Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch

Почему после рассечения реки Иордан евреи не воспели песнь Всевышнему, как они сделали после рассечения моря?!

10 февраля, темы: Йеошуа бин Нун, Чудеса, Природа, Радость, Благодарность, Рав Натан Агрес

Отложить Отложено

Шалом, уважаемые раввины! У меня возник такой вопрос: после перехода через Ям Суф (Тростниковое море), которое чудесным образом разверзлось перед евреями, весь народ вознес хвалебную песнь Всевышнему. Подобное чудо повторилось сорок лет спустя при входе в Землю Израиля, когда река Иордан рассеклась перед народом, но никакой хвалебной песни за этим не последовало! Разве рассечение Иордана не было чудом в глазах людей подобно рассечению моря?

Заранее спасибо, Михаил

Отвечает рав Натан Агрес

Уважаемый Михаил, большое спасибо за Ваш вопрос!

Конечно же, рассечение реки Иордан, подобно раскрытию Тростникового моря, было великим чудом.

О важности этого чуда можно судить из повеления Творца воздвигнуть памятный монумент из двенадцати камней, взятых со дна реки, по числу колен Израиля, как сказано (Йеошуа, гл. 4:20-24): «А двенадцать камней, которые взяли они из Иордана, поставил Йеошуа в Гилгале. И сказал сынам Израиля: когда спросят в будущем сыны ваши отцов своих: “Что это за камни?”. то объявите сынам вашим: “По суше перешел Израиль через Иордан этот”. Так иссушил Г-сподь, Б-г ваш, воды Иордана пред вами, как сделал Г-сподь, Б-г ваш, с Тростниковым морем, которое иссушил пред нами, прежде чем перешли мы его. Дабы познали все народы земли, что рука Г-сподня сильна, дабы благоговели вы пред Господом, Б-гом вашим, во все дни».

Как видим, само Писание уподобляет чудо рассечения Иордана чуду раскрытия моря (см. также Теилим, гл.114). И это не только из-за внешнего сходства, оказывается, эти чудеса преследовали схожие цели.

Подобие этих чудес

Во-первых, любое чудо демонстрирует величие Творца и Его власть над природой. Тем более, когда тот, с кем оно происходит, находится в самом центре событий и ощущает всем своим естеством, что его жизнь полностью находится в руках Всевышнего. Кроме того, необходимость пройти по суше внутри вод была большим испытанием веры и упования на Творца, и успешно пройдя его, весь народ удостоился необыкновенного духовного подъема (см. ниже).

Во-вторых, тот факт, что раскрытие моря было проделано Моше, возвысило его авторитет как пророка и духовного лидера. Как свидетельствует Тора (Шмот, 14:31): «И уверовали они в Г-спода и в Моше, раба Его». То же самое произошло при рассечении Иордана посредством Йеошуа (Йеошуа, 3:7): «И сказал Г-сподь Йеошуа: в этот день начну Я прославлять тебя пред глазами всего Израиля, дабы узнали они, что как был Я с Моше, так буду и с тобой».

И наконец, рассечение моря произвело неизгладимое впечатление на соседствующие народы, проживающие в земле Кнаана и ее окрестностях, что подготовило почву для легкого захвата страны. Как говорится в самой Песни (Шмот, 15:14-15): «Услышали народы — содрогнулись, трепет объял жителей Плешета. Тогда пришли в смятение главы Эдома, сильных Моава охватила дрожь, растаяли [от страха[ все жители Кнаана». Об этом же (еще до перехода через реку Иордан) сообщила Рахав разведчикам Йеошуа (Йеошуа, 2:9-10): «Знаю я, что дал вам Г-сподь [эту] землю, и что напал страх ваш на нас, и что растаяли [от страха [все жители земли пред вами. Поскольку слышали мы, как иссушил Г-сподь, Б-г ваш, воды Тростникового моря пред вами…».

Те же последствия имело и рассечение Иордана, как сказано (там же, 5:1): «И было, когда услышали все цари эморейские, которые по эту сторону Иордана, к западу, и все цари кнаанские, которые при море, что иссушил Г-сподь воды Иордана пред сынами Израиля, пока переходили они, оробело сердце их, и не стало уже в них духа пред сынами Израиля».

А по постановлению мудрецов (трактат Брахот, 54а) каждый, кто видит места рассечения моря и Иордана, обязан произнести хвалебное благословение Творцу: «Благословен Ты, Г-сподь…, сотворивший чудеса отцам нашим» (в прошлом эти места были хорошо известны).

Почему же не воспели Всевышнему на реке Иордан?

Поэтому действительно непонятно: почему народ не пробудился воспеть хвалебную песнь Творцу, как они сделали после перехода через море?!

Однако углубленное изучение этой темы раскрывает целых три существенных различия между обсуждаемыми чудесами, в силу которых проясняется также отсутствие Песни на реке Иордан.

Различие первое — чудо и избавление

Не будем забывать, что рассечение моря, помимо самого чуда, являлось актом спасения и избавления народа от преследующих их египтян! На самом деле гибель Фараона и его войск в морских пучинах являлась заключительным этапом в длинном процессе освобождения евреев из-под египетского гнета, последним аккордом в симфонии раскрытия Всевышнего Своему народу и всему миру в целом.

Все время, что Фараон и его армия оставались в живых, евреи не могли ощутить полноценной свободы, психологически они чувствовали себя покорными рабами египтян, не способными восстать против своих хозяев[1]. Кроме того, мера воздаяния египтянам не была исчерпана! Несмотря на перенесенные ими десять казней эти злодеи все еще не искупили свою вину перед евреями. Наибольшее зло заключалось в том, что они бросали новорожденных еврейских младенцев в реку Нил, поэтому мерой за меру они были наказаны посредством воды! Этим началась первая казнь — воды Нила обратились в кровь, как бы провозглашая о кровопролитии еврейских детей в этой реке. И этим же все закончилось, когда Фараон и его подчиненные потонули в морских пучинах (см. Шмот Раба, 3:8, Абарбанель)[2].

В свою очередь рассечение Иордана, хотя и было великим чудом, не являлось актом спасения и избавления еврейского народа. В тот момент им никто не угрожал и никто их не преследовал[3].

Поэтому и в отношении Песни можно предположить, что ее породило не столько само чудо, сколько тот факт, что это привело к окончательному избавлению от рабства у египтян.

Различие второе — до и после дарования Торы

Но кажется, что и в самом аспекте чуда есть между двумя этими чудесами существенная разница.

Суть дела раскрывает великий комментатор Торы — Ор а-Хаим (на Шмот, 14:27). Мидраш (Шмот Раба, гл. 21) поясняет, что чудо раскрытия моря перед евреями не было «сиюминутным» решением Всевышнего. Напротив, этот феномен был запланирован еще с самого начала, во второй день творения при сотворении моря[4]. С другой стороны, тот же Мидраш сообщает, что когда Моше поднял свой посох, чтобы разверзнуть море, оно не хотело ему подчиняться, пока сам Всевышний не «вмешался» в ход событий и не поддержал руку Моше.

Как понять такое противоречие?

Поясняет Ор а-Хаим, что суть условия, заключенного с морем — раскрыться перед евреями — состоит в том, что все физические законы природы подчинены Торе Всевышнего и ее носителям! Дело в том, что Тора — это не просто свод законов и правил поведения. В кабалистической книге Зоар сказано: «Всевышний смотрел в Тору и творил мир»! В своем глубинном естестве Тора является генетическим кодом всего мироздания, она предшествует физическому творению и порождает его[5]. А поэтому все законы природы подчинены носителям Торы.

Море не хотело раскрываться перед Моше, поскольку в тот момент евреи еще не получили Тору (это произошло только на пятидесятый день исхода). Тем не менее, Творец совершил это чудо как бы в залог того, что евреи примут Тору и что они находятся на пути к горе Синай.

Отсюда понятно, что чудо рассечения Иордана, произошедшее уже после дарования Торы, на качественном уровне несравнимо с чудом раскрытия моря. Получив Тору, евреи получили вместе с ней власть над законами природы[6], поэтому переход через Иордан в каком-то смысле был событием естественным! Тем более что само это чудо произошло посредствам Ковчега Завета, в котором хранились скрижали и свиток Торы (см. Йеошуа, гл. 3), т. е. чудо произошло в заслугу Торы.

Поэтому и в отношении Песни по поводу самого чуда можно сказать, что именно раскрытие моря заслуживало особой хвалы, в то время как рассечение Иордана являлось частью привилегий, полученных на Синае.

Различие третье — свобода духа и Земля Израиля

И наконец, важно обратить внимание на еще один момент. Понятие Песни выражает глубинные чувства сердца, переполненного радостью и благодарностью Творцу за Его избавление. Но одно из условий Песни — чтобы избавление было полноценным и окончательным. В этой точке как раз и расходятся обсуждаемые чудеса.

При рассечении моря мы удостоились свободы от тяжкого порабощения, при рассечении Иордана был сделан первый шаг к унаследованию Земли Израиля. Однако два этих щедрых подарка отличаются друг от друга.

Свобода духа, обретенная на море, стала неотъемлемой частью еврейской души. На протяжении всей своей нелегкой истории, вопреки страданиям и гонениям, еврейский народ оставался непреклонным перед порабощением духа. Истинная свобода — только в рабстве Всевышнему, поскольку в этом и состоит глубинное желание любой души! Дар «свободы» был полноценным, поэтому оправдывал песнопение — наивысшую форму благодарности.

Но с наследием Земли Израиля дело обстояло иначе! Действительно, согласно изначальному плану евреи должны были войти в землю под руководством Моше и унаследовать ее навеки, но, увы, грехи народа изменили ход истории… Только после сорокалетней задержки в пустыне народ входит в землю уже не с Моше, а с его учеником Йеошуа. Снижение духовного уровня народа привело к тому, что дарование земли не было абсолютным, оно всецело зависело от поведения народа и его духовного баланса. И, как видим, в конечном итоге их постигло изгнание, да еще и не одно[7]. Поэтому при входе в землю еще не пришло время воспеть Всевышнему за этот дар![8]

В Песни на море упоминается чудо Иордана

Однако, несмотря на упомянутые различия, как говорилось в самом начале, два этих чуда во многом подобны друг другу. До такой степени, что в самой Песни на море содержится намек на чудо раскрытия Иордана!

Песнь на море не была плодом обычного вдохновения и прилива духа. Чудесный переход через море, ощущение всемогущества Творца, Его пристальной опеки и заботы неимоверно возвысили духовный уровень каждого еврея. Как выражались наши мудрецы (см. Раши на Шмот, 15:2): «Даже служанка созерцала на море [раскрытие славы Творца] в большей степени, чем будущие пророки!». В тот момент весь народ удостоился Руах а-Кодеш, духовного уровня, близкого к пророчеству, на них снизошло видение скрытой реальности и постижение будущего, и именно в этом состоянии они вознесли Творцу неповторимую хвалебную песнь.

Заключительная часть Песни (Шмот, 15:16-18) посвящена молитве о будущем: об успешном захвате Земли Израиля, о построении Храма для раскрытия Славы Всевышнего среди Его народа, и наконец о конечной цели всего — установлении царства Творца во всем мире — «Г-сподь будет царствовать во веки веков!» (заключительный стих Песни).

Поэтому нет ничего удивительного в том, что в этом пророческом видении евреи предвидели чудесный переход через реку Иордан, как сказано (Шмот, 15:16): «Да нападет на них испуг и страх; от великой руки [силы[ Твоей они будут молчать, как камень, пока [не[ пройдет Твой народ, Г-споди, пока [не] пройдет этот народ, Тобой обретенный». Дважды упоминается здесь о каком-то переходе: «пока не пройдет народ Твой». Имеются в виду переходы через ущелье Арнон[9] и через реку Иордан (см. Раши там). В обоих случаях евреев сопровождали большие чудеса, и, как видим, уже на седьмой день исхода они молились об успехе этих переходов.

В заключение

Мудрецы включили чтение этой Песни в порядок ежедневной утренней молитвы (в конце Псукей де-Зимра), чему также нашли намек в самой Песни (см. Мидраш Танхума, гл. Бешалах, 13). Мишна Брура (51:17) пишет по этому поводу: «Следует произносить Песнь на море в радости, и пусть вообразит себе, как будто в этот день сам он перешел через море. А тому, кто произносит ее в радости, обещано прощение всех его грехов!».

Но как это следует понимать, зачем воображать то, чего на самом деле не было?!

Суть дела в том, что помимо явных чудес, подобных раскрытию моря, ежедневно нас окружает несметное количество скрытых чудес, незаметных даже самому участнику чуда (трактат Нида, 31а). Только благодаря этому скрытому провидению Всевышнего мы можем продолжать наше существование. И в той же мере, что следует благодарить Создателя за Его открытые чудеса, следует благодарить Его за чудеса скрытые. Именно об этом необходимо задуматься перед тем, как в очередной раз открыть сидур. Ежедневно воспевая Всевышнему вечную Песнь о чудесах, мы хотим реально ощутить Его пристальную опеку, Его любящий взгляд, постоянно сопровождающий каждого из нас!

С уважением, Натан Агрес


[1] Именно так объясняет Ибн Эзра (Шмот, 14:13) тот факт, что евреи не бросились в бой с преследующими их египтянами, хотя они и были вооружены (Шмот, 13:18) и имели количественное преимущество.

[2] Как объясняет Раши (Шмот, 14:5), именно поэтому праздник Песах длится семь дней, когда только первый и последний дни имеют статус Йом Тов. Первый день праздника связан с началом исхода — 15 Нисана весь еврейский народ покинул границы Египта, а последний — с его завершающей стадией — рассечением моря и конечной гибелью египтян. В ночь на 21 Нисана Фараон настиг еврейский стан у берега моря, и тогда оно разверзлось, давая возможность евреям продвигаться по суше и заманивая египтян в смертельную ловушку, а наутро, когда народ увидел выброшенных на берег египтян, весь народ воспел Всевышнему хвалебную песнь.

[3] Напротив, как говорилось выше, этим чудом Всевышний нанес первый удар враждебным народам. Рассечение Иордана символизировало раскрытие врат земли Кнаан перед ее истинными хозяевами и было призвано обеспечить ее быстрое и беспрепятственное завоевание.

[4] Рабейну Бхае (на Шмот, 14:27) приводит намек на это условие из слов Торы в рассказе о творении суши (Берешит, 1:9): «И сказал Всесильный: Соберутся воды, что под небесами, в одно место, и откроется суша», последние слова стиха «и откроется суша» кажутся лишними, ведь и без этого понятно, что цель собрания вод — открыть сушу. В этих словах Тора намекает, что придет время, когда внутри самих вод «откроется суша», а именно при рассечении моря [и подобных этому чудесах, см. ниже].

[5] Подробнее см. статью «Всевышний создавал мир, руководствуясь Торой. Это была та же Тора, которую получил Моше?».

[6] В связи с этим Ор а-Хаим приводит историю из Талмуда (трактат Хулин, 7б) о великом мудреце по имени рабби Пинхас бен Яир. Он шел выкупать пленных, когда путь ему пересекла река Гинай. Рабби Пинхас сказал ей (т. е. ее ангелу, духовной основе, отвечающей за каждый материальный объект): «Раскрой мне воды свои, чтобы мог я перейти тебя!», на что та ответила: «Ты исполняешь волю Творца (заповедь выкупа пленных), и я исполняю волю Творца (т. е. подчиняюсь законам природы), но твоя миссия находится под сомнением (вдруг не удастся тебе выкупить людей), а моя — несомненна». Река не хотела расходиться. Сказал ей: «Если не раскроешься предо мной, я постановлю, чтобы никогда не текли в тебе воды!». Под натиском угрозы река раскрылась. Но рабби Пинхас был там не один, попутно шли с ним еще два человека — еврей, несший пшеницу для мацы, и торговец-араб. Рабби Пинхас потребовал от реки раскрыться не только для него самого, но и для своих попутчиков, и река покорно повиновалась! Подытоживая этот случай, Талмуд восхищено провозглашает: «Насколько велик этот праведник, что уподобился он Моше и всему еврейскому народу!».

[7] Интересно, что на непостоянство наследия Обетованной Земли содержится намек в словах Песни на море. А именно (Шмот, 15:16): «Да нападет на них испугнападет на них испуг. На дальних. (Т. е. это страх, вызванный вестью о происшедшем далеко). и страхи страх. На близких, как сказано: “ибо слышали мы, как осушил и т. д.” [Йеhошуа 2, 10].; от великой руки [силы] Твоей они будут молчать, как камень, пока [не] пройдетпока (не) пройдет… пока (не) пройдет. Согласно Таргуму: (пока не перейдут через Арнон… пока не перейдут через Йарден). Твой народ, Г-споди, пока [не] пройдет этот народ, Тобой обретенный»Тобой обретенный (любимый). Ты любишь его больше других народов. Подобно тому, как вещь, приобретенная по высокой цене, дорога человеку.. Вход в землю «пока не пройдет народ Твой» упоминается здесь дважды, что говорит о возможности повторного наследования в случае, если после первого народ постигнет изгнание (см. трактат Сота, 36а).

[8] И только в конце дней с приходом Машиаха мы в полной форме удостоимся и этого подарка.

[9] Это ущелье являло собой границу между страной Моав и царством эморейского царя Сихона, где проходили евреи по пути в Землю Израиля. О чуде, произошедшем там, пишет Раши (Бемидбар, 21:15) со слов Мидраш Танхума. Когда еврейский народ должен был перейти с территории Моава на сторону эмореев, их путь пролегал через ущелье между двух гор. В этих скалах были расселины (со стороны Моава), а на горах со стороны эмореев были против тех расселин выступы наподобие рогов и персей. Эмореи задумали устроить засаду евреям в этих расселинах и поразить их стрелами и камнями из пращи. Когда же сыны Израиля собрались пройти там, содрогнулась гора на стороне эмореев, как трепещет рабыня, идущая навстречу своей госпоже (позже эта территория перешла во владение евреев), и сблизилась с горой Моава, выступы вошли в расселины и раздавили прятавшихся там. Еврейский народ прошел по верху горы, а затем горы вновь раздвинулись и воды реки вынесли оттуда останки их врагов, и так им стало известно о том чуде, что Творец сотворил для Своих избранников.


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Материалы по теме


Глава начинается своего рода заглавием, определяющим дальнейшее содержание: «Вот родословная Ицхака, сына Авраама...» Первое значащее слово в этой фразе — «толдот». Оно означает: родословная, история, жизнеописание, порождение. Читать дальше