Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Слово Ашема: Разве Я хочу смерти нечестивого? Но пусть вернётся нечестивый со своего пути и - будет жив!»Йехезкель 33:11
Яаков мог положиться на Творца и Его чудеса. Вместо этого он стал всерьез готовиться ко встрече с братом-злодеем. Почему?

Приблизившись к Святой Земле, Яаков направил посланцев к брату Эсаву, чтобы известить его о своем возвращении. Но посланцы вернулись с полдороги и сообщили, что Эсав уже движется навстречу в сопровождении четырехсот вооруженных воинов (Берешит 32:4—7). Дело в том, что, как только Лаван узнал о бегстве Яакова, он через своих гонцов предупредил Эсава о его приближении. Это известие возбудило в сердце Эсава прежнюю ненависть: он вооружил шестьдесят своих домочадцев — сыновей и слуг, а также взял с собой 340 воинов из страны Сеир, где он жил в то время, и стремительно повел свою дружину навстречу Яакову с намерением убить его (Пиркей дераби Элиэзер 37; Сефер аяшар, Ваеце; Седер адорот).

Услышав о приближении войска Эсава, «Яаков очень испугался и опечалился» (Берешит 32:8). «Испугался», как бы Эсав не убил его, а «опечалился» тому, что в предстоящей схватке ему самому придется убивать других, — и в их числе мог оказаться его родной брат Эсав. А это принесло бы великое горе отцу Ицхаку (Берешит раба 76:2, Эц Йосеф; Раши, Берешит 32:8).

Талмуд объясняет, что, хотя Всевышний и обещал Яакову: «Я — с тобой, и Я буду оберегать тебя везде, куда ты ни пойдешь» (Берешит 28:15), Яаков полагал, что это обещание предполагает сохранение им праведности. И он опасался, не совершено ли им за минувшие двадцать лет некое прегрешение, которое привело к отмене обещания (Брахот 4а, Раши). А в святой книге Зоар указано, что Яаков «не хотел положиться на спасительное чудо, которое мог бы сделать для него Творец, поскольку считал, что не достоин того, чтобы ради него был изменен естественный порядок вещей: ведь все эти двадцать лет, проведенные у Лавана, он не заботился о своих родителях и не изучал книги мудрецов, а также одновременно взял в жены двух сестер», вопреки тому, что в будущем такой брак будет запрещен Торой. И хотя «для каждого из этих прегрешений имеется объяснение», все же Яаков «постоянно пребывал в трепете» (Зоар 1, 168а). Таким образом, его страх перед Эсавом был порожден именно «страхом (перед последствиями) невольно совершенных грехов» (Рамбан, Берешит 32:12—13). К тому же, Яаков испытывал ужас при мысли о том, что, если Эсаву удастся убить его и его детей, то план Творения не сможет осуществиться: ведь он знал из пророчества, что от него должны произойти народ Израиля, а затем и Машиах. И если бы из-за его грехов цепь, ведущая к конечному избавлению, оборвалась в самом начале, на него легла бы вся ответственность за крушение этого плана (Михтав меЭлияу 5, с. 73).

И все же страх перед Эсавом ограничивал пророческое восприятие Яакова. Как поясняет Рамбам, любые душевные несовершенства служат «завесой, отделяющей человека от Всевышнего» — и даже самые праведные из пророков обладали недостатками, которые суживали их понимание духовных миров и лишали полного постижения истины. Так, у пророка Элияу (см.) таким недостатком была яростная гневливость, у царя Шломо (см.) — «слишком страстное любовное вожделение», у царя Давида (см.) — излишняя жестокость, а у праотца Яакова — его страх перед Эсавом (Шмона праким 7).

И вот, готовясь к встрече с Эсавом, Яаков разделил своих спутников и стада на два лагеря, полагая, что, «если Эсав нападет на один стан и поразит его, другой стан спасется» (Берешит 32:9—10). Вместе с тем, он страстно молил Творца: «Избавь меня от руки моего брата, от руки Эсава, ибо я боюсь его — как бы он не напал и не убил меня и матерей с детьми! Ведь Ты же сказал: Я дам тебе благо и сделаю твое потомство подобным песчинкам моря, которых так много, что невозможно пересчитать» (Берешит 32:10-13). И, наконец, он отправил вперед богатые подарки, чтобы подкупить и задобрить брата (Берешит 32:14—21).

Яаков также вооружил своих слуг, но оружие было спрятано под одеждой, так как он подготовился к трем различным путям спасения: молитвой, подкупом, и, только если первые два пути не принесут избавления, войной (Коэлет раба 9:25, Эц Йосеф).

Под покровом ночи Яаков вброд переправил свой стан через водный поток Ябок (Берешит 32:23—24). А когда он вернулся на покинутый берег, чтобы проверить, не осталось ли там забытых овец или вещей, на него напал неизвестный, которого он посчитал разбойником, — и они сражались на протяжении всей ночи (Берешит 32:25; Берешит раба 77:2). «Разбойником», попытавшимся убить Яакова в этой ночной схватке, был Сэмаэль, сар (ангел-покровитель) Эсава (Танхума, Ваишлах 8; Берешит раба 77:3; Раши, Берешит 32:25). Они бились столь неистово, что пыль, поднятая ими с земли, достигала небесной выси (Хулин 91а; Раши, Берешит 32:25).

И хотя противнику не удалось одолеть Яакова, он сумел повредить его бедро (Берешит 32:26). Этот удар, нанесенный по участку тела, связанному с продолжением рода, имел далеко идущие исторические последствия. Сар Эсава «поразил праведников и праведниц, …которые в будущем произойдут от Яакова»: в «поколении истребления» (доро шель шмад), когда потомки Эсава попытаются уничтожить весь еврейский народ, вместе с отступниками, которые поддадутся растлевающему влиянию скверны, исходящему от сара Эсава, погибнут и многие праведные евреи, верно несущие службу Б-гу (Берешит раба 77:3, Эц Йосеф; Рамбан, Берешит 32:25—26; Михтав меЭлияу 2, с. 114).

На рассвете противник Яакова запросил мира и благословил его, сказав: «Впредь тебя будут называть не Яаков, а Израиль, ибо ты устоял и перед ангелом, и перед людьми» (Берешит 32:27—29). Комментаторы Торы поясняют, что, одержав победу над ангелом, Яаков достиг высочайшего совершенства, возможного в этом мире, и новое имя — ישראל (Исраэль) — отражало тот духовный уровень, на который он поднялся: владыка (сар) над ангелами (элим) (Сефорно, Берешит 32:29; Михтав меЭлияу 2, с. 218).

А когда окончательно рассвело, Яаков обнаружил, что к нему приближается сам Эсав в сопровождении своего войска (Берешит 33:1). Яаков двинулся навстречу старшему брату и, подходя, семь раз поклонился до земли (Берешит 33:3). Как объяснено в святой книге Зоар, Яаков поклонился не Эсаву, а Шехине, которую он увидел перед собой после победы над саром Эсава (Зоар 1, 171б).

В Торе повествуется, что в момент этой встречи Эсав повел себя совершенно неожиданно: он подбежал к Яакову, обнял его, «бросился ему на шею и поцеловал его» (Берешит 33:4). Яаков познакомил Эсава со своими женами и детьми и уговорил принять от него дары (Берешит 33:5—11).

Увидев богатство Яакова, Эсав изумленно спросил: «Как же так, брат?! Ведь, когда ты покупал у меня первородство, ты сказал, что твоим уделом будет Грядущий мир, а моим — этот, земной. Так откуда же у тебя все блага этого мира: и жены, и дети, и стада, и рабы, и рабыни?! Почему ты используешь блага этого мира для своего удовольствия, подобно мне?!». «Творец дал мне все, что необходимо, пока я нахожусь в этом мире», — объяснил ему Яаков. В ту же минуту Эсав сделал несложный расчет: «Если уж Творец дал Яакову столько в этом мире, который ему не принадлежит, то сколько же Он даст ему в Грядущем мире, который станет его уделом?!» И Эсав предложил: «Давай станем компаньонами — мы вместе приобретем власть над этим миром и разделим наше богатство пополам, и так же поступим с нашим уделом в Грядущем мире — ты возьмешь половину, и я возьму половину» (Тана девей Элияу зута 19). «Давай пойдем вместе!» — призвал Эсав, приглашая Яакова к себе, в страну Сеир. Но Яаков, сославшись на слабость детей и обилие стад, убедил брата пойти вперед. Он также наотрез отказался от предложенной ему Эсавом охраны. Вместе с тем, Яаков обещал, что медленно пойдет за Эсавом, чтобы поселиться с ним в Сеире (Берешит 33:12—15; Сефер аяшар, Ваишлах). На самом деле Яаков лишь стремился отделаться от Эсава, — он сознательно сообщил Эсаву неверное направление своего пути, чтобы без него возвратиться в Хеврон, в дом отца (Авода зара 25б; Сефер аяшар, Ваишлах).

В силу ряда причин Яаков не стремился к тому, чтобы сразу завоевать власть над миром, осуществив благословение отца: «Будут народы служить тебе, и поклонятся тебе нации, будешь ты Г-сподином над твоим братом…» (Берешит 27:29). Но он отложил осуществление этого благословения до конца времен, когда оно понадобится его потомкам, на которых поднимутся войной все народы. И поэтому-то Яаков сказал Эсаву: «Пусть пойдет мой господин впереди (лифней — дополнительное значение “раньше”) своего слуги, я же буду двигаться медленно» — он имел в виду, чтобы Эсав властвовал над этим миром раньше него — «впереди» него. И таким образом Яаков дал понять брату: «Я перетерплю века и тысячелетия изгнания под твоей властью, пока не придет мое время властвовать над горой Эсава (т.е. над страной потомков Эсава), — и тогда царство будет у Б-га» (Зоар 1, 172а).

Обещание Яакова: «…А я буду двигаться медленно, …пока не приду к моему господину в Сеир» (Берешит 33:14) осуществится в дни Машиаха, по завершении «войны Гога и Магога», когда потомки Яакова будут судить потомков Эсава за то зло, которое те причинили сынам Израиля (Берешит раба 78:14; Раши и Радак, Овадья 1:21; Рамбан, Берешит 33:14).

И в том, как праотец Яаков повел себя при этой встрече с Эсавом, мудрецы Израиля видели важное наставление, связанное со стратегией поведения еврейского народа в последнем изгнании. Так, глава Санхедрина раби Йеуда Анаси и другие духовные лидеры его поколения — первого после подавления римлянами восстания Бар-Кохбы — перед тем, как отправиться в Рим, к императорскому двору, чтобы защищать там права еврейской общины, углубленно изучали рассказ Торы об этой встрече с Эсавом. Следуя примеру праотца Яакова, они не позволяли римлянам сопровождать себя и, даже когда захватчики проявляли благоволение, избегали излишнего сближения с ними (Берешит раба 78:15; Рамбан, Берешит 33:14). Более того, в соответствии с этим поступком Яакова была установлена алаха: если попутчиком оказался нееврей, которого можно подозревать в недобрых намерениях, следует назвать ему такую цель своего пути, которая находится намного дальше действительной, — чтобы он полагал, будто у него есть еще достаточно времени для осуществления своего злого умысла (Авода зара 25б, Раши; Шульхан арух, Йорэ деа 153:3).

Ведь, в соответствии с определением мидраша, «закон известен: Эсав ненавидит Яакова» (Сифрей, Баалотха 69). Даже когда создается впечатление, будто Эсав или его потомки проявляют благоволение и даже любовь к евреям, — на более глубоком уровне они хранят в своем сердце ненависть к народу Израиля (Раши, Берешит 33:4).

с разрешения издательства Швут Ами


Глава повествует о перипетиях в жизни праотца Яакова: о знаменитой «лестнице в небо» — пророческом сне Яакова, о его встрече с Рахель, пребывании Яакова в доме Лавана, женитьбе и рождении детей, будущих прародителей колен Израилевых. Читать дальше

Недельная глава Ваеце

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

По материалам газеты «Исток»

Избранные комментарии на недельную главу Ваеце

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г находится вместе с нами. Яаков почувствовал это, увидив сон о лестнице, ведущей в небо. Этот мир полон соблазнов, но следует помнить, что присутствие Творца помогает справиться с ними.

Все, что произошло между Яаковом и Эсавом, произошло затем между потомками Эсава и потомками Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

События, произошедшие с Яаковом и Эсавом, служат предысторией всего того, что переживали их потомки. Многовековое противодействие присутствует и в наши дни.

Четыре жены Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

От четырех жен Яакова произошли двенадцать колен. Это не случайное стечение обстоятельств, а воля Б-га.