Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Недельные главы Торы, которые начинают читать в эти дни полностью связаны с описанием Мишкана, о котором написана предлагаемая вам статья.

Начиная с главы Трума оставшаяся часть книги Шмот посвящена описанию Мишкана — переносного Храма. Исключением являются главы 32—34, рассказывающие о событиях, связанных с грехом золотого тельца.

Народ Израиля был освобождён из рабства, и Всевышний даровал ему у горы Синай Свой закон — Тору. Всевышний открывается Моше и после того, как сыны Израиля, продолжая свой путь, уходят от горы Синай. На Моше возложена обязанность изготовить переносной Храм, «жилище» Всевышнего, Который не оставляет народ Израиля и навсегда связал с ним Своё Присутствие в материальном мире. Тора говорит об этом постоянном раскрытии Божественного Присутствия: «Всевышний обитает среди вас».

Мишкан представляет собой конструкцию, которая сравнительно легко собиралась и разбиралась. Габариты и вес её деталей позволяли перевозить все составляющие части конструкции на повозках, запряженных быками. Предметы, стоявшие внутри переносного Храма, во всех переходах несли на плечах несколько человек. Мишкан внешне напоминал шатёр: несколько пологов перекидывались через деревянные стены, составленные из покрытых золотом досок, и растягивались с помощью привязанных к кольям верёвок.

Мишкан состоял из трёх основных частей.

(1) Двор — пространство, огрождённое сеткой, растянутой на столбах. Размер двора:100 амот на 50 амот, т.е. примерно 60 м на 30 м. Вход во двор находился с восточной стороны.

(2) Во дворе располагался внешний жертвенник, на стены которого выплёскивали кровь и на котором сжигали туши животных, принесённых в жертву. Сразу же за жертвенником, с западной стороны, начинался двор когенов.

(3) В западной части двора располагался сам Храм, внутреннее пространство которого разделялось завесой на два больших помещения. В первое из них, наиболее близкое ко входу в Храм, могли заходить когены. В этом помещении, которое называли Кодеш — «Святое», находились золотой стол для двенадцати хлебов, золотой семисвечник и золотой жертвенник для воскурении пахучих трав. Второе помещение, отделённое завесой и распологавшееся в западной части Храма, называлось Кодеш Кодашим«Святая Святых». В нём находился Арон гакодеш — Ковчег завета. В это помещение разрешалось заходить только первосвященнику и только один раз в году — в Йом-Кипур.

При изготовлении Мишкана были использованы драгоценные материалы. Только подставки для столбов внешнего двора и решётка, являвшаяся составной частью жертвенника, были изготовлены из меди. Все остальные детали переносного Храма были либо золотыми, либо покрыты золотом. Стены Мишкана покрывали четыре полога, внутренний был изготовлен из пяти видов нитей, среди которых была и тончайшая золотая нить. Сами стены состояли из досок дорогого дерева, покрытых золотом. Под каждой из досок находились две массивные серебрянные подставки, служившие опорой.

Северная, западная и южная стены переносного Храма представляли собой ряд вертикально поставленных позолоченных досок, плотно прилегающих друг к другу и соединнёных между собой специальными креплениями. Восточная сторона Мишкана, та, где находился вход в него, представляла собой проём, занавешенный плотной завесой. Для того, чтобы закрыть деревянные доски, использовались четыре покрытия, которые, будучи растянутыми на кольях, придавали Мишкану вид шатра и служили крышей переносного Храма. Все комментаторы придерживаются мнения, что Мишкан служил местом сильнейшего раскрытия Божественного Присутствия, которое, в отличие от того раскрытия, которое пережил народ у горы Синай, не оставляло сынов Израиля во время их сорокалетних странствий по пустыне: как только на очередной стоянке воздвигался собранный Моше переносной Храм, его окутывало облако — символ постоянного пребывания Всевышнего среди сынов Израиля.

Сама конструкция Храма служила предметом изучения для комментаторов во все времена. Мистическое направление в иудаизме всегда уделяло большое внимание конструкции Храма, материалам, из которых он был изготовлен, и пропорциям его составных частей. Мистики рассматривают Храм как символическое изображение всего, что существует во Вселенной.

Рамбам предлагает более простое объяснение смысла изготовления самого Мишкана и его отдельных частей. Он подходит к вопросу с более рациональной, чем мистичекие школы, точки зрения. Все объяснения Рамбама базируются на основной идее: заповедь сооружения переносного Храма была дана евреям для того, чтобы отдалить их от идолопоклонства и приблизить к служению Всевышнему.

Храм и законы жертвоприношений занимают столь большое место в Торе, так как являются одним из важнейших инструментов осуществления плана Всевышнего: подготовить народ Израиля к выполнению возложенной на него миссии. Переносной Храм в пустыне был не только тем местом, где приносились жертвы, но и сокровищницей, в которой хранились Скрижали завета с начертанными на них перстом Творца Десятью заповедями. Всевышний связал раскрытие Своего Присутствия с этим местом, что на протяжении сорокалетних странствий сынов Израиля по пустыне служило постоянным напоминанием о том, что Всевышний требует исполнения законов, дарованных Им Своему народу через Моше. Таким образом, Храм олицетворял все основные идеи Торы, слившиеся в единое целое. Он создавал ощущение непосредственного Божественного Присутствия среди сынов Израиля, заставляя их помнить, что их жизнь — как отдельных людей, так и всего общества в целом зависит от стремления осознать это Присутствие, которое сопровождает народ лишь при условии, что он соблюдает Закон, выражающий волю Творца. Понятие святости, связанное со Всевышним, распространяется на Храм и, если евреи посвящают свою жизнь раскрытию Божественного Присутствия в материальном мире, понятие святости распространяется и на народ. Таким образом, Мишкан был как бы материальным выражением смысла того пророческого откровения, которое было дано народу через Моше у горы Синай: «И будете вы Мне царством священнослужителей и народом святым».

Перевод — издательство «Гешарим»


На каждой еврейской свадьбе мы слышим молитву о том, чтобы Всевышний сделал новую супружескую пару такой же счастливой, какими были первые мужчина и женщина в саду Эдена. В этом благословении Адам и Хава называются реим ааувим («возлюбленные друзья»). Эти слова описывают два предназначения семьи: муж и жена помогают друг другу (реим) и любят друг друга (ааувим) Читать дальше

В кругу великих. Хазон Иш. «Мир в доме вернется на место свое...»

Рав Шломо Лоренц,
из цикла «В кругу великих»

Несмотря на максимальную погруженность в изучение Торы, Хазон-Иш знал о нуждах окружавших его людей. История о том, как великий раввин проведывал заболевшего жестянщика.

Золотая середина между мужчиной и женщиной

Гецель Оффенгенден

Старое и всем известное правило «золотой середины» одинаково верно и для мужчин, и для женщин. Придерживаться золотой середины — это путь к серьёзным переменам к лучшему. Причем единственный.

Дерех эрец 18. Обязанность изменять слова во имя мира между людьми

Рав Шауль Вагшал,
из цикла «Дерех эрец»

Насколько велик и важен мир между людьми можно судить по тому, что, при всей предосудительности лжи, ради мира Тора разрешила даже иногда изменять слова при пересказе. Таковы пути установления мира: избегать всего, что может нарушить единство между человеком и его ближним, между мужем и женой, повредить любви между ними, даже в самой малой степени. Это правило мы можем учить из того, как сам Всевышний изменил слова Сары, передавая их Аврааму. Она сказала (услышав известие, что у нее будет сын): «…вот и господин мой (Авраам) стар», а Всевышний передал Аврааму, будто она сказала: «…и я состарилась» ( Берешит 18:12,13). Всевышний, будь Он благословен, сделал это, чтобы избежать всякой возможности обиды (см. Раши там). Подобным же образом Талмуд разрешает говорить о некрасивой невесте, что она красива, а о неудачной покупке — что она удачна ( Ктубот 17а). Братья Йосефа придумали то, чего не было, беспокоясь о мире между ними и Йосефом. Они сказали ему: «Отец твой завещал перед смертью, говоря: Так скажите Йосефу: Прости, молю тебя, вину братьев твоих…» ( Берешит 50:17). Объясняет Раши, что Яаков не говорил всего этого, ибо он не подозревал Йосефа в том, что тот станем мстить братьям за причиненное ему зло. Из этого эпизода мы выводим, что изменить слова во имя мира может даже тот, кто непосредственно заинтересован и участвует в деле, а не только стороннее лицо. Талмуд говорит, что отступление от фактов во имя мира — мицва , а не просто нечто разрешенное ( Йевамот 65б)

В гармонии с природой 9. Сосуд, хранящий благословения

Рав Уриэль Зильбигер,
из цикла «В гармонии с природой»

Основа истинного мира — в самом человеке. Только если каждый еврей живет в мире с самим собой, в любви и братстве со своими домочадцами, возможен мир и единство в народе Израиля.