Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Если действительно каждое из прежних поколений превосходит мудростью последующие, то как возможно, что в наше время открыты многие вещи, которые не были открыты при жизни прежних поколений?

Упомяну здесь еще о некоторых важных вещах. Основа всех основ — это вера, как сказали наши мудрецы (Макот, 24а): «Пришел Хавакук и поставил (всю Тору) на одно основание. Он сказал: “Праведник верой своей жив будет” (Хавакук, 2:4)». Это означает, что он должен верить истинной верой в Г-спода и Его Тору. А наша вера — это то, что передается от отцов наших из поколения в поколение, начиная с самого первого[1], рассказывающего нам о том, что они видели своими собственными глазами при исходе из Египта, обо всех чудесах и знамениях. О том, как стояли (сыны Израиля у горы Синай) при получении Торы, о святых и грозных явлениях, происходивших тогда в присутствии всего народа, где одних только мужчин от двадцати лет и старше было шестьсот тысяч. Тогда весь народ удостоился очень высокой ступени пророчества. При переходе через море евреи сказали: «Вот[2] Б-г мой, и прославлю Его» (Шмот, 15:2), и сказали наши мудрецы (Мехилта, Бешалах, парашат Шира, 3): «Рабыня видела на море то, чего не видел пророк Йехезкель» (см. Йехезкель, гл. 1). И тем более — позднее, в час принятия Торы, поднялись на гораздо более высокую ступень — пока не удостоились того, что Г-сподь говорил с ними лицом к лицу, как сказано: «Лицом к лицу говорил Г-сподь с вами» (Дварим, 5:4). Именно в заслугу веры отцы наши были выведены из египеткого рабства, как сказали наши мудрецы (Мехилта, гл. Бешалах, 6). Также и окончательное освобождение придет в заслугу веры, как сказано: «И обручусь Я с тобой (в заслугу) веры» (Ошеа, 2:22). Но чтобы в человеке утвердились основы веры, он должен постоянно укреплять себя в изучении Торы, посредством которой он познает «Того, Кто сказал, — и возник мир», как сказано об этом в Сифри (гл. Ваэтханан, 33; см. об этом также в гл. 12).

Человек должен знать, что каждое предшествующее поколение было возвышеннее следующих, как сказано в Эрувин (53а): «Сердца первых (мудрецов — широкие) как вход в улам[3], у последних — как вход в эйхаль[4]; у нас же — с игольное ушко». Сказал Абайе: тяжело нам (дается понимание Торы) так же, как тяжело вставить колышек в узкое отверстие в стене… Сказал рав Аши: как палец легко входит в яму — так же легко мы забываем выученное». И если так говорили амораим о своем поколении, сравнивая его с предшествующими, — что же скажем мы, подобные мху на стене, сравнивая себя с прежними поколениями? [Рамбам в предисловии к своей книге А-яд а-хазака также перечисляет сорок поколений от рава Аши и Равины до нашего учителя Моше, мир ему, и всякий предшествующий во времени более высок в мудрости, см. там]. Подобное этому сказано в трактате Шабат (112б): «Если прежние (поколения) подобны ангелам, то мы — как люди, а если они — как люди, то мы — как ослы».

Поэтому, когда человек задумается о величии прежних поколений, и в особенности, — самых первых, например, пророков и нескольких поколений танаим*1, и о том, как они укрепляли себя в исполнении Торы, проявляя самоотверженность буквально во всем, он поймет, что мы, без всякого сомнения, можем полагаться на них, не подвергая сомнению абсолютно ничего, не дай Б-г, и укреплять себя изо всех сил в соблюдении Торы. А если что-то из сказанного мудрецами окажется нам непонятным, — будем объяснять это слабостью нашего разумения, — ибо кто мы против этих гигантов духа и разума?[5]

*1 См. в трактате Бава батра (134а), а также Сукка (28а), где рассказывается о раби Йоханане бен Закае, который знал в совершенстве всю устную Тору — Мишну, Гемару[6], законы, агаду (сказание) и т. д., беседы шедим (вид духов) и беседы ангелов служения, не упустив ничего — ни большого, ни малого. Большое — это маасе меркава («колесница», образ которой видел Йехезкель), а малое — это предмет (приведенных в Гемаре) обсуждений и споров амораим Абайе и Равы. Он был самым малым из восьмидесяти учеников, которые были у Гилеля а-закена (см. там в Гемаре), а самым большим из них был Йонатан бен Узиэль, который был так велик, что когда во время его учебы над ним пролетала птица, она сгорала в огне Торы. И еще: даже в последних поколениях танаим, например, в дни Раби (Йеуды а-Наси), пророк Элияу каждый день находился в его ешиве, как говорится об этом в трактате Бава меция (85б). И даже об учениках Раби сказали (Авода зара, 10б), что самый малый из них мог оживлять мертвых; так, раби Ханина бар Хама оживил раба императора Антонинуса, см. там. В трактате Бава кама (117б) также рассказывается о том, как раби Йоханан оживил раби Каана после его смерти. Благодаря изучению книги Ецира они могли самостоятельно сотворить человека — путем сочетания святых имен, хотя сотворенный и был лишен дара речи, как рассказывается в трактате Сангедрин (65б). Рава сотворил человека и послал его к раби Зейре. Раби Зейра стал говорить с посланным, но тот не отвечал. Сказал ему раби Зейра: «Ты — из сотворенных мудрецами; возвратись в прах, из которого ты создан». О раби Ханине и раби Ошая также рассказывается, что они постоянно изучали книгу Ецира в канун субботы и творили себе «тройного» теленка, то есть по виду достигшего возраста, составляющего треть его жизни, и ели его; некоторые говорят, что «тройной» означает, что он был так хорош, будто был рожден третьим у своей матери (см. Раши там).

Я очень хорошо знаю, что найдутся люди, считающие себя мудрецами, которые зададут вопрос: если действительно каждое из прежних поколений превосходит мудростью последующие, то как возможно, что в наше время открыты многие вещи, которые не были открыты при жизни прежних поколений, — такие, как телескоп или прибор для передачи звука — телефон, позволяющий разговаривать на большом расстоянии? В наше время получила развитие также фотография, позволяющая посредством солнечного света создать изображение человека на бумаге даже без его ведома, а если он в это время двигается — также и действие будет запечатлено; и так можно получать изображение чего угодно. Изобретен в наши дни еще и прибор для записи и воспроизведения звука — фонограф. Человек говорит в него — и речь его не пропадает и может быть воспроизведена спустя какое-то время, даже после смерти говорившего, — мы можем воспроизвести все, что он говорил, его собственным голосом.

Итак, я задал достаточно вопросов; а теперь послушай, что я отвечу на них, с Б-жьей помощью. Все обстоит не так, как нам представляется.

Приведем для объяснения такой пример. Учитель учит с маленькими детьми еврейский алфавит, причем дети уже знают сами буквы, и он только объясняет, как читать их с огласовками[7]. Если ученик сообразительный, учитель показывает ему две-три первые буквы в первой строке (таблицы), а дальше ученик легко читает остальные буквы с данной огласовкой сам. Затем учитель показывает ему огласовку букв второй строки — тоже у двух или трех, и он легко читает всю остальную строку сам, и точно так же дальше. Но если ученик не столь сообразителен, то учителю приходится учить с ним всю строку букв с данной огласовкой, но учитель надеется, что во второй строке уже будет достаточно показать две или три буквы, а остальные он прочитает сам. Но на деле оказалось не так, поскольку ученик оказался совсем неспособным, и учителю пришлось потрудиться и помочь ему прочитать всю строку. Теперь учитель надеется, что хотя бы в третьей строке будет достаточно показать только часть букв, — но, увы, ему пришлось объяснять чтение всех букв и этой строки, и точно так же — всех остальных, до конца алфавита. Учитель был очень удивлен и сказал ученику: «До чего же мало у тебя ума! Ты — совсем неспособный по сравнению со своими товарищами! Мне пришлось показывать и объяснять тебе столько, сколько никогда еще не приходилось!»

Так и в нашем случае: по тому, как быстро множатся теперь все эти изобретения, мы можем судить, до чего мы дошли в своем падении — до того, что с Небес приходится показывать нам удивительные знаки, напоминающие об основах нашей святой веры. В этих знаках не было нужды в прежних поколениях, когда вера в Г-спода и Его Тору была крепка у каждого из сынов Израиля. Ведь задача каждого изобретения — показать оспаривающим Б-жественное наблюдение и управление, что «есть наверху око видящее и ухо слышащее, и все дела твои записываются в книгу» (Пиркей авот, 2:1).

Поясним все это по порядку. Что касается изобретенных оптических приборов, дело обстоит так: в прежние времена и в прежних поколениях, когда вера в Б-жественное наблюдение была очень крепка и каждый безусловно верил, что Г-сподь, хотя и пребывает в небесных высях, наблюдает оттуда за всеми обитателями земли, как сказано: «Кто подобен Г-споду, Б-гу нашему, высоко воссевшему? Опускает [взор Свой], чтобы видеть — в небесах и на земле» (Теилим, 113:5, 6). Не было нужды показывать нам с Небес подобного рода вещи. Но теперь, когда из-за многих наших грехов есть люди, отрицающие Б-жественное наблюдение и говорящие: «Не увидит Всевышний, и не поймет Б-г Яакова» (Теилим, 94:7) — мол, разве может Он видеть так далеко, с небес до самой земли, — Творец показывает, ясно и наглядно, что даже человек, который ничто перед Ним, может найти в самом же сотворенном мире средства и методы видеть на огромные расстояния, от земли до небес! Таким образом, в самой природе заложены для этого возможности, — и тем более Б-г, Творец всей этой природы, может обозревать сверху вниз и видеть все, как сказано: «С небес взирает Г-сподь, видит всех сынов человеческих. С места пребывания Своего наблюдает за всеми обитателями земли» (Теилим, 33:13, 14), и также сказал Йехезкель (8:12): «Ибо говорят (нечестивцы): не видит нас Г-сподь».

А что с прибором для передачи звука — телефоном? В прежние времена, когда вера была очень крепка, все были осторожными в молитве — поскольку каждый верил, что Г-сподь, хоть Он и высоко в небесах, слышит молитву каждого человека издали, как сказано: «И поднялся вопль их к Б-гу» (Шмот, 2:23). Но теперь, когда из-за многих наших грехов есть люди, отрицающие Б-жественное наблюдение и управление и думающие: «Как же Он может услышать сверху мою молитву?» — Г-сподь показывает, что Он предусмотрел при сотворении природы такие средства, что даже человек может с их помощью слышать на расстоянии в несколько сот километров; тем более Сам Г-сподь, Творец всего этого мира, может слышать сверху все, что говорят внизу.

А теперь поговорим об искусстве создания изображений (фотографии). Сначала я хочу пояснить тебе, что буквально такое же явление есть на небесах вверху, и из этого поймешь, почему оно появилось в наши дни также и внизу, на земле. Вот что сказано в святой книге Зоар, гл. Берешит (43б): «Четвертый чертог… [и он называется “чертог заслуг"]; в этом месте все провинности обитателей мира превращаются в заслуги. Оттуда выходят семьдесят потоков света [это — семьдесят членов Сангедрина, которые сидят в этом чертоге и судят все дела мира]; все они сверкают как один и все озаряют кругом… Все заслуги мира приходят предстать перед этими потоками света [которые — Сангедрин], и точно так же — все провинности. Из чертога семидесяти потоков света выходят два одинаковых потока света, и это — два свидетеля, всегда стоящих перед ними, и они видят дела людей. Перед этим Сангедрином предстают все заслуги и все дела обитателей мира на суд, и два потока света, стоящих перед ними, назначены свидетельствовать обо всех делах людей — посредством семи ангелов, обходящих всю землю и называемых “очи Г-спода” [и они наблюдают за всеми делами людей]. Все, что происходит в мире, записывается в этих семи ангелах-наблюдателях в виде формы и образа, так, что видно, в какой мере человек стал нечистым от греха, который совершил, — и точно так же записываются в тех ангелах добрые дела и заслуги, и все это остается существовать навеки, ибо ничто не пропадает в мире — ни дурное, ни доброе. Два свидетеля смотрят на те семь глаз, на которых запечатлены все дела, и внимательно вглядываются во все детали тех дел, и свидетельствуют перед семьюдесятью членами Сангедрина, и после того, как семьдесят членов Сангедрина выслушают их свидетельство, они выносят решения и судят, как к добру, так и наоборот, соответственно тому, что полагается каждому. [На все это есть несколько намеков в стихах пророков, как, например: “Удалите зло поступков ваших от очей Моих” (Йешаяу, 1:16)]», и также: «Ведь даже если будешь смывать это щелоком и много мыла возьмешь, — пятно греха твоего проступает предо Мною, слово Г-спода» (Ирмияу, 2:22) — это означает, что дурные дела сами по себе, в их полной картине, предстоят перед Г-сподом].

Все это подобно фотографии. В прежних поколениях, когда человек читал приведенный отрывок в святой книге Зоар, у него не возникал вопрос: как возможно такое, что действие, произведенное мной, продолжает существовать и поднимается на небеса, а я этого не чувствую? В те времена вера в то, что написано в книгах, в частности, в святой книге Зоар, была очень крепкой. Однако ныне, из-за многих наших грехов, эта вера ослабла, и если человек не видит собственными глазами чего-то описанного в святых книгах, оно представляется ему странным, вызывающим недоумение. Именно поэтому Всевышний приводит в мир изобретение, которое позволяет нам, людям с малыми силами и слабым разумением, использовать заложенные в самой природе возможности для того, чтобы получать изображение человека, даже когда он сам ничего не знает об этом, — и теперь нам будет легче понять, что подобные вещи тем более по силам Господину всего, Создателю самой природы и всего сотворенного!

Я хотел бы также показать читателю, что приведенный отрывок из книги Зоар соответствует сказанному нашими мудрецами в доступной всем Гемаре, трактат Хагига (16а): «Быть может, ты скажешь: кто будет свидетельствовать обо мне в день суда? Камни дома человека (предстающего перед Высшим судом) и бревна его крыши свидетельствуют о нем, как сказано: “Ибо камень из стены возопит, и кусок дерева откликнется (подтвердит)” (Хавакук, 2:11)». В действительности же мы ясно видим, что после смерти человека камни его дома и бревна крыши остаются на своих местах и никуда не улетают. Объясним это на основании вышесказанного: когда здесь, на земле, мы создаем изображение человека на фотобумаге, мы создаем только его образ, но никак не изображение всех предметов и мест, составлявших в тот момент его окружение; например, если человек сфотографирован в лесу и он держится за ветку какого-то дерева, на фотобумаге, в целях экономии, не будет изображен весь лес, и все дерево, и вся ветка и т.п. Но в высших мирах, на небесах, силами высшими будет «нарисовано» буквально все и во всех деталях. Если, скажем, речь идет о воровстве, то на картине будут видны и вор, и тот, кого он обокрал, и то, как вор засовывает руку в его карман, и где это было: если на улице перед каким-то домом, то будут видны и улица, и дом, и та часть дома, перед которой все произошло… А если кража была внутри дома, то на картине видно, напротив какого камня в стене и какой балки в потолке было дело. И когда начнется суд и обвиняемый начнет отпираться и отрицать кражу, вся свита небесная (судьи) начнут кричать на него: как ты можешь отрицать? Ведь это было напротив такого-то камня и такой-то балки, и у такого-то окна вы стояли — ты и человек, которого ты обокрал; а вот показано, в какую одежду ты был одет в момент кражи, и полная картина твоего деяния во всех деталях! [И сказали наши мудрецы, что так говорят человеку в час суда над ним: «Предстань и смотри, каковы дела твои!» (Оцер а-мидрашим, 365)].

Об этом сказано: «Буду укорять тебя и представлю (грехи твои) перед твоими глазами» (Теилим, 50:21). Это означает, что перед глазами стоящего перед судом разворачивают все дела его — точно так, как они совершались, и сам он подобен вору, застигнутому в момент, когда он запускает руку в чужой карман, — и все его попытки отрицать свои дела и оправдаться опровергаются. Сколь же замечательны слова Гемары о том, что «камни и бревна свидетельствуют против него», и слова Писания о том, что «камень из стены возопит, и кусок дерева откликнется»! Они означают, что камень и бревно, на которых Б-жественной силой запечатлены дела человека, кричат на него: «Как ты можешь отрицать? Ведь перед нами было совершено все это дело — таким-то и таким-то образом!» Так записываются все грехи человека, например, разврат, не дай Б-г, который здесь, в этом мире, человек совершает в величайшей тайне, — от глаз Всевышнего не может укрыть он этот грех, ибо там, наверху, известно и открыто все.

Знай также, что намек на это есть и у царя Шломо, мир ему: «Конец (всякого) дела — всему услышанным быть; (потому) Б-га бойся и заветы Его храни, ибо в этом — вся суть человека» (Коэлет, 12:13), и далее (12:14): «Ведь всякое дело приведёт Б-г на суд, — עלаль (за) все сокрытое, — как хорошее, так и дурное». Казалось бы, нужно было сказать: «עלаль (за) всякое дело приведет Б-г (человека) на суд», точно так, как сказано далее: «за все сокрытое!» Объяснение состоит в том, о чем мы говорили: сделанное человеком само по себе находится наверху, перед Высшим судом, во всех деталях, как мы говорили об этом выше (и судят само дело вместе с человеком, его совершившим), — в отличие от сокрытого, которое открыто одному только Г-споду. [То есть смысл слова аль — (не «за», как мы полагали первоначально), а такой же, как в стихе Торы: «И перепонку, что над печенью, аль (помимо) почек отделит он ее»[8] (Ваикра, 3:4), как объясняет там Раши]. Сказано там: «Как хорошее, так и дурное» — ведь также и доброе дело, сделанное человеком, приходит наверх, буквально как фотография, на которой изображено, к примеру, как он молился в синагоге — во всех деталях. Точно таким же образом это относится ко всем заповедям. Какое же уважение оказывают (в высшем мире) человеку, если заповедь была исполнена совершенным образом!

А если поищем еще, обнаружим, что на все это есть намек в нашей святой Торе в рассказе о праведном Йосефе. Сказано: «И не слушал он ее[9] — лечь с ней, быть с ней» (Берешит, 39:10). Слова «быть с ней» кажутся лишними, и наши мудрецы объясняют (Йома, 35б): «лежать с ней» означает (согрешить с ней) в этом мире, а «быть с ней» означает «находиться вместе с ней в будущем мире». Казалось бы, как возможно «находиться вместе с ней в будущем мире», ведь она, в конечном счете, умрет![10] Объяснение состоит в том, о чем мы говорили: если бы Йосеф согрешил с ней, не дай Б-г, то «фотография» этого немедленно оказалась бы в высших мирах. И когда Йосеф в конце концов попадет в будущий мир, — всюду, куда бы он ни пошел, «фотография» будет вместе с ним, и он никоим образом не сможет избавиться от нее. Какого же стыда и позора будет стоить ему все это, упаси Б-г! Об этом сказали наши мудрецы: «Всякого, кто совершает один грех в этом мире, грех облекает (как одежда) и сопровождает его до самого дня суда. Раби Элазар говорит: также и привязывается к нему (тот грех), как собака» (Сота, 3б). Это означает, что «фотография греха» неотступно сопровождает человека всюду, куда он идет.

Все вышесказанное повергает в трепет любого человека, который потрудится задуматься над этим. Как же человек должен содрогнуться при мысли о плохих поступках, творимых им втайне, — как в сфере его обязанностей перед Б-гом, так и в отношениях его с другими людьми! Он думает, что дела его останутся тайными, — но этому не бывать, ибо в конце всего, в будущем мире, все будет разглашено и выставлено на всеобщее обозрение, и будет ему это великим позором. Поэтому и сказано в Коэлет (12:13): «Конец (всякого) дела — всему услышанным быть», как объясняет там Таргум, приведенный выше, в гл. 17.[11]

А теперь об устройстве, записывающем речь, — фонографе. Чему может научить нас его появление? Он был изобретен в наше время по той же самой причине. В прежних поколениях, когда человек читал в Писании такие слова: «Ибо вот Он — создатель гор и творец ветра, сообщающий человеку о речах его» (Амос, 4:13), которые наши мудрецы объяснили так: «Даже о легкомысленной беседе мужа с женой сообщают (напоминают) человеку в день суда» (Хагига, 5б), — читающий не видел в этом ничего удивительного. Но теперь, когда из-за многих наших грехов стало много людей, потерявших веру, тот, кто будет читать слова пророка, может, не дай Б-г, подумать так: «Как возможно, чтобы то, что я говорил в течение всей моей жизни, и даже с дней юности моей, сохранилось до самого дня суда надо мной? Где они теперь, разговоры мои? Разве не сгинули они, лишь изойдя из уст моих?» Всевышний показывает нам, что даже мы, слабые люди, можем найти способ, используя свойства, заложенные в природе, сохранять разговор в течение многих лет, и даже после того, как говоривший уже умер и превратился в прах! Сказанное им остается в целости и сохранности и может быть воспроизведено его голосом, с четким произношением букв и со всеми интонациями, как будто он все еще жив! А если мы можем сделать это — тем более Г-сподь, Творец самой природы, может сделать так, чтобы из разговора не пропало ни единого слова! Сказано в святой книге Зоар в нескольких местах (гл. Пикудей, 263б), что не пропадает ни одного слова и все речения человека приготовлены ко дню суда — как хорошие, чтобы получить ему за них награду, так и наоборот, не дай Б-г.

Я полагаю, что на это есть намек также в Пиркей Авот (2:1): «Знай о том, что выше тебя: око видящее, ухо слышащее, и все дела твои записываются в книгу». То есть если захочешь задуматься и узнать, что находится выше тебя, то сможешь понять все сам, глядя на самого себя. Если ты хочешь убедиться в том, что при взгляде сверху все видно (на земле) и огромное расстояние не может быть помехой этому, — построй умозаключение «от легкого к тяжелому», исходя из себя самого: если даже ты, (человек из плоти и крови), при помощи мощных оптических приборов, возможность создания которых Г-сподь заложил в самой природе, можешь видеть на огромном расстоянии, — тем более Господин всех Своих созданий, сотворивший само зрение, без всякого сомнения, смотрит на все и видит все, что есть на земле, и об этом сказано: «око видящее». Точно так же обстоит с «ухом слышащим» и всем остальным, о чем говорилось выше. Если пожелаешь понять, что действительно от всех сделанных тобой дел остаются «фотографии», отражающие в точности все, что происходило, и дела твои записываются в книгу, хотя ты того совсем не ощущаешь, — тоже можешь понять это, исходя из самого себя: ведь ты тоже можешь сделать фотографию, на которой будет запечатлен образ твоего приятеля и то, чем он занимался в момент съемки, так, чтобы он ничего не знал об этом! Тогда ты с легкостью можешь поверить в то, что и твои дела записываются в книгу.

Все, о чем мы здесь так долго говорили, четким и ясным образом описано в нескольких стихах Теилим (94:2 и далее): «Поднимись, Судья земли, воздай по заслугам гордецам… Доколе нечестивым ликовать?» [Это означает, что они ликуют и веселятся, полагая, что в мире нет хозяина]. И далее (94:5): «Народ Твой, о Г-споди, притесняют и наследие Твое мучат», и далее (94:7, 8): «И говорят: не видит Г-сподь и не разумеет Б-г Яакова. Поймите же, невежды из народа! И вы, глупцы, когда образумитесь?» [Б-г как бы говорит им: «Так много свидетельств я предъявляю вам, чтобы вы поняли, что есть наблюдение над миром, — а вы так и остаетесь глупцами!»]. И далее (там, 94:9): «Создавший ухо — разве не услышит, и Сотворивший глаз — разве не увидит?» Здесь «создавший ухо» означает: давший уху силу слышать даже на огромном удалении. Из этого очевидно, что Он непременно услышит все и со Своих высот небесных. «Сотворивший глаз — разве не увидит?» Это означает, что Творец создал силу зрения, чтобы c ее помощью человек мог видеть даже то, что находится далеко-далеко вверху, как уже говорилось выше, — и из этого ты можешь понять, посредством умозаключения «от легкого к тяжелому», что Сам Творец, несомненно, может видеть, глядя на землю сверху.

И далее там (94:10): «היוסרа-йосер (поучающий) народы» [«а-йосер» означает «поучающий», как объясняет это слово Таргум в стихе: «Как йосер (поучает) человек своего сына» (Дварим, 8:5)]. Это означает следующее. Г-сподь даровал это разумение — быть «создающими ухо и творящими глаз» — даже всем народам [которые способны создавать устройства для записи звука и оптические приборы]. Поэтому в грядущем Он, несомненно, будет упрекать и порицать их всех за дела их и за их разговоры. Ведь Он, очевидно, видел все их дела и слышал все их разговоры даже на большом расстоянии и будет упрекать и порицать их за все, как сказано: «Буду укорять тебя и представлю (грехи твои) перед твоими глазами» (Теилим, 50:21).

Далее говорится: «Научающий человека знанию» (Теилим, 94:10). Это означает, что Всевышний направлял человеческий разум по такому пути (открытий и изобретений), чтобы человек понял из них, что Г-сподь тоже (и гораздо более, чем это возможно для человека) видит и слышит, невзирая на огромные расстояния, как мы говорили выше. И далее сказано (94:11): «Г-сподь знает мысли человека» — чтобы ты не спрашивал: если это так, и Всевышний направляет человеческий разум по этому пути, то почему Он не делал этого в прежних поколениях? На это отвечает само Писание: «Г-сподь знает мысли человека, что они — тщета», то есть Он знает, что человек думает по глупости своей: как Он видит с небес, на таком большом расстоянии, и как Он слышит? И Творец должен ясно показать нам, что даже мы можем видеть и слышать на большом расстоянии! В прежних поколениях, когда вера в наблюдение Всевышнего была крепка, Ему просто не было нужды показывать нам это столь наглядно! И потому сказано в завершение (94:12): «Счастлив муж, которого Ты поучаешь (תיסרנוтеясрену), Г-споди…» [от слова יוסרйосер — «поучающий», как мы говорили выше], и далее сказано там: «И Торе Своей обучаешь», что означает: для человека лучше, чтобы он именно из Торы Г-спода узнал о том, что Он все видит и над всем надзирает. [Как сказано: «Чтобы знал ты, что Я, Г-сподь, среди земли» (Шмот, 8:18), и также сказано: «И помни Г-спода, Б-га твоего, ибо Он дает тебе силу приобретать богатство» (Дварим, 8:18), и также в других местах Писания говорится о Его наблюдении]. Но, во всяком случае, даже тот, кто не учит Тору, должен вглядеться в окружающий нас мир и понять на примере устройств для передачи и записи звука и оптических приборов, что Г-сподь, несомненно, надзирает за всем. Из сказанного вытекает, что все новые знания и изобретения, о которых мы слышим в наше время, приходят не потому, что мы превосходим мудростью прежние поколения, а только для того, чтобы подтвердить нам истинность Его наблюдения за миром.


[1] Вышедшего из Египта. Сказано: «Разве пыталось (какое-нибудь) божество прийти и взять себе народ из среды другого народа?» (Дварим, 4:34), — и наши мудрецы сравнивают это «взятие» с тем, как человек своей рукой вынимает детеныша скота из чрева матери (см. Ялкут Шимони, Дварим, гл. 4, 826). Таким образом, еврейский народ как бы «родился» при исходе из Египта.

[2] Слово זה«вот» — говорит о том, что стоящие у моря удостоились высокого и ясного духовного постижения. Пишет там Раши: Б-г явился им в Своей славе, и они говорили: זה — как человек, указывающий на что-то пальцем.

[3] То есть широко распахнуто для мудрости и постижения Торы. Улам — передняя часть здания Храма, широкая и высокая в сравнении с остальной частью; ширина входа в улам составляла 20 амот (около 10 м).

[4]Эйхаль, или кодеш — следующая за уламом часть здания Храма, где находилась менора, жертвенник для воскурений и стол с хлебами; ширина входа в эйхаль составляла 10 амот (около 5 м).

[5] Также и в наше время сказанное автором остается чрезвычайно актуальным: тот, кто знаком с мудрецами предыдущего поколения лично, или с мудрецами даже относительно недалеких от нас поколений по их книгам, воочию видит это.

[6] Мишна и Гемара в его время еще не были записаны в том виде, в каком мы их знаем сегодня, но приведенные и обсуждаемые в них законы существовали в устном виде как часть устной Торы.

[7] Огласовки — вспомогательные значки, проставляемые в некоторых текстах на иврите под буквами или над ними для облегчения правильного чтения и понимания.

[8] То есть отделяется как то, так и другое, но не вместе.

[9] Жену его господина Потифара, которая домогалась его.

[10] Вопрос Хафец Хаима неясен. Что значит «ведь она, в конечном счете, умрет?» Ведь Писание говорит о том, что они оба попадут за этот тяжкий грех в геином (см. Берешит раба, 87:6), а туда попадают именно после смерти! Умрут оба — ясно, что будут там вместе! И мы можем лишь предположить, что Хафец Хаиму непонятно, почему мудрецы подчеркивают, что Йосеф и жена Потифара будут там вместе, если «вместе» означает «рядом, в одном месте внутри геинома». Ведь в геиноме очень много «этажей», и отделов, и «окон», и «дыр», и т д., как говорится в наших святых книгах (например, «Решит Хохма», где цитируется трактат «Геином») — так что всякий грешник попадает точно на свое место, по принципу «мера за меру», в соответствии со своими личными особенностями и всеми обстоятельствами своего греха! И Хафец Хаим дает иное толкование сказанного нашими мудрецами, более широкое, чем в Берешит Раба, и не вызывающее таких трудностей — в контексте обсуждаемой здесь темы.

[11] «Все, сделанное в этом мире тайно, в конце откроется и станет известно всем людям».


Наши мудрецы учат: «Кто не видел “празднества водочерпания” — тот не знал настоящей радости в жизни». Во время праздника водочерпания в Храме самые уважаемые люди, не боясь уронить свою честь, плясали и веселились, чтобы оказать почет Вс-вышнему Читать дальше