раз обучал этому закону своих сыновей, старейшин и весь народ (Эрувин 54б; Раши, Шмот 34:32).

В тот же день, 11 тишрей, Моше передал народу повеление Б-га возвести Шатер Откровения, чтобы в нем постоянно пребывала Его Шехина (Шмот 25:8—9, 35:4—19; Раши, Шмот 35:1). Кроме того, необходимо было изготовить священные одежды для Аарона и его сыновей, ведь ему предстояло стать первосвященником, а им — служителями Шатра (Шмот 28:1—43; Шмот раба 37:1).

И уже 12 тишрей сыны Израиля принесли к Моше всё, что требовалось для изготовления Шатра (Шмот 35:21—29, 36:3, Рамбан). Наряду с другими необходимыми материалами, каждый мужчина старше двадцати лет принес по серебряной монете достоинством в полшекеля, из которых впоследствии изготовили серебряные «подножия» для столбов, окружавших двор Шатра, — а по принесенным монетам Моше подсчитал численность мужчин (Шмот 30:11—16; Раши, Шмот 30:15—16).

Моше повелел, чтобы работу по изготовлению Шатра возглавил юный Бецалель (см.), внук Хура, племянника Моше (Шмот 35:30-35). И он сам подробно объяснил Бецалелю и другим мастерам, как именно следует изготовлять каждый из элементов Шатра. Изо дня в день он следил за их работой, чтобы все детали и сосуды Шатра получились точно такими, как повелел ему Б-г на горе Синай, — ведь Шатер и его утварь должны были стать миниатюрным отображением устройства Вселенной, позволяющим постигать тайны высших миров (Бемидбар раба 12:9; Рамбан, Шмот 36:8; Шаар агмуль 81).

Через два с половиной месяца, 25 кислева, работа была завершена, но, согласно повелению Всевышнего, Шатер хранился в сложенном виде еще три месяца — до конца адара (Шмот раба 52:2; Ялкут Шимони, Мелахим 184). Вскоре после завершения работы Моше услышал за своей спиной разговор двух насмешников. «Посмотри, — сказал один другому, — какой затылок отъел сын Амрама!» А второй ответил: «Чего же ты хочешь — чтобы человек, который распоряжался изготовлением Шатра, не стал богачом?!» (Шмот раба 51:6, Эц Йосеф). И тогда Моше, который, действительно, был казначеем при изготовлении Шатра и вел все счета (Бхорот 5а; Шмот раба 51:1), сказал народу: «Соберитесь — и я дам вам отчет». Он подробно рассказал, сколько драгоценных материалов понадобилось на изготовление различных частей Шатра, но забыл о 1775 шекелях серебра, ушедших на изготовление крюков для закрепления завесы (см. Шмот 38:28), так как они уже были вделаны в столбы. Сидя перед общиной, Моше не мог понять, почему не сходится счет. «Сейчас будут говорить, что я взял серебро себе», — подумал он, и тогда Б-г открыл ему глаза, и счет сошелся (Шмот раба 51:6).

Все эти месяцы Моше жил в особом шатре, который он разбил вне стана, и там с ним постоянно находился его ближайший ученик Йеошуа бин Нун. Многие евреи приходили к Моше за советом и наставлением. В этом шатре Б-г открывался Моше и говорил с ним, и в эти минуты у входа в шатер, как часовой, стоял облачный столп. А когда Моше проходил через стан, все вставали и смотрели ему вслед, и многие с почтением говорили: «Блаженна мать, родившая его» (Шмот 33:7—11; Шмот раба 45:4). Но другие ворчали: «Посмотрите на его ляжки, посмотрите на его тушу! Все это он отъел за счет евреев! И все его богатство — за счет евреев!» (Шкалим 5:2; Танхума, Ки тиса 27). А когда Моше попытался обходить стан стороной, чтобы перед ним не вставали, люди стали осуждающе говорить: «Он хочет лишить нас возможности выполнять даже такую простую заповедь, как почитание мудрецов Торы» (Мидраш аГадоль, Дварим 1:12; Оцар Ишей аТанах, Моше 11).

  • 23 адара 2449 года Моше впервые установил Шатер Откровения, облачил Аарона и его сыновей в особые одеяния для служения и помазал их елеем в знак посвящения в служители Святилища. В течение семи дней каждое утро Моше собирал Шатер, приносил установленные жертвы, а вечером вновь разбирал его (Ваикра 8:1—13; Седер олам раба 7; Сифри, Насо 44; Сефер аяшар, Цав; Седер адорот). В эти дни он был первосвященником (Звахим 101б-102а; Шмот раба 37:1; Ваикра раба 11:6), совершая служение в белоснежном льняном хитоне (Таанит 11б, Раши).
  • И хотя Моше совершал в Шатре все положенное служение, Шехина в нем не пребывала. А когда сыны Израиля, ощущая себя разочарованными, упрекнули Моше: «Наставник! Все наши труды и усилия были ради того, чтобы мы узнали, что прощен наш грех с золотым тельцом!», — Моше ответил им: «Мой брат Аарон достойнее меня, и Шехина будет пребывать среди вас благодаря его жертвоприношениям и его служению» (Ваикра раба 11:6; Раши, Ваикра 9:23).

    По истечении недели обучения, в первый день месяца нисан, Моше окончательно установил Шатер, и Аарон приступил к служению первосвященника (Шмот 40:17—33; Ваикра 9:1—22; Седер олам раба 7; Седер адорот). В этот день Моше совершал служение в Шатре наряду с Аароном и его сыновьями (Шмот 40:25—29, Раши). Хотя все установленные жертвы уже были принесены, но Шехина все еще не осеняла Шатер Откровения. Тогда Аарон, решивший, что Всевышний гневается на него из-за греха с золотым тельцом, с горечью упрекнул Моше: «Брат! Для чего ты сделал так, чтобы я стал первосвященником — и опозорился?!» Моше взмолился к Всевышнему, и Шехина сошла на Шатер Откровения (Раши, Ваикра 9:23). В тот момент из Святая Святых Шатра вырвались две огненные молнии и поразили старших сыновей Аарона — Надава и Авиу, которые, не дожидаясь повеления Моше, вошли в Шатер, чтобы воскурить благовония на золотом жертвеннике (Ваикра 10:1—2, Раши и Рашбам; Санхедрин 52а; Седер адорот). А когда сраженный горем Аарон зарыдал (Рамбан, Ваикра 10:3), Моше сказал ему: «Брат, твои сыновья умерли, освятив Имя Б-га» (Зевахим 115б), — и Аарон смолк, признав справедливость суда Творца (Ваикра 10:3, Меам лоэз). В мидраше объяснено, что сразу после греха с золотым тельцом все четыре сына Аарона были приговорены Небесами к истреблению, и молитва Моше на горе Синай смогла спасти лишь двоих из них (Ваикра раба 7:1, 10:4—5; Раши, Ваикра 10:12; Раши, Дварим 9:20).

    Тем временем Моше повелел левитам вытащить тела умерших из Шатра за стан, а Аарону и его оставшимся сыновьям запретил справлять траур, ибо Аарон должен был, согласно закону, продолжать нести свою службу в Шатре (Ваикра 10:4—7, Рамбан). В ходе последующего служения Моше заметил, что оставшиеся сыновья Аарона не ели от мяса грехоочистительной жертвы, а сожгли ее целиком. Моше сурово обвинил их, — но Аарон отвел его в сторону, и напомнил, что скорбящему запрещено есть мясо жертв, и Моше сразу же признал, что из-за гнева забыл закон (Ваикра 10:16—20; Авот дераби Натан 37:12; Ваикра раба 13:1).

    В этот день в заслугу Моше Шехина обрела постоянное пристанище на земле, как и в дни Сотворения мира. Ведь, когда из-за грехов первых двадцати поколений Шехина отдалилась от земли на седьмой уровень Небес, праотцы Авраам, Ицхак и Яаков сумели «опустить» ее с седьмого уровня на четвертый, Леви — на третий, Кеат — на второй, Амрам — на первый, а Моше возвел для Шехины постоянную обитель — Шатер Откровения (Берешит раба 19:7; Бемидбар раба 13:2).

    На следующий день, 2 нисана, под руководством Моше сожгли рыжую корову и приготовили из ее пепла смесь для очищения от ритуальной нечистоты. 3-го и 7-го нисана Моше дважды окропил левитов очищающей водой, чтобы они смогли приступить к службе при Шатре (Сифри, Насо 44; Раши, Бемидбар 7:1).

    В этот период Всевышний продолжал обучать Моше, обращаясь к нему из Святая Святых в Шатре Откровения, как прежде обучал его на горе Синай (Хагига 6аб, Раши). Моше сразу же записывал слова Б-га на листах пергамента, которые хранил при себе (Гитин 60а, Раши).

    с разрешения издательства Швут Ами


    Место евреев уникально среди народов, и наши политические концепции, основанные на Торе, также уникальны. В государстве, основанном на Торе, Закон превыше всего. Хотя многие истинно религиозные евреи сегодня стараются отдалиться от участия в политике, наличие в Израиле религиозных партий демонстрирует всем, насколько велико в стране число «евреев за Б-га» Читать дальше

    Перед приходом Машиаха

    Рав Эльхонон-Буним Вассерман,
    из цикла «Перед приходом Машиаха»

    Очерк "Перед приходом Машиаха", излагающий мнение Торы по политическим и социальным процессам современности. Был написан на идише в 1937 году и опубликован в начале 1939 года. Он был сразу же переведен на иврит, а впоследствии - и на многие другие языки

    Об антисемитизме

    Рав Моше Пантелят

    Поколения приходят, поколения уходят, а антисемитизм остается, явление почти столь же древнее, как и сам еврейский народ, явление столь же любопытное и столь же удивительное, как и само существование еврейского народа. В древности и в средние века антисемитизм выступал, в основном, как проявление религиозной нетерпимости, в особенности это бросалось в глаза в европейских христианских странах.

    «Эль-Аль» и святость шаббата

    Йегуда Авнер

    Выборы в Израиле и Хафец Хаим

    Хафец Хаим

    Как известно, Толдот Йешурун и наш сайт не занимаются политикой, но мы не можем остаться в стороне от выборов, которые состоятся в Израиле через несколько дней. В связи с этим публикуем письмо крупнейшего раввина последнего века, создателя алахического кодекса законов «Мишна Брура», принятого всеми религиозными евреями, — раби Исраэля-Меира аКоэна из Радина. Дай Б-г, чтобы выборы в Израиле приблизили наш народ к избавлению. Нам представляется, что голосование — это личное дело каждого, а те, у кого есть вопросы, пусть спрашивают у своих раввинов.