Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Как Б-г мог в седьмой день пребывать в гармонии с миром, если первые люди нарушили гармонию грехом?

Темы: Злое начало, Цель творения, Сотворение мира, Грех, Суббота, Душа, Змей, Добро и Зло, Рав Меир Мучник

Отложить Отложено

Здравствуйте. Мой вопрос. Если Б-г на седьмой день отдыхал при сотворении мира в первой истории о сотворении человека, то во второй истории о сотворении человека говорится о грехопадении и изгнании из рая. Как Б-г мог в седьмой день пребывать в гармонии с миром, если мировая гармония была нарушена грехопадением первых людей? Моше

Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте, Моше!

Вы задаете интересный вопрос. Только его надо расширить: ведь даже если бы грехопадение произошло не перед первой же субботой, а после нее, все равно во все последующие субботы мировой гармонии уже не было бы. Как же Б-г может их полноценно проводить? Да и мы тоже?

Душевная гармония

Прежде всего, понять, в каком именно состоянии находился Б-г в седьмой день, нам сложно, т. к. истинная сущность Б-га для нас непостижима. Мы можем лишь повторять те слова, которые Он записал в Торе, таким образом, указав, что в отношении Него эти слова приемлемы, даже если мы не понимаем, что они в этом случае означают.

Так, в Торе (Шмот 31:17) сказано, что Б-г «отдыхал» (ва-инофаш) в седьмой день. Понятно, что Он не мог буквально отдыхать, подобно уставшему человеку. Тем не менее, пишет Раши (там же), Б-г сказал о Своем «отдыхе», чтобы выразить это в понятиях, доступных человеку.

Впрочем, Раши дополнительно разъясняет: слово ва-инофаш — «отдыхал» — связано со словом нэфеш — «душа» «дух». Как раз это нам понять легко, поскольку и русский эквивалент — «отдыхать» — связан со словами «отдышаться», «[восстановить] дыхание» и, в целом, здоровый «дух» в теле, «душу». Уставший человек тяжело дышит, «еле жив», и отдых — это восстановление его дыхания и души.

Рав Шимшон-Рефаэль Гирш (там же) объясняет дальше: шесть дней творения — это время действия. Действие обычно обращено «наружу», оно направлено на объект, в отношении которого совершается. Тот, кто действует, обычно всецело этим занят, и у него почти нет возможности заняться самим собой — не только отдышаться, но и задуматься, разобраться в своих чувствах. Когда же он прекращает активное действие, то может не только физически отдышаться, но и, в целом, обратиться «к себе», к своей «душе». Подумать о том, что делает, или о том, что ранее увидел и испытал, осмыслить, оценить.

Вот и Б-г в седьмой день прекратил активное творение — действие, направленное вовне, — и обратился «внутрь» Себя, к Своей «душе». Пребывал в гармонии — Сам с Собой. И для человека суббота — тоже не просто воздержание от работы и отдых, но, в целом возможность «проветриться» и восстановить душевную гармонию.

А это, в свою очередь, означает, что суббота — не столько пребывание в гармонии с миром (ведь об этом в Торе все-таки не написано), сколько отрешение от мира. Только отдалившись от своей деятельности, можно от нее отдохнуть — и задуматься, оценить и переосмыслить ее тоже. Я — здесь, дело — там, надо ли мне опять выходить туда и действовать? В этом деле вся моя сущность, от него можно оторваться только для краткого отдыха? Или взятая отдельно моя сущность и так чем-то наполнена, а то дело не так уж и нужно, а то и противоречит более важной части моей сущности?

Или, более обобщенно, является ли любая наша деятельность в этом мире конечной целью? Мир приближается к идеалу и гармонии?

Мы еще не знаем, каким этот мир станет, когда завершится весь запланированный Б-гом исторический процесс. Но пока что, начиная с его сотворения и по сей день, идеал так и не достигнут. Каждый человек вносит свою лепту в совершенствование мира, который, вроде бы, в целом улучшается, но и остается полным проблем и несчастий. До «счастливого конца» истории еще не дожил ни один человек. В том мире, в котором мы живем сейчас, представляется возможным завершение не его истории, а только нашей миссии.

Если учтем это, то поймем, что нет противоречия между «отдыхом» в субботу и нарушением мировой гармонии в результате грехопадения. Суббота — это не состояние гармонии с ЭТИМ миром. Как говорят мудрецы, суббота — это «частица Будущего мира» (Брахот 57 б). Напоминание о том, что не следует слишком вовлекаться и погружаться в этот мир, что основной покой и гармония будут не здесь и не сейчас, а там и тогда.

Да, этот мир создан не просто так, а чтобы человек в нем трудился, совершенствовал его и таким образом становился достоин той гармонии, к которой он инстинктивно стремится. Но надо знать меру: быть тружеником, но не трудоголиком. Сам Б-г мог бы бесконечно творить, но после шести дней, согласно мидрашу, «Он сказал Своему миру: достаточно». Работа важна, но сама по себе она к идеалу в этом мире все равно не приведет, а обретет идеал в конечном итоге душа, и поэтому нельзя забывать о своей внутренней гармонии.

И конкретно о первой субботе. Многие мудрецы считают: хотя Адам согрешил до наступления субботы, он не сразу был изгнан из Эденского сада, т. к. наступившая суббота «защитила его своим светом». Когда же по окончании субботы стало темнеть, Адам испугался: «Теперь придет змей во тьме и укусит меня». Это означает не только и не столько физическую опасность, сколько духовную: суббота — это свет, «частица Будущего мира», ясность в вопросе о том, что такое хорошо, а что такое плохо, предохраняющая от греха. Но после субботы наступает ночная тьма, в которой все смешивается и легко запутаться и не разобрать, где добро, а где зло. И змею, представляющему зло, легко укусить — и искусить — человека. В ответ на это Б-г дал Адаму новую способность высечь огонь, который осветит его путь во тьме и облегчит прохождение испытаний этого мира (Берешит Рабба 11:3).

Таким образом, первая же суббота была не состоянием гармонии с миром, а оазисом, убежищем от зла и соблазнов этого мира. «Частицей Будущего мира», в которой, если и можно обрести гармонию, то с самим собой, со своей душой, отрешившись и отдыхая от дисгармонии этого мира. Полностью от него отрешиться при жизни невозможно, идеальная гармония достижима только в Будущем мире, но временно отрешиться, отдохнуть и испытать хотя бы частицу той будущей гармонии можно и нужно.

Дисгармония — это «очень хорошо»

Наконец, мудрецы, тот же рав Гирш, говорят, что первая суббота все-таки ознаменовала достижение миром идеального состояния по окончании творения. Вот только в чем заключался этот идеал?

Мудрецы обращают наше внимание: в конце рассказа о каждом дне творения написано: «И увидел Б-г, что [это] хорошо». А в конце рассказа о шестом дне написано: «И увидел Б-г все, что сделал, и вот, очень хорошо». Слово «и вот» означает появление чего-то нового и неожиданного. И это новое оказалось не просто «хорошим», а «очень хорошим». Что же это?

Мудрецы (Берешит Рабба 9:9) комментируют: это — «злое начало» (йецер а-ра), человеческие недостатки и слабости. До тех пор достоинств этого феномена не было видно: когда каждый аспект творения взят сам по себе, то присущее ему несовершенство и зло не представляется хорошим. Но, когда творение завершено и взору открывается «все, что сделал» Б-г, то все становится на свои места, как в гигантской мозаике. «И вот»: несовершенство и зло на самом деле не противоречат общей гармонии, а являются ее частью! Отсюда реакция: «очень хорошо». Если что-то на первый взгляд хорошо, то оно «хорошо», и всё тут. Но если оно на первый взгляд плохо, но тоже вдруг оказывается хорошо, то реакция на это — приятное удивление и восклицание: «Очень хорошо!»

Мир получился идеальным для своей цели. Ибо цель мира — это не идеальная жизнь, а идеальные возможности для человека трудиться и зарабатывать награду. То есть преодолевать зло и соблазны. Которые поэтому должны существовать. Поэтому именно создание возможности несовершенства и греха завершило построение идеального мира.

А подтвердило идеальность мира не просто создание возможности греха, а фактическое его совершение. Ибо это означало, что созданный мир начал функционировать в соответствии с планом. А то, когда сконструирован, скажем, новый автомобиль или самолет, он блестит, но, пока не началась эксплуатация, еще нет полного ощущения завершенности: кто знает, что будет в условиях реального использования? И даже после начала эксплуатации остается чувство: пока что все идет гладко, потому что новенький, но что будет, если появятся неисправности, если возникнут внештатные ситуации, получится ли их преодолеть и продолжить эксплуатацию в нормальном режиме? И только когда и это происходит, тогда появляется уверенность, что все будет в порядке.

Вот и о мире можно было сказать, что он достиг идеального состояния, когда он не только был создан в «чистом виде» и «блестел», но и когда был совершен грех, нарушена гармония, но «система» сработала, как надо. Отчасти Адам раскаялся и был прощен, а отчасти понес наказание, но и — смог продолжить жить и стремиться к предназначенной ему гармонии. Именно тогда стало ясно, что мир получился очень хорошо!

С уважением, Меир Мучник

Материалы по теме