Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Яакова постигает тяжелое испытание. Его дочь становится жертвой насилия.

В тот же день, освободившись от назойливой опеки Эсава, Яаков вступил в пределы святой земли. Летом 2205 года он разбил лагерь недалеко от города Шхема, в месте, названном им Суккот (Шалаши). Поле, на котором он возвел себе дом и устроил многочисленные навесы для скота, было приобретено им за пять шекелей серебра у поданных царя Шхема, Хамора. Семья Яакова провела в этом месте около полутора лет — лето, зиму и еще одно лето (Берешит 33:17, Раши; Седер олам раба 2; Мегила 17а; Сефер аяшар, Ваишлах; Седер адорот).

Яаков оказал значительное влияние на жителей города: он научил их чеканить собственные монеты и создал упорядоченную систему торговли, что в значительной степени подняло престиж Шхема среди соседних городов-государств (Шабат 33б, Бен Йеояда). Кроме того, ему удалось приблизить многих жителей Кнаана к вере в единого Б-га (Берешит раба 84:4).

В 2206 году /1554 г. до н.э./ сын шхемского царя Хамора по имени Шхем похитил семилетнюю дочь Яакова Дину, которая вместе со своей матерью Леей пришла в город на женский праздник. Сын царя надругался над ней, а когда Яаков прислал за дочерью своих слуг, насильник стал принуждать ее к ласкам и поцелуям прямо на их глазах, а затем прогнал их. Тогда Яаков отправил к пленной дочери двух своих служанок, чтобы они ухаживали за нею и оберегали ее (Берешит 34:1—2; Сефер аяшар, Ваишлах; Седер адорот). В тот же день царь Хамор и его сын явились к Яакову, и царь попросил руки Дины для своего наследника. «Душа моего сына, Шхема, возжелала твою дочь! — объявил царь. — Давайте породнимся с вами, вы будете отдавать нам ваших дочерей, а наших дочерей возьмете себе. …Поселитесь (с нами) и ведите торговлю — и станет (эта страна) вашим владением!» (Берешит 34:6—10).

Яаков не ответил царю ни слова, но его сыновья, прибегнув к хитрости, объяснили: «Мы не можем отдать свою сестру необрезанному — ведь это для нас позор! Только если все ваши мужчины сделают обрезание, мы будем вправе отдавать за вас своих дочерей — мы поселимся с вами и станем одним народом. А если нет, тогда мы заберем нашу девочку и уйдем» (Берешит 34:13—17).

Замысел Яакова и его сыновей заключался в следующем: они рассчитывали, что царь не примет их предложения. Ну, а если все мужчины Шхема сделали бы обрезание — как это и произошло, — то братья намеревались, воспользовавшись тем, что шхемские стражники ослаблены болезненной операцией, силой забрать Дину из дворца, убив царского сына за совершенное злодеяние, а затем уйти подальше от города (Рамбан, Берешит 34:13). Но когда на третий день после обрезания сыновья Яакова пришли за Диной, царские стражи оказали сопротивление, и два сына Яакова — Шимон и Леви — в ярости убили не только сына царя, но и его слуг, а затем и всех мужчин города, и забрали из города все ценности и стада (Берешит 34:25—29).

Яаков разгневался на сыновей за то, что они истребили людей, не согрешивших перед ними: им следовало убить одного только Шхема, совершившего насилие. И, кроме того, эти люди сделали обрезание, чтобы объединиться с семьей Яакова, — и, возможно, впоследствии многие из них обратились бы к Б-гу (Рамбан, Берешит 34:13).

Вскоре после этих событий цари семи окружающих городов созвали свои дружины, чтобы отомстить непрошенным пришельцам за разорение Шхема. Узнав об этом, Яаков с горечью сказал двум своим сыновьям: «Вы меня погубили, сделав ненавистным для жителей этой страны… У нас ведь немного людей, а они могут, напав на нас, истребить всю нашу семью!» Но Шимон и Леви возразили: «Никому не позволено поступать с нашей сестрой, как с блудницей» (Берешит 34:30-31; Сефер аяшар, Ваишлах).

При приближении десятитысячного кнаанского войска Яаков, как и перед встречей с Эсавом, снова вооружил своих слуг. Не дожидаясь нападения, он повел свой небольшой отряд навстречу врагу, а его уста шептали слова молитвы: «По милости Твоей всели страх перед нами в сердца всех этих царей, чтобы нам с ними не воевать». Кроме того, заранее были посланы стремительные гонцы в Хеврон, чтобы попросить Ицхака молиться об избавлении. И сражение не состоялось: на военном совете, собранном перед битвой, кнаанские цари ощутили внезапный страх. Они вспомнили, как дед Яакова, Авраам расправился с могучим войском Нимрода, и как сыновья Яакова уничтожили целый город. «Эти евреи немногочисленны, но с ними Б-г!» — решили цари и, затаив в сердцах неутоленную жажду мести, возвратились каждый в свой город (Сефер аяшар, Ваишлах; Седер адорот).

с разрешения издательства Швут Ами


Почему мудрецы Талмуда и вообще устная традиция иудаизма называет Рим царством Эдома? Какая связь между ними? Исчезло ли царство Эдома с падением Рима, а если нет, то кто продолжатель Эдома сегодня, в наши дни? Читать дальше