Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Молчание полезно мудрецу. А тем более — глупому»В. Талмуд, Псахим 99
Яаков — семейный человек, благословенный детьми, отягощенный заботами, усердно работающий, находящийся в услужении. Эсав — вполне состоятельный человек.

Глава 32

2. Покидая двадцать лет назад дом своего отца, Яаков ויפגע במקום (повстречался с Вездесущим). Теперь же, когда он возвращался домой, ангелы встречали его. Явление Божественного Присутствия двадцать лет назад было для него очень важным событием: Яакову стало ясно, что Шехина желает вернуться на землю, чтобы, пока ангелы искали Бога на небесах, Слава Его жила на земле среди людей. Яакову дали понять, что он и его будущий народ должны трудиться, не жалея сил, чтобы заслужить возвращение на землю Божьей Славы. Но сейчас, когда свободный от всех обязательств Яаков впервые смог по-настоящему почувствовать себя главой независимой семьи, уже его возвращение рассматривалось ангелами как важное событие, ибо они впервые видели на земле такую семью. Яаков спокойно следовал своим путем, не осознавая собственной святости и святости своего дома, но Божьи ангелы рассматривали встречу с ним как великое событие.

8…. Как и прежде, Яаков и Эсав продолжают противостоять друг другу. Яаков — семейный человек, благословенный детьми, отягощенный заботами, усердно работающий, находящийся в услужении. Эсав — вполне состоятельный человек. Несмотря на полученное благословение и право первородства, Яакову понадобилось двадцать лет тяжкого труда, чтобы добиться того, что сейчас он принес собой как величайшую награду, как величайшее завоевание: положение независимого отца семейства. Другие воспринимают это благословение как нечто само собой разумеющееся, данное от рождения, и Эсав — вполне состоятельный человек, уже обладал этими преимуществами, когда Яаков впервые покинул дом. За это время, пока Яаков своим трудом добивался счастья и создавал семью, Эсав превратился в политическую фигуру; он стал предводителем армии, главнокомандующим своих войск. Столь разительным был внешний контраст между Яаковом, который держал брата за пятку, когда они родились, и Эсавом, «состоятельным человеком».

Два непримиримых принципа противопоставлены друг другу в лице Яакова и Эсава, и исход борьбы между ними определяет ход мировой истории. Яаков представляет семейную жизнь; быть счастливым и делать счастливыми других; Эсав воплощает политическую власть и могущество. Этот конфликт длится тысячи лет: разве не достаточно быть просто человеком? Должны ли социальная структура и политическая власть приобретать значение только как средства достижения этого возвышенного человеческого устремления или же все «человеческое» в человеке, в его доме, семье существует только для того, чтобы служить поощрением для тех, кого политики решат наградить?

12. — 13. Яаков не получает ответа на свой горестный призыв; ответ придет к нему позже, с опытом, которым обогатят его последующие события.

14. В течение последующих веков галута народу Яакова пришлось использовать דורון ותפילה (подарки и молитвы) как средство выживания. Кроме обращенных к Богу молитв о помощи, народу пришлось умиротворять Эсава подарками из своего имущества, чтобы отвести его гнев. В подобном положении предок этого народа прибегал к такому же способу самосохранения.

19. Яаков придавал большое значение тому, чтобы пастух каждого стада убеждал Эсава в том, что он вот-вот встретит Яакова, но, вместо того чтобы лицом к лицу столкнуться с братом, Эсав видел перед собой еще один предназначенный ему дар. Благодаря своей психологической проницательности Яаков понимал, что таким образом можно умиротворить Эсава, и гнев его, разгорающийся в ожидании появления брата, всякий раз будет утихать при виде даров. Яаков считал свою уловку самым надежным способом, с помощью которого можно постепенно охладить и смягчить ярость Эсава.

25. По словам наших мудрецов, пыль, которую «подняли» эти два борца, «была пылью, которая поднялась до Божественного Трона». (Хулин 91а) Ибо эта борьба была прообразом борьбы, которая будет продолжаться в течение всей истории; она и является основным содержанием мировой истории.

Опыт, приобретенный Яаковом в ту ночь, явился ответом на его горестный призыв: пока ночь царит на земле, пока сознание человека затуманено, а путаница явлений превышает возможности разума, так что явления не могут быть понятыми надлежащим образом, Яакову следует ждать борьбы и конфликтов. По мнению наших мудрецов, Яаков будет сражаться с вооруженным державой, скипетром и мечом שרו של עשיו (ангелом Эсава) до тех пор, пока ночь не покинет землю. Яаков и сам понимал, что его противник — высшее существо, и он запечатлел это в названии, которое дал этому месту.

ויאבק איש עמו (и кто-то боролся с ним): не Яаков, а его противник нападает первым. Яаков только защищается.

27…. Противник Яакова может сражаться лишь пока на земле властвует ночь: в это время если он и не побеждает, то кажется более сильным. Но как только утро озарит землю, ситуация коренным образом меняется, и уже Яаков ставит условия прекращения борьбы. А условие, поставленное Яаковом для завершения борьбы и являющееся единственной целью поединка, — это признание того, что Яаков заслуживает благословения и поддержки, а не преследования, что признав это, и народы получат благословение, и таким образом осуществится обещание «и благословятся в тебе и в твоем потомстве все земные племена» (Берешит 28:14).

Поэтому Яаков говорит: «Всю ночь ты атаковал меня, показывая этим, что видишь во мне помеху и считаешь себя обязанным вести непрерывную борьбу, чтобы уничтожить меня. Но сейчас, когда зарождается день, ты отказываешься продолжать борьбу. Я же не прекращу поединка до тех пор, пока ты не признаешь меня, благословив меня». Цель истории не в том, чтобы принудить Яакова смешаться с массой народов. Как раз наоборот, народы должны прийти к пониманию того, что те самые принципы, которые защищал и отстаивал Яаков в этой борьбе, составляют также счастье и тех народов, которые примут эти принципы. Для их воплощения народы должны добровольно отдать весь свой духовный и материальный потенциал и на деле считать их осуществление своей единственной целью.

29. ותוכל — ПОСКОЛЬКУ ОДОЛЕЛ (доcл. «так как ты сумел»). «Ты совершил все, что хотел совершить. А я нет. Я хотел повергнуть тебя, но не смог этого сделать. Ты хотел одного — не быть поверженным, и ты достиг того, чего хотел». Такими остаются отношения между Яаковом и Эсавом и по сегодняшний день. И в политике, и в религии Эсав заявляет: «Вне меня нет спасения». Он считает, что его существование находится под угрозой до тех пор, пока кроме него существует Яаков, пока кроме него есть еще один элемент, претендующий на свое законное участие в создании мира. Для Израиля все истинно человеческое оправданно и неприкосновенно; да, Израиль провозглашает, что все истинно человеческое приобретет величайшую важность и достигнет расцвета, если усвоит то Духовное, что принесет Израиль, и сделает это духовное жизненной реальностью. Единственная награда, за которую будут сражаться Яаков с Эсавом, — это признание в форме благословения.

32. Мудрецы отмечают, что двадцатью годами раньше, когда Яаков отправился в свои скитания и подошел к границе родной земли, солнце для него закатилось. Наступила темнота. Теперь же, когда он вернулся домой, над ним вновь засияло солнце. Он остался непобежденным, несломленным, однако он стал хромать.

33…. Всякий раз когда потомки Израиля садятся есть, они должны вспоминать предостережение из хроник их скитаний: им следует с готовностью отказаться от бедренной жилы, символа той физической силы, которая была вынуждена уступить Эсаву. Они не должны думать, что их существование и безопасность зависят от силы такого сорта. То, что в отличие от Эсава они не вооружены мечом и даже не могут уверенно ходить по земле, не должно заставлять их чувствовать себя менее защищенными в их походе через века. Источник силы Яакова-Израиля в других, более высоких сферах, эту силу Эсав не может истощить. Если Яаков побежден, то это происходит не потому, что он уступает Эсаву физически, а потому что не понял, как сохранить для себя защиту своего Бога. И наоборот, если Израиль одолевает.то одолевает не благодаря прочному материальному основанию, поддерживающему его, а потому что Бог несет его на орлином крыле Своего Всемогущества.

Таково было переданное Яакову послание, и его нужно сохранить в сердцах и умах всего Израиля навечно…

Книга Берешит перечисляет четыре Богоустановленных института: שבת (Шабат), קשת (радуга), מילה (обрезание) и גיד הנשה (запрет есть бедренные жилы). Первые два важны для всего человечества; последние два имеют подобное же значение для еврейского народа. Шабат обеспечивает сохранение духовного и морального призвания всего человечества; обрезание гарантирует сохранение миссии Израиля. Радуга символ истории человечества; бедренная жила — символ еврейской истории. Но лишь моральный поступок человека и судьба, дарованная ему Богом, вместе определяют общую сумму жизни личности на земле.

Глава 33

1. Яаков видел, что подарки не обезоружили Эсава: он не распустил свои войска. Поэтому Яаков «разделил» и т.д. Наши мудрецы воспринимают все это описание как руководство к тому, каким должно быть наше поведение по отношению к Эсаву и державам, ему подобным. Отсюда мы узнаем, что даже если мы и полны доверия к Богу и Его обещаниям, тем не менее мы тоже должны действовать, чтобы помочь самим себе: אין סומכים על הנס («нельзя полагаться на чудеса»).

4. Одно короткое слово ויבכו (и они заплакали) убеждает нас, что в этот момент Эсав был охвачен чисто человеческими чувствами. Поцелуй может быть притворным; не таковы слезы, текущие в подобные минуты;… слезы приходят из самых глубин человеческой души. По этому поцелую и по этим слезам мы понимаем, что Эсав все-таки потомок Авраама.

18. שלם (неповрежденный) в полной, гармоничной, беспорочной «законченности», не только в физическом смысле, но, что наиболее важно, в моральном значении этого слова, с учетом опасностей дл нравственности, которым подвергается человек, когда он трудится, чтобы добиться материальной независимости… שלם обозначает совершенную гармонию, в особенности полное согласие между внутренними и внешними аспектами вещей… Подлинный мир, который заслуживает названия שלום и в общественной жизни не представляет собой порядок вещей, организованных по внешнему стереотипу. Он должен идти изнутри, он требует гармонии между общественной жизнью, какая она есть в реальности, и ее идеалом, т.е. какой она должна быть.

20. ויצב שם מזבח ויקרא לו. Два необычных термина. Про жертвенник обычно говорят «построил», «сделал», но никогда «установил».

Кроме того, говорится «воззвал Именем Всевышнего», но не «назвал себе», как здесь.

Слово «установил» относится к מצבה, одиночному камню, который символизирует природу, мемориал в честь того, что Бог дает нам. מצבה, которые воздвигали праотцы, отражали, прежде всего, признание ими Его царствования и управления природой и делами человека. Во времена отцов מצבה существавала наряду с מזבח, выстроенным из многих камней сооружением, выражающим посвящение Богу человеческой деятельности. Соответственно, מצבה в основном предназначалась для возлияний, как признание приходящего от Бога благословения, а מזבח — для жертвенных животных, как посвящение Богу всей жизни. С дарованием Торы מזבח не только сделался основной формой служения, но и полностью поглотил מצבה. С тех пор признание Бога источником наших судеб, отделенное от посвящения всей нашей внутренней и внешней жизни исполнению Его изреченной Воли, является по-настоящему греховным и запрещенным. С этого момента Бог больше не желает раскрываться в том, что Он дарует нам, но хочет раскрываться в том, что Он получает от нас… Понятно поэтому, почему מצבה уступает свое место מזבח, который становится и местом приношения животных, и местом совершения возлияний. Жертвенник своей конструкцией и символическим значением заявляет о своей миссии: посредством действий человека, с помощью Торы возвысить землю до уровня «Горы Бога»…

Вступление Яакова в будущую землю Торы знаменует поворотный момент превращения מצבה в מזבח. Здесь, на этой земле люди должны построить такой «монумент» Божественного Откровения, который раскрывал бы Бога посредством человеческих деяний и в них самих. Вопрос не только в том, чтобы признать, что человек получает все из рук Всевышнего и поблагодарить за это, но в том, чтобы превратить все земное и материальное в нечто, приносящее Богу высшее удовлетворение исполнением Его воли.

Поэтому сказано: «воззвал к себе», провозгласил себе и своему народу концепцию преобразования מצבה в מזבח. До него патриархи провозглашали миру Имя Всевышнего, провозглашали людям, что Бог не только сотворил мир тысячи лет тому назад, но и продолжает нести небо и землю; от Него непосредственно зависит каждое мгновение их существования. Но мысль, которую Яаков хотел выразить «устанавливая жертвенник», была обращена не к всему человечеству, а к нему самому: Всемогущий Бог, сотворивший небо и землю, должен быть и желает быть «Богом Израиля», Законодателем Израиля, различимым не только в судьбе Израиля и в его истории, но, превыше всего, в его поступках…

Глава 34

1. ДОЧЬ ЛЕИ. Она была столь же ребёнком Леи, сколь и ее братья — добрая половина ядра будущей еврейской нации. В то же время она была рождена Яакову, поэтому дух Яакова также жил в ней. Если ее оскорбили, она вполне могла сама навлечь на себя это оскорбление тем, что «вышла» из тесного круга своей семьи и оказалась среди чужих. Тем не менее она была «дочерью Яакова» до мозга костей. Она отправилась посмотреть на дочерей чужой страны, чтобы узнать чужеземок. Она была юной девушкой и поэтому стремилась увидеть новое.

7. Мужчины находились во власти двух сильных чувств. Первое עצב (печаль), боль от того, что они вынуждены отказаться от чего-то дорогого, болезненное чувство утраты: их чистая, непорочная Дина ушла навсегда. Даже если бы им удалось вырвать ее из рук Шхема, ничего бы уже не изменилось — они потеряли ее навсегда. Таковы были их личные чувства. В то же время безнравственный поступок «зажег» в них гнев, ибо Шхем совершил נבלה мерзость против Израиля, осквернив дочь Яакова!

Из этого первого конфликта с другими народами семья Яакова извлекла важный урок: поскольку они слабы и не имеют средств для защиты, их безопасность может быть обеспечена только в том случае, если другие признают их моральное и духовное благородство. Таким образом в своей материальной слабости они явят ту победоносную Божественную основу, которая делает Яакова «Израилем». Однако в рассказанном здесь эпизоде достоинство было убито в Израиле; «с другими же» такого не могло бы произойти. Он (Шхем) не отважился бы поступить так с дочерью полноправного гражданина своей страны. Это случилось с Диной лишь потому, что она была «еврейкой», בת יעקב (дочерью Яакова).

Это обстоятельство причинило сыновьям Яакова сильную боль. Они только что получили строгие указания оставить могучую «силу твердой поступи» другим народам. Но вскоре им пришлось узнать, что бывают ситуации, подобные этой, когда может возникнуть желание выхватить меч из руки Эсава и взять его в свои руки. Таково значение слов «и это зажгло в них пламя ярости».

25. Здесь начинается рассказ о действиях, которые заслуживают порицания и для которых мы не обязаны искать оправдания. Если бы Шимон и Леви убили только Шхема и Хамора, их едва ли можно было упрекнуть за это. Но они не пощадили беззащитных и безоружных людей, оказавшихся в их власти. Они разграбили город, заставили всех жителей заплатить за преступление, совершенное, так сказать, господином их поместья. Этому не может быть оправдания. Поэтому Яаков упрекает их: «Своими действиями вы причинили мне несчастье. Наша репутация, наше доброе имя, наша честь были чистыми как хрусталь, но сейчас вы все это разрушили; вы ввергли меня в немилость (сделали ненавистным) даже для хананеян и ферезеев. Кроме того, что вы поступили дурно, вы еще поступили глупо, ибо нас так мало» и т.д.

Их единственное оправдание («Неужели он может обращаться с нашей сестрой как с блудницей?») выражает те чувства, которые двигали Шимоном и Леви. Хозяин поместья никогда не допустил бы подобных действий, если бы речь шла не о чужестранке, не имеющей друзей «еврейской девушке». Это заставило Шимона и Леви осознать, что настанут времена, когда даже семья Яакова будет вынуждена взять меч, чтобы защищать чистоту и честь. Пока люди на земле будут уважать лишь тот закон, который поощряет насилие, Яаков будет вынужден держать меч в руках. В тот момент сыновья Яакова не желали действовать благоразумно. Они хотели заставить других бояться их, чтобы впредь никто никогда не смел так с ними поступить. Не будут дочери Яакова зависеть от милости других народов. Однако, наказывая невинных людей за преступление, совершенное правителями, сыновья Яакова зашли слишком далеко.

Примечательно, что описание этого события следует непосредственно за рассказом о встрече Яакова и Эсава. Там мы увидели отблеск «голоса Яакова»: искра человеческих эмоций на миг блеснула в Эсаве, и мы узнали в ней зародыш человечности, который когда-нибудь разовьется в полной мере даже в Эсаве. Здесь же мы наблюдаем еще один быстротечный феномен: на короткое время меч Эсава оказывается в руках сыновей Яакова. Отсюда мы учим следующую истину, важную для понимания всей еврейской истории: если с течением времени мы стали народом, руки которого наименее запятнаны кровью, если мы стали самым добросердечным народом, — это вовсе не означает, что мы слабы или трусливы. За время нашего существования в качестве политической единицы мы так мощно продемонстрировали нашу отвагу и военную доблесть, что для сражения с нами пришлось призвать отборные легионы Эсава. И мы можем владеть мечом, и мы можем быть непримиримыми. Наша мягкость и гуманность — это плод воспитания, которым Бог соблаговолил наделить нас через Свой закон и нашу историю.

Только средства, к которым обратились Шимон и Леви, чтобы дать выход своей ярости, заставляют нас осуждать их. Чувства же, которыми они были охвачены, цель, которую они преследовали, — самые святые и оправданные. Наполнявший их дух был необходим в семье, которая развилась в народ «Яакова». Ему предстояло вынести самые суровые удары судьбы, самое жестокое унижение, но, несмотря ни на что, этот народ с невероятной стойкостью духа и благородством сердца и ума должен упорно идти к своему возрождению в мировой истории в беспрецедентном вечном походе через века.

Мы увидим впоследствии, что престарелый отец даже на смертном одре произносит проклятье неоправданному насилию своих сыновей, но в тоже время он возносит молитву и благословляет те мотивы и тот дух, которые породили этот поступок. Он поставит Шимона и Леви в такое бессильное положение и так рассеет их в будущем народе Яакова-Израиля, что они никогда уже не будут обладать физической и материальной силой для совершения подобных необдуманных поступков. Однако их духовная сила, неразрывно связанная с моральным и духовным достоинством Израиля и его судьбой, должна была навсегда остаться с ними и проявляться как возрождающая, сохраняющая и спасающая сила во всех сферах жизни нации. Тот же меч, который Леви обнажил против внешнего врага, чтобы спасти честь сестры, мы снова увидим позже (в случае с золотым тельцом — Шмот 32:26), когда левиты безжалостно обратили его против собственных братьев («кто не признал своих братьев и не узнал своих детей» — Дварим 33:9), дабы спасти их от морального падения.

Итак, черты, обнаруженные нами здесь и далее в семье Яакова, самой первой еврейской семье, должны показать нам, насколько необходимо было укрепить и очистить эту человеческую расу в «плавильном тигле» страданий, воспитать в ней такое благородство духа, которое делает их примером для подражания и средством спасения всего человечества. Не потому что мы — самая податливая нация, а именно потому, что мы были самой упрямой, самой упорной человеческой расой — עז שבאומות (Бейца 25 б), как говорили наши мудрецы, Бог избрал нас Своим орудием, выковывая из нас Свою самую прочную, самую крепкую сталь, чтобы, подчинив нас Своей воле, Он смог продемонстрировать удивительную мощь Своего Провидения и удивительную силу Своего Закона.

Глава 35

1. Событие, о котором рассказывалось в предыдущей главе, показывает, что пребывание Яакова среди обитателей Ханаана подвергло опасности его семью. Вероятно, Яакову не следовало селиться в непосредственной близости к хананеям. Прежде всего ему нужно было пойти в то место, где, покинув родительский дом, он заложит краеугольный камень своего будущего. Поступив таким образом, он даст обет на всю свою дальнейшую жизнь. Затем ему следовало уйти в родные места, которые его родители и родители его родителей сочли подходящими для спокойного создания семьи в духе Авраама. Там уважали их память, и она служила бы защитой как Яакову, так и его семье. Теперь Яаков получает повеление идти в оба таких места. Он направляется сначала в Бейт Эль, а затем в Мамре-Кириат Арба-Хеврон.

2. ОЧИСТИТЕСЬ И ПЕРЕМЕНИТЕ СВОИ ОДЕЖДЫ. Подобное мы читаем в Шмот 19:14 (во время дарования Закона), что «он (Моше) освятил народ, и они вымыли свои одежды». Путешествие в Бейт Эль — место, где Бог явился их отцу, было столь же важно для семьи Яакова, как и собрание на горе Синай для их потомков.

11. — 12. גוי וקהל גוים — НАРОД И СОБРАНИЕ НАРОДОВ. Народ, которому суждено было произойти от него, должен быть единым по отношению к внешнему миру, а внутри себя он должен состоять из множества объединенных элементов. Каждое колено должно представлять собой этническую индивидуальность со своими собственными чертами. Народ Яакова, который как Израиль должен показывать другим народам силу Бога, наполняющую человечество и формирующую его, не должен являть собой односторонний образ. В качестве образцового народа он призван отражать наибольшее возможное разнообразие национальных характеристик в микрокосмосе: нацию воинов, нацию земледельцев, торговую нацию, нацию ученых и т. д. Благодаря этому весь мир поймет, что посвящение жизни человека союзу с Божественным Законом, не налагает ограничений на его занятия, не зависит от особых этнических характеристик. Человечество во всем его многообразии способно воспринять концепцию монотеизма, которой учит Израиль, и сложить множество человеческих и национальных индивидуальностей в единое царство Бога.

21. — 22. В трех предыдущих отрывках написание слова אהלה отличается от его произношения (Берешит 9:21, 12:3, 13:3). В каждом из этих примеров, как и в данном стихе, огласовка указывает на притяжательное местоимение мужского рода (его шатер), а последняя буква на притяжательное местоимение женского рода (ее шатер). Обычно такая форма описывает шатер как жилище, которое муж делит с женой, в котором жена играет главную роль как хозяйка и домоправительница. Возможно поэтому, что и в данном отрывке слово אהלה тоже обозначает шатер, который Яаков раньше делил с Рахелью.

Итак, значение этого отрывка таково: он разбил свой шатер, в котором он уже не мог больше жить с Рахелью, на некотором расстоянии от Мигдаль Эдера, вокруг которого стояла лагерем его семья, т.е. Лея и другие жены. При жизни Рахели Яаков жил и с Леей и с другими своими женами, но после ее смерти он не жил ни с одной из них. Может быть, Реувен перенес его ложе в шатер Билы, чтобы побудить Яакова вернуться к матери Реувена Лее. Он хотел, чтобы отец понял: сыновья обеспокоены тем, что он отгородился от семьи. Однако Реувен не достиг своей цели. Яаков продолжал жить отдельно от жен и не имел больше сыновей, кроме тех двенадцати, которые у него уже были («сыновей Яакова было двенадцать»).

С разрешения издательства Швут Ами


Глава повествует об одной из самых загадочных заповедей — заповеди о пепле красной коровы. По преданию, ее смысл не смог постичь даже царь Соломон. Также в главе описывается, как еврейский народ скорбел после ухода первосвященника Аарона. А затем, после многолетних странствий, евреи, достигают границ Святой земли. Читать дальше

Недельная глава Хукат

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

Содержание главы: Законы, связанные с ритуальной чистотой (Бемидбар 19:1—22). Смерть пророчицы Мирьям, сестры Моше; чудо с водой, вышедшей из скалы (20:1—11). Всевышний лишает Моше и Аарона права войти в Святую землю (20:12—13). Царь Эдома не дает евреям пройти через свою страну (20:14—21). Смерть Аарона; его сын Элиэзер становится первосвященником Храма (20:22—29). Победа над царем Арада (21:1—3). Ропот на Моше в среде евреев; чудо с медным змеем (21:4—9). Песня о Колодце — благодарность Всевышнему за воду, которую нашел народ (21:10-20). Завоевание царств Сихона и Ога на восточном берегу Иордана (21:21—22:1).

Мидраш рассказывает. Недельная глава Хукат

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы

Словарь для читающих Тору на иврите. Хукат

Рав Аарон Штейман,
из цикла «Словарь ивритских терминов»

Червленая шерсть и другие ключевые понятия недельной главы

Хукат, вопросы и ответы

Рав Хаим Суницкий,
из цикла «Вопросы и ответы по недельной главе»

Вопросы и ответы по недельной главе