Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Рабби Шимшон-Рефаэль Гирш был одним из лидеров еврейства Германии. Его энциклопедические познания позволили вернуть к традициям отцов многих ассимилированных евреев. Представляем вашему вниманию избранные комментарии р. Гирша к Торе.

Глава 1

1. בראשית — В НАЧАЛЕ СОТВОРИЛ БОГ. «В начале всего сущего Бог сотворил…» Другой возможный вариант прочтения этой фразы: «От самого (их) начала Бог сотворил небо и землю». В любом случае слово בראשית свидетельствует, что до акта творения не существовало ничего. И небо, и земля появились в результате этого акта. Концепция сотворения из ничего — יש מאין является фундаментальным представлением, которое Тора стремится нам сообщить. Альтернативная точка зрения исходит из того, что материя не была сотворена, а существовала вечно, и, таким образом, Бог — не полновластный Творец, а лишь созидатель, придающий различные формы уже существующей материи. Подобная точка зрения вплоть до наших дней остается основой языческого мировоззрения. Она является вопиющим отрицанием свободы воли — как Бога, так и человека. Ведь, если допустить, что материя предшествовала Творению, то отсюда следует, что Творец не в силах создать мир, который являлся бы абсолютным, совершеннейшим благом! Все, на что Он способен, — это создать наилучший из миров, какой позволяет материал, ограничивающий Его свободу. В таком случае все зло в мире окажется обязанным своим происхождением несовершенству материи, с которой имеет дело Творец, и, понятно. Он не в состоянии будет спасти мир от физического и морального зла, проистекающего из несовершенства исходного материала. А человек? Он имеет еще меньше власти над собой, над собственным телом, чем ограниченный материей Бог. Свобода уходит из этого мира, и весь он, от Бога до человека, отдается во власть слепого рока…

Эта мрачная концепция Бога, мира и человека отметается первым же словом Божественного Учения.

בראשית ברא אלהים — В НАЧАЛЕ СОТВОРИЛ БОГ. На этот факт опирается все последующее изложение. Любая субстанция и форма всего сущего берет начало в свободной и всемогущей воле Творца.

אלהים — БОГ. Корень этого слова אלה является также указательным местоимением множественного числа «эти». Он обозначает сложную, разнообразную совокупность вещей, увязанных в единое целое. В этой связи имя אלוה можно интерпретировать как «Единый, чья воля и могущество объединяет множество в одно целое». Только благодаря Ему и в силу своей связи с Ним, разрозненные элементы универсума образуют целостность, и мир обретает единство. Итак, имя אלוה указывает на Творца, выступающего в роли единственного Властелина, Законодателя и вершителя правосудия в мире, на Его качество Верховного Судьи (מרת הדין).

Уже начало первого стиха раскрывает перед нами истину, положенную в основание мира. Одного этого стиха достаточно, чтобы научить нас смотреть на мир, как на творение Бога, видеть в себе Его создания, осознавать, что мы — Его порождения и освященная собственность — имеем особое предназначение в сотворенном Им мире. Оно заключается в том, чтобы всю нашу энергию, все силы направить на исполнение Божественной воли.

Однако Слово Бога не исчерпывается первым стихом, утверждающим Божественность Творения. Напротив: вся книга Берешит, повествующая об истоках мира, истории человечества и народа Израиля, представляет собой введение к Закону Бога, который Тот даровал Израилю. Божественный рассказ, охватывающий все многообразие мира, учит нас восприятию и почитанию творящего, управляющего всем Слова Бога, в его общем и конкретном проявлениях, в его взаимосвязи с каждым существом или сообществом. Этот рассказ поднимает нас на высочайший уровень еврейского восприятия мира, сущность которого вдохновенно выразил в одной из своих песен царь Давид: все живое в этом необъятном мире, каждое по своему, повинуется вечному возвышенному Божественному закону, ברכי נפשי את ה, «Благослови, душа моя, Бога» (Теилим 104). Мы должны следовать Закону, данному нам Богом, обретая в этом подчинении высшее счастье нашей жизни, радость осуществленных желаний.

2. ЗЕМЛЯ БЫЛА. Этими словами начинается новое рассуждение: предыдущий стих сообщает истину о небе и земле, какими мы знаем их сегодня, показывая, что их субстанция и форма сотворены Богом. Затем второй стих обращает наш взор к земле, говоря о том времени, когда эта земля, на которой сейчас мы различаем четко ограниченные объекты, находилась в состоянии תהו ובהו — неразличенности и хаоса.

4. УВИДЕЛ БОГ, ЧТО СВЕТ ХОРОШ. Это и подобные ему утверждения, касающиеся последующих этапов Творения (וירא אלהים כי טוב) и его заключительной стадии (וירא אלהים את כל אשר עשה והנה ), наводят на мысль, что Бог является не только Творцом, Источником Бытия, но и что дальнейшее существование всего сотворенного Им целиком зависит от Его воли. Вещь, сделанная человеком, перестает зависеть от своего творца: она больше не нуждается в нем, у нее своя, отдельная судьба. Люди обладают способностью создавать новые вещи, освобождать определенные силы и соединять их, но они не в состоянии контролировать высвобожденные силы. Джин выпущен из бутылки! В результате творение человеческих рук иногда оказывается сильнее своего создателя, выходит из-под его контроля.

Не такова связь Бога с Его творениями. Все они, весь мир в целом, не только сотворены Им, но и продолжают существовать лишь в силу Его утверждения, что «это хорошо», что этому следует быть. И после сотворения Бог постоянно держит под Своим надзором все сотворенное Им и, как бы «одобряя» сотворенное, тем самым дает ему жизнь.

Власть Творца над Его творением с самого начала была продемонстрирована тем, что Он ясно и четко разграничил только что созданные свет и тьму. Оба они — свет и тьма — необходимы для управления миром. Свет побуждает объекты к индивидуальному существованию, а тьма, временно скрывая болезненно-резкие воздействия, делает возможным взаимодействие сил, увеличивающее их эффективность. Свет и тьма действуют в своих рамках, у каждого из них своя область. И снова всемогущая сила Бога, того самого Бога, который воззвал во тьме: «Да будет свет!», — использует эти две самые важные антитезы, создает материю и формирует субстанцию, пробуждает и возвеличивает жизнь и царит над всем миром.

5. И ВОЗЗВАЛ БОГ. Когда Бог дает имя какому-нибудь Своему творению (вещи или понятию), данное Им имя выражает предназначение этого творения: например, Авраам (отец множеств), Исраэль (воин Бога) и так далее. Поэтому свет тоже следует рассматривать в соответствии со сказанным нашими мудрецами: «Бог воззвал к свету и предназначил его для целей дня; Бог призвал тьму и предназначил ее для целей ночи» (Песахим 2).

ערב (вечер) — это время, когда очертания начинают расплываться (буквально — «смешиваться»). בקר (утро), дополнительный смысл этого слова — независимость, время, когда вещи как бы отделяются одна от другой, и выявляются их четкие границы, так что появляется возможность לבקר, разглядеть, отличить одну вещь от другой… Нам сказано ויהי ערב ויהי בקר יום אחד (И был вечер, и было утро: день один). День, который начинается с בקר и движется к завершению под влиянием света, — это и есть טוב (хорошо), являвшееся намерением Творца, Его целью. Ночь, которая начинается с ערב (вечера) и движется к завершению под воздействием חשך (тьмы), — это просто фаза, предшествующая первоначальной цели. Только когда за ערב следует בקר, мир проходит завершенный цикл своего существования — один день — в полном смысле этого слова.

6….Прежде чем Бог — так учит нас Его Слово — удалил универсальный растворитель מים (воду) от земли, отделив друг от друга сушу и воду, Он поднял часть воды и простер над землею רקיע (свод), который мы видим и сегодня. Свод был создан для того, чтобы испарения земли поднимались вверх, а затем в виде облаков впитывали воду и возвращали ее дождем иссохшей почве и пребывающим на ней живым существам, жаждущим влаги. Подобно тому, как первозданный рассеянный свет был впоследствии соединен со светилами, так и вода была отделена Создателем от суши, чтобы пролиться затем на иссохшую землю благодатным дождем. Через антитезу дарения и приобретения происходит развитие всего сущего на земле.

8. Так же как Бог назвал свет «днем», чтобы определить функцию света по отношению к земле. Он теперь называет свод «небом», чтобы обозначить суть его взаимодействия с землей. רקיע (свод) представляет собой «небо», как оно видится с земли. Все, что земля получает свыше, дается ей через посредника — небо. Даже свет не попадает на землю в первоначальном виде, но фильтруется небом, чтобы прийти на землю в форме, необходимой для исполнения его роли на земле.

11—13. Одиннадцатый стих впервые вводит нас в сферу органической жизни. Тора рассказывает нам о דשא (растительности), которая пробивается из почвы и несет семена, а также о деревьях, приносящих плоды. Мы учим, что все это бесчисленное многообразие творения управляется одним и тем же законом: למינהו, למינו (согласно своему виду). Каждый из видов создает и воспроизводит только самого себя, вся его деятельность четко ограничена, он служит своему роду.

Потоки энергии и превращения вещества должны направляться по строго определенному руслу. Один закон, единственный великий закон действителен для всех растений — от гигантов, возносящих кроны высоко в небо, до маленькой травинки, от могучего кедра до малого стебелька, — о каждом из них сказано: למינו (по виду его)…

Каждое растение направляет свою воспроизводящую энергию только למינו, только на то, чтобы повторить и умножить самое себя, свой вид, и лишь человеческий каприз может направить этот процесс в сторону от естественного развития. Предоставленное самому себе любое растение будет следовать предначертанному Творцом пути. Его закону: למינו (по виду его). Ясно, что этот закон, полученный природой от Законодателя и универсальный для всей органической жизни, относится и к нам, евреям, если мы хотим жить в согласии с Его Волей. Божественное слово не только запрещает нам скрещивание разных видов, которые разделены самой природой — הרכבת אילן и כלאי בהמה, то есть, скрещивание животных и растений, которые сами по себе, в природе, никогда не скрещиваются; оно определяет вообще все наши отношения с растительным и животным миром — посев и выращивание, использование животных для работы, изготовление одежды из материалов животного и растительного происхождения и даже пищу, которую мы едим (בשר בחלב и כלאי זרעים וכלאי כרם, שעטנז и חרישה בשור וחמור — законы, запрещающие сеять смесью семян разных видов, пахать на быке и осле, запряженных вместе, смешивать шерсть и лен в одной ткани или одной одежде и варить молоко с мясом). Все эти запреты вновь и вновь напоминают нам о «законе видов» и о Том, Кто дал нам его.

Эти постоянные напоминания побуждают нас видеть в Боге Законодателя также и для себя, для своего вида, стремиться, чтобы Его Закон управлял нашими влечениями и нашей энергией, чтобы и мы претворяли Его Закон в жизнь всеми своими делами. Ведь у нас много общего с растениями и животными: в нас действуют все те же виды энергии, и мы проходим те же стадии развития — рождаемся, достигаем расцвета, растем и стареем и, наконец, умираем. Однако, при всем сходстве, Бог создал нас видом — מין — высшим среди всех живых существ, — людьми, а среди людей Он обособил нас по виду, избрав в качестве евреев.

Закон Бога не начинается с евреев и не для них одних установлен. Мы подчинены ему уже тем фактом, что являемся живыми творениями; только в пределах предначертанного мы способны исполнить Его веление и призыв. Подобно всем другим Его созданиям, мы можем реализовать индивидуальную свободу и независимость в полной мере лишь тогда, когда действуем в рамках Его Закона. Да и вся Тора — не что иное, как закон видов для человеческого существа по имени еврей. Тот же самый закон, который управляет созданиями, лишенными свободы воли, провозглашен и для человека, и для еврея. Чтобы они смогли принять его по собственной воле, поставить над своими порывами и страстями, подчинить ему всю силу и энергию и направить на его исполнение всю свою волю. Лишь благодаря этому свободному подчинению Закону Бога они могут привести свой высший вид (מין) к чистому и совершенному раскрытию потенции. Богу нужны и малая былинка и могучий кедр, колос пшеницы и виноградная лоза. Всему есть место в Его мире. Каждому существу Он дал свой закон, по которому оно должно жить, не спрашивая, почему оно только былинка, а не виноградная лоза, и радостно исполняя свою роль в Божественном плане мироздания.

Точно так же Богу в Его царстве нужны и евреи, и неевреи. И те, и другие должны реализовать свое призвание — ведь замысел Бога может быть исполнен только тогда, когда каждый с радостью и до конца исполнит возложенное на него Богом, будет следовать Его Закону и тем самым внесет свою лепту в общее благо в соответствии с ожиданиями Всевышнего.

14—19. מארת — светила, אור — свет, מאור — светило. До сих пор אור (свет) был рассеян над землей. Затем Всемогущий Бог отделил (ויבדל) свет от тьмы. Теперь, когда были сотворены растения, эти истинные дети света, тот был подчинен системе светил на небесном своде, и земля стала получать свет уже от них.

20. Каждое из творений первых трех дней дублировалось впоследствии каким-либо из творений трех последующих дней. Свет, сотворенный еще в первый день, вплоть до четвертого дня не достиг в своем отношении к земле того функционального совершенства, которое было необходимо для жизни и роста всего живого на земле. Только на пятый день в воздухе и воде, созданных во второй день (а на земле, где жизнь была посеяна в третий день, — на шестой), появились живые существа. И лишь на шестой день суша, возникшая на третий день и тогда же засеянная растениями, получила своих первых живых обитателей. Седьмой же день знаменует начало нового мира, в котором человек должен возвыситься до познания Бога и служить Ему, осиянный духовным светом этого познания. Это, по существу, снова был «день первый» на новом, более высоком уровне. Однако он не был удвоен, не имел пары — אין לו בן זוג. И только создав народ Израиля, Бог завершил восьмую, заключительную стадию Сотворения мира. С тем духовный свет Шабата обрел, наконец, свою пару.

26. Обо всем сотворенном Тора рассказывает по ходу самого творения. Однако в случае человека повествование прерывается, чтобы возвестить уже созданному миру, что сейчас будет сотворен человек, «Адам». Ибо «Адам» должен явиться в мир в роли назначенного Богом правителя. Мир подготовлен к приходу человека. В этом смысле можно интерпретировать употребление множественного числа נעשה (мы сделаем). Pluralis magestatis, царственное «Мы», которым пользуются земные цари, чтобы объявить свою волю подданным, имеет целью подчеркнуть, что царские указы не порождаются личными прихотями и интересами, но что царь действует от имени и на благо всего общества. Подобно этому. Творец хочет объявить миру, что его господин — человек — создан лишь для его собственного блага, во имя достижения цели, ради которой мир создан и существует. Мы производим слово אדם из אדום — красный цвет, первый, самый близкий к земле цвет радуги. Иными словами, человек — самое совершенное проявление Божественности на земле.

27. БОГ СОТВОРИЛ ЧЕЛОВЕКА ПО ОБРАЗУ, ДОСТОЙНОМУ ЕГО САМОГО. Дважды повторенная эта фраза утверждает, что материальное воплощение человека, его тело, достойно Бога. Фраза демонстрирует ту принципиальную важность, которую слово Бога придает признанию Божественного достоинства, заключенного в человеческом теле. И действительно, весь Закон направлен в первую очередь не на освящение духа, а на освящение тела. Утверждение, что человеческое тело со всеми его влечениями, инстинктами и страстями было создано Богом ради исполнения Его велений и что это тело нужно содержать в святости, чтобы оно полностью отвечало своему Божественному достоинству, формирует основу всей человеческой морали.

МУЖЧИНОЙ И ЖЕНЩИНОЙ СОТВОРИЛ ОН ИХ. Хотя все живые творения созданы в виде особей двух полов, об этом особо упоминается лишь когда речь заходит о человеке, чтобы подчеркнуть равную близость к Богу и равную уподобленность Ему мужчины и женщины. Их равенство выражено замечательным способом. А именно — переходом от единственного числа אתו (сотворил Он его) к множественному אתם (сотворил Он их). Единое человеческое существо, созданное по образу Бога, было сотворено в двух полах, и лишь вместе они способны вполне выразить идею «Адама». זכר (мужчина) производное от זכר (помнить), связанное с סכר (запирать), סגר (закрывать). Мужчина — духовный хранитель традиции и Божественной, и человеческой. נקבה (женщина) происходит от נקב (определять, предназначать). Она — «предназначенная». Только в союзе с мужчиной, присоединяясь к его усилиям, женщина обретает свое человеческое предназначение вместе с той сферой, в которой она может его исполнить. Мужчина выбирает себе призвание; женщина принимает свое призвание от мужчины.

28. פרו (плодитесь) относится к женитьбе; ורבו (размножайтесь) — к семье; מלאו (наполняйте /землю/) — к обществу; וכבשוה (подчиняйте ее) — к приобретению собственности.

Слово Бога не признает разграничения жизни на сферы — «религиозную», подчиненную Богу, и «светскую», не имеющую к Нему отношения. Бог призывает Адама исполнить человеческое предназначение, служа Ему всей своей жизнью. И в первую очередь это относится к семье и общественной жизни.

31. И УВИДЕЛ БОГ. Увидел целостность того, что Он сотворил. Увидел Свои создания в гармонии друг с другом, сосредоточенными вокруг главной, доминирующей идеи Творения. Не написано את הכל אשר עשה (все, что Он сотворил), но את כל אשר עשה (целостность того, что Он сотворил). Бог увидел каждое отдельное создание в его отношении ко всему сотворенному, увидел его целостность и гармонию — «и вот! Это было очень хорошо». Оно было хорошо даже там, где мы не могли бы этого ожидать, даже в месте, которое кажется несовершенным тому, кто видит только часть, а не целое. Если нечто соответствует нашим ожиданиям, мы говорим «хорошо», но если оно намного превосходит их и служит нам совершенно неожиданным образом, то мы говорим, что это «очень хорошо».

…Обо всех предыдущих днях Творения говорилось просто: יום אחד (день один), יום שני (день второй) и так далее. Но в этом стихе употреблен определенный артикль ה. О шестом дне сказано יום הששי (то есть, этот шестой день). Предыдущие дни лишь предваряли наступление этого завершающего Творение дня, являлись ступенями, ведущими к нему. И поэтому шестой день выделен из их череды.

Глава 2

1. ויכלו — БЫЛИ ПРИВЕДЕНЫ В СООТВЕТСТВИЕ С ПЛАНОМ. Корень слова כלה имеет, на первый взгляд, два противоположных значения. Первое — «исчезнуть, кончиться, прекратить существование»: ואתם בני יעקב לא כליתם — «…a вы, сыны Яакова, не исчезли» (Малахи 3:6). Второе — «завершать, заканчивать, достигать совершенства»: כלה הבית לכל דבריו — «завершил дом со всеми его принадлежностями» (I Мелахим 6:38). לכל תכלה ראיתי קץ רחבה מצותך מ& — «Всему совершенному (תכלה) видел предел, но заповедь Твоя безгранична» (Теилим 119:96), т. е. принцип «цель оправдывает средства» некорректен, за исключением исполнения Божественных заповедей, являющихся всеобъемлющей целью. כלה — это стремление к завершенности и совершенству, а כלי — орудие, инструмент — то, что служит для его достижения. Итак, כלה означает «привести к концу», a ויכלו — «они были закончены, приведены к совершенству».

וכל צבאם — И ВСЕ ИХ ВОИНСТВО. Тот факт, что еврейский народ, мирно стоящий вокруг Шатра Собрания, был назван יוצאי צבא (воинство) и что о левитах, выполняющих свою работу в Шатре Собрания, говорится כל הבא לצבא צבא לעבד עבדה באהל& — «каждый, приходящий служить в воинство, исполнять работы в Шатре Собрания» (Бемидбар 4:23), и, наконец, то, что женщины, пришедшие к шатру со своими дарами, названы הצבאת אשר צבאו פתח אהל מועד — «жены воинства, собравшиеся ко входу в Шатер Собрания» (Шмот 38:8), — все это опровергает предположение, что термин צבא в Торе можно понимать исключительно как армию, готовую к бою с врагом. Основное значение слова צבא — множество. Однако далеко не всякое множество, собранное в одном месте, называется צבא. Этот термин приложим лишь к множеству, подчинившему себя единой воле, направляющей его душевные и физические силы. Множество становится воинством, только объединенное сознанием, волей и умом полководца.

Все, сотворенное в мире, на небесах и на земле в совокупности образует одно великое воинство, צבא, управляемое его Творцом и Господином. Он указывает каждому Своему творению место, где оно сможет исполнить свое предназначение, используя данные ему Творцом силы. План всего творения находится в сознании Творца, а каждое из Его созданий должно лишь до конца исполнить возложенную на него часть этого плана. Никто, ни великий, ни малый, не существует сам по себе и для себя. Все мы принадлежим к одному великому «воинству» Бога. Его удел — власть, величие, прозрение, воля и управление; наш — подчинение, исполнительная преданность, рвение и труд. Ни у кого нет права на высокомерие и упрямство. Даже самого малого не минует Его взгляд, и он удостоится Его внимания, если от всего сердца и с полной верой выполнит возложенное на него задание. В Его Божественном плане нет неважного и незначительного — הלא צבא לאנוש עלי ארץ — «Разве не назначено человеку время службы на земле?» (Йов 7:1). כל ימי צבאי איחל עד בוא חליפתי — «Все дни, назначенные мне, я ждал бы, пока не наступит перемена для меня» (Йов 14:14) — пока Бог не предпишет мне быть в другом месте.

2. Все, что сотворил Бог, названо в Торе словом מלאכה. Это слово означает «работу», но не в смысле труда, т. е. затраченных усилий, а скорее в смысле завершенности, законченности. «Труд» подразумевает только усилие, великое или малое, выраженное в деятельности, безотносительно к результатам этой деятельности. מלאכה, напротив, означает итог, результат деятельности. Это слово образовано как существительное женского рода от מלאך — «посланник» (второе значение מלאך — ангел, посланник Бога). מלאך относится к личности, מלאכה — к вещи. מלאך — носитель чужой идеи, исполнитель чужого замысла. מלאכה — вещь, ставшая воплощением этой идеи и замысла. Любой материал, которому интеллект с определенной целью придал форму, становится מלאכה — безличным посланником, воплощением идеи и замысла интеллекта. К примеру, у ветвей ивы нет определенного назначения, их можно использовать по-разному. Но если сплести из них корзину, они будут служить только той цели, которая отвечает их назначению, их новой форме. Итак, благодаря тому, что я сплел из них корзину, ветви стали моим безличным посланником — моей מלאכה.

3. БЛАГОСЛОВИЛ БОГ ДЕНЬ СЕДЬМОЙ И ОСВЯТИЛ ЕГО. Бог дал этому дню силу завершить начатый им процесс духовного и нравственного воспитания человечества. Почему Он так поступил? С созданием Шабата — инструмента воспитания человечества — Бог прекратил «всю Свою работу созидания», ибо цель этого инструмента совпадает с изначальной целью самого Творения.

Если бы человек, подобно другим созданиям, не обладал свободой воли, процесс творения завершился бы на шестой день. Свобода воли поставила его выше ангелов, но вместе с ней пришла способность ошибаться и грешить, а следовательно, возникла и необходимость воспитывать человека, давать ему образование, чтобы он мог самостоятельно познавать истину и свободно, по своей воле, делать добро. Поэтому, хотя за шесть дней Бог закончил сотворение природы, его влияние на историю человечества и формирование природы как воспитательного средства началось только в седьмой день: ממלאכת עולמו שבת ממלאכת צדיקים — «Он отдыхал от сотворения Своего мира, но от работы праведников и грешников не отдыхал» (Берешит раба 11:10). Возвышение человека до того духовного и нравственного уровня, на котором он достоин своего имени — «Адам», было доверено Шабату. Вся дальнейшая история, изобилующая проявлениями Божественной милости и откровения, служила единственной цели — привести Шабат к победе, создавать для нее постоянно растущее число בני זוג — «партнеров», носителей святости в этом мире.

Вот почему Он благословил и освятил Шабат. Гарантия достижения духовной и нравственной цели Шабата заключена в словах אשר ברא א לעשות — «которую Он, Бог, сотворил, (чтобы) продолжать ее преобразование». Эти слова означают, что Бог не просто приводил мир в соответствие с этой целью, но что мир единственно ради Шабата и был вообще сотворен. Повторение слов אשר ברא в конце рассказа о сотворении мира является гранитной скалой, на которой покоится все здание Торы. Бог поставил перед человеком духовную и нравственную цель, идти к которой человек должен, основываясь на своей свободе воли. И тот же самый Бог Своей собственной свободной волей создал материальный и духовный миры именно ради достижения цели, поставленной Им перед человеком. Ничто в творении не способно воспрепятствовать достижению этой цели, и в нем нет ничего, что могло бы не соответствовать ей или отдалить ее. Постепенное продвижение человечества ко всему доброму и истинному было изначальным замыслом Бога. И осуществление этой цели есть бесспорное свидетельство окончательного триумфа Его замысла. Тот факт, что Бог сотворил мир ex nihilo (из ничего) по Своей свободной воле, является не только краеугольным камнем всех человеческих истин, но и лежит в основе человеческой морали.

4…. אלה תולדות השמים והארץ בהבראם Стих не означает: «Это происхождение неба и земли…» Начать с того, что если указательное местоимение אלה («эти») стоит в начале какого-либо предложений, то оно относится к последующему перечислению; однако нам ничего не сообщается о происхождении неба и земли. Кроме того, в Писании слово תולדות не употребляется по отношению к родителям, «родоначальникам», но всегда относится к потомству, порождениям. תולדות אדם, תולדות נח, תולדו всюду תולדות относится не к происхождению этих людей, а наоборот, к их наследникам, потомству, которое они произвели. И, наконец, תולדות подразумевает самую естественную, органическую «продукцию», в то время как בריאה означает сотворение непосредственно свободной волей Бога, творение ex nihilo — иными словами, прямую противоположность תולדות. Нельзя представить себе более неудачного термина для творения ex nihilo, чем תולדות. Итак, в этой фразе мы должны интерпретировать понятие תולדות как плоды, порождения неба и земли, к числу которых относится все, что обрело форму уже после творения, явившись результатом взаимодействия неба и земли. Стих, таким образом, является заголовком для перечисления целой серии естественных явлений, происходивших после акта творения. Это, действительно, плоды неба и земли. Однако Писание добавляет слово בהבראם, — и становится ясно, что все последующее развитие было изначально заложено в בריאה — сотворении из ничего.

Концепции Бога как Творца и Законодателя самой по себе недостаточно для нас, чтобы понять и оценить последующие порождения неба и земли. Мы нуждаемся в дополнительных сведениях, без которых невозможно правильное понимание происходящего. Такие сведения содержатся во второй части четвертого стиха: ביום עשות ה; א ארץ ושמים — «в тот день, когда Бог сделал небо и землю». Глагол в этом предложении произведен от עשיה (делание), а не от בריאה (творение). Здесь мы встречаемся с новым обозначением Всевышнего — Бог (Тетраграмматон). Более того, в этом стихе земля упомянута перед небом, тогда как в предыдущих стихах соблюдалась обратная последовательность: השמים והארץ (небо и земля). Но начнем с того, что уточним значение слова Бог.

Наши мудрецы сказали, что четырехбуквенное Имя — Тетраграмматон — указывает на качества любви, милосердия и сострадания, присущие Богу. Часто Тетраграмматон переводят как «Превечный», и этот перевод неадекватен. «Превечный» — метафизическая, трансцендентальная категория, лишенная в нашей жизни практического значения. Она описывает образ, а не поведение. Слово «Превечный» ничего не прибавляет к пониманию того, как будет действовать обладатель этого качества. Перевод четырехбуквенного Имени словом Превечный оставляет холодными наши сердца; в нем нет особого смысла, и он никак не стыкуется с представлением о מדת הרחמים (Божественном сострадании). Тетраграмматон — это не «Тот, кто существует», но «Тот, Кто дает и распространяет существование»; не Тот, Кто некогда создал жизнь, но Тот, Кто всегда готов создавать новую жизнь. И это, действительно, основное значение понятия מדת הרחמים — Божественного сострадания. Бог вовсе не тот «Превечный», который, завершив создание мира, отделился от него и покоится в своем вечном существовании. Он — אלקים חיים ומלך עולם — живой Бог и Царь вселенной, вечноживущий и вечноправящий Бог; Он не просто источник и прародитель мира. Он создатель каждого следующего его мгновения. И эти мгновения Он создает такими, какие необходимы Ему для нравственного воспитания человечества. Какие бы тяжкие прегрешения мы прежде ни совершили, Бог, в полноте Своего всемогущего сострадания, готов в любую минуту даровать нам новую жизнь.

אלקים (Бог в его качестве справедливости) — это דין, Творец и Правитель вселенной, положивший пределы всем существам. (דין — суд, от слова די — достаточно, довольно, хватит). Если бы человек не был сотворен, если бы в мире не было существа, наделенного свободой воли и потому способного сбиться с правильного пути, то не возникло бы нужды и в מדת הרחמים — Божественном сострадании. Все другие творения Бога — кроме человека — слепо двигаются путем, предначертанным еще при сотворении мира, и неспособны отклониться от него. Без человека תולדות השמים והארץ — порождения неба и земли — остались бы всецело подчиненными тем законам роста и развития, которые установил Бог Законодатель בהבראם — во время сотворения их. Человек наделен свободной волей, он способен ошибаться и нуждается в наставлении. И тут вступает в действие מדת הרחמים, могущество Бога, проявляющееся в сострадательной любви. Именно сострадание Бога позволяет человеку и миру существовать, несмотря на все преступления человечества. Сострадающий Бог возвращает человека из глубины его прегрешений на путь правды и справедливости, на путь долга. Он готов вновь и вновь давать человеку жизненные силы. Сострадающий Бог создает תולדות שמים וארץ — порождения неба и земли — в соответствии с задачей нравственного воспитания человечества.

Этот аспект Божественного правления выражен в предыдущем стихе словом לעשות. Как אלקים Бог сотворил небо и землю и подчинил их развитие строгому закону и порядку. Как Бог ה (Тетраграмматон) Он вмешивается в этот процесс, постоянно направляя и модифицируя его, в соответствии с поставленной Им целью воспитания человечества. Что касается природного порядка вещей (аспект אלקים), в нем земля зависит от неба. В нравственном же миропорядке (аспект ה), ради которого и был сотворен природный, поведение человека может влиять на небеса. Иными словами, в нравственном миропорядке небо зависит от земли. Вот почему в тех стихах, где о Боге говорится אלקים, небо упомянуто прежде земли, а там, где встречается Имя ה, наоборот, о земле сказано раньше неба.

יום עשות ה א — ДЕНЬ, КОГДА Бог СДЕЛАЛ ЗЕМЛЮ И НЕБО, означает седьмой день, когда в мир был приведен Шабат, и Бог подчинил всю работу неба и земли нравственному воспитанию человека, стремясь сделать его достойным имени «Адам». В зависимость от этой цели Бог поставил судьбу мира, его дальнейшее существование. После сотворения человека к Имени אלקים прибавляется Имя ה — Бог. Два Имени соответствуют двум аспектам развития мира. Это: (а) законы природы, установленные Создателем во время сотворения мира и (б) Божественное руководство, связанное с дальнейшим преобразованием мира и зависящее от поведения человека в каждый отдельный момент. Бог, проявляющийся как ה אלקים, направляет нас на протяжении всей истории.

ВОТ ПОРОЖДЕНИЯ НЕБА И ЗЕМЛИ, УЖЕ ЗАЛОЖЕННЫЕ В НИХ В ТОТ ДЕНЬ, КОГДА Бог СДЕЛАЛ ЗЕМЛЮ И НЕБО. Вот порождения неба и земли, творение которых уже было предопределено в день, когда ה (Бог в Его качестве сострадания) сделал землю и небо. Этот стих служит введением в мировую историю. Он отрицает обожествление природы и опровергает представление о том, что естественное, природное развитие мира не зависит от поведения человека и нравственного состояния человечества. Понимание единства имен ה и אלקים открывает нам глаза на установленный Богом физический и нравственный порядок мира, на Божественные пути в природе и истории.

5. Стих 4 является введением к истории человечества; он показывает нам, что развитие мира после его сотворения зависит от того, как живет человек и как он ведет себя на земле. Стих 5 возвращает повествование к моменту временной паузы в процессе творения, когда мир, чтобы достичь своей полноты, ждал появления человека, от которого зависело дальнейшее развитие Творения. В то же время стих показывает нам, что истина, выраженная в предыдущем стихе в самых общих терминах, становится очень конкретной и действенной лишь только человек появляется на свет.

Итак, пятый стих демонстрирует более специфические фазы тренировки человека, которые позволяют нам глубже рассмотреть характер человека и лучше понять его природу в соответствии с его величественным положением. Это величие, это высокое предназначение уже были обозначены в первой главе, где о творении человека рассказывалось внутри общего повествования о создании мира.

אדמה — это слово определяет землю не как космическое тело, но в ее отношении к человеку, в качестве «почвы», связанной с «Адамом», отданной ему, врученной человеку как поле его деятельности.

7. БОГ ВЫЛЕПИЛ ЧЕЛОВЕКА. Этот стих раскрывает секрет человеческой природы. На фактах, о которых сообщается в нем, основывается наше осознание человеческого достоинства и призвания. Согласно этому стиху, достоинство человека состоит в том, что он стал נפש חיה, то есть, живой личностью. Но ведь любое живое существо, вплоть до мельчайшего насекомого, это נפש חיה? Однако акцент здесь делается не на словах נפש חיה, но на ויהי האדם לנפש חיה, как именно человек стал נפש חיה. То, как он стал живой личностью, поднимает его над всеми прочими живыми существами.

Так что же ставит человека выше всех других существ? Индивидуальность животного имеет целиком земную природу, не только его тело, но и душа его материальна. У человека же только тело взято из земли, живым существом он стал благодаря дыханию Самого Бога. В этом — свобода, бессмертие и величие человека. То, что придает индивидуальность всем остальным живым существам, происходит из земли и возвращается в землю. Человека же делает личностью нечто совсем иное. Не только его дух, но и само его жизненное начало делают человека существом более высокого порядка. Жизненность человека, в отличие от животного, связана не с телом, а с духом. Только через дух он получает жизнь, и к духу привязана его душа. Поэтому жизнь и здоровье человека не зависят единственно от тела. То, что убивает животное, не всегда способно убить человека. Будет ли человек жить — нельзя предположить с той же уверенностью, с какой мы судим о выживании животного. אדם יש לו מזל — «у человека есть мазал (судьба)», есть что-то непредсказуемое; иногда кажется, что его здоровье уже совершенно разрушено, а человек продолжает жить за счет одной только воли к жизни. Его дух сохраняет ему жизнь. Хотя עפר — прах, земное в человеке, не самостоятельно, подвержено влиянию физических факторов, дыхание жизни — נשמת חיים, — которое Бог вдохнул в человека дуновением Своих уст, поднимает его над царством природы и необходимости, делает человека свободным, и тем самым вводит в царство свободы и его тело.

9. ПРИЯТНЫХ ВИДОМ И ПРИГОДНЫХ В ПИЩУ. В описании сада, который должен был удовлетворять все человеческие потребности, слова נחמד למראה (приятных видом), стоят перед словами טוב למאכל (пригодных в пищу). Удовлетворение эстетического чувства предшествует удовлетворению потребности в еде. В этом стихе получает поддержку и освящается человеческое чувство красоты и тем самым подчеркивается исключительная роль, отведенная человеку в плане Творения. Мы встречаем на земле изобилие прекрасных форм. То, что человек — единственное живое существо, способное радоваться красоте, доказывает, насколько важна эта способность для реализации духовного и нравственного предназначения человека. Прекрасное, повсюду окружающее нас в природе, и человеческая способность радоваться красоте призваны уберечь нас от жестокости. Наслаждение, испытываемое человеком от созерцания прекрасных форм, которыми Творец наделил в особенности мир растений, служит ступенью, взойдя на которую человек удостаивается способности радоваться, созерцая духовную и нравственную красоту, красоту идей.

В окружении, где не было бы места гармонии и красоте, человек очень скоро стал бы диким и грубым. Эстетическое чувство, позволяющее человеку радоваться царящей в природе гармонии, связано с чувством гармонии и порядка в нравственной сфере. Слово רע (зло), родственное רעע (ломать, разбивать на куски), ассоциируется с нарушением гармонии, когда целое утрачивает организующую его единую идею.

Дерево Познания Добра и Зла было наделено всеми свойствами, придававшими его плодам притягательную силу. Вкус, воображение и интеллект влекли человека к дереву, заставляли желать его плодов. Однако Бог запретил человеку есть эти плоды. Дерево Познания должно было постоянно напоминать человеку о том Законе, от которого зависела чистота и возвышенность его предназначения, его нравственное призвание. Ощущения человека, воображение, ум могут твердить ему, что данная вещь хороша, что для него нет ничего лучше. Тем не менее это желание может оказаться в прямом противоречии с высшим назначением человека. И если человек все-таки вкусит от запретного плода, то совершит преступление в глазах Бога.

Отсюда мы видим, что человек не может полагаться на свои чувства, воображение и ум. Решая, что хорошо и что плохо, он должен следовать открытой ему воле Бога. Он должен принять Божий суд, как свое единственное руководство, если хочет осуществить свое предназначение в этом мире и удостоиться доли в мире грядущем.

15. Термины עבודה (работа) и שמירה (охрана) относятся не только к возделыванию и хранению земли, но и к нравственному аспекту поведения человека. Стремление человека исполнить все, что от него ожидают, и отстраниться от всего, что запрещено, является необходимым условием существования природы. Вот почему наши мудрецы сравнивают עבודה ושמירה — возделывание и хранение — с תורה ומצות — Торой и исполнением Божественных заповедей, полностью исчерпывающих человеческое предназначение.

16—17. Запрещение есть от Дерева Познания Добра и Зла является началом подготовки человека к его высокому Божественному призванию. Здесь лежит начало человеческой истории, указывающее грядущим поколениям, в каком направлении они должны идти. Это не מצוה שכלית, то есть «рациональное» запрещение. Ведь оно, по сути дела, противоречит всем познавательным способностям человека, включая воображение и разум. Сам человек никогда не додумался бы до подобного запрета. Ему невозможно найти иного объяснения, кроме одного — такова воля Всевышнего. Это חק (закон) in optima forma. И это также диетарное ограничение, устно переданное Адаму для Хавы и их потомков, которым надлежит его соблюдать. Таким образом, один-единственный запрет уже содержит все основные элементы будущего еврейского закона, с которым, по словам наших мудрецов, не могут смириться יצר הרע (злое начало) и אומות העולם (народы мира), иными словами — наши чувственные суждения и нееврейское окружение; מצו לא תעשה (запрещающие заповеди), חק (закон), מאכלות אסורות (диетарные запреты) и תורה שבעל פה (Устная Тора).

Все перечисленные аспекты будущего еврейского закона уже содержались, как в зародыше, в первом запрете, установленном Богом в самом начале развития человека, לדעת טוב ורע — чтобы научить его отличать добро от зла.

Таким образом, основным условием человеческой нравственности, неразрывно связанной с высоким предназначением человека, является подчинение нашей физической природы воле Бога, изреченной Им Самим.

18. Перед тем, как сотворить человека, Бог сделал паузу, подготавливающую кульминацию Его работы. То же было и перед сотворением женщины. Человек уже находился в райском саду, но Бог все еще не сказал о нем טוב (хорошо). Буквально לא טוב היות האדם לבדו (не хорошо быть человеку одному) значит «не хорошо, когда видишь, что человек один». Пока человек один, все «не хорошо», и мир не может достичь совершенства, которое является целью его создания. Полнотой и законченностью, о которой можно сказать «хорошо», обладает только женщина. Лишь она способна придать законченность мужчине и миру. Эта истина была глубоко усвоена нашими мудрецами, учившими, что только с помощью женщины мужчина может стать поистине «мужчиной», только вместе муж и жена образуют «Адама»-человека. Эта задача слишком велика, чтобы кто бы то ни было справился с ней в одиночку.

Чтобы человек мог исполнить свое предназначение и достичь совершенства, Бог создал женщину. Женщина должна была стать его עזר כנגדו (подмогой, соответственной ему). Достаточно поверхностного взгляда, чтобы понять, сколько здесь уважения к достоинству женщины.

Быть עזר כנגדו не означает подчинения мужчине. Этот термин означает, что женщина помещена в сферу деятельности мужчины, и подразумевает их полное равенство на основе взаимного соответствия. Женщина должна стоять на стороне мужчины כנגדו, на том же уровне, что и он, рядом с ним.

19. קרא означает «звать», призывать другого присоединиться; отсюда и לקראת (навстречу) — буквально двинуться в направлении, обусловленном позицией другого. קרא означает также «называть». Давая имя человеку или вещи или произнося их имена, я зову их к себе или вызываю их образ в сознании, в своей памяти.

20. Человек изучал особенности живых существ и классифицировал их по видам, опираясь на свой опыт и впечатления. Он изучил самых близких ему домашних животных — בהמה, диких зверей — חיה и менее всех покорных ему птиц — עוף. Но когда он стал постигать собственный вид — «Адам» (в тексте это слово написано без определенного артикля), посланника Бога на земле, созданного по Его образу и подобию, то не нашел никого соответствующего себе, с кем он мог бы разделить возложенную на него великую ответственность.

24. על כן — ПОТОМУ. Пока человек был לבדו — один, это еще «не было хорошо» (לא טוב). Когда же произошло разделение полов, для мужчины не осталось возможности осуществить свое предназначение в одиночку. Женщина должна была стать עזר כנגדו (подмогой), без которой мужчина лишь полчеловека. Совершенным он может стать только вместе с женой. И потому, вследствие всего этого, человек покидает своего отца и мать и объединяется с женой, чтобы стать לבשר אחד (одной плотью).

До различения в человеческой природе мужской и женской сторон человеческое тело подчинялось исключительно духу, одной лишь Божественной воле. Когда мужчина и женщина объединились, они стали также и одним телом. Однако в действительности муж и жена становятся «одним телом», только соединив свои сердца, свои души. А это возможно лишь когда всю свою энергию и вдохновение, все мысли и желания они посвящают служению Высшей воле. В этом состоит глубочайшее отличие человеческого брака от взаимоотношения полов у животных. У зверей оба пола независимы друг от друга. Они не нуждаются друг в друге, чтобы осуществить свое жизненное предназначение, ищут друг друга только с целью дать начало новой жизни, и остаются вместе только на это время. У человека жена является частью мужчины, его עזר כנגדו. Без женщины мужчина беспомощен и уязвим. Только вдвоем они — целостный человек. Жизнь во всех своих аспектах требует, чтобы мужчина и женщина оставались вместе, требует их единства. Только к человеку относятся слова Торы «и прилепится к жене своей». Браки заключаются только людьми.

Наши мудрецы (Санхедрин 56а) видят в этом стихе основание закона, запрещающего всему человечеству браки между близкими родственниками. Они рассматривают слова «Потому оставляет человек своих отца и мать и прилепляется к жене» как указание на то, что, выбирая себе жену, человек должен удалиться от матери и отца, то есть, не жениться на женщине, слишком близко связанной с его родителями. Поскольку жена призвана стать עזר (помощницей мужа), она должна находиться כנגדו, буквально, «напротив» него, дополнять его. Для этого она должна обладать отличными от него качествами. Но если муж и жена — близкие родственники, то их достоинства и недостатки одинаковы или подобны. Поэтому их союз будет служить только усилению тех качеств, которыми они уже обладают, как плохих, так и хороших. Муж и жена не смогут дополнять друг друга. Только если они не близкие родственники, можно надеяться, что их качества окажутся различными, и они будут дополнять Друг Друга. В этом случае муж и жена станут единым телом — целостным человеческим существом, и каждый из них сможет осуществить свое предназначение.


Агаду-шель-Песах, или Пасхальную Агаду, положено читать во время Седера — трапезы, которую мы проводим в первую пасхальную ночь. В эту Агаду наши мудрецы вложили ответы на многие вопросы об Исходе из Египта, празднике Песах и всей истории еврейского народа Читать дальше