Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
По материалам газеты «Истоки»

Относительно чудес, совершенных при Исходе евреев из Египта, Тора пишет, что все они сделаны с единственной целью: «Чтобы ты знал, что Я — Всемогущий среди земли» (Шмот 8:18). Рамбан так объясняет этот стих: «Творец не совершает чудес просто так. Не каждому поколению дано их увидеть. Тем более не происходят они перед людьми недостойными или теми, кто отрицают Тору. Нам заповедано (отмечать праздник Песах), чтобы мы всегда вспоминали о том, что видели наши глаза (во время Исхода), — мы, наши дети и дети наших детей до последнего поколения».

Тора повелевает (Шмот 13:8): «И расскажи своему сыну» об Исходе за праздничным Седером. Из слов Рамбана мы понимаем всю важность этой заповеди. Других доказательств — явных, очевидных, видимых всеми людьми — может больше не быть! Всевышний не устраивает ежедневно вечер чудес, подобный последнему дню нашего пребывания в Египте. То исключительное чудо было дано на все поколения. Рассказывая об Исходе, мы укрепляем себя и своих детей в той огромной вере, которую проявили евреи при Исходе.

Слова Рамбана о том, «что Творец не совершает чудес на глазах у недостойных людей», любопытным образом прокомментированы раби Исраэлем Салантером (см. книгу «Тнуат амусар», стр. 318).

Однажды раби Исраэль возвращался домой из поездки и по дороге завернул на постоялый двор, с хозяином которого был знаком. Выяснилось, что за время, прошедшее со дня их последней встречи, в жизни хозяина многое изменилось. Главное изменение можно выразить двумя словами: он разуверился в Торе. «Раби, со мной случилось непоправимое, — пожаловался он. — Несколько недель назад остановился у меня ассимилированный еврей. Злодей, конечно, каких свет не видывал. То есть, культурный, воспитанный человек, но не соблюдает ни одной мицвы и ест свинину, как мацу. Я, понятное дело, удивился — как такое возможно? И что он мне ответил? Он ответил: не верю ни в награду, ни в наказание за содеянное! В доказательство он послал купить в лавке напротив, которую держит один нееврей, свиной колбасы. И сказал: сейчас я ее съем, и если есть наказание — пусть она застрянет у меня в горле! Никогда не слыхал, чтобы еврей произносил таких слов. И что вы думаете? Он нарезал ее своим некашерным ножом — и съел на глазах у всех. Даже не поперхнулся… Я до сих пор не могу понять, почему он не умер на месте. Выходит, какая-то правда в его словах есть. Одним словом, с тех пор не покидают меня сомнения».

Раби Исраэль ничего не ответил. А через некоторое время вернулась из школы дочка владельца постоялого двора и сообщила, что сегодня она получила табель, в котором выставлены отметки за полгода. И с гордостью показала, что самые высокие оценки она получила по арифметике и за пение. Довольный отец поведал об этом своим постояльцам, в том числе раби Исраэлю Салантеру. И уже вечером раби пригласил девочку к себе. «Спой что-нибудь, — попросил он ее. — Я слышал, ты лучшая певунья класса. Докажи, что это правда». Девочка удивилась: «Доказать, что я умею петь?» — и наотрез отказалась. Тогда раби послал за отцом и, когда тот явился, сказал, что девочка не кажется ему воспитанной, поскольку не хочет уважить его просьбу ­спеть что-нибудь, чтобы доказать, что табель не подделан. Отец спросил дочь: «Трудно спеть для уважаемого раввина?» — «Вот так, без всяких причин взять и запеть? — возмутилась девочка. — По-моему, не к месту и не ко времени. Да и что за причина — доказывать, что табель не подделан. Получается, что любой, кто хочет доказательств, может попросить меня все бросить, чтобы петь тут для него изо всех сил?»

«Извините, ребе, — вздохнул хозяин, — я думаю, девочка немного права». Попросил рав Салантер девочку выйти и так сказал ее отцу: «Она права на сто процентов. Но ее ответ можно привести как возражение на те слова, которые ты сам произнес несколько часов назад. Всевышний один раз уже показал — открыто и недвусмысленно, — что Он участвует во всех явлениях мира, что Он один наказывает и награждает за все, что совершается людьми. Ты хотел, чтобы тот человек умер на месте за то, что поел некашерную колбасу? Это значит, что ты просил чудо. Чудо моментального наказания. Но ведь то же самое я попросил у твоей дочери: докажи, что в табели написана правда. О делах Всевышнего свидетельствует Тора. Ты хочешь доказательств для Торы? Но чудеса уже случались в прошлом. Во многих событиях нашей истории с легкостью усматривается рука Всевышнего. Ты хочешь, чтобы Он повторил их специально для тебя? Но разве логично — вдруг, без всяких причин все бросить и начать что-то доказывать тебе одному?»

«Кто готов верить во Всевышнего, — закончил рав Салантер, — верит Его документу, нашей святой Торе. И нет нужды ни в повторении чудес, ни в новых документах».


Царь Давид — легендарная фигура в еврейской истории. Кроме того, что он был царем и успешным воином, Давид много сил и энергии отдавал служению Всевышнему. Давид считается в еврейском народе величайшим праведником. Он сочинял восхваления — псалмы — в честь Б-га, он собрал книгу Теилим (Псалмов), многие из которых написаны самим Давидом. Именно Давид выкупил участок для постройки Храма и заложил его фундамент. Читать дальше

Царь Давид

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Давид. Поединок с Гольятом

Рав Александр Кац,
из цикла «Хроника поколений»

Когда в пределы Израиля вторглось войско филистимлян, Давид вызвался сразиться с богатырем Гольятом. После этой победы Давид завоевал любовь всего народа.

Давид. Мудрец, псалмопевец и пророк

Рав Александр Кац,
из цикла «Хроника поколений»

Оставаясь в Иерусалиме, Давид судил народ и изучал Тору. На вершине власти он сумел сохранить скромность.

Как назвать ребенка?

Переводчик Виктория Ходосевич

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.