Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Праотец Яаков, сын Ицхака

Яаков — сын Ицхака и внук Авраама. Вся его жизнь была посвящена прославлению Всевышнего и исполнению Его воли.

Праотец Яаков

Яаков с самого детства изучал Тору. Вся его последующая жизнь была посвящена прославлению Всевышнего и исполнению Его заповедей.

Яаков бен Ицхак (יעקב אבינו) — величайший праведник и пророк. Третий из праотцев народа Израиля — сын Ицхака (см.) и внук Авраама (см.).

Годы жизни: (2108—2255 гг. /1652—1505 гг. до н.э./)

Главными качествами Яакова были правдолюбие и стремление к истине (эмет), как сказано: «Ты дашь правду Яакову» (Миха 7:20). И поэтому вся его жизнь была посвящена постижению высшей мудрости и выполнению законов Б-га (Берешит раба 95:3; Ялкут Шимони, Толдот 110).

В шатрах мудрецов — с детства

В Торе рассказывается, что его мать, Ривка, во время беременности почувствовала, что вынашивает близнецов, которые будто «толкаются в ее чреве» и странно себя ведут: возле шатров, где праотцы Авраам и Ицхак, ее муж, изучали Б-жественную мудрость, один из сыновей замирал, а другой как бы старался выбраться на свободу, а возле капищ — на волю рвался другой.

В 2108 г. /1652 г. до н.э./ у Ицхака и Ривки родились два близнеца: первого назвали Эсавом, а второго — при появлении на свет он держался за пятку старшего брата — Яаковом (от слова экев — пята) (Берешит 25:24—26; Седер адорот).

С детства Яаков проявлял особую тягу к Б-жественной мудрости: до 13 он изучал пути служения Творцу под руководством своего деда Авраама (Берешит 25:27; Седер олам раба 1; Сефер аяшар). Занимался также с отцом Ицхаком, который проявлял к нему особую строгость и требовательность, предпочитая ему старшего сына Эсава (Берешит 25:27—28; Шмот раба 1:1).

В 2121 году /1639 г. до н.э./ в возрасте тринадцати лет Яаков отправился в ешиву Шема и Эвера (Берешит раба 63:10).

Право первородства

В день, когда в 2123 году /1637 г. до н.э./ праотец Авраам завершил свой земной путь, Яаков выкупил право первородства у своего старшего брата Эсава.

Первородство предполагало особые обязанности в служении Творцу (Берешит 25:7—8, 30-33; Бава батра 16б; Бемидбар раба 4:8; Седер адорот).

Одновременно он приобрел у Эсава долю первенца в семейной усыпальнице — пещере Махпела.

В сущности, братья поделили между собой все Творение: Эсав избрал себе этот мир, в котором люди едят, пьют, занимаются делами, женятся и рождают детей, а Яаков — мир Грядущий (Элияу зута 19).

В 2126 году /1634 г. до н.э./ Яаков продолжил занятия в ешиве Шема и Эвера. А в 2158 году /1602 г. до н.э./ он поселился в Хевроне, где к тому времени обосновался его отец (Седер олам раба 1; Сефер аяшар, Толдот; Седер адорот).

Благословение отца

14 Нисана 2171 года /1589 г. до н.э./ Яаков узнал от матери, что в этот день Ицхак собирается передать Эсаву свое основное благословение. Благословение давало право на землю Кнаан и особую близость к Б-гу.

Мать уговорила Яакова воспользоваться почти полной слепотой отца и выдать себя за Эсава, чтобы получить благословение вместо него. Яаков опасался, что, обнаружив обман, отец даст ему «проклятье вместо благословения», но подчинился матери — ведь она призналась ему, что в пророческом откровении ей было открыто: это благословение предназначалось именно для него, а не для Эсава (Берешит 27:6—14; Таргум Йонатан, Берешит 27:1; Таргум Ункелус, Берешит 27:13; Седер олам раба 2; Шмот раба 15:11; Седер адорот).

Яаков вошел к отцу «против своей воли, сгорбившись и в слезах» — но он не мог преступить волю Б-га (Берешит раба 65:15, Раши; Ор ахаим, Берешит 27:8).

Отец не смог различить обмана и произнес свое благословение: «…Будут народы служить тебе, и поклонятся тебе нации. Станешь ты господином над своим братом. …Проклинающий тебя будет проклят, а благословляющий тебя — благословен» (Берешит 27:21—29).

От Ицхака было скрыто, кто находится перед ним, чтобы он благословил Яакова по неведению — как бы не от себя, а от Б-га. Так как отец хотел передать Эсаву то, что с Небес предназначалось Яакову, Творец повернул события так, чтобы Яаков получил свою долю (Зоар 1, 139а, 143б).

Как только Яаков покинул шатер отца, туда сразу же вошел Эсав.

Обнаружив обман, Ицхак «содрогнулся в великом ужасе», но в тот же миг ему стало понятно, что это благословение не сможет перейти ни к кому иному, кроме Яакова и его потомства. И тогда подтвердил: «Пусть же будет он (т.е. Яаков) благословен!»

Эсав же получил от отца другое благословение: «Своим мечом будешь жить» (Берешит 27:40).

Именно потому, что основными качествами Яакова были правдолюбие и стремление к истине, его испытания заключались в том, что ему приходилось, выполняя волю Творца, действовать на грани обмана. Подобно тому, как праотец Авраам, основным качеством которого было милосердие (хесед), должен был в своих испытаниях совершать поступки, выглядевшие как проявления жестокосердия. И, подобно праотцу Аврааму, Яаков должен был совершать чуждые своей природе поступки исключительно во имя Небес, ни на йоту не примешивая к ним никаких личных мотивов (Михтав меЭлияу т. 3, с. 155, т. 4, с. 19—20, т. 5, с. 113—114).

Бегство от Эсава

В тот же день, 14 нисана 2171 г., Яаков бежал из Хеврона — от гнева своего брата.

В течение 14 лет Яаков скрывался в доме Эвера. Все эти годы он увлеченно и и самоотверженно изучал Б-жественную мудрость. (Седер олам раба 2; Мегила 17а; Сефер аяшар, Толдот; Берешит раба 68:11, Эц Йосеф).

Когда в 2185 г. /1575 г. до н.э./ Яаков навестил родителей, его появление пробудило прежнюю ненависть в сердце Эсава. ОН замыслил убить брата. И тогда Ривка устроила так, чтобы Ицхак срочно отослал Яакова на ее родину — в Харан, чтобы он взял себе в жены одну из дочерей своего дяди Лавана (Берешит 27:41—28:5).

Лестница Яакова

В пути Яаков заночевал на горе Мория [впоследствии здесь будет построен Иерусалимский Храм]. В пророческом сне Яаков увидел лестницу, стоящую на земле, но вершиной достигающую небес (Берешит 28:12). По лестнице опускались и поднимались ангелы (Берешит 28:12; Зоар 1, 149б).

В этом пророческом видении Яаков впервые услышал обращенный к нему голос Творца, который заверил его в Своем покровительстве, защите и благословении. Он также поообещал подарить Яакову и его многочисленным потомкам «землю, на которой ты лежишь»:

Яакову были показаны четыре царства, которые на протяжении истории будут властвовать над его потомками — народом Израиля (Пиркей дераби Элиэзер 35; Ваикра раба 29:2). Однако, Всевышний обещал Яакову, что никогда не уничтожит его народ (Ваикра раба 29:2).

В Харане

Возле города Харан Яаков встретил Рахель — племянницу своей матери. Ее отец Лаван, брат Ривки, пригласил его в свой дом.

Через месяц Яаков, полюбивший Рахель, попросил у Лавана ее руки, и они договорились, что до свадьбы Яаков должен отработать за нее 7 лет (Берешит 29:9—19; Сефер аяшар, Ваеце).

В 2191 г. /1569 г. до н.э./ 7 лет работы завершились, и Лаван устроил свадебный пир. Но вместо Рахели обманщик Лаван спрятал под свадебной фатой свою старшую дочь Лею (Берешит 29:21—23), сестру-близнеца Рахель (Берешит раба 70:16; Мидраш Танхума /Бубер/, Ваеце 12; Бава батра 123а).

Лишь утром Яаков увидел, что с ним Лея (Берешит 29:25). На обвинения в обмане Лавана ответил, что у них «не принято отдавать замуж младшую дочь прежде старшей».

Лаван предложил, что, как только завершится после-свадебный период, Яаков возьмет в жены также и Рахель, а затем отработает за нее еще 7 лет.

Яаков дал согласие и женился на Рахели (Берешит 29:25—30, Раши).

И хотя Яаков негодовал из-за обмана, он не мог дать развод Лее, ведь они находились в доме ее отца (Берешит раба 71:2, Эц Йосеф).

В конце второго 7-летнего периода к Яакову пришли посланцы от матери, которая призывала его вернуться домой (Сефер аяшар, Ваеце).

Однако, уступая просьбе Лавана, разбогатевшего благодаря усердному труду зятя, Яаков остался работать на него еще на несколько лет. Но теперь он получал в награду за свой труд часть приплода овец и коз определенной расцветки.

За следующие шесть лет чрезвычайно разбогател и сам Яаков.

Однако, сыновья Лавана обвиняли Яакова в том, что он нажился за счет их отца, да и сам Лаван относился к зятю все с большим недоверием и подозрением (Берешит 31:1—2).

Дети Яакова в Харане

У Яакова и Леи родились дети: сын-первенец, названный Реувеном, затем — Шимон, Леви и Йеуда (Берешит 29:32—35; Седер адорот акацар).

Тем временем Рахель, увидев, что Всевышний затворил ее чрево, дала в жены Яакову свою служанку Билу. Била родила Якову сыновей Дана и Нафтали.

Тогда и Лея, почувствовав, что перестала рожать, дала Яакову в жены свою служанку Зилпу, Зилпа родила Яакову своего первенца Гада. Вскоре после этого у самой Леи родился пятый сын — Иссахар. На следующий год Зилпа родила сына Ашера. А затем у Леи родились сын Звулун и дочь Дина.

Наконец, и Рахель, после восьми лет бесплодного супружества, родила Яакову своего сына-первенца, которого назвали Йосеф. (Берешит 30:3—24; Пиркей дераби Элиэзер 36; Седер адорот акацар).

Таким образом, одиннадцать сыновей Яакова и его дочь Дина родились в течение тех семи лет, которые он работал за Рахель (Седер олам раба 2; Ибн Эзра, Берешит 30:23).

Бегство из Харана

В течение двадцати лет, проведенных у Лавана, Яаков был лишен дара пророчества (Оцар Ишей аТанах, Яаков). И лишь в 2205 г. /1555 г. до н.э./, на исходе последнего года пребывания в Харане, Яаков вновь удостоился пророческого откровения: Всевышний повелел ему возвращаться на родину. (Берешит 31:3; Седер адорот).

В тот же день Яаков со своей семьей и стадами тайно ушел от Лавана.

Лаван собрал людей и отправился в погоню. Однако, нагнав беглецов, он не решился напасть на них: накануне ночью ему явился во сне Творец мира и предупредил, чтобы он не причинял Яакову вреда (Берешит 31:17—24; Сефер аяшар, Ваеце).

Пребывание Яакова у Лавана и его бегство стали прообразом пребывания его потомков в египетском рабстве и Исхода евреев из Египта. Подобно тому, как число овец Яакова умножилось от семидесяти до сотен тысяч, так от пришедших в Египет семидесяти человек произошли сотни тысяч вышедших из Египта. Как Яаков пришел к Лавану с пустыми руками, а ушел с бесчисленными стадами, так и сыны Израиля, пришедшие в Египет в годы голода, покинули эту страну, унося ее сокровища. И как Лаван настиг Яакова, так и полчища фараона настигли евреев, но ни Лаван, ни фараон не сумели причинить беглецам вреда (Агро, Тикуней аЗоар 3; Мимаамаким, Берешит 28).

У границ Земли Израиля: «два стана»

Узнав, что Яаков приближается к Святой Земле, Эсав, живший в то время в стране Сеир, снарядил 400 человек и отправился к нему на встречу.

Услышав об этом, Яаков очень испугался и опечалился (Берешит 32:8). Талмуд объясняет, что, хотя Всевышний и обещал ему свою защиту, Яаков полагал, что это обещание предполагает сохранение им праведности. А он опасался, не совершил ли он за эти двадцать лет некое прегрешение, которое привело к отмене обещания (Брахот 4а, Раши).

Готовясь к встрече с Эсавом, Яаков разделил своих спутников на два лагеря, полагая, что, «если Эсав нападет на один стан и поразит его, другой стан спасется» (Берешит 32:9—10). Вместе с тем, он страстно молил Творца избавить его «от руки моего брата, от руки Эсава». И, наконец, он отправил вперед богатые подарки, чтобы подкупить и задобрить брата (Берешит 32:14—21).

Яаков вооружил своих слуг, но оружие было спрятано под одеждой, так как он подготовился к трем различным путям спасения: молитвой, подкупом, и, только если первые два пути не принесут избавления, войной (Коэлет раба 9:25, Эц Йосеф).

Поединок с ангелом и новое имя

Под покровом ночи на Яакова напал некто неизвестный — и они сражались на протяжении всей ночи (Берешит 32:25; Берешит раба 77:2).

Этим «некто» был ангел, согласно многим мнениям — ангел-покровитель Эсава (Танхума, Ваишлах 8; Берешит раба 77:3; Раши, Берешит 32:25). Противник повредил бедро Яакова, но одолеть его не смог (Берешит 32:26).

На рассвете ангел запросил мира и благословил его, сказав: «Впредь тебя будут называть не Яаков, а Израиль, ибо ты устоял и перед ангелом, и перед людьми» (Берешит 32:27—29).

Комментаторы Торы поясняют, что, одержав победу над ангелом, Яаков достиг высочайшего совершенства, возможного в этом мире, и новое имя — ישראל (Исраэль) — отражало тот духовный уровень, на который он поднялся: владыка (сар) над ангелами (элим) (Сефорно, Берешит 32:29; Михтав меЭлияу 2, с. 218).

Встреча с Эсавом

На рассвете Яаков двинулся навстречу старшему брату.

В Торе повествуется, что в момент этой встречи Эсав повел себя совершенно неожиданно: он подбежал к Яакову, обнял его, «бросился ему на шею и поцеловал его» (Берешит 33:4).

Яаков познакомил Эсава со своими женами и детьми и уговорил принять от него дары (Берешит 33:5—11).

Эсав настаивал сопровождать Яакова до своей страны до Сеира. Но Яаков убедил брата пойти вперед и сознательно сообщил Эсаву неверное направление своего пути, чтобы без него возвратиться в Хеврон, в дом отца (Авода зара 25б; Сефер аяшар, Ваишлах).

В том, как праотец Яаков повел себя при этой встрече с Эсавом, мудрецы Израиля видели важное наставление, связанное со стратегией поведения еврейского народа в последнем изгнании. Так, раби Йеуда Анаси перед тем, как отправиться в Рим, чтобы защищать там права еврейской общины, углубленно изучали рассказ Торы об этой встрече с Эсавом. Следуя примеру праотца Яакова, они не позволяли римлянам сопровождать себя и, даже когда те проявляли благоволение, избегали излишнего сближения с ними (Берешит раба 78:15; Рамбан, Берешит 33:14).

Ведь, в соответствии с определением мидраша, «закон известен: Эсав ненавидит Яакова» (Сифрей, Баалотха 69). Даже когда создается впечатление, будто Эсав или его потомки проявляют благоволение и даже любовь к евреям, на более глубоком уровне они хранят в своем сердце ненависть к народу Израиля (Раши, Берешит 33:4).

Возле Шхема

Летом 2205 г. Яаков разбивает лагерь недалеко от города Шхема.

Яаков оказал значительное влияние на жителей города: он научил их чеканить собственные монеты и создал упорядоченную систему торговли (Шабат 33б, Бен Йеояда). Кроме того, ему удалось приблизить многих жителей Кнаана к вере в единого Б-га (Берешит раба 84:4).

В 2206 г. /1554 г. до н.э./ сын шхемского царя Хамора по имени Шхем похитил дочь Яакова Дину, чтобы надругаться над ней. Как пишет Тора: «…прильнула душа его к Дине, дочери Йаакова, и полюбил он девицу…» (Берешит 34:3). Царь Хамор и его сын явились к Яакову, просить ее руки.

«Душа моего сына, Шхема, возжелала твою дочь! — объявил царь. — Давайте породнимся с вами, вы будете отдавать нам ваших дочерей, а наших дочерей возьмете себе. …Поселитесь (с нами) и ведите торговлю — и станет (эта страна) вашим владением!» (Берешит 34:6—10).

Яаков не ответил царю ни слова, но его сыновья, прибегнув к хитрости, объяснили, что не могут выдать сестру за необрезанного и предложили всем мужчинам Шхема сделать обрезание.

Изначальный их замысел заключался в том, что царь не примет их условие. А если примет, то братья намеревались воспользоваться тем, что шхемские стражники ослаблены, силой забрать Дину из дворца, наказать сына царя и уйти подальше от города (Рамбан, Берешит 34:13).

На удивление, царь согласился и уговорил принять предложение жителей Шхема.

На третий день после обрезания сыновья Яакова пришли в Шхем за Диной. Царские стражи оказали сопротивление, и два брата — Шимон и Леви — в ярости убили не только сына царя, но и его слуг, а затем и всех мужчин города (Берешит 34:25—29).

Яаков разгневался на сыновей за это.

Вскоре после этого цари окружающих городов созвали свои дружины, чтобы отомстить непрошенным пришельцам за разорение Шхема. Но сражение не состоялось: перед битвой кнаанцев охватил внезапный страх: « и был ужас Б-жий на городах, которые вокруг них, и не преследовали сынов Йаакова» (Берешит 35:5; Сефер аяшар, Ваишлах; Седер адорот).

Яаков — Израиль

В начале 2207 г. /1554 г. до н.э./, следуя прямому повелению Всевышнего, Яаков отправился со своей семьей к югу, в место, названное им Бейт-Эль (Дом Б-га), где построил жертвенник и прожил невдалеке от него в течение полугода (Берешит 35:1—7; Седер олам раба 2; Мегила 17а; Сефер аяшар, Ваишлах; Седер адорот).

В это время умерла его мать Ривка, и Яаков горько оплакивал ее (Берешит 35:8, Рамбан; Берешит раба 81:5; Сефер аяшар, Ваишлах; Седер адорот).

Когда он пребывал в скорби по матери, ему вновь открылся Творец. Он подтвердил, теперь Яакову добавлено имя «Израиль» (Исраэль). Также Творец обещал Яакову и его потомству «землю, которую Я даровал Аврааму и Ицхаку…» (Берешит 35:9—12).

По завершении дней скорби, Яаков поспешил со своей семьей в Хеврон, к овдовевшему отцу.

Возвращение в Хеврон

В пути у Рахели начались тяжелые роды. Она дала жизнь сыну, названному Биньямином, но при родах умерла. Яаков похоронил горячо любимую жену у города Бейт-Лехем (Берешит 35:16—20).

После смерти Рахели Яаков переместил свое ложе в шатер служанки Рахели — Билы. Оскорбленный этим Реувен (первенец Яакова от Леи) перенес постель отца в жилище своей матери. За этот поступок Яаков лишит Реувена права первородства в пользу Йосефа — первенца от Рахели (Берешит 35:21—22; Шабат 55б; Сефер аяшар, Ваишлах; Седер адорот).

Вскоре Яакова вернулся в Хеврон и разбил свой стан рядом с шатром отца (Берешит 35:27; Сефер аяшар, Ваишлах; Седер адорот).

В течение нескольких последующих лет Яаков обучал сыновей, передавая им основы Б-жественной мудрости (Шмот раба 1:1). Особое внимание он уделял занятиям со своим первенцем от Рахели — Йосефом.

В 2213 г. /1547 г. до н.э./ Яаков и его сыновья на время перегнали свои стада к Шхему, где были обильные пастбища. Цари окрестных городов снова попытались выступить с войной против них, но в день намеченной атаки вдруг, среди дня, погасло солнце и с гулом содрогнулась земля! В войске кнаанцев началась паника им показалось, что к ним приближается могучее войско Яакова. Спустя время посрамленные кнаанские цари пришли к Яакову с дарами и заключили с ним союз.

В 2214 г. /1546 г. до н.э./ в Хевроне умерла Лея (Седер олам раба 2, Беур Агро; Сефер аяшар, Ваишлах; Седер адорот), и Яаков похоронил жену в семейной усыпальнице — пещере Махпела (Эрувин 53а; Зоар 3, 164а).

Иосиф и его братья

В эти годы, проживая в Хевроне, Яаков особенно приблизил к себе юного Йосефа, который ухаживал за ним. Во время совместной учебы юноша постигал глубочайшие тайны так, будто был старцем, прожившим долгую жизнь (Берешит 37:3, Рамбан). Этот «сын старости» стал утешением и отрадой отца.

Вместе с тем, Яаков с болью осознавал, что отношение старших братьев к Йосефу становится все более отчужденным. Ведь человеку ни в коем случае не следует предпочитать одного своего ребенка перед другими (Берешит раба 84:8)

Юный Йосеф часто жаловался отцу на братьев (Берешит 37:2, Раши и Сифтей хахамим). А Братья не любили его наушничество и завидовали тому, что «отец любит его больше, чем всех остальных» (Берешит 37:4)

Дополнительным поводом для раздора стали сны Йосефа, которые он простодушно рассказывал: в различных аллегорических образах Йосеф видел, как братья с отцом признают его власть (там же 37:5—10).

В присутствии других сыновей Яаков упрекал Йосефа за его сновидения, однако он понимал, что в этих снах скрыты пророческие откровения (там же 37:10-11; Берешит раба 84:12, Эц Йосеф и Перуш Маарзо).

Его старшие сыновья по-прежнему перегоняли стада на обильные пастбища к Шхему (Сефер аяшар, Ваишлах; Ялкут Шимони 133; Седер адорот). Однажды, в 2216 г. /1544 г. до н.э./, когда они долго не возвращались, Яаков послал Йосефа проведать братьев (Берешит 37:12—14, Таргум Йонатан; Сефер аяшар, Вайешев; Седер адорот).

Через несколько дней к Яакову возвратился его сын Нафтали с окровавленной верхней одеждой Йосефа, которую, по его словам, братья нашли в пустыне. «Дикий зверь растерзал его! Растерзан Йосеф!» — — в горе возопил Яаков.

Яаков разорвал на себе одежды, облачился в рубище и в течение долгих дней скорбел по любимому сыну (Берешит 37:34—35).

По словам мудрецов, Яаков был наказан исчезновением Йосефа за то, что «собирался жить в покое» — ему вдруг показалось, что все жизненные испытания и трудности остались позади, и он стал подумывать о мирной и спокойной старости. А когда праведники «собираются жить в покое», Всевышний недоуменно спрашивает: «Неужели им недостаточно того благого удела, который уготован им в Грядущем мире, что они ищут спокойной жизни и в этом мире?!» (Раши, Берешит 37:2).

Вместе с тем, Яаков не поверил в то, что Йосеф погиб, и именно поэтому он не мог утешиться: ведь если человек действительно умирает, то боль потери постепенно ослабевает.

Согласно одной из версий, потрясение Яакова было столь сильным, что он утратил дух пророчества (руах акодеш), — ведь Шехина не пребывает на человеке, охваченном глубокой скорбью. Поэтому в течение последующих лет Яаков не мог узнать, что на самом деле произошло с его любимым сыном (Берешит раба 91:6, Эц Йосеф; Зоар 1, 216а).

По мнению другого мидраша, Яаков был лишен пророческого дара за то, что выслушивал злоречие Йосефа, доносившего ему на своих братьев (Оцар ишей аТанах, Яаков).

Годы скорби

За годы, прошедшие после исчезновения Йосефа, оставшиеся сыновья Яакова создали свои семьи, и у него родились внуки (Сефер аяшар, Вайешев), — но траура по Йосефу он не прерывал (Зоар 1, 189а).

В 2228 г. /1532 до н.э./ завершил свой жизненный путь Ицхак. Яаков и специально прибывший со своей семьей Эсав похоронили отца в пещере Махпела (Берешит 35:28—29; Эрувин 53а; Седер адорот).

Яаков и Эсав поделили оставленное наследство: по взаимному соглашению, все имущество Ицхака перешло к Эсаву, а Яаков унаследовал вечное право на страну Кнаан.

В 2236 г. /1524 г. до н.э./, через 20 лет после исчезновения Йосефа, в земле Кнаан случился неурожай и начался голод (Берешит 41:54; Седер адорот). Узнав, что в Египте есть запасы зерна, Яаков направил туда десятерых старших сыновей, оставив в помощь себе только Биньямина (Берешит 42:1—4).

Несколько недель спустя сыновья возвратились с зерном — но лишь вдевятером, без Шимона. Они рассказали, что грозный правитель Египта обвинил их в том, будто они пришли в его страну в качестве кнаанских соглядатаев. На допросе им пришлось рассказать об отце и оставшемся с ним младшем брате Биньямине. Правитель, взяв Шимона в заложники, приказал им для подтверждения истинности своих слов привести к нему Биньямина (Берешит 42:29—34).

Яаков горестно воскликнул: «Вы меня оставите без детей! Йосефа нет! Шимона нет! А теперь хотите взять Биньямина?!» Он не отпустил младшего сына (Берешит 42:36—38).

Но через два месяца привезенное зерно стало заканчиваться, и ему пришлось смириться с необходимостью отправить Биньямина в Египет вместе с остальными. (Берешит 43:1—14; Сефер аяшар, Микец; Седер адорот).

Встреча с Йосефом

На этот раз все одиннадцать сыновей возвратились и принесли невероятную весть: Йосеф жив, и он — тот правитель, который властвует над Египтом! (Берешит 45:26)

Услышав об этом, Яаков на короткое время лишился чувств, а затем пришел в себя и, воспрянув духом, решил пойти к нему.

Кроме того, когда Яаков узнал, что его любимый сын не просто жив, но и сохранил верность Б-гу, — к нему вернулся дух пророчества (Таргум Ункелус, Берешит 45:27; Авот дераби Натан 30:4).

Итак, Яаков отправился в Египет вместе со всей своей семьей и стадами. По пути он вновь удостоился пророчества. Всевышний сказал ему: «Не бойся спуститься в Египет, ибо там Я произведу от тебя великий народ» (Берешит 46:1—6; Сефер аяшар, Ваигаш).

В соответствии с предопределением Творца, еврейский народ должен был сформироваться именно в Египте, и поэтому приход Яакова в эту страну был неотвратим.

Сын Яакова Йеуда был послан впереди каравана, чтобы подготовить в Египте место для совместного изучения законов Б-га — эти занятия не должны были прерываться даже на короткое время (Берешит 46:28, Раши; Берешит раба 95:3).

15 нисана 2238 г. /1522 г. до н.э./ караван Яакова вступил в границы Египта (Берешит 46:28; Шмот раба 18:11; Седер олам зута 4:7; Седер адорот; Ягель либейну). Его встретил Йосеф в царской короне, а вместе с ним прибыли все египетские вельможи и свита.

Йосеф, поклонившись Яакову до земли, бросился к нему на грудь и долго плакал, обнимая отца (Берешит 46:29; Сефер аяшар, Ваигаш). Яаков же произнес в это время слова молитвы: «Слушай, Израиль, Г-сподь — наш Б-г, Г-сподь един» — в этот момент наивысшего счастья его сердце переполнила любовь к Б-гу и благодарность к Нему (Раши, Берешит 46:29, Гур арье).

Яаков в Египте

Йосеф пригласил отца в столицу Египта, где Яаков предстал перед фараоном. Фараон был поражен его видом: во всем своем государстве он никогда не встречал такого человека.

На вопрос о возрасте Яаков ответил: «Дней моей жизни сто тридцать лет — недолги и злополучны были дни моей жизни и не достигли лет жизни моих отцов» (Берешит 47:9). Таким образом он подчеркнул, что его почтенному возрасту не следует удивляться, так как это короткий срок по сравнению с долголетием его отца и деда (Рамбан, Берешит 47:8—9).

В конце встречи Яаков благословил фараона (Берешит 47:10), — и благодаря этому благословению вскоре начался разлив Нила, завершилась засуха и прервались годы голода (Сифрей, Экев 38; Танхума, Насо 26; Сота, Тосефта 10:3; Зоар 1, 249а).

Семья Яакова поселилась в земле Гошен, называемой также Раамсес(Берешит 47:11). Рядом с Яаковом постоянно находились и сыновья Йосефа, Эфраим и Менаше (Сефер аяшар, Вайехи; Седер адорот).

Семнадцать лет, проведенных Яаковом в Египте, были самыми счастливыми в его жизни — без несчастий и без страданий (Зоар 1, 216аб; Мимаамаким 1, 35).

Последние дни

В 2255 г. /1505 г. до н.э./, Яаков почувствовал приближение смерти.

К нему прибыл Йосеф со своими сыновьями. Яаков благословил внуков, положив правую руку на голову младшего — Эфраима, а левую — на голову старшего, Менаше. Он объяснил Йосефу, что потомки Эфраима достигнут большего величия. Затем Яаков сказал: «Вот я умираю, но Б-г будет с вами и возвратит вас в землю ваших отцов» (Берешит 48:21).

В последние минуты жизни Яаков подозвал к себе всех сыновей, намереваясь сообщить детям о грядущем конечном освобождении, которое произойдет в дни Машиаха. Но в этот миг дух пророчества оставил его (Песахим 56а; Берешит раба 96:1, 98:2; Шохер тов 31:7; Раши и Рамбан, Берешит 49:1).

Будущее нужно было скрыть от сыновей Яакова — если бы его (или их) потомки узнали, какой долгий и трагический путь предстоит пройти народу Израиля до конечного избавления, то многие отчаялись бы, не выдержав груза предстоящих грозных тысячелетий (Эц Йосеф, Берешит раба 98:2).

Лишившись возможности приоткрыть тайну, Яаков использовал свои последние мгновения, чтобы напутствовать каждого из сыновей по отдельности (Берешит 49:3—28).

Он передал долю первенца Йосефу, который получил дополнительный надел в земле Кнаан (изначально ее должен был получить Реувен).

В качестве правителя над всем своим родом Яаков поставил Йеуду, предсказав: «Не отойдет скипетр от Йеуды» — и действительно, из колена Йеуды выйдут великие цари Израиля Давид и Шломо (Соломон), а в конце дней — и царь-Машиах.

Особые права первенца при служении Творцу Яаков передал Леви, потомки которого станут коэнами, несущими служении в Храме (Берешит раба 98:4).

В заключение Яаков завещал сыновьям похоронить его в стране Кнаан, в наследственной усыпальнице праотцев — пещере Махпела.

Затем он выпрямился на постели, и его душа покинула тело, — ему было 147 лет (Берешит 49:29—33).

Яаков был одним из шести величайших праведников всех времен, умерших особой смертью, которую знатоки тайного учения называют «поцелуем Шехины». Тела людей, умерших подобным образом, неподвластны тлению (Бава батра 17а, Раши; Дерех эрец зута 1).

Проводы в пещеру праотцев

По приказу Йосефа искусные мастера умастили тело Яакова благовониями (Берешит 50:2—3; Зоар 1, 250б-251а). В течение семидесяти дней жители Египта прощались с Яаковом и скорбели о нем (Берешит 50:3).

Саркофаг с телом Яаков перевезли в страну Кнаан. Его провожали все его потомки, а также знатные вельможи Египта и гвардия фараона (Берешит 50:7—9; Сефер аяшар, Вайехи).

В земле Кнаан была устроена траурная церемония (Берешит 50:10), в которой приняли участие и кнаанские цари. Присоединился и Эсав со своими потомками (Сота 13а; Сефер аяшар, Вайехи).

Когда траурная процессия достигла Хеврона, путь к усыпальнице праотцев преградили сыновья и внуки Эсава: они утверждали, что право на пещеру принадлежит Эсаву.

Нафтали поспешил в Египет за купчей грамотой, на которой были подписи свидетелей. Но Эсав и его потомки, не дожидаясь его возвращения, напали на семью Яакова.

В этой схватке один из внуков Яакова, Хушим, сын Дана, мечом отсек Эсаву голову — благодаря этому сыновья Яакова одержали решительную победу (Сота 13а; Сефер аяшар, Ваехи; Ялкут Шимони 162; Седер адорот акацар).

В 2256 г. /1505 г. до н.э./, в первый день праздника Суккот, тело Яакова было с почетом погребено в пещере Махпела, рядом с Леей (Берешит 50:13; Сота 13а; Седер адорот).

Наследие общины Яакова

Маараль из Праги указывает, что «Яаков был более свят, чем все другие праведники» (Хидушей агадот, Хулин 91б).

В мидрашах подчеркивается, что реализация благословения «Станешь ты господином над твоим братом», полученного Яаковом от отца, зависит от степени преданности потомков Яакова законам Торы. Ведь Эсав тоже получил от отца благословение: «Своим мечом будешь жить» (Берешит 27:40). И сила «меча» Эсава зависит от заслуг Яакова: если потомки Яакова сбросят с себя ярмо Торы и заповедей, тогда потомки Эсава приобретут власть над ними и станут «карающим бичом», возвращающим заблудившихся сынов Израиля к своему еврейству и Торе (Берешит раба 67:7; Михтав меЭлияу 4, с. 38).

Таким образом, по свидетельству наших мудрецов, основную канву истории человечества составило противостояние между потомками Яакова и Эсава.

В мидраше указано: «В заслугу того, что Эсав уступил землю Кнаан своему брату Яакову, ему было дано во владение сто стран от Сеира до Рима» (Пиркей де-раби Элиэзер 38) — т.е. именно потомки Эсава правили Древним Римом, и они разрушили Иерусалимский Храм и изгнали потомков Яакова из святой земли (Рамбан, Берешит 36:43).

Маараль из Праги объясняет, что события этого последнего изгнания, которое называют галут Эдом (т.е. изгнание среди потомков Эсава), закодированы в Торе, в первую очередь, в судьбе праотца Яакова.

Например, когда Яаков готовился к встрече с Эсавом, он разделил свой караван на «два стана»: всё его потомство никогда не погибнет от рук Эсава, и в любом случае «другой стан спасется» (Берешит 32:9). Потомки Эсава принесут много горя еврейскому народу, но никогда не смогут стереть имя Израиля с лица земли (Рамбан, Берешит 32:9).

Принцип «двух станов» оставался в силе даже на протяжении последних веков. Сохранилось удивительное предсказание раби Хаима Воложинера, одного из ближайших учеников Виленского Гаона: «Наступит время, когда духовные центры европейского еврейства будут разрушены, а ешивы искоренены, — но они будут восстановлены в далекой Америке, которая станет последним станом еврейского народа на пути к геуле (конечному избавлению)».

Хафец Хаим однозначно связал трагедию европейского еврейства с противостоянием Яакова и Эсава. В 5693 /1933/ г., когда к власти в Германии пришел вождь нацистов и во всеуслышание заявил, что его главная цель — бороться против «мирового еврейства», Хафец Хаима спросили, какая судьба ожидает евреев Германии и Восточной Европы. Он ответил, что нацисты не сумеют уничтожить весь еврейский народ, ведь уже предопределено в Торе: «Если нападет Эсав на один стан и поразит его, другой стан спасется». Спрашивающий задал другой вопрос: если «фюреру» удастся, не дай Б-г, поразить наш стан, то где будет «стан спасения». Хафец Хаим ответил: «Это тоже сказано в Писании (Овадья 1:17): “И на горе Сион будет спасение, …и получит народ Яакова во владение свое наследие” (Маасей лемелех).»

Выводить материалы