Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Как могло так получиться, что погибла Доктор Лиза? Ведь она помогала больным детям...

26 января 2017 года, темы: Провидение, Страдания, Награда, Судьба, Смерть, Праведник, Рав Меир Мучник

Отложить Отложено

Здравствуйте, шалом. Скажите, пожалуйста, как могло так получиться, что погибла Доктор Лиза, ведь она помогала больным детям, не могу этого понять. Заранее спасибо за ответ. Ирина

Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте, Ирина!

Конечно, наша естественная реакция на подобную трагедию — скорбь, ужас и внутренний протест: как такое могло случиться? Но, если мы всерьез хотим получить ответы на волнующие нас вопросы, придется попробовать мыслить логически, в соответствии с принципами веры.

Давайте уточним, что именно мы хотим понять: почему она погибла такой ужасной смертью, в авиакатастрофе, а не умерла «собственной смертью» в постели? Почему ушла из жизни незаслуженно рано? На самом деле это два разных вопроса, но оба основаны на предположении, что эта смерть — наказание. И вопрос — почему Доктор Лиза была наказана, когда, наоборот, была таким достойным и благородным человеком, делала столько добра? Разве это справедливо по отношению к ней?

А если мы хотим понять, почему Б-г таким образом не дал ей продолжать свою миссию и помогать больным детям, то это еще один вопрос: разве это справедливо по отношению к ним; ко всем, кому она помогала; к миру, который ее потерял?

А теперь попробуем разобраться по порядку.

Почему погибла ужасной смертью в авиакатастрофе, а не умерла в постели?

По правде говоря, лично я не знаю, какая смерть ужаснее. Ужас смерти — во-первых, в физических мучениях, а во-вторых, в психологических, когда знаешь, что время смерти приближается. И в этом плане далеко не всем, кто благополучно доживает до старости, «везет» больше: ведь «собственной смертью» умирают обычно от болезней, а они могут продолжаться долго и сопровождаться мучениями, как физическими, так и психологическими, когда знаешь, что болезнь смертельная. Здесь же физические мучения, какие были, продолжались недолго, самолет разбился от гидроудара; психологические — судя по тому, что известно на данный момент, — секунд десять, когда самолет падал. Я ни в коем случае не хочу сказать, что все это не ужасно, и ни себе, ни кому-либо другому этого не пожелаю. Я просто не уверен в том, что такая смерть настолько ужаснее других, чтобы у нас могли возникать вопросы о справедливости Б-га. Да и те мучения, что человек все-таки испытывает при смерти, у нас считаются искуплением за грехи, которые у него есть (а никто не безгрешен), так ему будет легче на том свете.

Почему ушла из жизни незаслуженно рано? Почему была наказана, когда заслуживала награды?

Здесь ответ на самом деле простой: настоящей награды за добрые дела в этом мире не бывает, она может быть только после смерти. Это верно в отношении любого человека, но в отношении Доктора Лизы это особенно очевидно: ведь те места, где она обычно бывала в этой жизни, — ад на земле. Так что на этом свете она никак не блаженствовала, а пребывала в адских условиях и занималась тяжким трудом — и чрезвычайно благородным. За что на том свете ей полагается награда — ее она теперь и получает. Так что в этом плане ранняя смерть — не наказание, а наоборот, знак того, что она уже достаточно потрудилась и пришло время получить заслуженную награду.

Единственный вопрос, который можно задать о справедливости к ней, — почему ей не было дано продолжить свою деятельность до старости и тем самым заработать еще большую награду?

Ответ на это дает Мидраш Танхума (Ки Тиса 3): праведник, умерший молодым, может сказать Б-гу: если бы Ты не забрал меня, я продолжил бы выполнять заповеди до старости. И Б-г действительно дает ему награду за заповеди, которые он выполнил бы в этом случае. Так что в этом смысле такой человек на самом деле ничего не теряет.

И еще: жизнь таких людей настолько насыщена — и их собственными делами, и событиями, которые происходят с ними, что, можно сказать, «по существу» Доктор Лиза прожила больше, чем многие из тех, кто доживает до старости. В ее «товарном поезде» меньше вагонов-лет, но каждый из них больше наполнен грузом, поэтому в целом груза больше!

Этот феномен виден, когда думаешь о жизни великих людей, умерших молодыми. Например, такие классики, как Пушкин, Лермонтов, Моцарт, Шуберт, Шопен. Нет ощущения, что они что-то «недоделали», что «не реализовались», что не развили свой потенциал. Нет, развились и реализовались, каждый прошел этапы как молодости, так и зрелости, у каждого собрание сочинений является «полным». Просто их жизнь протекла быстрее, но она была более насыщенной. (Оговоримся только, что речь идет исключительно об их творчестве, а не об их личной жизни, сравнивать с которой жизнь Доктора Лизы было бы оскорблением по отношению к ней. Ведь многие из этих классиков в жизни были вовсе не святыми, а обыкновенными сынами своего времени и общества, со многими его пороками. Но это другая история).

Так мы подходим и к ответу на последний из заданных вопросов: почему ей не было дано продолжить заниматься своим благородным делом? Разве она не могла помочь еще бОльшему количеству людей, больных детей?

Могла, конечно. Но нельзя сказать, что на практике, прожив меньше «нормального» количества лет, она меньше «нормального» помогла людям — она и так помогла много больше «нормы»! Ее труд не был закончен? Он никогда не бывает закончен — ведь кроме Самого Б-га никто не вечен и не всесилен, и в конечном счете все равно остались бы те, кому она не смогла помочь. Но столь многим все-таки помогла, потому что была человеком, которому Б-г дал сил больше среднего, и физических, и моральных, и вдохновил на подобные дела. То есть такие люди и их деятельность — это явно дар человечеству от Б-га. И тут уж — сколько дал; всех все равно не спасешь, и надо, скорее, благодарить за то, что есть.

И это на самом деле очень важный момент. Обратите внимание: когда у нас появляются вопросы, почему Б-г что-то сделал? Когда происходят такие трагедии. Как Он мог?! Почему Он забрал Доктора Лизу? Но при ее жизни у нас как-то не возникало вопросов: почему Б-г нам ее дал? Откуда были у человека силы на такую самоотверженность, на то, чтобы творить столько добра в таких трудных и опасных условиях? Я, вроде, неплохой человек, но у меня таких сил нет, а у нее были.

Другими словами, мы в целом смотрим на мир и принимаем все хорошее, что в нем есть, как должное. Оно есть потому, что так и должно быть, все правильно. Но вот когда происходит что-то «не так», когда что-то не удается, когда кто-то не живет себе хорошо, а страдает или умирает, тогда, оказывается, это сделал Б-г — почему?!! То есть, в нашем восприятии, хорошая жизнь существует сама по себе, а Б-г приходит, как охотник с ружьем в райский лес, и решает, какую бы птичку сегодня подстрелить, кому будет плохо, а кто вообще умрет.

Нет, Б-г не такой! Вся хорошая жизнь и все хорошие люди существуют только потому, что их создал Он! Спасибо надо сказать, за все вообще и за Доктора Лизу в частности.

Но теперь еще один важный момент: следует ли из всего сказанного, что мы зря ужасаемся и скорбим о ее гибели? Если на самом деле все хорошо и справедливо, может быть, надо радоваться, а не воспринимать произошедшее как страшную трагедию — с болью и внутренним протестом?

Нет. Так мы реагируем естественным образом потому, что именно с такой природой создал нас тот же Б-г. Согласно Рамбану (комментарий к Дварим 14:1), Тора запрещает крайние формы выражения скорби, типа нанесения себе увечий, но не запрещает плакать. Потому что, с одной стороны, надо верить, что Б-г все делает правильно, но, с другой, в природе человека плакать и печалиться при расставании с близким, и это нет смысла подавлять.

Но почему Б-г не дал нам силы спокойно воспринимать всё и смиряться со всем, что происходит по Его воле?

Потому, что тогда мы бы не сделали в жизни никакого добра и не стали бы достойными людьми. Мы стремимся помочь людям, облегчить их страдания или спасти от смерти только потому, что Б-г заложил в нас чувство, что все это ужасно и трагично. Иначе стояли бы спокойно в стороне и думали: Б-г знает, что делает, и зачем нам вмешиваться. Б-г тогда действительно делал бы, что надо, но мы были бы черствыми и равнодушными людьми. А Б-г ждет от нас иного, поэтому Он заложил в нас это сострадание к людям и ужас перед страданиями и смертью. Это побуждает нас помочь, и именно так мы становимся достойными людьми.

Другими словами, если бы подобные трагедии не вызывали у человека ужас и скорбь, не было бы на свете таких людей, как Доктор Лиза! А Б-г хочет, чтобы они были. Поэтому Он хочет, чтобы мы скорбели о погибших, содрогались, думая об их участи — и стремились избавить как можно больше еще живых людей от страданий и смерти. Чтобы становились такими, как она.

И в этом, возможно, заключается «дополнительный» смысл случившегося: ведь в результате такой резонансной гибели Доктор Лиза также стала более известной и больше людей узнали о ее деятельности — и были вдохновлены ее примером. Это весьма трагический последний аккорд, но гораздо более мощный, чем если бы она умерла своей смертью, от старости, уже отойдя от дел. Гораздо более гулкое осталось эхо, яркий след. И положительное влияние этого велико, и ее заслуга от этого тоже становится еще больше.

Так что мы правильно скорбим и желаем, чтобы больше было таких благородных людей, чтобы они дольше могли творить добро. Но в то же время, сомневаться в справедливости Б-га не приходится: Он и Доктора Лизу наградит по заслугам, и миру дал ее деятельность как милость, сверх «нормы», за что нам также надо быть благодарными.

С уважением, Меир Мучник

Материалы по теме