Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Сегодня - день рождения и смерти Моше Рабейну. Истории из Талмуда и Мидраша.

Из рассказов еврейских мудрецов о смерти Моше

В Торе сказано: «И сказал Всевышний Моше: «Вот, твои дни приблизились к смерти».

Наши учители сказали: «Всевышнему нелегко принимать решение о смерти праведников, как сказано в Книге Псалмов: «Тяжела для Всевышнего смерть его праведников.» (Тегилим, 116) Он должен был сказать Моше: «Сейчас ты умрешь», но вместо этого дал ему прожить еще несколько дней».

В Книге Ийова сказано: «Даже если поднимется до неба его величие и голова коснется облаков… — погибнет он, и те, кто видел его, спросят — где он?» (Ийов, 20) В этом стихе говорится о дне смерти. Даже если у человека вырастут крылья и он поднимется к облакам, когда настанет день его смерти, крылья сломаются, и он упадет на землю.

Слова «…если поднимется до неба его величие» относятся к Моше, который поднимался на небо, ступал по облакам, стал таким же, как ангелы служения, и разговаривал в Всевышним лицом к лицу. Но когда его век пришел к концу, Всевышний сказал: «Вот, твои дни приблизились к смерти».

Когда Моше понял, что Всевышний решил положить конец его жизни, Іон начертил на земле маленький круг, встал в центре его и сказал: «Властелин миров! Я не сдвинусь с места до тех пор, пока Ты не отменишь это решение». Моше надел одежду из грубой мешковины, распростерся на земле и стал молить Всевышнего о милости. Вся Вселенная задрожала, основы мира были сотрясены. Мироздание обратилось к Всевышнему: «Неужели Ты решил сотворить мир заново?» Голос с Небес ответил: «Нет, Всевышний еще не принял решение сотворить мир заново. Дело в другом — как сказано в Книге Ийова, «в Его руке душа всего живого»".

В этот час Всевышний дал указание не пропускать молитву Моше в ворота Небес, чтобы она не могла предстать перед Ним — ведь приговор Моше уже был подписан. Но поскольку голос молившегося Моше становился все громче и сильнее и проникал все выше, Всевышний приказал ангелам служения немедленно запереть все ворота Небес — ведь молитва Моше была подобна острому мечу, рассекающему любое препятствие, на которое он натолкнется.

В этот час Моше обратился к Всевышнему с такими словами:

«Властелин мира! Тебе хорошо известно, сколько труда и стараний стоило мне внушить народу Израиля веру в Тебя, как трудно было мне передать им Тору и ее заповеди. С самого начала я сказал себе: так же как сейчас я нахожусь с Израилем в трудное для него время, так мы будем вместе, когда для него настанут хорошие времена. Но теперь, когда наступают добрые времена для Израиля, Ты говоришь мне: «Ты не перейдешь этот Иордан» (Дварим, 3). Но ведь это — искажение слов Твоей Торы, в которой сказано: «В тот же день отдай плату работнику» (Дварим, 24). Это — плата за мою работу в течение сорока лет, в ходе которых Израиль стал святым, верящим в Тебя народом?»

Всевышний ответил: «Таково Мое решение».

Тогда Моше сказал: «Если я не могу войти в Эрец Исраэль живым, пусть войду я туда мертвым, так же, как войдут туда останки Йосефа».

Всевышний ответил: «Йосеф, когда его привели в Египет, не отрекся от своего происхождения и назвался евреем. Ты же отрекся от своего происхождения, когда пришел в Мидьян».

Дело в том, что дочери Йитро, представляя Моше отцу, сказали: «Этот египтянин нас спас», — и Моше смолчал.

Тогда Моше сказал: «Властелин мира! Если Ты не разрешаешь мне войти в Эрец Исраэль, то позволь мне жить, как звери в поле. Они едят травы, пьют воду и видят мир — пусть я стану одним их них».

На это Всевышний ответил словами: «Хватит об этом» (Дварим, 3).

Моше продолжал: «Если даже это для меня слишком много, то позволь мне жить, как птицы, которые в течение всего дня свободно летают по миру и ищут себе корм, а вечером возвращаются в свое гнездо — пусть моя душа станет одной из них.»

Но Всевышний снова ответил: «Хватит об этом».

Когда Моше почувствовал, что свобода его передвижений ничем не ограничена, он обратился к Небесам и к земле, прося их: «Молите Всевышнего о милости для меня».

Но они ответили: «Прежде, чем мы начнем просить Всевышнего о милости для тебя, мы будем молить Его о милосердии для нас самих, ведь сказано: ^Небеса рассеются, как дым, и земля истлеет, как одежда»» (Йешайя, 51).

Он обратился к солнцу и луне и просил их молить Всевышнего за него.

Но они ответили: «Прежде, чем мы начнем просить Всевышнего о милости для тебя, мы будем молить Его о мило-

сердии для нас самих, ведь сказано: «Пристыжена будет луна и посрамлено будет солнце»» (Йешайя, 24).

Он обратился к звездам и созвездиям и просил их молить Всевышнего за него.

Но и они ответили: «Прежде, чем мы начнем просить Всевышнего о милости для тебя, мы будем молить Его о милосердии для нас самих, ведь сказано: «И истлеет все воинство небесное»» (Йешайя, 34).

Он обратился к горам и холмам и просил их молить Всевышнего за него.

Но и они ответили: «Прежде, чем мы начнем просить Всевышнего о милости для тебя, мы будем молить Его о милосердии для нас самих, ведь сказано: «Ибо горы сдвинутся и холмы зашатаются»» (Йешайя, 54).

Он обратился к морю и просил его молить Всевышнего за него.

Но море ответило: «Сын Амрама! Что случилось с тобой сегодня? Ведь ты тот самый сын Амрама, который приблизился ко мне с жезлом в руках, ударил меня им и проделал во мне двенадцать проходов, и я не могло устоять перед тобой, так как Шхина находилась справа от тебя. Что это на тебя нашло?»

Море напомнило Моше, что он совершил много лет назад, и он воскликнул: ««Если бы я мог вернуть былые времена!» (Ийов, 29) В те времена, когда я стоял на твоем берегу, я был одним из царей мира, а сейчас я падаю ниц, и никто не обращает на меня внимания».

Тут же отправился Моше к ангелу, управляющему Двором Всевышнего, и попросил его молить Всевышнего за него. «Господин мой Моше! — ответил ангел. — К чему все это? Я услышал у самого Трона Всевышнего, что твоя молитва об этом не может быть услышана».

Моше обхватил руками голову, заплакал и закричал: «Кого же я попрошу молиться за меня?» В эту минуту Всевышний разгневался на него, и этот гнев не проходил, пока Моше не произнес следующий стих Торы: «Г-сподь, Г-сподь, Б-r милостивый и милосердный!» (Шмот, 34)

Немедленно остыл гнев Всевышнего, и Он сказал:

«Моше, в свое время Я дал две клятвы. Одну — что Я уничтожу еврейский народ за то, что он отлил золотого тельца, и другую — что ты не войдешь в Эрец Исраэль. Первую клятву Я отменил, когда ты просил Меня: «Прости же!» Теперь ты снова просишь Меня отменить клятву и уступить тебе, ты говоришь: «Да перейду я Иордан!» Ты держишь веревку за оба конца! Если ты хочешь, чтобы исполнилось «Да перейду я…», откажись от «Прости же!» Если ты все-таки хочешь, чтобы исполнилось «Прости же!» — молитва о спасении Израиля, — то откажись от «Да перейду я…»"

Когда Моше услышал эти слова, он сказал:

«Властелин мира! Пусть лучше погибнут Моше и тысяча подобных ему, чем падет один-единственный волосок с головы любого еврея».

Моше обратился к Всевышнему: «Властелин мира! Ноги, которые касались Небес, лицо, которое удостоилось лицезреть Шхину, руки, которые приняли Тору из Твоих рук, превратятся в прах?»

Всевышний ответил: «Так Я решил, так устроен мир. Каждому поколению — свои учителя, каждому поколению — свои попечители, каждому поколению — свои руководители. До сегодняшнего дня был твой черед служить мне, теперь пришел черед Йегошуа, твоего ученика».

Тогда Моше сказал: «Властелин мира! Если все дело, в том, чтобы уступить дорогу Йегошуа, то я пойду и стану его учеником!»

Всевышний ответил: «Что ж! Если ты этого хочешь — пусть так и будет».

Моше встал рано утром и приветствовал Йегошуа как ученик. И Йегошуа сидел на троне и судил народ, а Моше стоял и кланялся ему, прижимая руку к сердцу. Всевышний сделал так, что Йегошуа не замечал Моше, и Моше подготовил себя к неизбежной смерти. Евреи пришли к шатру Моше для того, чтобы учить Тору, но не нашли его там. Им сказали: «Моше встал рано утром и пошел к шатру Йегошуа». Они пошли за ним и нашли его около шатра Йегошуа: Йегошуа сидел, а Моше стоял. Они обратились к Йегошуа:

«Что с тобой? Как получилось, что Моше, наш господин и учитель, стоит, а ты сидишь?»

В этот момент Йегошуа узнал Моше. Он порвал на себе одежду, заплакал и закричал: «Господин мой! Отец мой!»

Тогда евреи обратились к Моше: «Моше Рабейну! Научи нас Торе!»

«У меня больше нет такого права», — ответил он.

Но они не отпускали его, и тогда прозвучал голос с Небес: «Учитесь у Йегошуа». После этого они смирились и стали учиться у Йегошуа.

После этого Йегошуа стал сидеть во главе мудрецов, Моше — справа от него, а сыновья Агарона — слева. Йегошуа судил народ и толковал Тору на глазах у Моше. Корона мудрости перешла от Моше к Йегошуа.

Когда они направились к Ковчегу Завета, Моше шел слева от Йегошуа. Когда они вошли в Мишкан, облако разделило их. После того, как облако поднялось и ушло, Моше подошел к Йегошуа и спросил его: «Что сказал тебе Всевышний?»

Йегошуа ответил: «Разве в то время, когда Всевышний открывался тебе, ты рассказывал мне что-нибудь?»

Услышав эти слова, Моше воскликнул: «Лучше тысяча смертей, чем один миг зависти! Властелин мира! До сего момента я просил у Тебя жизни. Сейчас я готов возвратить Тебе мою душу».

Рабби Йошия сказал: «В этот час Моше оказал Йегошуа величайшие почести перед всем Израилем, и глашатаи провозгласили во всех уголках еврейского стана: «Приходите и слушайте нового великого пророка, который теперь будет среди нас!» И собрался весь народ Израиля, чтобы почтить Йегошуа. После этого Моше приказал принести золотой трон, жемчужный венец, царскую тиару и пурпурное одеяние. Моше сам навел порядок и расставил скамьи в шатре, где должны были заседать Сангедрин и главы когенов (священников), затем он пошел к Йегошуа, облачил его и вручил ему жемчужный венец, усадил его на золотой трон и приставил к нему глашатая, чтобы тот помогал Йегошуа обращаться ко всему народу, в том числе и к его учителю Моше.

Затем Моше поцеловал Йегошуа, обнял его, заплакал и благословил его еще раз словами: «Да пребудут в мире ты и Израиль, мой народ».

«Израилю не было покоя в мои времена из-за предупреждений и упреков, которыми я их осыпал», — такими словами начал Моше благословлять каждое колено в отдельности, но когда понял, что у него остается мало времени, благословил их все сразу общим благословением.

Он сказал им: «Я доставил вам много огорчений, заставляя изучать Тору и соблюдать ее заповеди — простите меня».

Они ответили: «Учитель наш! Господин наш! Прости нас — мы много раз пробуждали в тебе гнев и создавали тебе проблемы и заботы. Прости нас!»

И он ответил: «Я вам все прощаю».

Тут раздался голос с Небес: «Моше, о чем ты печалишься — ведь тебе осталось жить в этом мире лишь полчаса».

Моше увидел пределы мира, чудесное спасение и радости, которые должен был послать в будущем Всевышний народу Израиля, и сказал: «Как счастлив ты, Израиль, народ, который спасает сам Всевышний».

Затем он встал и благословил Израиль, заплакал и сказал всему народу: «К счастью, я вновь увижу вас в день, когда восстанут мертвые».

Тут весь народ горько заплакал и застонал. Тогда Моше разорвал на себе одежду, с головой закутался в плащ, как если бы он был в глубоком трауре, и вошел в шатер. Он плакал и повторял: «Горе ногам, которые не ступили на землю Эрец Исраэль, горе рукам, которые не срывали ее плоды, горе рту, который не ел этих плодов, плодов земли, текущей молоком и медом».

Когда Моше подготовился к смерти, Всевышний сказал: «Кто восстанет за Меня с творящими зло?» (Тегилим, 94) — т.е. «Кто защитит Израиль в час Моего гнева? Кто защитит их во время войны? Кто будет просить о милосердии для них, когда они согрешат передо Мной?»

В этот момент ангел Метатрон пал ниц перед Всевышним и сказал:

«Властелин мира, Моше принадлежит Тебе и в жизни, и в смерти!»

Всевышний ответил:

«Я объясню тебе, на что это похоже. У одного царя был сын, который все время сердил отца до такой степени, что тот хотел его казнить, но мать спасала сына от смерти. Когда мать умерла, царь горько ее оплакивал. Придворные спросили его: «Господин наш! Почему ты так печалишься?» Царь ответил: «Я горюю не только по жене, но и по сыну, который много раз вызывал мой гнев, Я собирался его казнить, но мать спасала его от моего гнева». Не об одном Моше печалюсь Я сейчас, но и об Израиле, который много раз вызывал Мой гнев — Моше всякий раз защищал Израиль от него».

После этого Всевышний сказал ангелу Габриэлю:

«Пойди и принеси Мне душу Моше».

Габриэль ответил:

«Властелин мира! Моше один стоил шестисот тысяч. Как могу я стать свидетелем его смерти?»

Тогда Всевышний сказал ангелу Михаэлю:

«Пойди и принеси Мне душу Моше».

Михаэль ответил:

«Я был его учителем, а он — моим учеником. Как могу я стать свидетелем его смерти?»

Тогда Всевышний обратился к Самаэлю:

«Пойди и принеси Мне душу Моше».

Ангел Самаэль, глава всех злых сил, уже давно поджидавший душу Моше, все время повторял себе:

«Когда же Моше умрет, и я смогу спуститься на землю и забрать его душу! Когда же настанет черед Михаэлю — плакать, а мне — радоваться!»

Услышав приказ Всевышнего, Самаэль преисполнился гневом и яростью, препоясался мечом и направился к Моше. Он застал его, когда он вписывал в свиток Торы священное Имя Всевышнего, лицо Моше сияло, как солнце, и он был похож на одного из ангелов. Самаэль задрожал от страха и не решался открыть рот, пока Моше сам не обратился к нему с такими словами:

— Злодей, что тебе здесь нужно? Самаэль ответил:

— Я пришел за твоей душой.

— Кто послал тебя? — спросил Моше.

— Создавший все живое.

— Уходи отсюда, — сказал Моше, — я хочу восславить Всевышнего, как сказано: «Не умру, но буду жить и расскажу о деяниях Всевышнего» (Тегилим, 118).

Самаэль ответил:

— Откуда твоя гордыня, Моше? Другие тоже могут Его восславить, как сказано: «Небеса говорят о славе Всевышнего» (Тегилим, 19).

— Но, прославляя Его, я заставляю всех остальных умолкнуть, как сказано: «Внимайте Небеса — я буду говорить, будет слушать земля мои речи…» (Дварим, 32) — сказал Моше.

— Это не имеет значения, — ответил Самаэль, — мне отданы души всех людей без исключения.

— Но я сильнее любого из людей, — сказал Моше.

— В чем же заключается твоя сила? — спросил Самаэль.

— Я — сын Амрама, — ответил Моше, — которого прятали в течение трех лет. Было предсказано, что мне предстоит получить Тору среди языков пламени. Я вошел в царский дворец и снял корону с головы царя. Когда мне было восемьдесят лет, я совершил множество чудес в Египте и вывел оттуда шестьсот тысяч человек, весь народ Израиля, на глазах у египтян. Я поднимался на Небеса и ступал по ним, участвовал в сражениях ангелов, одолел их и раскрыл людям их тайны. Я разговаривал с Всевышним лицом к лицу, получил Тору, начертанную огнем, из Его рук и научил ей Израиль. Я воевал с Сихоном и Огом, сильнейшими из смертных, победил их при помощи своего жезла и убил их, остановил солнце и луну на небосклоне — кто из людей мог бы совершить все это? Уходи — я не отдам тебе свою душу.

Самаэль немедленно вернулся на Небо и рассказал все это Всевышнему.

Всевышний вновь приказал: «Пойди и принеси Мне душу Моше».

Тогда Самаэль обнажил свой меч и предстал перед Моше. Моше разгневался, взял в руку жезл, дарованный ему Всевышним, — на нем было начертано самое священное из Его Имен, — и ударил им Самаэля изо всех сил. Самаэль обратился в бегство, а Моше гнался за ним, произнося священное Имя, и сияние, исходившее от Моше, ослепляло Самаэля.

В этот момент раздался голос с Неба: «Настало время тебе расстаться с этим миром, Моше».

«Да будет благословенно Имя Его, существующего вечно!» — ответил он.

Затем он обратился к Израилю: «Я прошу вас — когда вы войдете в Эрец Исраэль, вспомните обо мне и о моих останках».

Сыны Израиля ответили: «Горе тебе, бен Амрам, ты мчался перед нами, как конь, умер в пустыне, и твои останки будут погребены здесь!»

Тут опять раздался голос с Неба: «Через мгновение ты умрешь».

Он положил обе руки на сердце и сказал Израилю: «Смотрите — вот что ждет смертного».

В этот момент Моше освятил себя так, как если бы он был одним из ангелов. Всевышний спустился с самой вершины Небес для того, чтобы забрать его душу. С ним вместе спустились три ангела — Михаэль, Габриэль и Загзаэль. Михаэль установил ложе для Моше, Габриэль постелил драгоценную ткань у изголовья, а Загзаэль — в ногах. Михаэль встал с одной стороны от ложа, а Габриэль — с другой.

Всевышний обратился к Моше:

— Моше, закрой глаза. Моше закрыл глаза.

— Положи руку на грудь.

Он положил руку на грудь.

В этот момент Всевышний обратился к душе Моше с такими словами:

— Дочь моя, Я разрешил тебе сто двадцать лет находиться в теле Моше. Настало время покинуть его. Выходи из него, не опаздывай!

Душа ответила:

— Властелин мира! Я знаю, что Ты — повелитель всего живого и господин всех душ. Ты сотворил меня, Ты поместил меня в тело Моше на сто двадцать лет. Разве есть сейчас в мире тело, более чистое, чем тело Моше. Я люблю его и не хочу выходить из него.

Всевышний ответил:

— Выйди — и Я подниму тебя на самую вершину Небес, усажу тебя прямо перед Моими Троном, среди ангелов, крувим и срафим.

Тут Он поцеловал Моше, и во время этого поцелуя душа Моше покинула тело.

Шхина заплакала в этот момент и сказала: «Не будет у Израиля такого пророка, как Моше» (Дварим, 34).

Небеса заплакали и сказали: «Благочестивейший ушел из мира» (Мша, 7).

Земля заплакала и сказала: «Нет больше праведнейшего из людей!» (Миха, 7)

Ангелы служения заплакали и сказали: «Он исполнил право Всевышнего…» (Дварим, 33)

Израиль заплакал и сказал: «…и законы его — в Израиле» (Дварим, 33).

Все вместе они сказали: «Он отходит к миру, покоится на ложе своем» (Йешаягу, 57).

В Торе сказано: «И похоронен он в долине… и никто не знает места погребения его» (Дварим, 34). Чем же удостоился Моше того, что сам Всевышний (а не люди) занимался его погребением? Дело в том, что когда евреи перед исходом из Египта, согласно указанию Всевышнего, занимались поисками добычи, Моше в течение трех дней и трех ночей искал гроб с останками Йосефа и не мог его найти. Затем он встретил женщину по имени Серах бат Ашер, которая спросила:

«Моше Рабейну, чем ты так озабочен?»

Он ответил:

«Я ищу гроб Йосефа и не могу его найти».

Она повела его за собой на берег Нила и сказала: «Здесь, на этом месте, сделали египтяне гроб весом в пятьсот талантов, положили в него останки Йосефа, запечатали гроб и погрузили его в Нил, ибо маги сказали фараону: «Если ты хочешь, чтобы евреи никогда не ушли из твоих владений, сделай так, чтобы они не могли найти останки Йосефа. Без них они не уйдут, ибо поклялись ему в этом»".

Тогда Моше подошел к реке и воззвал:

«Йосеф! Обязывая евреев вынести твои останки из Египта, ты верно сказал: «Обязательно вспомнит Всевышний о вас, тогда вынесите кости мои отсюда» (Берешит, 50). Этот день настал. Из любви к Б-гу Израиля не задерживай освобождение Его сыновей. У тебя много заслуг — обратись к Всевышнему и проси Его поднять твои останки из реки».

В эту же минуту тяжелый гроб начал всплывать на поверхность, как будто был соломинкой. Тогда Моше поднял его на плечи и понес.

В это время все сыны Израиля сгибались под тяжестью золота и серебра, набранных в Египте.

Всевышний сказал Моше:

«Даже если в твоих глазах это небольшая заслуга, на Мой взгляд, она огромна — ведь ты не польстился на египетские золото и серебро. В награду Я сам спущусь с Небес для того, чтобы тебя похоронить, когда настанет твой час покинуть мир».

О правильном написании слов «Моше Рабейну»

Эти слова на иврите непременно пишут так: רבינו משה, вставляя букву «י» после буквы «ב». Дело в том, что гематрия (числовое значение) слов «Моше Рабейну» равна 613, точному числу заповедей Торы, которая была получена Моше от Всевышнего и передана им Израилю.

Обычай, связанный с седьмым Адара, его смысл и происхождение

Во многих еврейских общинах принято, что седьмое Адара является днем Хевра Кадиша — «погребального общества», которое, в соответствии с названием, отвечает за погребение умерших членов общины.

Седьмого Адара все, кто имеет отношение к Хевра Кадиша, собираются вместе и устраивают праздничную трапезу, в которой участвуют и самые именитые члены общины. В этот день в Хевра Кадиша принимаются важные решения и делаются новые назначения, а также устраивается настоящий праздник для себя и всей общины.

Почему праздником для Хевра Кадиша стало именно седьмое Адара? Каково происхождение этого обычая?

Этот обычай прославляет народ Израиля и тех, кто посвятил свою жизнь исполнению заповедей.

Для тех, кто занимается обычными профессиями и ремеслами, ясно, когда они веселы и когда — печальны. Они веселы, когда у них много работы, и печальны, когда работы мало. Иначе обстоит дело с Хевра Кадиша. Хотя вся ее деятельность — исполнение заповедей как по отношению к мертвым, так и по отношению к живым, те, кто в ней работают, не могут радоваться, когда исполняют свои обязанности.

Когда же они радуются? Когда у них нет работы.

Но мы знаем только один случай, когда у них действительно не было работы и они не должны были исполнять заповеди, связанные с погребением покойного. Это произошло седьмого Адара, в день смерти Моше, погребением которого занимался сам Всевышний.

Кроме того, день седьмого Адара был выбран для празднования дня Хевра Кадиша еще и потому, что он никогда не приходится на субботу.

О точном исполнении закона

Чтобы убедиться в том, что Всевышний с абсолютной точностью отмеривает и взвешивает судьбы праведников, а также и в том, насколько серьезно проклятие праведника, вспомним еще одно событие из жизни Моше.

Когда Израиль согрешил, сделав «золотого тельца», и Всевышний разгневался на него, Моше, рискуя собой, спас еврейский народ, вымолив ему прощение. Он сказал Всевышнему: «И вот, простишь ли Ты их грех? И если нет — то сотри и меня из Твоей книги, которую Ты написал».

Мидраш учит:

«Проклятие мудреца, даже если оно несет в себе условие, которое не исполняется — исполняется все равно».

Откуда Мидраш делает такой вывод? Из истории этих слов Моше. Ведь несмотря на то, что Всевышний простил евреям грех создания «золотого тельца», имя Моше все-таки было стерто из одной из глав Торы — из главы Беата тецавэ («Ты же вели»). В ней оно, как отметил рабейну Бехайей, не упоминается ни разу.

Но почему Всевышний выбрал именно эту главу для исполнения приговора, который вынес себе Моше? Потому, что почти в каждом году эта глава Торы читается в ту неделю, на которую приходится день седьмого Адара, день смерти Моше Рабейну, да почиет он в мире.


Йеуда, который умел нести ответственность за свои поступки, удостоился стать родоначальником царской династии. Постараемся понять, в чем именно проявляется ответственность, и как, согласно Торе, можно стать ответственным человеком? Читать дальше