Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«И возлюби Б-га Всесильного твоего всем сердцем твоим и всей душой твоей»Тора, Дварим 6, 5

Жертвенник Йеошуа на горе Эйваль

11 июля 2012, 07:00

Отложить Отложено

Едем на гору Эйваль — на ней нашли жертвенник времени Иеошуа (Иисуса Навина в русской транскрипции) — времени захвата земли Израиля после странствий евреев по пустыне:

Автобусы встречает армия — въезд сюда разрешен лишь несколько раз в году с обязательным армейским сопровождением.

Огромный красный щит предупреждает (перевожу дословно): эта дорога ведет в зону «А» автономии, которая находится под полным контролем арабов и евреям въезд запрещен из-за опасности для жизни; для евреев въезд сюда — уголовное преступление:

мы поднимаемся по серпантину

по армейской дороге, которой на картах нет,

GPS тут бессилен, значок машинки крутится, не находя дороги:

Вот и сама вершина. На горе Эйваль ничего не растет, кроме этого небольшого соснового леска, посаженного, как говорят, иорданцами. Отсутствие растительности — напоминание о проклятиях и благословениях, полученных здесь еврейским народом.

И хотя гора лысовата, весна — все равно цветастая:

Армия использует поездку для отработки учебных боев,

солдаты везде,

хотя арабов совсем нет, здесь арабы не живут. Пусто. Только какие-то развалины. На горе Эйваль на протяжении многих веков не было создано ни одного поселения. Только в начале 20-го века, после сильнейшего землетрясения 1927 г., стали появляться постройки на склонах горы. По всей видимости, проклятия, о которых упоминает Библия, явились сдерживающим фактором для человеческого поселения на этой горе, ведь гора Эйваль считалась священной не только для евреев, потому-то на ней никто и не селился.

Сейчас здесь, на самой вершине, — радиолокационная база — ведь Эйваль — высочайшая точка Самарии, — самое сердце Израиля

На юге — гора Гризим, и на ее северном склоне — Шхем, один из крупнейших на сегодня арабских городов в Земле Израиля:

Шхем находится между горами Гризим и Эйваль, как ложбина позвоночника между огромными лопатками, и, как говорят, от этого и произошла этимология его названия. На востоке, на вершине горы — место самаритянского храма, и где-то там же, в этом направлении, но уже внизу, могила Йосефа.

Именно здесь, в Шхеме, Б-г сказал Авраму: «…Потомству твоему отдам Я эту землю.» (Бытие, 12—7), именно эту землю приобрел наш праотец Яков.

Парадокс: про три места свидетельствует Библия, что они приобретены евреями, но в наше время именно эти три места в руках арабов: Храмовая гора, Хеврон и Шхем.

Рэб Эльягу Гольдштейн — известный врач и активный участник еврейских групп в интернете. Внизу — Шхем.

Его Старый город:

Панорама Северной и Восточной Самарии с горы Эйваль:

Где-то на этих фотографиях возвышается гора Кабир, на которой расположено поселение Элон Морэ. Внизу расстилается долина Михметат, библейская граница наделов Менаше и Эфраима (Йеошуа, 17). На противоположном хребте виден похожий на крепость холм. Это развалины Урмии (Арумы), столицы Авимелеха (Шофтим, 9).

Непосредственно к жертвеннику можно пробраться только на джипах

или пешком

Северо-восточный склон горы Эйваль, его плоское «плечо», — именно здесь и был найден жертвенник — он вдалеке, слева вверху

Почему и как он сохранился? Три тысячи лет он весь был засыпан мелкими камнями, «законсервирован» — так же как хоронят святые тексты. Археологи обнаружили огромную кучу камней — и ее-то и раскопали.

На жертвеннике я уже застаю профессора Даниэля Михельсона, известного математика, который занимается расчетами местоположения Храма и жертвенника на Храмовой горе

он все тщательно измеряет

А наш экскурсовод — Михаил Эзер рассказывает:

На восточном склоне горы Эйваль был обнаружен профессором Зарталем объект площадью около 14 дунамов. В этом месте стояло большое сооружение, в центре которого — каменное возвышение, на которое поднимались по пологому каменному склону. Эта постройка в точности отвечает описаниям еврейских жертвенников, приведенных в книге пророка Йехезкеля (гл. 43), в мишне Мидот (3), у Иосифа Флавия и в «Свитке Святилища», найденного в пещерах Мертвого моря.

Внутри возвышения и вокруг него были найдены слои песка и в них — кости животных, принесенных в жертву. Большая часть этих животных — это молодые самцы крупного и мелкого рогатого скота, подходящие под законы жертвоприношений Торы. Архитектурная идентификация, период (начало завоевания евреями Ханаана) и место (гора Эйваль) позволяют с очень большой вероятностью идентифицировать данный объект с жертвенником, упомянутым в книге Дварим и в книге Йеошуа. Методы строительства, обломки посуды и другие данные совпадали с аналогичными находками, обнаруженными в различных местах между Иорданом и горами Самарии.

Именно на этом месте, цитирует Михаил Адама Зарталя, 3300 лет назад мы стали народом. Это произошло вскоре после входа Колен Израиля в Кнаан (Ханаан). Так повествует Тора:
(1) И заповедал Моше и старейшины Исраэля народу, говоря: соблюдайте все заповеди, которые заповедую вам ныне. (2) И будет, в тот день, когда перейдете через Ярдэн в землю, которую Г-сподь, Б-г твой, дает тебе, тогда поставь себе камни большие и обмажь их известью; (3) И напиши на них все слова закона этого о переходе твоем, дабы ты вступил в землю, которую Г-сподь, Б-г твой, дает тебе, в землю, текущую молоком и медом, как говорил тебе Г-сподь, Б-г отцов твоих. (4) И будет, когда перейдете Ярдэн, поставьте камни эти, о которых я заповедую вам ныне, на горе Эйвал и обмажьте их известью. (5) И устрой там жертвенник Г-споду, Б-гу твоему, жертвенник из камней, не поднимая на них железа. (6) Из камней цельных устрой жертвенник Г-споду, Б-гу твоему, и возноси на нем всесожжения Г-споду, Б-гу твоему. (7) И режь жертвы мирные, и ешь там, и веселись пред Г-сподом, Б-гом твоим. (8) И напиши на тех камнях все слова закона этого очень ясно. (9) И сказал Моше и священники Левиты всему Исраэлю так: внимай и слушай, Исраэль! ныне стал ты народом Г-споду, Б-гу твоему. (10) Слушай же гласа Г-спода, Б-га твоего, и исполняй заповеди Его и уставы Его, которые я заповедую тебе ныне. [«Дварим» (Второзаконие) 27:1—10].

Сам жертвенник — это прямоугольник, окруженный небольшим пандусом, так называемым «совевом», по которому его обходили коэны. На реконструкции видны три пологих подъема. Внутри сам жертвенник был засыпан золой и землей, причем зола представляет собой пережженные кости именно молодых кашерных животных.

На жертвенник ведет двойной подъем (эстакада). Главная эстакада ведет на верхнюю площадку, а дополнительная — на балкон. Когда мы читаем описание Жертвенника Второго Храма в трактате «Мидот» в Мишне, мы получаем нечто удивительно похожее на строение на г. Эйваль, предшествовавшее ему примерно на 1200 лет.

По главному подъему возносил коэн жертву на огонь, который горел в центре Жертвенника. После этого он поднимался по дополнительной эстакаде на окружающий Жертвенник выступ («совев») для продолжения работы (очистке от дегтя, приношение крови и др.). Сама эстакада была построена согласно библейскому запрету строить лестницы («ступени») на Жертвенниках Всесожжения (Шмот 20:22).

Обратите внимание — камни необтесанные, — это именно то, что написано в книге Йеошуа, в 8 главе:

(30) Тогда устроил Йеошуа жертвенник Г-споду, Б-гу Исраэйля, на горе Эйвал, (31) Как заповедал Моше, раб Г-сподень, сынам Исраэйля, согласно написанному в книге Торат Моше, — жертвенник из камней цельных, на которые не поднимали железа; и принесли на нем всесожжение Г-споду, и принесли жертвы мирные. (32) И написал он там на камнях Мишнэй Тора (список с закона) Моше, который написал он пред сынами Исраэйля. (33) А весь Исраэйль, и старейшины его, и надсмотрщики, и судьи его стали с той и с другой стороны ковчега против священников-лейвитов, носящих ковчег завета Г-сподня, и пришелец, и коренной житель — половина их против горы Гризим, а другая половина их против горы Эйвал, — как повелел Моше, раб Г-сподень, чтобы прежде (всего) благословить народ. (34) А затем прочитал он все слова Торы, благословение и проклятие, все, как написано в книге Торы. (35) Не было ни слова из всего, что заповедал Моше, чего бы не прочитал Йеошуа пред всем обществом Исраэйля, пред женами, и детьми, и пришельцами, находившимися среди них.

«В течение около десяти лет раскопок, — пишет Адам Зарталь, израильский археолог, получивший известность открытием жертвенника на горе Эйваль, — выяснилось, что ничего не было сделано здесь просто так. Было вложено много инженерной мысли в строительство и во все остальные детали». Библейское указание было — построить Жертвенник «в горе Эйваль» («בהר עיבל»). Не «на» (сверху, «על») и не у подножия («בתחתית»). И потому Жертвенник расположен на третьей ступени (ок. 800 м) от вершины (940 м).

Жертвенник помещен в углу долины громадных размеров, представляющей собой естественный амфитеатр, который мог вместить огромное скопление народа, сотни тысяч человек и более того. Это важный момент, потому что церемония на горе Эйваль была «прямой демократией», на которой присутствовали все: «всё общество Израиля, жены, и дети, и пришельцы, находившиеся среди них».

А вокруг этого археологического памятника, на пространстве, огороженном невысокой каменной кладкой, выявлены многочисленные площадки размером примерно 3х3 метра, внутри которых имеются пепловые следы костров и костные останки, но уже не пережженные, а просто объеденные или немного поджаренные. Причем, эти останки опять же принадлежат только кошерным животным — кошерным для еды, т. е. более широкому классу, чем кошерным для жертвоприношений. В частности, здесь обнаружены косточки антилоп и косуль — для еды они пригодны, но не для жертвоприношений.

Объяснения этому феномену мы опять же находим в Торе, согласно которой определенный класс индивидуальных жертвоприношений, т. н. «мирные жертвы», в определенной своей части мог (и даже должен был) съедаться самими приносящими жертву с их домочадцами. Вот следы таких трапез вокруг жертвенника, видимо, и наблюдаются в описанных квадратных участках.

«В последние десятилетия, — говорит Зарталь, — когда разгораются слишком шумные споры об исторической подлинности ТАНАХа, я могу сказать наверняка и с гордо поднятой головой, что исследования местности, археологические изыскания и раскопки, которые мы проводим в последние 34 года, показали, что исторические данные, представленные в ТАНАХе и касающиеся начала становления народа Израиля, полностью подтверждаются ».

Когда начались раскопки, сразу же был обнаружен египетский скарабей — египетская печать Рамзеса II, того самого, которого считают фараоном — современником Исхода из Египта. После этого была найдена еще одна. Обе — последней трети того периода, между 1250 и 1220 гг. до н. э. Ни в одном другом месте в этом районе не находили подобных скарабеев, лишь на этом жертвеннике, защищенном от постороннего влияния со времени его консервации. Не это ли памятка о том месте, с которого прибыли сюда эти кочевники к этой самой горе на церемонию основания народа?

Когда был убран покрывающий слой камней, обнаружилось строение размером 7х9 метров и высотой в 4 метра. Оригинальная высота известна благодаря тому, что обратная сторона его полностью сохранилась. С трех нижних сторон к строению примыкает выступающий балкон размером около 2 метров. Строение не было цельным, но полым внутри, с перекрытием из пустотелых блоков, и по центру его — две не соединяющиеся стены. Когда был снят верхний слой, археологов ожидал большой сюрприз: слой в полтора метра чистого пепла, в котором были около тысячи обгоревших в огне костей животных.

Но когда едят приготовленную пищу, не сжигают кости! Только в том случае, если всё животное приносится в жертву всесожжения, огонь доходит также и до костей. Найденные кости были отправлены в тот же вечер в Иерусалим зооархеологу Лиоре Горавиц. Она ответила, что еще не встречала подобного специфического набора костей. Все они принадлежали особям мужского пола в возрасте около одного года и были четырех видов: козлы, бараны, быки и олени. Это — жертвенные животные, упомянутые в начале книги «Вайикра». На других археологических объектах находят, как правило, кости лошадей, ослов, собак и т. д. Здесь же были только животные для принесения в жертву. (По поводу оленей — красивый олень красноватого цвета — речь идет о кошерном животном (Дварим, 14).

Дрор Эйдар пишет, что это открытие, разумеется, ставит академические круги в Израиле и во всем мире перед огромной дилеммой. Ведь сам Зарталь подчеркивает, что он, прежде всего, исследователь, и то, что его интересует, — это научная и историческая правда. Он сам был киббуцником из Эйн-Шемера, не получил религиозного воспитания. ТАНАХ не являлся для него исторической книгой. «Нашей исходной позицией было то, что нет никакого жертвенника, все это считалось несуществующим. В большинстве “научных” трудов утверждалось, что все рассказы из книг “Дварим” и “Йеошуа” — это мифология, позднейший вымысел с целью “дорисовать” историю». То же мнение вы найдете и по поводу Исхода из Египта.

Израильская археология в своем подавляющем большинстве — антирелигиозна и пытается доказывать бессмысленные предположения библейской критики. Зеэв Герцог, например, пишет статью под названием «ТАНАХ — нет находок на местах». Вся его карьера построена на том, что «нет данных». И вдруг — есть факты! Светская израильская «инквизиция» сопровождает А. Зарталя с самого начала его открытия — из-за того, что оно находится в самом центре Самарии. И она не только в академических кругах. Зарталю важно подчеркнуть, что несложно отрицать, не имея доказательств. «Если ты “против”, — пожалуйста, напиши серьёзную статью, которая опровергнет мое открытие. Ни один человек не сделал этого по сей день. С другой стороны, если археолог “за”, — он рискует навсегда уничтожить свою научную карьеру. В случае с Галилеем вместо альтернативной теории его поместили в карцер инквизиции. Сегодня религиозной инквизиции уже нет, но тактика осталась той же».

Странно мне, если ты, читатель, там еще не был… Эта поездка была самой интересной за весь прошедший год, хотя из-за армии она оставляет ощущение полного театра абсурда, как это было и в День Независимости

Теги: Храм, Святость, Горы, Весна, Дороги, Самария