Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Находясь на смертном одре, Яаков благословляет внуков. Реувен лишается права первородства.
11. Последние дни

В 2255 году /1505 г. до н.э./, почувствовав приближение смерти, Яаков стал просить у Творца, чтобы его смерть не была внезапной и чтобы ей в течение нескольких дней предшествовала болезнь. Тогда вокруг него соберутся все дети, и в том числе, Йосеф, постоянно занятый государственными делами, и Яаков успеет передать им самые сокровенные тайны, связанные с будущим их потомков, и благословить их перед смертью (Бава меция 87а, Раши; Берешит раба 65:9; Ялкут Шимони, Лех 77, Хаей Сара 105).

Вскоре Яаков заболел, и, узнав об этом, к нему прибыл Йосеф со своими сыновьями. Яаков благословил внуков, положив правую руку на голову младшего — Эфраима, а левую — на голову старшего, Менаше. А поскольку Йосеф подумал, что отец из-за слабости и слепоты их перепутал, Яаков объяснил ему, что потомки Эфраима достигнут большего величия, — и, действительно, из колена Эфраима вышел Йеошуа бин Нун (см.), под руководством которого сыны Израиля завоевали Святую Землю (Берешит 48:1—20, Раши). Затем Яаков сказал Йосефу: «Вот я умираю, но Б-г будет с вами и возвратит вас в землю ваших отцов» (Берешит 48:21).

В последние минуты жизни Яаков подозвал к себе всех сыновей, сказав: «Соберитесь, и я возвещу вам, что случится с вами в грядущие времена, подойдите и слушайте, сыны Яакова!» (Берешит 49:1—2). Яаков намеревался сообщить детям о грядущем конечном освобождении, которое произойдет в дни Машиаха, но в этот миг дух пророчества оставил его (Песахим 56а; Берешит раба 96:1, 98:2; Шохер тов 31:7; Раши и Рамбан, Берешит 49:1).

Яаков с тревогой предположил, что Шехина оставила его потому, что кто-либо из окружающих его сыновей тайно отвернулся от Б-га и недостоин пророчества, — ведь и от его деда Авраама произошел нечестивый Ишмаэль, а от его отца Ицхака — нечестивый Эсав. И тогда, чтобы рассеять его тревогу, сыновья произнесли: «Шма Исраэль… — Слушай, наш отец Израиль! Г-сподь — наш Б-г, Г-сподь един! Как для тебя Он един, так и для нас един!». И Яаков с благодарностью ответил: «Барух шем кевод мальхуто леолам ваэд — Благословенно славное имя Его царства во веки веков!» (Песахим 56а, Раши).

Будущее было скрыто от сыновей Яакова потому, что, если бы его потомки узнали, какой долгий и трагический путь предстоит пройти народу Израиля до конечного избавления, то многие отчаялись бы, не выдержав груза предстоящих грозных тысячелетий (Эц Йосеф, Берешит раба 98:2).

Лишившись возможности приоткрыть тайну, Яаков использовал свои последние мгновения, чтобы напутствовать каждого из сыновей по отдельности (Берешит 49:3—28). Он лишил права первородства своего старшего сына Реувена за его неуважение к ложу отца (там же 49:3—4). Это право перешло к Йосефу, которому Яаков завещал дополнительный надел первенца в земле Кнаан: в будущем при разделе святой земли потомки сыновей Йосефа получат такую же долю, как и потомки сыновей самого Яакова (там же 48:22, Рамбан; Берешит раба 97:6). В Талмуде объяснено, что право первородства было изначально предназначено для сына Рахели, но затем вследствие обмана, совершенного Лаваном, оно перешло к первенцу Леи, — а теперь Яаков реализовал первоначальный замысел Б-га (Бава батра 123а).

В качестве правителя над всем своим родом Яаков поставил Йеуду, предсказав: «Не отойдет скипетр от Йеуды» — и действительно, из колена Йеуды выйдут великие цари Израиля Давид и Шломо (см.), а затем и царь-Машиах, который будет править в эпоху конечного избавления и которому, как предсказал Яаков, «будут повиноваться народы» (Берешит 49:8—10, Рамбан). А особые права первенца при служении Творцу Яаков передал Леви, потомки которого станут коэнами, несущими служении в Храме (Берешит раба 98:4).

В заключение Яаков завещал сыновьям похоронить его в стране Кнаан, в наследственной усыпальнице праотцев — пещере Махпела. Затем он выпрямился на постели, и его душа покинула тело, — ему было 147 лет (Берешит 49:29—33). Все сыновья в знак скорби разорвали свои одежды, а Йосеф припал к безжизненному телу отца и целовал его, взывая: «Ави! Ави! — Мой отец! Мой отец!» (Берешит 50:1; Сефер аяшар, Ваехи).

Яаков был одним из шести величайших праведников всех времен, умерших особой смертью, которую знатоки тайного учения называют «поцелуем Шехины». Тела людей, умерших подобным образом, неподвластны тлению (Бава батра 17а, Раши; Дерех эрец зута 1).

По приказу Йосефа искусные мастера умастили тело Яакова благовониями (Берешит 50:2—3; Зоар 1, 250б-251а). Йосеф возложил на голову отца золотой венец и вложил в его руку золотой скипетр, и ему были оказаны прощальные почести, как умершему царю (Сефер аяшар, Вайехи). В течение семидесяти дней жители Египта прощались с Яаковом и скорбели о нем (Берешит 50:3).

Затем, выполняя последнюю волю усопшего, золотой саркофаг с его телом перевезли в страну Кнаан — его провожали в последний путь все его потомки, а также знатные вельможи Египта и конная гвардия фараона, которая следовала впереди процессии (Берешит 50:7—9; Сефер аяшар, Вайехи). Согласно завещанию Яакова, почетное право нести саркофаг было предоставлено лишь его сыновьям и внукам: Йеуда, Иссахар и Звулун располагались с восточной стороны, впереди саркофага, Реувен, Шимон и Гад — с южной, Эфраим, Менаше и Биньямин — с западной, а Дан, Ашер и Нафтали — с северной, и в таком же порядке колена Израиля располагались впоследствии в Синайской пустыне вокруг Шатра Откровения. Леви не прикасался к саркофагу отца, потому что в будущем его потомкам предстояло переносить ковчег завета и служить в святом Храме. А Йосефа заменяли два его сына, так как он, согласно завещанию отца, был освобожден от переноса саркофага из почтения к его сану правителя Египта (Берешит раба 100:2; Бемидбар раба 2:8; Сефер аяшар, Вайехи).

В земле Кнаан, в месте, называемом Горен аатад, была устроена величественная траурная церемония (Берешит 50:10), в которой приняли участие все кнаанские цари. И, когда они увидели, как Йосеф возложил свою корону правителя на саркофаг отца, они также сняли свои короны и украсили ими саркофаг Яакова — всего тридцать шесть корон. К этой скорбной церемонии присоединился и Эсав, который, услышав о смерти брата, тоже пришел в страну Кнаан со своими многочисленными потомками (Сота 13а; Сефер аяшар, Вайехи).

Наконец, траурная процессия достигла Хеврона, однако путь к усыпальнице праотцев преградили сыновья и внуки Эсава, которые утверждали, что право на погребальную пещеру принадлежит старейшине семьи Эсаву. А когда Йосеф напомнил, что Яаков еще при жизни купил у Эсава право на пещеру и на всю страну Кнаан, тот возразил: «Ты лжешь! Я не продавал ничего из того, что принадлежит мне в этой стране». Чтобы мирно разрешить этот спор, один из сыновей Яакова, Нафтали, поспешил обратно в Египет, чтобы принести хранившуюся там купчую грамоту на пещеру, на которой были подписи свидетелей. Но, не дожидаясь его возвращения, Эсав и его потомки напали на семью Яакова. В этой схватке один из внуков Яакова, Хушим, сын Дана, пробился к тщательно охраняемому Эсаву и отсек ему мечом голову, — благодаря этому сыновья Яакова одержали решительную победу (Сота 13а; Сефер аяшар, Ваехи; Ялкут Шимони 162; Седер адорот акацар).

На пятнадцатый день месяца тишрея 2256 года /1505 г. до н.э./, в первый день праздника Суккот, тело Яакова было с почетом погребено в пещере Махпела, рядом с Леей (Берешит 50:13; Сота 13а; Седер адорот). Таким образом, захоронения в пещере были расположены в следующем порядке: Адам, его жена Хава, Сара, Авраам, Ицхак, Ривка, Лея и Яаков — захоронение мужчин рядом с мужчинами, а женщин — с женщинами (Зоар 3, 164а; Седер адорот). И после Яакова в этой пещере больше никого не хоронили (Рамбан, Берешит 49:30-31).

После смерти Яакова в Египте продолжились годы засухи и голода, прерванные в его заслугу: два года голода миновало до его прихода, а затем еще пять после его смерти — ведь «когда из мира уходит праведник, уходит и благословение» (Сифрей, Экев 38; Сота, Тосефта 10:3; Рамбан, Берешит 47:18).

·

И хотя Яаков скончался на глазах своих сыновей, его тело набальзамировали, а затем погребли в пещере Махпела, наши мудрецы утверждают, что «праотец Яаков не умер» (Таанит 5б; Зоар 1, 248б; Раши, Берешит 49:33), — а тем, кто совершил поминальный обряд и похоронил Яакова, «только казалось, что он умер, но он был жив, …и он останется живым навсегда» (Раши, Таанит 5б).

Знатоки сокровенного учения поясняют, что души праведников могут облачаться во «второе одеяние» — некую оболочку, имеющую форму земного тела, но состоящую из более тонкой материи. В этом «втором одеянии» они имеют возможность появляться в нижнем мире, среди живых, чтобы выполнить какое-либо поручение Творца, — а по возвращении в Мир Душ они, как правило, «снимают эти одеяния и остаются обнаженными». Но душа праотца Яакова постоянно облачена в тело из тонкой материи — и поэтому мудрецы сказали, что «праотец Яаков не умер». Но его «первое одеяние» — т.е. тело, состоящее из грубой материи, действительно, было набальзамировано и погребено, как и указано в соответствующих строках Торы (Рамбан и р. Бхайе, Берешит 49:33; Михтав меЭлияу 1, с. 309).

Величайший знаток сокровенного учения Маараль из Праги указывает, что «Яаков был более свят, чем все другие праведники» (Хидушей агадот, Хулин 91б). Лик Яакова — самого совершенного из людей — был «высечен на престоле Славы Всевышнего» (Берешит раба 82:2). Ангелы, которые «поднимались и спускались» по лестнице, показанной Яакову в пророческом сне, «поднимались, чтобы посмотреть на его изображение наверху», у престола Славы, «и опускались, чтобы посмотреть на его облик внизу», т.е на самого спящего Яакова (Хулин 91б, Раши) — настолько сильно их притягивали его святость и духовное совершенство (Таргум Йонатан, Берешит 28:12; Михтав меЭлияу 2, с. 214—215). Творец сказал праотцу Яакову: «Ты настолько Мне дорог, что Я поместил твое изображение на престоле Своей Славы, и ангелы прославляют Меня твоим именем, говоря: Благословен Г-сподь, Б-г Израиля, извечно и во веки веков» (Танхума, Бемидбар 19).

Более того, в Талмуде указывается, что Всевышний назвал Яакова «владыкой» (эль) (Мегила 18а), сказав ему: «Я — Владыка высших миров, а ты — владыка земного мира» (Зоар 1, 138а; р. Бхайе, Берешит 33:20).

Маараль из Праги поясняет, что Всевышний передал сотворенный Им нижний мир людям, как сказано: «А землю Он отдал сынам человеческим» (Теилим 115:16), — чтобы они «властвовали над рыбами морскими и над птицами небесными, и над скотом, и над всей землей…» (Берешит 1:26), а всех людей Творец отдал под власть народа Израиля, ведь написано: «…Поставит тебя Г-сподь, твой Б-г, главою всем народам земли» (Дварим 28:1). И поскольку народ Израиля произошел от праотца Яакова и зовется его именем, Творец провозгласил Яакова «владыкой земного мира» — ведь все обитатели нижнего мира отданы под его власть (Гур арье, Ваишлах).

Однако эта власть была дана на определенном условии: в мидрашах подчеркивается, что реализация благословения «Станешь ты господином над твоим братом», которое получил Яаков от отца, будет зависеть от степени преданности потомков Яакова законам Торы. Ведь Эсав тоже получил от отца благословение: «Своим мечом будешь жить» (Берешит 27:40), и сила «меча» Эсава будет зависеть от заслуг Яакова: если потомки Яакова сбросят с себя ярмо Торы и заповедей, тогда потомки Эсава приобретут власть над ними и станут «карающим бичом», возвращающим заблудившихся сынов Израиля к своему еврейству и Торе (Берешит раба 67:7; Михтав меЭлияу 4, с. 38).

Таким образом, по свидетельству наших мудрецов, основную канву истории человечества составило противостояние между потомками Яакова и Эсава. В мидраше указано: «В заслугу того, что Эсав уступил землю Кнаан своему брату Яакову, ему было дано во владение сто стран от Сеира до Рима» (Пиркей де-раби Элиэзер 38) — т.е. именно потомки Эсава правили Древним Римом, и они разрушили Иерусалимский Храм и изгнали потомков Яакова из святой земли (Рамбан, Берешит 36:43).

Маараль из Праги объясняет, что события этого последнего изгнания, которое называют галут Эдом (т.е. изгнание среди потомков Эсава), закодированы в Торе, в первую очередь, в судьбе праотца Яакова, — ведь каждый из праотцев олицетворяет определенную эпоху в истории народа Израиля: Авраам — начальный период, Ицхак — период двух Храмов, а Яаков — эпоху последнего изгнания и конечного избавления (Маараль, Дерех хаим 5:4; Мимаамаким, Берешит с. 192). И в том, что, готовясь к встрече с Эсавом, Яаков разделил свой караван на «два стана», наши мудрецы находят указание на то, что он знал: всё его потомство никогда не погибнет от рук Эсава, и в любом случае «другой стан спасется» (Берешит 32:9). Но хотя потомки Эсава никогда не смогут стереть имя Израиля с лица земли, они принесут много горя сынам Израиля, рассеянным по их странам, уничтожая целые общины и захватывая их имущество (Рамбан, Берешит 32:9).

Этот принцип «двух станов» оставался в силе на протяжении всего последнего галута. Сохранилось удивительное предсказание р. Хаима Воложинера, одного из ближайших учеников Виленского Гаона: «Наступит время, когда духовные центры европейского еврейства будут разрушены, а ешивы искоренены, — но они будут восстановлены в далекой Америке, которая станет последним станом еврейского народа на пути к геуле (конечному избавлению)», — и это предсказание передавалось из уст в уста на протяжении полутора веков (Толдот бейт Воложин).

А Хафец Хаим однозначно связал подступающую трагедию европейского еврейства с многовековым противостоянием потомков Яакова и Эсава. В 5693 /1933/ году, когда к власти в Германии пришел вождь нацистов и во всеуслышание заявил, что его главная цель — бороться против «мирового еврейства», один из ближайших учеников Хафец Хаима спросил мудреца, какая судьба ожидает евреев Германии и Восточной Европы. Хафец Хаим ответил, что нацисты не сумеют уничтожить весь еврейский народ, ведь уже предопределено в Торе: «Если нападет Эсав на один стан и поразит его, другой стан спасется». Спрашивающий понял, что опасность очень близка, и задал другой вопрос: если «фюреру» удастся, не дай Б-г, поразить наш стан, то где будет «стан спасения». Хафец Хаим ответил: «Это тоже сказано в Писании (Овадья 1:17): “И на горе Сион будет спасение, …и получит народ Яакова во владение свое наследие” (Маасей лемелех).»

с разрешения издательства Швут Ами


«Хумаш» — так на иврите называется Пятикнижие — те пять книг Торы, которые были записаны Моше-рабейну Синайского откровения, во время странствий еврейского народа по пустыне. Читать дальше

Бесконечная цепь 1. Тора

Рав Натан Лопез Кардозо,
из цикла «Бесконечная цепь»

Пятикнижие — самая важная часть Танаха. Она представляет собой не что иное, как голос Всевышнего, сообщающего человечеству Свою волю посредством письменного слова. Сюжеты и заповеди Торы заставляют человечество задуматься над реальностью. Что делать человеку со своей жизнью? Как ее возвысить, освятить? И прежде всего — как развить в себе понимание, что жизнь должна быть освящена? Тора отвечает тому, кто спрашивает. Для тех, у кого нет вопросов, Тора остается загадкой, в соответствии с известным афоризмом: нет ничего непонятнее, чем ответ на незаданный вопрос. Человек же, по-настоящему ищущий смысл жизни, найдет в Торе интеллектуальную глубину, поразительную психологическую проницательность, благоговейное отношение к жизни.

Правильность текста Торы

Сайт evrey.com

Откуда мы знаем, что современная Тора идентична той, которую получили евреи на горе Синай?

Недельная глава Бо

Рав Исроэль Зельман,
из цикла «Книга для изучения Торы»

Рассмотрим, как начало главы разъяснено в книге р. Леви-Ицхака из Бердичева «Кдушат Леви»