Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Что такое Брит мила — Еврейское обрезание?

В чем смысл заповеди Брит мила — обрезания, которое делают еврейским мальчикам на восьмой день?

Оглавление

Брит мила — заповедь обрезания [↑]

Обрезание, или, на иврите, «брит мила» — обрезание крайней плоти, которое в Иудаизме проводят младенцу мужского пола на восьмой день жизни. Обрезание также известно под названием «союз Авраама», так как заповедь обрезания крайней плоти является знаком союза между Б-гом и евреями, заключенного впервые с праотцом еврейского народа Авраамом. По Торе, Авраам был первым, кто совершил заповедь обрезания по воле Творца. Во время обрезания ему было 99 лет. Также были обрезаны все его домочадцы мужского пола старше восьми дней.

Смысл заповеди обрезания [↑]

Если кто-то спросит, почему еврейский народ исполняет заповеди Торы, то ответ на это будет очень простым — потому что их дал Творец! В принципе, для еврея этого вполне достаточно, чтобы жить по Торе. Однако, каждый человек в меру своих возможностей обязан осмыслить повеления Творца, и это то, чем мы сейчас и займёмся.

Обрезание крайней плоти является одной из «непонятных» заповедей. Даже тот факт, что это полезно с медицинской точки зрения, не делает этот акт более понятным, ведь наши отцы делали обрезание не из-за этого. Да и само название заповеди — «брит», что в переводе на русский означает «союз», говорит о том, что здесь заложено нечто более глубокое…

Наши древние источники частично приоткрывают завесу. Чтобы глубже понять эту заповедь, обратимся к части из них. Так, например, книга «Хинух» упоминает несколько важных аспектов, связанных с обрезанием. Известно, что та часть человеческого тела, которую Тора нас обязывает устранить (на иврите она называется «орла»), в общем-то, является излишней. Никакой полезной функции крайняя плоть не несёт. Так зачем же тогда Всевышний создал нас «недоделанными», да ещё и повелел завершить недоделанную работу? Отвечая на этот вопрос, книга «Хинух» разъясняет смысл обрезания. Как в физическом плане человек создан несовершенным, и в его руках исправить недостатки (а излишество это тоже недостаток), так же и в духовном плане мы сотворены с большим количеством недостатков, которые нужно исправить и тем самым привести себя к совершенству. Так Тора учит нас основной цели нашей жизни — достижению духовной целостности. Необходимо разглядеть свои недостатки и в течение жизни постараться их устранить — такова воля Творца! Это, несомненно, одно из основных положений еврейского мировоззрения, но на этом понимание заповеди обрезания не ограничивается.

Что меняет брит мила? [↑]

Прежде чем подняться ещё на одну ступеньку постижения, приведём ещё несколько примеров из нашей древней истории и увидим, как это действие, освящая человеческое тело, качественно его меняет. Авраам-авину в преклонном возрасте выполняет повеление Творца обрезать крайнюю плоть, и это сильно повышает его пророческий уровень. Если до обрезания Авраам не мог воспринять пророческое видение стоя, то теперь материальность его тела уже не является барьером при соприкосновении с высокими духовными инстанциями. Нечто подобное Тора пишет про необрезанного пророка Билама (Бемидбар 24): «Речь слышащего речи Всесильного, того, кто видит явление Всемогущего, падает с открытыми глазами». Во время принятия пророчества он падал на землю, так как его связь с материальностью мешала нормальному восприятию видения.

Ещё одной иллюстрацией послужит нам история с известным прозелитом по имени Акилас, которую рассказывает мидраш Танхума. Это происходило в эпоху расцвета Римской империи. Акилас был родом из знатной римской семьи и приходился ни больше ни меньше, как племянником императору Андриану. После того, как Акилас принимает иудаизм, он встречает своего дядю, и тот обращает внимание на изменения во внешности племянника:

— Что произошло с тобой?

— Я стал изучать Тору, а также сделал обрезание.

— Что тебя подтолкнуло это сделать?

— Твой совет. В своё время я поделился с тобой своей идеей заняться торговлей, и ты порекомендовал мне скупать дешёвый товар, на который никто не обращает внимание, т.к. по истечении определённого времени его стоимость возрастёт. С тех пор я обошёл все государства и не нашёл более униженного народа, чем евреи. Но в будущем этот народ возвысится, как говорит об этом пророк (Ишаягу 49): «Так сказал Го-сподь, избавитель Израиля, Святой его — презираемому людьми, ненавидимому народами, рабу властелинов цари увидят и встанут, князья поклонятся…».

— Но зачем же делать обрезание?

— Хотел учить Тору.

— Разве невозможно учить Тору, не делая обрезания?

— Отвечу тебе примером — один из твоих полководцев вряд ли получит императорскую награду, если прежде не пожертвует собой ради императора. Тору также нет никакой возможности постигнуть, не исполнив прежде эту заповедь!

В другом диалоге с Андрианом, который также приводит мидраш Танхума, Акилас отвечает на тот же вопрос несколько иначе: «Даже мудрейший из людей в твоём государстве, будь он столетним стариком, не может учить Тору, если не будет обрезан, как сказано в книге Тэилим (147): “Изрекает Он слово Своё Яакову, уставы Свои и законы Свои Израилю. Не сделал Он такого никакому народу, и законов Его не знают они…”». Акилас пытается объяснить римскому императору, что без обрезания понимание еврейского Учения невозможно. Ведь Тора, в отличие от наук, не зависит только от способностей и трудолюбия ученика. Есть Творец Мира, который даёт понимание Торы, и этот подарок далеко не каждый достоин получить.

Другими словами, вполне возможна такая ситуация, что человек будет учить Тору, а истинный смысл от него будет скрыт т.к. необходимые условия для её восприятия не выполнены.

Известный раввин раби Акива Эйгер объясняет это явление следующим образом. Подобно тому, как крайняя плоть, называемая не иврите «орла», покрывает и облекает собой физический орган, есть такого же рода оболочка — «орлат hа-лев», облекающая человеческое сердце. Она делает сердце невосприимчивым к духовности. Между двумя этими оболочками есть связь, и когда моhель (человек, исполняющий эту операцию) устраняет «орла», так и сердце становится открытым для духовности Торы. Недаром в тексте послетрапезной молитвы «биркат hа-Мазон», где мы благодарим Всевышнего за разные блага, которые Он нам даёт, сначала упоминается заповедь обрезания, и лишь затем говорится о Торе. «Благодарим Тебя … за завет Твой, что запечатлел Ты на плоти нашей, и за Тору, которой Ты научил нас…» — порядок именно таков, т.к. без этого завета постижение Торы невозможно.

Обрезание на святом языке — это «брит», что означает «союз». Союз, когда-то заключённый между Творцом и еврейским народом. «И скреплю Я союз между Мной и тобой со всеми твоими потомками после тебя во всех поколениях их — вечный союз: быть Б-гом тебе и всем потомкам твоим после тебя! … Вот Мой союз, который надлежит вам хранить меж Мною и вами и потомством твоим после тебя: пусть обрезанным будет у вас каждый мужчина…» (Брейшит 17:7—11). Что же такое союз? Виленский Гаон в своём комментарии на «Сефер Йецира» говорит, что это не просто договор между двумя сторонами, а нечто большее. Когда одна из сторон передаёт другой что-либо очень важное и дорогое, и тем самым налаживается особая связь между ними — это и называется союзом. То же самое касается завета обрезания — тело при этом приобретает определённую святость — Творец как будто даёт часть Своей сущности и запечатлевает это на плоти нашей, возвышая материальность до уровня духовного. Та самая святость и является знаком завета, связывающим между нами и Творцом.

Даже в тяжёлые для нашего народа времена гонений и преследований эту заповедь трепетно исполняли. Часто это было связано с риском для жизни, а иногда ради обрезания шли на верную смерть. Может быть, сейчас это более понятно…

Выводить материалы