Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
«Тот, кто сострадает другим, сам удостаивается сострадания Небес»Вавилонский Талмуд, Шабат 151
Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Все потомки Яакова жили в земле Гошен. Пока сыновья Яакова, главы Колен, были живы, сыны Израиля избегали всяких контактов со своими египетскими соседями. Но после их смерти евреи начали проникать в египетское общество. Они не хотели жить только в земле Гошен. Евреи расселились по всей стране, смешиваясь с египтянами и, подражая им, посещали их театры и цирки.

Хазон Иш, когда его спросили о нравственном уровне сынов Израиля в Египте, объяснил, что, несмотря на праведность еврейских женщин и явные чудеса, свидетелями которых они были, евреи погрязли в идолопоклонстве.

Со времени мужей Великого Собрания Ашем устранил искушение поклоняться идолам, поэтому мы не можем судить о положении наших предков, постоянно подвергавшихся этому искушению.

Однако колено Леви и праведники других колен никогда не становились идолопоклонниками.

Следует помнить, что хотя евреи подражали египтянам, их духовные ценности были совершенно различны. В то время как египтяне погрязли в разврате, сыны Израиля сохраняли внутреннюю чистоту, потому что были потомками Авраама, Ицхака и Яакова. Нравственная атмосфера Египта была в то время самой низменной в мире. Однако все сыны Израиля сумели сохранить свою святость. В период египетского изгнания евреи не предавались разврату (за исключением случая Шеломит бат Деврей, о котором сказано в Торе) и не смешивались с неевреями. Впоследствии Сам Ашем подтвердил, что все они были чистого, незапятнанного происхождения.

Евреи отличались от египтян четырьмя особенностями:

не давали детям нееврейских имен;

не переходили на язык страны, а продолжали говорить на священном языке;

не одевались по египетской моде;

были добры друг к другу и не предавали своих братьев.

После смерти сыновей Яакова фараон издал закон, запрещающий обряд обрезания, и все евреи, кроме колена Леви, отказались от обряда. Лишь левиты соблюдали мицву, несмотря на связанные с этим опасности.

Когда Ашем увидел, что ассимиляция прогрессирует, Он изменил отношение египтян к евреям, заставив их возненавидеть сынов Израиля. Появившийся антисемитизм проявился в ряде несправедливых законов, направленных против народа Израиля.

Первый декрет фараона: рабский труд.

Хотя внешне сыны Израиля приняли египетское идолопоклонство, Ашем любил их, потому что они были детьми святых Колен. Поэтому Он позволил им численно очень увеличиться. Еврейские женщины рожали по шесть близнецов, они рожали подобно насекомым, рыбам и скорпионам, которые дают особенно многочисленное потомство.

Р. Гамлиэль учил: «Во времена Машиаха женщина будет рожать каждый день!»

Один из слушавших высмеял это его заявление, сказав: «Я не верю вашему объяснению; нет ничего нового под солнцем!» «В этом не будет ничего нового, — возразил Р. Гамлиэль. — Ты можешь вспомнить известную тебе аналогию. Разве курица не откладывает яйцо каждый день?»

Ни один из шести близнецов не был мертворожденным или слабым, все еврейские дети были сильными и здоровыми.

Египтяне опасались растущего еврейского населения. Знать предупреждала фараона: «Велика вероятность, что в будущем нам придется воевать с царями Ханаана. Они могут захотеть вернуть себе богатства, которые мы забрали у них в годы голода. В случае войны евреи присоединятся к нашим врагам и заставят нас бежать из страны! Мы должны принять против них меры!»

«Глупцы, — упрекнул их фараон. — Если бы не их предок Йосеф, спасший страну во время голода, нас бы сегодня не было в живых. Как можете вы помышлять причинить им вред?»

Симпатия фараона к евреям привела египтян в ярость, и они сместили его, подвергнув унижениям и бесчестию.

Фараон не менял своих взглядов три месяца. Потом он решил, что ему выгоднее согласиться с требованиями знати и объявил, что хочет изменить свою политику по отношению к евреям.

Фараон, который взошел на трон через три месяца, был уже не тем человеком, которого свергли. В Гемаре (Сота Па) приведены две различные точки зрения. Одна из них сводится к тому, что фараон, который жестоко обращался с евреями, был новым властителем. Иная точка зрения заключается в том, что это был тот же фараон, но полностью изменивший свою политику. Он стал холодным и жестоким и поставил цель — положить конец «еврейскому засилью». Теперь он действовал так, будто никогда не знал Йосефа, а вскоре заявил, что не знает и Ашема.

Один вельможа, хорошо знавший царя, был найден мертвым. Убийца был пойман и предстал перед царем. «Обезглавьте его немедленно! — приказал тот. — Если он не принял во внимание мои близкие отношения с моим другом и безжалостно его убил, то я убежден, что он может убить и меня!»

Точно так же, отказавшись от Йосефа, фараон проявил низость и в конце концов пришел к тому, что отрицал и Ашема.

Фараон придумал коварный план, направленный на ослабление сынов Израиля. Он хотел отделить еврейских мужей от их жен и таким образом остановить рост численности евреев. Фараон приказал вывесить в земле Гошен и по всей стране объявления, в которых было сказано:

Вы нужны стране!

Города Питом и Рамсес срочно нуждаются в обновлении. Их укрепление крайне важно для обеспечения надежного хранения наших национальных богатств. Правительство выделило для этой цели миллионы золотых. Тот, кто подпишет контракт, будет ежедневно получать щедрую плату. Все мужчины и женщины, верные своей стране, добровольно примут участие в этом достойном деле.

Чтобы привлечь евреев, сам фараон появился на строительстве с лопатой и заступом в руках. Если после этого кто-либо заявлял, что эта работа ниже его достоинства, ему возражали: «Разве ты более тонкий по своей природе человек, чем фараон? Ведь он тоже участвовал в строительстве!»

Египетская знать принимала участие в работах наряду с простым людом. Разве евреи могли остаться безразличными к патриотическому делу? Они устремились на строительство, и надсмотрщики составили списки тех, кто явился на работы.

В первый день евреи работали с энтузиазмом, и, так как они были физически сильны, дело быстро продвигалось. Вечером солдаты фараона сказали им: «Сосчитайте, сколько кирпичей вы положили сегодня, потому что вы должны будете клаcть столько же кирпичей завтра и каждый день!»

В течение месяца фараон платил всем работникам. Евреи продолжали трудиться, но с египтянами происходило что-то странное: каждый день их становилось все меньше, пока через шестнадцать месяцев не осталось ни одного. Тогда евреям было сказано, что у царя не осталось денег для оплаты их труда. Евреи возмутились, но фараон направил против них армию надсмотрщиков. Они бросались на евреев и кричали: «Вы должны продолжать работать на фараона!» Эти стражи порядка, египетские надсмотрщики, должны были следить за тем, чтобы утром все приходили на работу. Они заставили евреев вернуть все деньги, которые те заработали ранее.

Одно из колен сынов Израиля не было взято на эти работы — это было колено Леви. Когда в самом начале фараон вывесил объявления, левиты не явились на строительство, сказав: «Мы все время заняты изучением Торы, и у нас нет времени, чтобы придти!» Фараон оставил их в покое, и они оставались свободными до конца изгнания. Если бы они покинули Дом Учения и вышли на работы хотя бы на один день, то и им были бы уготованы двести десять лет рабства!

Праотец Яаков приказал левитам сосредоточиться на изучении Торы, потому что в каждом поколении должна быть избранная группа людей, изучающих Тору на самом высоком уровне. Отказ левитов от работ не означал, что они не были преданы общине, он был обусловлен сознанием, что изучение Торы было самым важным делом.

Место расположения городов Питом и Рамсес, которые строили евреи, было выбрано очень хитро. Их строительство никогда не могло быть закончено, как бы усердно ни работали евреи. Города были расположены на болоте, где строения все время рушились и тонули.

Сыны Израиля должны были выполнять рабскую работу не только для фараона: египтяне заставляли их работать в своих домах и на полях после того, как они возвращались со строительства. Мало того, что евреи выполняли непосильные работы, их хозяева изобретали одну жестокость за другой, чтобы мучить их. Египтянин давал еврею работу, не говоря ему, сколько она будет продолжаться. «Работай!» — требовал он, прибавляя к физическому мучению еще и моральное. Египтяне приказывали евреям выполнять работу, которую делают днем, — ночью, а работу, которую делают ночью, — днем. Женщинам давали мужскую работу, говоря им: «Замешивайте цемент и кладите кирпичи!» Мужчинам — женскую работу, приказывая: «Сегодня вы должны шить, прясть и стряпать для нас». Стремясь достичь своей цели — уменьшить количество евреев, фараон приказал, чтобы мужчин всю ночь не выпускали из их рабочих лагерей на полях, а женщины должны были оставаться в городе.

Доблесть еврейских женщин

Законы фараона сыграли большую роль в том, что сердца сынов Израиля обратились к Ашему, чем сорок лет наставлений Моше в пустыне. Евреи возвысили свой голос в молитве и раскаялись. Когда жена Амрама родила девочку, она назвала ее Мирьям, что означает «египтяне сделали нашу жизнь горькой,» потому что в это время рабский труд стал еще более тяжелым. Но еврейские женщины не сдавались. Они были потомками Сары, Ривки, Рахели и Леи, которые жили ради создания еврейского народа, и они были настроены преодолеть все препятствия.

Когда женщины набирали воду, Ашем делал так, что в кувшины попадала мелкая рыба. Женщины пробирались на поля, омывали своих мужей теплой водой, поили их и кормили рыбой. Они находили слова, ободрявшие их, слова утешения и поддержки: «Мы не будем вечно рабами, ведь когда-нибудь Ашем освободит нас». Они рожали детей и были уверены, что Ашем защитит их.

Ашем в ответ на их веру являл чудеса. Когда еврейские женщины рожали в полях и были вынуждены оставлять своих новорожденных, Он посылал ангела, который кормил и мыл младенцев, так же как Он кормит и поддерживает все свои создания. Когда египетские стражники появлялись на полях в поисках еврейских младенцев, земля раскрывалась, чтобы скрыть их. Египтяне думали, что тут замешаны колдовские чары. Они старались во что бы то ни стало убить детей и вскапывали землю. (Они считали, что колдовство не распространяется на глубину, превышающую длину руки, поэтому были уверены, что, если они вскопают землю на такую глубину, то доберутся до детей, чтобы уничтожить их). Но ни разу они не нашли ни одного ребенка.

Как только египтяне уходили, дети появлялись из земли, как трава на полях. Когда дети вырастали, они возвращались в дома своих родителей.

Египтяне были поражены и озадачены. Как же получалось, что еврейский народ продолжал умножаться и процветать?

Народ Израиля говорит Ашему: «Посмотри, какие коварные заговоры плетут против нас народы!» «Пусть плетут, — отвечает Ашем. — Ни один заговор не увенчается успехом, если Я этого не позволю».

Фараон приказал уничтожить еврейский народ, однако Я решил иначе. И поэтому чем больше его мучили, тем больше он рос и размножался.

Аман хотел уничтожить еврейский народ. Я, однако, хотел, чтобы он жил; поэтому Я сделал так, что Аман был убит.

Пророк Билам хотел проклясть еврейский народ. Я не согласился, и он вынужден был благословить его.

Второй декрет фараона: убивать новорожденных мальчиков

Фараон понял, что его план с трудовыми лагерями потерпел неудачу. «Окончательное решение» оказалось делом более сложным, чем я думал, — пришел он к выводу. — Мы должны изменить нашу стратегию. Фараон боялся убивать евреев открыто, опасаясь как общественного мнения, так и Б-жьего наказания. Поэтому он стал искать исполнителей своей воли, которые будут убивать младенцев тайно. Он решил позвать еврейских повивалыциц, чтобы дать им это страшное поручение. Фараон думал, что Небеса будут считать повивалыциц ответственными за эти убийства.

Фараон приказал, чтобы две еврейские повивалыцицы, Шифра и Пуа, пришли во дворец. Это были не кто иные как Йохевед и Мирьям. Йохевед звали Шифрой, потому что она украшала (мешаперет) детей, а Мирьям звали Пуа, потому что она знала, как успокоить новорожденного, издавая воркующие звуки. Мирьям было дано имя Пуа и потому, что она воскликнула, пророчествуя: «Моя мать родит спасителя Израиля!» В это время Мирьям было пять лет, но она сопровождала мать, чтобы помогать ей, и была искусна, как взрослая.

Фараон приказал обеим повивалыцицам убивать всех новорожденных еврейских мальчиков, а в живых оставлять только девочек.

Когда маленькая Мирьям услышала этот жестокий приказ, она воскликнула: «Позор! Какой нечестивый царь! Наступит день, когда Б-г покарает его!»

Фараон побледнел и жестом приказал своему распорядителю предать Мирьям смерти. Но ее мать упала перед ним на колени, прося смилостивиться. Она умоляла: «Почему ты гневаешься на такую маленькую девочку? Она ведь еще ребенок!»

В конце концов фараон согласился оставить Мирьям в живых.

Йохевед и Мирьям ушли из дворца, понимая, что если они не выполнят приказа фараона, их ждет смерть. И все же они не собирались подчиняться ему, потому что они боялись Всемогущего больше, чем земного владыку. «Как сможем мы совершить ужасное злодеяние, убить еврейских детей? — восклицали они. — Разве наш праотец Авраам не открыл постоялые дворы, чтобы принимать там даже неевреев? Как же можем мы убивать еврейских детей?»

С этого времени они не довольствовались ролью повивалыциц, но следили также за тем, чтобы новорожденные из бедных семей ни в чем не нуждались. Они собирали пищу в домах богатых женщин и приносили ее бедным женщинам. Перед каждыми родами они возносили молитвы Ашему о здоровье ребенка. «Ашем», — молились они. — Ты знаешь, что мы действуем против воли фараона, чтобы исполнить Твою волю. Пусть этот ребенок войдет в мир здоровым (даже если Ты назначил ему быть хромым или слепым), иначе евреи заподозрят нас в делах неправедных. Они скажут:

«Ребенок родился неполноценным, потому что повивальщицы пытались его убить». Они также молились Ашему за детей и матерей, которым суждено было умереть в родах. «Будь милостив и даруй им жизнь, — молились они, — чтобы нас не обвинили в их смерти!» Ашем услышал их молитвы. Все дети, которых они принимали, рождались здоровыми. Можно сказать, что Иохевед и Мирьям фактически давали жизнь еврейским детям.

Фараон вскоре обнаружил, что еврейских младенцев не убивают. Он вызвал во дворец Иохевед и Мирьям.

«Вы виноваты в том, что нарушили мой приказ!» — сказал он.

«Еврейские женщины отличаются от египтянок, — объяснила Иохевед. — Наши праотцы сравнивали нас со зверями. Колено Иеуды сравнивают со львом, Биньямина — с волком, а Нафтали — с ланью. Так же, как звери рожают без всякой помощи, и еврейским женщинам не нужны повивалыцицы во время родов. Нас вызывают лишь потом, чтобы оказать помощь».

Иохевед говорила правду. Еврейские женщины в Египте были праведницами и поэтому рожали безболезненно. Фараон поверил объяснениям и отпустил повивалыциц. Потом, однако, он пожалел об этом и послал солдат в дом Амрама, чтобы арестовать и казнить Иохевед и Мирьям.

Но по воле Ашема произошло чудо. Иохевед и Мирьям стали невидимыми, их поглотили стены дома.

Ашем сказал: «Они заслуживают чудес, потому что велик их Страх перед Б-гом!»

Иохевед и Мирьям получили и другую награду: Мирьям вышла замуж за Калева из колена Иеуды, который стал родоначальником династии царя Давида. Иохевед стала матерью Аарона и Моше — прародительницей коэнов и левитов.

Третий декрет фараона: бросать младенцев-мальчиков в Нил

Фараон понял, что повивальщицы не помогут ему уменьшить численность евреев.

Кроме того, к новым действиям его подтолкнул загадочный сон. Во сне он увидел себя сидящим на троне. Перед ним предстал старик, держащий большие весы, которые он повесил перед фараоном. Старик протянул руку, схватил всю знать, связал и поместил на одну чашу весов. Потом он взял маленького белого ягненка и положил его на другую чашу весов, и эта чаша начала опускаться, пока маленький белый ягненок не перевесил всех. Фараон проснулся в холодном поту. Он вызвал трех своих главных советников. Это были Билам, известный всем маг, Итро, мудрый философ, и Иов, праведник из земли Уц.

Билам, услышав о сне, сразу заявил: «Смысл вашего сна не вызывает сомнений. Это предсказание, что в один прекрасный день еврейский ребенок уничтожит Египет».

Фараон спросил советников, что, по их мнению, следует делать с евреями. Итро сказал: «Как вы знаете, когда мы пытались в прошлом причинить вред евреям, всякий раз мы оказывались в проигрыше. Вспомните, что покойный фараон, который задержал Сару лишь на одну ночь, был поражен язвами. То же самое случилось с Авимелехом, царем филистимлян. Кроме того, мы обязаны помнить, что должны быть благодарны Йосефу, и это вынуждает нас отказаться от враждебных планов по отношению к евреям.» Итро заметил усиливающееся неудовольствие на лице фараона и понял, что ему угрожает опасность. Он поспешно вышел через заднюю дверь дворца и, спасаясь от гнева фараона, бежал в Мидиан.

Затем свое мнение высказал Билам. «Послушайте меня, ваше величество! — сказал он. — Я хорошо знаю этот народ. Я скажу вам, как с ним нужно обращаться. Из истории известно, что огонь не причиняет им вреда. Их Б-г спас праотца Авраама из огненной печи. Мечи не могут убить их, мы знаем, что Ицхак спасся от ножа Авраама на алтаре, а вместо него был принесен в жертву барашек. Ясно, что рабство не действует на них. Лаван поработил Яакова всеми мыслимыми видами рабства, и, тем не менее, Яаков вышел от него богатым, ему сопутствовал успех. Насколько я знаю, есть только одна вещь, против которой они бессильны, — вода! Прикажите своим воинам бросать еврейских мальчиков в Нил, чтобы они утонули!»

Все астрологи фараона согласились с Биламом, думая, что Ашем не сможет наказать их за то, что они топят еврейских детей. Они знали, что Ашем обращается с человеком по принципу мера за меру. За то, что мы бросаем детей в воду, рассуждали они, мы заслуживаем, чтоб и нас утопили. Однако они считали, что Ашем связан обещанием, данным Ноаху, — не насылать еще одного потопа на землю, — поэтому избегнут наказания. Доводы астрологов были ошибочны. Ашем обязался не затоплять вновь всю землю, но Он по-прежнему мог наслать потоп на отдельные народы. (В конце концов египтяне были потоплены в Ям Суф в наказание за то, что они топили еврейских младенцев).

Фараон хотел знать мнение третьего советника — Иова, но Иов предпочел промолчать, и фараон решил последовать совету Билама.

Всем трем советникам Ашем воздал по принципу мера за меру:

Итро, рискнувший своей жизнью ради того, чтобы дать беспристрастный совет, был вознагражден потомками, ставшими главами Санхедрина и наделенными способностью справедливо судить других;

Билам, посоветовавший убивать евреев, был впоследствии сам ими убит;

Иов, который промолчал, получил свою долю страданий.

Того, кто может протестовать против зла, но не делает этого, Ашем считает виновным.

Когда египтяне узнали об указе, который обрекал на смерть еврейских мальчиков, они возрадовались. Так как они были самым безнравственным народом, то предположили, что все оставшиеся в живых еврейские девочки достанутся им.

Рождение Моше

В то время главой Санхедрина был Амрам из колена Леви. Он был праведником. (Амрам был одним из четырех человек, которые вообще никогда не грешили и умерли только потому, что Ашем решил: человечество будет смертным).

Когда новый закон фараона был издан, у Амрама было двое детей, Аарон и Мирьям, и его жена была уже три месяца беременна.

Узнав, что все новорожденные мальчики обречены на уничтожение, Амрам рассудил: «Зачем же нам рожать детей и потом видеть, как их убивают?»

Чтобы показать пример, которому могли последовать все евреи, он объявил о разводе со своей женой. После этого все еврейские мужчины расстались со своими женами. Однако маленькая Мирьям поспорила со своим отцом. «Ты принял более суровое решение, чем фараон, — сказала она.— Закон фараона относится только к мальчикам, ты же препятствуешь рождению и мальчиков и девочек. Фараон может лишить их тела, но их души будут жить в грядущем мире. Ты вообще не даешь их душам войти в мир. Кроме того, я уверена, что указ фараона будет вскоре отменен, а твой указ останется!» Амрам признал правильность ее доводов. Он решил, что Йохевед должна открыто воссоединиться с ним, чтобы все сыны Израиля увидели это. Была поставлена хупа, Аарон и Мирьям танцевали перед ней. Евреи опять последовали примеру Амрама и вернулись к своим женам.

В это время к фараону явились египетские астрологи и объявили: «Мы предвидим, что вот-вот должен родиться избавитель евреев. Мы, однако, не знаем — еврей он или египтянин». Предсказание астрологов было не ясным потому, что Моше, хотя и родился от еврейской матери, но был воспитан во дворце фараона египетской женщиной Басей — дочерью фараона.

«Если существует вероятность, что спаситель может быть египтянином, — объявил фараон, — то мы должны уничтожать и всех новорожденных мальчиков-египтян в течение ближайших девяти месяцев.»

Египтяне пришли в ярость от этого решения. Они высмеяли саму мысль, что вождь евреев может выйти из их среды. Фараон, однако, не внял их протестам и приказал солдатам бросать в Нил также и египетских младенцев.

Астрологи фараона верили, что будущий спаситель погибнет, только если его утопят в Ниле. Пророки утверждали, что он будет наказан водой, и прорицатели истолковали это как указание на то, что он утонет. В действительности же пророчество относилось к водам Меривы, за которые понес наказание Моше. Было предсказано, что Моше умрет в пустыне и не ступит на землю Израиля.

Седьмого Адара у Йохевед и Амрама родился сын. Когда он вошел в мир, дом осветился сиянием Шехины.

Младенец родился обрезанным, и это было знаком, что он станет праведником.

Амрам поцеловал свою дочь Мирьям. Ты была права, — сказал он ей. — Ты предсказала, что твоя мать родит спасителя сынов Израиля. Амрам и Йохевед назвали своего сына Екусиэль, но он вошел в историю под именем Моше.

В действительности у Моше было десять имен.

Его звали:

  • 1. Еред, что означает:
  • Тот, кто спустил Б-жественную Тору на землю; Тот, кто вернул Шехину;

    Правитель, потому что Моше был вождем народа Израиля.

  • 2. Авигдор — это имя происходит от слова гедер — ограда. Моше был главой Мудрецов, определивших меры предосторожности, чтобы защитить законы Торы от нарушения.
  • 3. Хавер — это имя означает, что Моше приблизил сынов Израиля к их Отцу Небесному благодаря Мишкану, который он построил (хавер — соединяющий).
  • 4. Ави Сохо, потому что Моше был величайшим из пророков, живших когда-либо (сохо — видение).
  • 5. Екутиэль, что значит учивший сынов Израиля верить и надеяться на Ашема (Екутиэль связано с лекавот — надеяться).
  • 6. Ави Зануах, потому что он преуспел больше, чем любой другой еврейский руководитель после него, в том, чтобы побудить евреев отказаться от идолопоклонства (леазниах — покидать).
  • 7. Товия, потому что когда Моше родился, его мать увидела, что он хорошим (тов).
  • 8. Шемайя, потому что Ашем будет слушать молитвы Моше (шма — слушать).
  • 9. Бен Нетанель, потому что он был тем человеком, которому Ашем дал Тору (натан Кейл — Б-г дал).
  • 10. Леви, потому что он был из семейства Леви. Однако в Торе встречается только имя «Моше». Ашем сказал: «Поскольку твою жизнь спасла дочь фараона, то Я клянусь, что Я буду называть тебя только именем, которое она дала тебе!»
  • Пока Моше не исполнилось три месяца, Йохевед удавалось скрывать его от египтян. Йохевед предупредили: «Египетские солдаты ищут твоего ребенка!» «Я спрячу его так, что они его не найдут,» — ответила Йохевед. Однако соседи предостерегли ее: «Разве ты не знаешь, как хитры египтянки? Они принесут к тебе домой своих младенцев, и те заплачут. Когда твой ребенок услышит их плач, он тоже закричит и выдаст себя». Услышав о хитрых уловках египтянок, Йохевед испугалась, что если она оставит сына в доме, это будет стоить ему жизни. И она придумала, что делать.

    Йохевед взяла небольшую корзину и намазала ее изнутри известью, а снаружи смолой, чтобы сделать водонепроницаемой. Она соорудила над ней небольшой балдахин и сказала печально: «Кто знает, увижу ли я хупу моего сына!»

    Йохевед положила корзину с младенцем у берега Нила. Готовя сына к опасному путешествию, она спросила свою дочь Мирьям: «Как же твое пророчество, Мирьям?» Но Мирьям не потеряла веры. Она пошла со своей матерью к берегу Нила и стала ждать, как Ашем исполнит Свое слово.

    У Йохевед были серьезные причины положить корзину в Нил, а не спрятать ее где-нибудь. Она надеялась, что астрологи поймут — спаситель евреев уже брошен в Нил, и тогда египтяне прекратят преследования возможных спасителей. Именно так и случилось. Как только корзина с Моше поплыла по Нилу, астрологи поспешили сказать фараону: «Спаситель евреев брошен в Нил!» Фараон тут же отменил свой указ, и с этого момента детей больше не бросали в Нил.

    В действительности Ашем спас всех еврейских детей, брошенных в реку. Он повелел, чтобы река выбросила их на сушу. И река вынесла их в пустынные земли, где их кормил Ашем, который приказал скале, стоящей с одной стороны от детей, дать им мед, а скале, стоящей с другой стороны, — масло.

    Эти дети, которые были спасены и выращены Шехиной, позже признали Ашема у Ям Суф и воскликнули (Шмот 15:2): «Это мой Б-г, и я буду славить Его!»

    День, когда Моше попал в воды Нила, был шестое Сивана. Ангелы на Небесах молили Ашема: «Неужели Моше умрет в тот самый день, когда ему суждено дать Тору сынам Израиля?»

    Моше усыновила Батья

    Ашем спас Моше самым чудесным образом. Те самые люди, которые стремились убить его, — фараон и его домочадцы — по воле Ашема спасли его жизнь и воспитывали его, пока он не вырос.

    Ашем сделал так, что Моше был спасен не язычницей, а достойной женщиной, перешедшей в еврейство.

    Батья, дочь фараона, отвергла бессмысленный культ египтян и приняла законы еврейского народа.

    Утром Батья пошла к реке помыться, потому что у нее была проказа. (Согласно другой версии она пошла к Нилу совершить Тевилу — погружение в воду, чтобы обратиться в иудаизм) (Раши, Сота 12). Вдруг она заметила, что по волнам плывет маленькая корзина, и поняла, что в ней ребенок. «Принесите мне этого ребенка!» — приказала она служанкам.

    «Принцесса, — возразили они, — это нарушит приказ вашего отца! Пришелец может нарушить закон, но не дочь царя!»

    Когда Ашем увидел, что служанки Батьи пытаются помешать ей спасти Моше, Он послал ангела Гавриэля, чтобы он убил их.

    Батья уже собиралась отказаться от своего плана, но Ашем приказал Гавриэлю ударить Моше и заставить его заплакать, чтобы вызвать жалость Батьи. Она протянула руку к корзине, но не могла до нее дотянуться, и ее рука чудом удлинилась на несколько сантиметров, так что она смогла схватить корзину. Как только она коснулась корзины с Моше, проказа, одолевавшая ее, исчезла, и она излечилась. «Это, должно быть, праведный ребенок», — воскликнула она и решила, что вырастит его.

    «Ты взяла чужого ребенка, назвав его своим сыном, — сказал Ашем. — За это Я назову тебя Моей дочерью». Поэтому Тора называет ее Батья, что значит «дочь Б-га».

    Когда Батья осмотрела младенца, она увидела, что он обрезан и окружен Шехиной. Батья поняла, что это еврейский ребенок. «Должно быть, он плачет, потому что голоден, — сказала она. — Приведите ко мне кормилицу!» Привели кормилицу-египтянку, но младенец не стал сосать.

    «В чем дело? — спросила Батья. — Приведите другую женщину!» Но Моше не брал грудь египтянки. Рот, который позже будет говорить с Ашемом, был слишком свят, чтобы сосать молоко язычницы.

    Сестра Моше, Мирьям, которая наблюдала эту сцену, предложила: «Можно я приведу вам очень хорошую еврейскую кормилицу?» «Можно», — ответила Батья.

    Мирьям побежала домой и вернулась со своей матерью. Принцесса сказала Йохевед: «Возьми его, он твой!» (Батья не знала, что эти слова соответствуют истине). Корми его, а я буду платить тебе за это. Разве ты не видишь, как он прекрасен? Принцесса подняла ребенка и показала его матери: «Позаботься вернуть его мне здоровым и ухоженным».

    «Я не смею взяться за это. Я боюсь закона твоего отца!» — возразила Йохевед. «Не бойся, — успокоила ее принцесса. — Ты будешь выкармливать его для меня» — Йохевед, которая была повивалыцицей Шифрой, спасала еврейских детей от смерти. Теперь Ашем вознаградил ее тем, что спас ее собственного сына.

    Йохевед кормила Моше двадцать четыре месяца, а потом Батья велела привести мальчика во дворец.

    Маленький Моше во дворце фараона

    Батья назвала своего приемного сына «Моше», что значит «тот, кто вытягивает». Ашем сделал так, что Моше вытащили из воды, чтобы он, в свою очередь, спас других.

    Имя, которое Батья дала Моше, сохранилось в Торе в награду за ее доброту, за то, что она спасла Моше. Ибо велика награда, получаемая теми, кто совершает добро.

    Двухлетний Моше был так высок и красив, что смотреть на него было удовольствием. Сам фараон любил играть с ним.

    Однажды, когда Моше исполнилось три года, фараон сидел за столом с женой Алфренис, министрами и Батьей, которая держала мальчика на коленях.

    Моше слез с колен Батьи и подошел к фараону. Он взял корону и возложил ее на свою маленькую головку. Все смотрели, не смея произнести ни слова, только советник Билам вскочил с места: «Вспомните, ваше величество, что я сказал вам про ваш сон!» — воскликнул он. — Этот маленький мальчик, должно быть, еврей и постыдным поведением напоминает своих праотцов. Авраам и Ицхак обманули бывшего фараона и Авимелеха, выдав своих жен за сестер. Яаков обманул своего брата, забрав у него право первородства. Он также похитил дочерей Лавана и украл все его имущество. Иосеф привел всю свою семью из Ханаана в Египет и кормил их здесь за наш счет. Этот мальчик сейчас ведет себя так же, как они, стараясь обмануть вас. Он хочет захватить вашу корону и ваше царство! Вам лучше избавиться от него, пока не поздно!

    «Вы все согласны со словами Билама?» — неуверенно спросил фараон министров.

    Ангел Ашема сказал устами одного из министров: «Вы можете легко проверить, чем руководствовался этот маленький мальчик, когда взял вашу корону. Возьмите алмаз и блестящий кусочек угля и поставьте перед ним. Если он потянется к алмазу, а на уголь не обратит внимания, мы будем знать, что его действия продиктованы умыслом и хитростью. Если же он возьмет уголь, значит мальчик тянется ко всему блестящему, как все дети».

    Принесли алмаз и уголь, и весь двор в напряжении ждал, что же произойдет. Маленький Моше посмотрел на оба предмета, хорошо понимая, какая между ними разница. Он не собирался выбрать кусок угля. Моше протянул руку, чтобы взять алмаз, но Ашем помешал этому. Он послал ангела Гавриэля, чтобы подтолкнуть руку Моше к углю. Моше взял уголь, положил в рот и обжег себе губы и язык. С тех пор ему было тяжело говорить.

    То, что Моше взял уголь и обжег язык, не было случайностью. Ашем хотел, чтобы тот, кто передаст народу Тору, был плохим оратором. Только когда на него нисходила Шехина, Моше говорил хорошо. И люди тогда понимали, что слова Моше не были его собственными. Он был просто посредником, передававшим слова Ашема.

    Моше разделяет тяготы своих братьев

    Фараон признал исключительные способности молодого Моше и назначил его своим управляющим.

    В роскошном дворце фараона Моше мог жить легко и приятно. Но как только Моше узнал о своем еврейском происхождении, он каждый день уходил из дворца, чтобы навестить своих братьев в трудовых лагерях. Делая вид, что помогает египетским надсмотрщикам, Моше переносил тяжелые грузы с сынами Израиля. Он оплакивал их боль и скорбел: «Ваши мучения причиняют боль и мне, я бы хотел только одного — умереть за вас!»

    Если община страдает, человек не должен говорить: «Это не моя забота. Я пойду домой, буду есть, пить и жить с удобствами». Он должен разделить с общиной ее трудности.

    Моше придумал, как облегчить участь своих братьев. Он пришел к фараону и сказал: «Я замечаю, что вы обращаетесь со своими рабами неразумно».

    «Как так?» — удивился фараон.

    «Человек, который должен непрерывно трудиться, обречен на гибель. Вы намного увеличите производительность своих рабов, если позволите им отдыхать один день в неделю.»

    «То, что ты говоришь, верно, — ответил фараон. — Распорядись, чтобы им давали отдыхать один день в неделю».

    Моше приказал, чтобы евреи отдыхали каждый Шабат.

    С этого времени в Шабат сыны Израиля были свободны от рабского труда. Они проводили время, изучая свиток, содержащий обещание, что Ашем в конце концов освободит их.

    Однажды, когда Моше было уже больше двадцати лет, он совершал свой ежедневный обход трудовых лагерей. Моше оказался свидетелем страшной сцены. Египетский надсмотрщик жестоко избивал еврея. Моше не мог понять, что побудило египтянина поступать так. На Моше снизошел Дух святости, и он понял, что привело к такому обращению с несчастной жертвой.

    Датан, который подвергался жестоким побоям, не был обычным работником, Он был еврейским урядником, который должен был наблюдать за работающими евреями. Когда египетский надсмотрщик постучал к нему в дверь, чтобы поднять его на работу, он увидел красавицу Шломит, жену Датана. После того как Датан ушел, египтянин вернулся к его дому и проник в него, выдав себя за хозяина. Датан обнаружил, что над его женой надругались. Надсмотрщик же, опасаясь, что его накажут за содеянное, снял Датана с должности урядника, бросил в трудовой лагерь и теперь жестоко избивал его, рассчитывая убить.

    «Ты, нечестивец! — закричал Моше. — Мало того, что ты надругался над его женой, так ты еще хочешь забить его до смерти?»

    Моше обдумал, какого наказания заслужил египтянин за его преступление, и пришел к выводу, что он должен быть предан смерти.

    Моше судил его по законам сыновей Ноаха, предусматривающим смертную казнь за прелюбодеяние.

    Кроме того, египтянина можно было считать человеком, пытающимся убить другого, поэтому его можно было убить в целях самозащиты.

    Моше поднял глаза к Небесам. «Есть ли какой-нибудь ангел-хранитель, который спасет этого человека?» Но ответа с Небес не последовало. «Может быть, он прародитель праведных потомков и поэтому его следует помиловать ради их заслуг?» Но озарение от Всевышнего открыло Моше, что среди египетских потомков не будет ни одного праведника.

    Тогда Моше огляделся вокруг, чтобы убедиться, что поблизости никого нет и ни один египтянин не видит его, произнес имя Б-га, и египтянин упал мертвым. Моше засыпал его тело песком. Он просил евреев, видевших это, держать все в тайне.

    Когда Моше вернулся в трудовой лагерь на следующий день, он увидел, что Датан, еврей, чью жизнь он спас, затеял ссору с Авирамом, братом своей жены. Датан хотел развестись с женой после того, что случилось, а ее брат решительно возражал. Датан уже замахнулся, чтобы ударить Авирама, когда вмешался Моше. «Злодей! — закричал он. — Почему ты бьешь своего ближнего?»

    Четыре типа людей названы злодеями: тот, кто поднимает руку, чтобы ударить своего ближнего (даже если он его не ударил); тот, кто берет деньги в долг и не возвращает их; бесстыжий человек; тот, кто провоцирует раздоры.

    «Кто ты, чтобы вмешиваться в наши дела? — нагло обратились к Моше Датан и Авирам. — Ты еще слишком молод, чтобы быть судьей! Мы знаем, что ты называешь себя сыном Батьи, хотя на самом деле ты всего лишь сын Йохевед!»

    Датан и Авирам попросили аудиенции у фараона. «Этот Моше наносит ущерб вашей чести», — пожаловались они.

    «Совсем нет,» — ответил фараон.

    «Разве вам неизвестно, что на самом деле он не сын вашей дочери, а еврей?»

    «Это для меня неважно», — ответил фараон.

    В конце концов они сказали ему, что Моше убил египтянина.

    «Это зашло слишком далеко, — решил фараон. — Он должен быть приговорен к смерти.»

    Моше был потрясен предательством Датана и Авирама. «До сих пор я не понимал, чем народ Израиля заслужил рабство», — сказал он. — Но теперь я знаю — среди сынов Израиля есть доносчики.

    Моше был арестован и передан в руки палача.

    Палач занес меч над Моше, но Ашем превратил его шею в кусок мрамора. Палач обрушил на него меч во второй раз, но напрасно. После многочисленных безуспешных попыток принесли другой меч огромных размеров. Вместо того чтобы отрубить Моше голову, меч обрушился на палача и нанес ему смертельный удар. Моше бежал, и фараон отправил своих солдат в погоню, но Ашем поразил их всех слепотой. Когда фараон спрашивал: «Где Моше»? — он не получал ответа, потому что всякий, кто пытался ответить, становился глух и нем. Так Моше невредимым покинул землю египетскую.

    Моше в земле Куш

    Когда Моше был управляющим во дворце фараона, советник Билам бежал. До него дошли слухи, что Моше собирался его убить. Он странствовал со своими двумя сыновьями, пока не пришел в землю Куш, где в то время шла война. Воспользовавшись тем, что царь Кокенус покинул столицу, чтобы быть в первых рядах воинов, Билам возглавил восстание против отсутствующего государя. Людей убедили речи Билама, они назначили его своим новым правителем, а сыновья Билама стали министрами.

    Билам научил жителей земли Куш, как укрепить столицу, чтобы царь Кокенус и его воины не смогли пробраться в город.

    «Поднимите стены столицы с двух сторон настолько, чтобы нельзя было взобраться на них, — советовал Билам. — С третьей стороны города выройте глубокий ров, наполните его водой, прорыв между ним и рекой канал. А территорию у четвертой стороны столицы заполните змеями».

    Когда Кокенус вернулся с войны, все входы в город были заблокированы. Высокие стены с двух сторон столицы были непреодолимым препятствием, поэтому Кокенус решил, что солдаты на плотах преодолеют преграду и атакуют город. Однако солдаты утонули. Свергнутый правитель попытался вторгнуться в город с четвертой стороны, но там были змеи, и Кокенус потерял сто семьдесят солдат, погибших от их укусов.

    Именно в этот момент около города появился Моше и присоединился к свергнутому царю. Кокенус быстро оценил мудрость Моше и назначил его своим советником. Через девять лет Кокенус умер, и Моше стал вождем вместо него. Воины жаловались Моше: «Мы не видели наших жен и детей девять лет, потому что Билам занял крепость. Посоветуй нам, что делать?» Моше ответил: «Если мы попытаемся взять над ними верх в битве, то проиграем, а если попробуем преодолеть водную преграду, то утонем. Поэтому мы должны найти другой выход. Пусть каждый воин поймает молодого аиста, принесет его в свой дом и научит летать!»

    Солдаты поймали молодых аистов и вырастили их, научив летать. Моше распорядился, чтобы птиц не кормили два дня. На третий день он приказал: «Пусть каждый воин опояшется мечом, оседлает коня и возьмет с собой аиста. Мы ворвемся в город с той стороны, где змеи». Когда они приблизились к городу, Моше приказал, чтобы аистов отпустили. Голодные птицы набросились на змей и уничтожили их всех до единой. Как только со змеями было покончено, солдаты бросились в атаку. Каждый сражался за свой дом, жену, детей. Билам со своими сыновьями бежал обратно к фараону. Моше был объявлен законным царем земли Куш. Жена прежнего царя, Кокенуса, стала женой Моше. Но Моше, боявшийся Ашема, не приблизился к ней. Он помнил Авраама, который заставил своего слугу Элиезера поклясться не брать Ицхаку в жены дочерей Ханаана, и Ицхака, который предостерегал Яакова, чтобы тот не женился на дочерях Хама. Сорок лет Моше спокойно царствовал, но когда сын бывшего царя стал взрослым, царица сказала министрам: «Как вы можете терпеть на троне чужеземца, который не разделяет вашего образа жизни и не поклоняется ни одному из богов земли Куш? Пришло время назначить царем моего сына Мунхама!»

    Министры согласились и короновали на царство Мунхама.

    Моше покинул землю Куш с великими почестями и дарами. Ему было шестьдесят семь лет. Моше опасался вернуться в Египет и направился в Мидиан.

    Моше в Мидиане

    Итро бежал из египетского двора в Мидиан. Там он был назначен на самую почетную должность — первосвященником местных богов. Но Итро не хотел поклоняться безжизненным изображениям. Отвергнув египетский культ, он отказался от религии мидианитов и изучал разные религии, стремясь познать все верования в мире. После долгих размышлений он понял, что все они ложны. Хотя он не нашел еще истинной веры, но решил, что не может больше служить богам, лишенным всякого смысла. Поэтому он сказал народу Мидиана: «Я слишком стар, чтобы быть первосвященником. Возьмите у меня все культовые предметы, используемые для служения богам. Мне они больше не нужны!»

    Мидианиты поняли, что Итро презирает служение их идолам, и в отместку бойкотировали его. Никто не мог жениться на его дочерях, никто не мог помочь ему чем-либо, никто не мог наняться к нему на службу и охранять его овец. Поэтому все его семь дочерей были незамужними. Они должны были пасти его овец, потому что ни один пастух не соглашался работать на него.

    Всякий раз, когда дочери Итро ходили к колодцу, чтобы набрать воды для овец, пастухи грубо обращались с девушками и подпускали их к колодцу только тогда, когда все уже заканчивали набирать воду.

    Однажды поведение пастухов было более вызывающим, чем обычно, — они толкнули беззащитных девушек в воду. И тут вдруг вмешался прохожий в египетской одежде. Он спас беспомощных девушек и напоил их стада. Пока незнакомец, которым оказался Моше, был у колодца, вода поднималась навстречу ему. Она опустилась до своего первоначального уровня, только когда он ушел.

    Когда приходит праведник, с ним приходит и благословение. Так мы узнаем, что и вода Харана была благословенна благодаря Яакову. Перед тем, как уйти, девушки поблагодарили Моше за то, что он спас их. Моше ответил: «Не благодарите меня! Благодарите лучше египтянина, которого я убил. Если бы не он, меня бы не было сегодня здесь».

    Моше хотел этим сказать, что он был лишь орудием Б-жественного Провидения.

    Человека укусила ядовитая змея, и он бросился к реке, чтобы промыть рану. В тот момент, когда он подбежал к берегу, он услышал крики маленького ребенка, который тонул. Человек протянул руку и вытащил ребенка на сушу. «Как же мне благодарить тебя? — воскликнул ребенок. — Если бы не ты, я бы утонул». «Это не я спас тебя, — поправил его человек. — Это змея, которая укусила меня. Из-за змеи я подбежал к реке и поэтому смог спасти тебя».

    Точно так же Моше объяснил дочерям Итро, что Ашем является причиной, направляющей ход событий, чтобы достичь Своих целей.

    Итро был удивлен необычно ранним возвращением дочерей. «Почему вы сегодня вернулись так рано?» — спросил он их. Девушки рассказали, что пастухи бросили их в колодец и что их спас незнакомец. Они повторили слова Моше о Б-жественном Провидении.

    «Почему же вы не привели этого человека в дом? — спросил Итро. — Судя по тому, как вы его описываете, он должен быть одним из потомков Яакова. Пригласите его к нам на трапезу». Приглашение Итро было вызвано не только стремлением проявить гостеприимство. Он пригласил чужестранца, помня о том, что его дочери одиноки, и надеясь, что чужестранец, может быть, его будущий зять!

    Дочь Итро Ципора привела чужестранца. (Имя Ципора — птица — означает, что она была проворна, совершая добрые дела).

    Итро расспросил Моше о его прошлом. Когда Итро узнал, что Моше бежал от египетского суда, он из страха перед фараоном решил заточить его в темницу.

    Моше был брошен в яму, где он провел десять лет. Все это время его кормила Ципора, которая тайно приносила ему пищу. Через десять лет она спросила отца: «Не хочешь ли ты увидеть человека, которого ты заточил в темницу десять лет назад?» «Он давно умер с голоду», — ответил Итро. «Я слышала о величьи Б-га евреев, — сказала Ципора. — Он спас Авраама из плавильной печи, Ицхака — от ножа на алтаре, а Яакова — от руки ангела. Он также спас этого человека от меча фараона». Итро послал в темницу гонца, и ему сообщили, что Моше жив и что его застали молящимся Ашему. Итро пришел в восторг. Он приказал, чтобы Моше освободили, постригли, одели и привели к нему в дом.

    Когда Моше вышел в сад за домом Итро, чтобы поблагодарить Ашема за то, что Он поддержал его и сохранил ему жизнь, он заметил сапфировый жезл, торчащий из земли. Он вынул его и принес Итро, чтобы узнать, чей он. «Если ты смог сдвинуть этот жезл, то ты, должно быть, его законный владелец! — воскликнул Итро. — Знай, что, согласно астрологическим расчетам, это особый жезл, поэтому я взял его из дворца фараона после смерти Йосефа, которому он принадлежал. Звезды предрекают, что владелец этого жезла спасет евреев из Египта. Никто другой не мог вытащить его из земли».

    Жезл был сделан Самим Ашемом, который дал его Адаму. Затем он был передан Шету, а потом Аврааму, Ицхаку, Яакову, Йосефу и Моше. После смерти Моше он был вручен царю Давиду и последующим царям из династии Иеуды.

    После всего, что произошло, Итро относился к своему гостю с большим уважением. Моше научил домашних Итро служить Ашему. Первой приняла его учение Ципора. Она очистила дом от следов идолопоклонства. (Имя Ципора означает очищающая дом). Ципора обладала величьем Сары, Ривки, Рахели и Леи. Когда Моше было семьдесят семь лет, он женился на ней. Итро заставил Моше поклясться, что он не вернется со своей семьей в Египет. Там его жизнь была в опасности, над ним тяготел приговор, вынесенный из-за доноса Датана и Авирама. Итро заклинал Моше посвятить своего первого сына служению идолам.

    Эти слова наших Мудрецов указывают на то, что Моше самим фактом своего добровольного пребывания вблизи Итро (который еще не был евреем) подвергал своих будущих потомков опасности духовного разложения, которое могло привести к идолопоклонству. Надеясь оказать положительное влияние на Итро, Моше жил рядом с ним. Однако Моше недооценивал опасностей, которые были заключены в этом унизительном окружении. Поэтому его поступок, согласно единодушному суждению наших Мудрецов, называется «связыванием себя клятвой».

    Рав Десслер объясняет, что само решение человека поселиться там, где Тора находится не на высоте, — это уступка, ослабляющая служение человека Ашему, потому что даже на величайших людей оказывает влияние их окружение. Следовательно, если кто-то выберет себе местом жительства район, проникнутый атмосферой изучения Торы и страхом перед Ашемом, можно поставить ему в заслугу, что он поднял свой уровень и уровень своей семьи во всех будущих поколениях.

    Итро потребовал от Моше, чтобы его первенец остался необрезанным. Моше хотел выполнить мицву — иметь детей — и надеялся: Ашем направит события так, что он сможет обрезать своего сына.

    Моше пас стада Итро за то, что получил руку его дочери. Как только Моше стал пастухом, на стада Итро снизошло благословение. Животные быстро размножались, и ни одно из них ни разу не сожрал дикий зверь. Обычно, Моше пас стада на ничейной земле и следил, чтобы они не паслись в полях, которые не принадлежали Итро. Моше был самым внимательным из пастухов.

    Ашем не позволяет человеку занять высокое положение, не проверив его малыми делами. Так было в жизни двух человек, которых Ашем испытал в повседневных делах, перед тем как возвеличить их.

    Однажды от стада отбился ягненок, и Моше последовал за ним, пока не добрался до кустарников, росших у водоема. Тут ягненок остановился попить. Моше сказал: «Я не знал, что ты столько пробежал потому, что тебе хотелось пить. Ты, должно быть, устал.» Он поднял ягненка себе на плечи и принес его назад в стадо.

    Когда Давид был пастухом, он также подвергся испытанию и выдержал его. Он защищал мелких овец от нападения крупных, кормил старых овец мягкой травой, а молодым, сильным овцам оставлял жевать жесткую траву.

    Ашем решил, что люди, которые заботятся о нуждах каждой овцы, будут хорошо заботиться и о народе Израиля. Поэтому Он возвеличил Моше и Давида.

    Ципора родила Моше двух сыновей. Старшего он назвал Гершом: «Ведь я чужестранец (Гершом происходит от гер — чужестранец), в чужой земле — земле, где все служат идолам, и только я служу Ашему».

    Ашем открылся Моше в горящем кусте

    Мучения евреев в Египте становились все более страшными. В трудовых лагерях мужчины и женщины должны были работать, отдавая все силы. Если они не делали требуемое число кирпичей, египтяне, чтобы заменить недостающие кирпичи, замуровывали в стены еврейских детей.

    Фараон заболел, он страдал проказой. «Лучшее средство от вашей болезни, — советовали ему астрологи, — принимать ванну из крови. Убивайте сто пятьдесят детей утром и сто пятьдесят детей днем и купайтесь в их крови». Когда сыны Израиля услышали об этом новом законе, они воззвали к Ашему.

    Ашем услышал их крик. Он вспомнил свой завет с Авраамом, Ицхаком и Лаковом и решил их спасти.

    Спасение евреев было обусловлено пятью причинами:

    их страданиями; их раскаянием;

    заслугами их праотцов; милосердием Ашема; наступлением назначенного времени.

    Хотя прошло лишь двести десять лет, а не четыреста, как постановил Ашем, Он решил: двести десять лет рабства и мучений равны четыремстам годам, которые Я назначил им. Я спасу их сейчас. Поэтому Ашем явился Моше, чтобы послать его в Египет.

    Однажды, когда Моше пас овец в пустыне, он не мог найти для них подходящего пастбища. Он странствовал в поисках поля, а за ним следовали стада. Моше шел сорок дней, не находя еды и питья, и животные чудом выжили. Этим Ашем дал понять Моше, что так же, как он сумел выжить в течение сорока дней в пустыне, он сможет вести сынов Израиля через пустыню сорок лет.

    Вдруг Моше обнаружил, что он у подножия горы Синай, и гора притягивала Моше, как магнит притягивает железо.

    Моше позвал ангел Михаэль, чтобы подготовить его к предстоящему откровению Ашема. Однако Моше не обратил внимания на голос, потому что он был верным слугой и его обязанностью была охрана овец. Ашем был вынужден привлечь внимание Моше каким-нибудь поразительным зрелищем, и Моше заметил горящий куст терновника на горе. Охваченный языками пламени куст не сгорал. Поняв этот особый знак свыше, Моше бросил овец, сказав: «Я должен подойти ближе и посмотреть, почему куст не сгорает!»

    Когда Моше взошел на гору, ангел воззвал к нему: «Сними свою обувь, ибо место, на котором ты стоишь, святое!» Моше был обут по обычаю пастухов в высокие сапоги, чтобы не промочить ноги, когда он переходил речки. Когда он снял обувь, он был готов к тому, чтобы Сам Ашем обратился к нему.

    Ашем опасался, что Моше испугается, потому что он в первый раз получал пророчество.

    «Если Я буду говорить с ним громко, то он смутится. Если же Я обращусь к нему тихим голосом, то это снизит его уважение к пророчеству. Поэтому Я обращусь к нему голосом его отца!»

    Агаем воззвал голосом Амрама:

    — Моше, Моше!

    — Вот я, — ответил Моше. — О чем мой отец просит меня?

    — Я не отец твой, — Я Б-г твоего отца и Авраама, Ицхака и Яакова. Я обратился к тебе голосом твоего отца, чтобы ты не испугался.

    Как только Моше услышал, что Ашем обращается к нему «Б-г твоего отца», он понял, что его отец скончался. Он знал, что Ашем не присоединяет Своего Имени к именам живущих. Ашем назвал Себя также Б-гом Авраама, Ицхака и Яакова, чтобы утешить Моше в связи с печальным событием. Ашем знал, что упоминание имени Амрама рядом с именами патриархов, и даже раньше имен патриархов, обрадует Моше.

    Почему Ашем явился Моше в кусте терновника, а не в дубе или каком-либо другом дереве? Ашем дал понять Моше, что Он тоже страдает вместе с сынами Израиля. Как в случае двойняшек: если у одного болит голова, то и другой страдает тем же, — так и Ашем чувствует боль народа Израиля, ибо сказано: «Я с ним в несчастье».(Теилим 91:15).

    Явившись в скромном кусте терновника, Ашем показал, что нет места, где бы отсутствовала Шехина, она присутствует даже в самом невзрачном месте.

    Кроме того, несгорающий куст терновника должен был придать Моше уверенность. Моше боялся, что египтяне могут уничтожить евреев. Теперь ему явилось видение: куст терновника (еврейский народ) не будет поглощен огнем (его врагами) ни в Египте, ни в его долгом изгнании.

    Когда Моше увидел Шехину, он закрыл лицо. Он боялся смотреть на нее. «Б-г моих отцов явился ко мне», — подумал он. — Разве я не должен спрятать свое лицо?

    Ашем сказал:

    — Раз ты почтил Меня и скрыл свое лицо, то я клянусь, что ты сможешь стоять на горе Синай сорок дней и сорок ночей без еды и питья, и тебя будет питать Шехина.

    (Согласно другой точке зрения, Моше не должен был прятать свое лицо, и, если бы он не сделал этого, Ашем открыл бы ему тайны неба, земли и будущего (Шмот Раба 3:2).)

    Ашем сказал Моше:

    — Я видел печали народа Моего, и Я слышал вопль каждого еврея. Я сошел на землю, чтобы вывести евреев из Египта и привести их в землю хорошую и просторную, текущую молоком и медом. А теперь иди к фараону, тому самому фараону, от которого ты бежал, и выведи сынов Израиля из Египта!

    Моше возразил:

    — Кто я, чтобы пойти в Египет и вывести оттуда сынов Израиля! Творец, разве ты не обещал Яакову: Моя Шехина сойдет с тобой в Египет и выведет тебя оттуда! А теперь ты посылаешь меня вместо Себя?

    Царь обещал своей недавно вышедшей замуж дочери: «Когда ты с мужем покинешь дворец и переедешь в свой дом, я дам тебе одного из придворных, чтобы он помогал тебе и составлял вам компанию». Когда новобрачные уже готовы были уйти, царь вызвал негритянку, чтобы она сопровождала их. «Это тот благородный спутник, которого вы нам обещали?» — спросил с обидой зять.

    Точно так же Моше хотел, чтобы Сам Ашем был тем спасителем, которого Он обещал Яакову.

    (Моше отказывался быть посредником при спасении народа, понимая, что если избавителем будет сам Ашем, то спасение будет вечным. Однако Ашем заверил Моше, что Его Шехина будет с ним, и поэтому избавление, принесенное Моше, будет таким же).

    Моше продолжал возражать:

    — Ты приказываешь мне вывести евреев из Египта. Но кто я, чтобы возглавить их? Даже если бы Ты повелел мне вывести лишь сто или двести человек, мне было бы трудно это сделать. Но Ты хочешь, чтобы я вывел 600 тысяч человек! Я не могу защитить их ни от летнего зноя, ни от зимних холодов. Чем я буду их кормить? У всех разные нужды. Среди них есть женщины, которые только что родили, и беременные, и младенцы!

    Ашем ответил:

    — Немного теста, которое сыны Израиля возьмут с собой из Египта, хватит на тридцать дней, так что об их будущих нуждах тебе не придется заботиться!

    Моше опять возразил:

    — Мне небезопасно возвращаться во дворец фараона, в это логово грабителей и убийц!

    — Я буду с тобой, — обещал Ашем.

    — Какие заслуги есть у народа Израиля, что он должен быть спасен? — спросил Моше.

    Ашем заверил его, что сыны Израиля заслуживают спасения ради Торы, которую они позже получат на той самой горе, на которой теперь стоял Моше, — на горе Синай.

    — А если они спросят, кто послал меня, что я отвечу? — спросил Моше.

    — У меня нет определенного имени. Мое Имя меняется в зависимости от того, как Мои действия воспринимают люди, — объяснил Ашем. — Когда Я сужу мир, человечество считает Меня Э-локим; когда Я веду войну с нечестивцами, Меня называют Це-ваот.

    Когда Я отменяю наказание грешника, Меня именуют Ша-дай, когда Я милостив, то Я являюсь как Ашем. Так знай, что это Э-хье послал тебя. Это имя означает, что так же как я с ними в этом изгнании, я буду с ними в их будущих изгнаниях.

    — Разве они недостаточно сейчас страдают? — спросил Моше. — Зачем говорить им о грядущих изгнаниях?

    — Верно, — ответил Ашем. — Я открыл это только тебе, потому что ты — их вождь — должен знать об этом. Сынам Израиля ты скажешь, что тебя послал Э-хье, и это значит, что Я пребуду с ними в их нынешних печалях. Пойди и собери старейшин и скажи им, что Я выведу сынов Израиля из Египта, ибо вспомнил Я их. Когда ты произнесешь эти слова, они поверят тебе, потому что знают еще от праотца Йосефа, что так обратится к ним их спаситель.

    На иврите слова, с которыми обратился Моше к старейшинам, имеют двойной смысл — пакод пакадти означает: «Я покараю египтян за их прошлые преступления, а также за их будущие злые дела. Я накажу их в Египте, а также в Ям Суф».

    Ашем продолжал наставлять Моше:

    — Предстань перед фараоном со старейшинами и скажи ему: «Ашем, Б-г евреев, Сам явился нам. Пожалуйста, разреши нам отправиться на три дня в пустыню, чтобы мы могли принести жертвы Ашему, нашему Б-гу!»

    Почему Ашем приказал Моше сказать фараону, что они хотят отправиться в путь на три дня, и не говорить, что они уйдут навсегда? Ашем умышленно вводил в заблуждение египтян, чтобы в конце концов утопить их в Ям Суф. Потому египтяне и осмелились преследовать евреев, что они думали: после трех дней пути из Египта Ашем не позволит евреям двигаться дальше. Они считали, что Ашем отдаст сынов Израиля в их руки. Если бы не просьба Моше о трех днях пребывания в пустыне, египтяне не решились бы преследовать евреев, избежали бы последнего наказания (мера за меру) и не были утоплены в Ям Суф за их бесчеловечный приказ топить еврейских младенцев.

    Ашем открыл Моше, что фараон откажется отпустить сынов Израиля и сделает их труд еще более тяжелым, чем раньше. Предсказав это, Ашем хотел ознакомить Моше со Своими будущими планами, чтобы потом Моше не жаловался. Тем не менее, Моше протестовал, когда фараон сделал рабский труд еще более тяжелым. Ашем сказал в заключение:

    — Я поражу Египет Моими казнями, и фараон отпустит вас. Тогда Я выполню Мое обещание Аврааму, и сыны Израиля уйдут из Египта с большими богатствами. Вы так опустошите страну, что она станет как морское дно, где не водятся даже рыбы.

    Моше продолжал возражать:

    — Но они не поверят мне и не будут слушать меня, они скажут: «Ашем не явился тебе!»

    — Почему ты обвиняешь их в неверии? — упрекнул Ашем Моше. — Они будут слушать тебя. Они верующие, сыновья Авраама, о котором написано: «И он верил в Ашема» (Берешит 15:6). Ты говорил дурно о моих сыновьях. Поэтому ты будешь наказан предметом, который ты держишь в руке. Брось жезл на землю!

    Моше бросил жезл, и он превратился в змею.

    — У тебя был злой язык, как у змеи! Испугавшись, что змея его укусит, Моше убежал. Если бы не грех, заключавшийся в том, что он дурно говорил о народе Израиля, ему нечего было опасаться. Змея не может причинить вреда, — это грехи человека делают его уязвимым к ее укусам.

    Однажды в одном из городов Израиля была замечена ядовитая змея, и люди испугались. За советом они обратились к Р. Ханине бен Доса.

    «Приведите меня к норе змеи», — приказал он. Его привели туда, и он закрыл своим каблуком вход в нору. Змея, шипя, высунулась, укусила его и тут же сдохла. Р. Ханина положил ее себе на плечо и принес в Дом Учения, объявив: «Вы видите, дети мои, убивает не змея, а совершенный грех!»

    Одна знатная римлянка обратилась к Р. Йосе: Мое божество превосходит твоего Б-га, — с издевкой сказал она. «Почему ты так говоришь?» — спросил он ее. «Когда твой Б-г явился Моше в кусте, Моше лишь скрыл свое лицо, но когда появился мой бог, змея, он убежал!» «Горе тебе, — ответил Р. Йосе. — Когда Всемогущий открылся Моше, куда было ему бежать? Слава Ашема наполняет небо и землю, нет такого места, куда можно было бы убежать от Него, А что касается твоего идола, — змеи, то Моше нужно было лишь отойти на несколько шагов, и он был бы в безопасности!» Ашем сказал Моше: — Возьми змею за хвост!

    Как только Моше исполнил приказание, она опять обратилась в жезл.

    Этот знак — превращение жезла в змею и змеи в жезл — имел двойной смысл: он был наказанием Моше за его нечестивые речи, а также чудом, которое он совершил, чтобы показать, что он истинный спаситель.

    Ашем дал Моше второй знак, сказав: «Теперь положи свою руку за пазуху». Моше так и сделал. Когда он вынул руку, она была белой от проказы. Это был знак, предназначавшийся для сынов Израиля, но это было и наказанием Моше. Он был поражен проказой за свои слова. То, что он положил свою руку за пазуху — в место, скрытое одеждой, было еще одним намеком:

    Моше совершил тайный грех.

    Затем Ашем приказал Моше положить руку за пазуху во второй раз. Как только он вынул ее, рука вновь стала здоровой. То, что рука Моше излечилась, тоже было важно для сынов Израиля. Ашем сказал:

    — Если сыны Израиля спросят тебя: «Как же мы спасемся, ведь мы одурачены египетским идолопоклонством», — скажи им, что так же, как Я вылечил твою руку, Я очищу их от всех следов египетского идолопоклонства.

    — Я дам тебе и третий знак, и ты сможешь показать все три знака, чтобы доказать, что Б-г трех их праотцов — Авраама, Ицхака и Яакова — явился тебе. Если ты выльешь воду из реки на землю, она превратится в кровь.

    Однако Моше все равно отказывался идти.

    — Я неподходящий посланец, чтобы провозглашать Твое величье, потому что я не речист, я тяжелоуст и косноязычен. Фараон говорит на семидесяти языках, обращаясь к каждому посетителю на его родном языке. Как только я появлюсь, он испытает меня и обнаружит, что я плохой оратор. Египтяне будут насмехаться надо мной и скажут: Моше пришел от Имени Того, Кто сотворил мир, а сам не умеет говорить даже на одном языке!

    Всемогущий, я знаю, что Ты сотворил каждый орган для определенной цели. Для чего же создан мой неповоротливый язык? Дай мне дар речи, чтобы я мог по-настоящему владеть моим языком!

    — Кто дал дар речи первому человеку — Адаму? Благодаря способностям, которые Я дал ему, Адам знал семьдесят языков. Он назвал каждое животное на всех этих языках. Кто делает так, что люди бывают немые или глухие? Кто сделал так, что солдаты фараона оказались глухими и немыми, когда ты бежал? Я буду с тобой и Я научу тебя, что говорить.

    Ашем мог сделать Моше великим оратором. Он специально выбрал Своим посланцем косноязычного человека, чтобы Тора была принята сынами Израиля не потому, что они были захвачены впечатляющими речами оратора, а потому что истинность Его послания говорила сама за себя. Ашем для того и наделил Моше дефектом речи, чтобы доказать истинность Б-жественной Торы для будущих поколений.

    Шесть дней Ашем старался убедить Моше принять роль вождя. На седьмой день Моше предложил:

    — Не лучше ли избрать вождем моего брата Аарона? Он уже получил Твое пророчество в Египте на восемьдесят лет. Его может обидеть то, что я займу его место.

    Ашема рассердило упрямство Моше:

    — За твой отказ ты заслуживаешь смерти. Ты будешь спасен лишь благодаря заслугам твоего отца Амрама и потому что Я — Б-г милосердный!

    Ашем решил, что Моше станет коэном, а его брат Аарон — левитом. Однако, когда Моше отказался стать вождем народа Израиля, Ашем в гневе изменил решение. Аарон стал первосвященником вместо Моше, а Моше — левитом.

    Ашем сказал Моше:

    — Аарон не будет возражать, если ты будешь избран вождем. Наоборот, он искренне рад этому. Он поможет тебе выполнить твою миссию. Ты будешь говорить на священном языке, а он переведет твои слова фараону. Тебе не надо быть оратором, чтобы убедить фараона. Возьми свой жезл и наноси им удары — это единственный язык, который он понимает!

    Моше наказан за то, что не обрезал своего сына

    В Мидиане Ашем явился Моше и приказал ему: Вернись в Египет! Тебе нечего бояться мести Датана и Авирама. Они обеднели и больше не пользуются влиянием. Поэтому они не смогут причинить тебе вреда!

    Когда Ашем говорил с Моше, Его голос разделился на два, и Аарон в Египте услышал, как тот же голос приказал: Иди и встречай Моше в пустыне!

    Моше попросил своего тестя: «Позволь мне взять мою жену и детей и уйти!»

    «Куда ты поведешь их?» — спросил Итро.

    «Я хочу вернуться к моим братьям в Египет, — ответил Моше, — и посмотреть, живы ли они».

    Итро возразил: «Почему ты хочешь привести их туда? Евреи Египта будут счастливы, если им позволят уйти. Почему же ты хочешь увеличить их число и привести туда твою жену и детей?!»

    «Когда-нибудь сыны Израиля будут стоять на горе Синай и слушать слова: “Я Ашем, твой Б-г!” Неужели мои дети не должны быть там, чтобы услышать эти слова Б-га?» — ответил Моше.

    «Ты прав, — согласился Итро. — Иди с миром.»

    Ашем приказал Моше взять в Египет свой жезл, чтобы совершать там чудеса. Хотя жезл был невероятно тяжел, он казался невесомым, когда его нес Моше. Жезл был сделан из сапфира, и на нем были нанесены знаки — первые буквы названий Десяти Казней. На его поверхности было начертано также Б-жественное Имя.

    Ашем приказал Моше сказать фараону: Исраэль — Мой первенец. Отпусти Моего сына, чтобы он мог послужить Мне. Если ты откажешься отпустить его, то Я накажу тебя, убив твоих первенцев!

    Взяв жену и детей, Моше тронулся в путь. По дороге в Египет Ашем послал ангела Смерти.

    Когда ангел начал заглатывать Моше, Ципора сразу поняла, что ее муж наказывается Ашемом за то, что не обрезал своего сына.

    Даже после ухода из Мидиана Моше медлил с обрезанием сына, потому что был слишком занят подготовкой места для ночлега всей семьи. Менее значительный человек чем Моше не был бы сразу наказан за такую задержку. Ашем был предельно строг, когда судил Моше, который был выдающимся праведником, поэтому он приказал ангелу немедленно поставить под угрозу жизнь Моше за его пренебрежение мицвой.

    Еще одна мысль мелькнула у Ципоры, и она воскликнула: «Может быть, тебя наказывают, потому что ты женился на мне!» Она не знала точно, напал ли ангел на Моше потому, что он женился на ней, а не на девушке, которая была еврейкой по рождению, или потому, что он не совершил милу.

    Ципора схватила нож (согласно другим точкам зрения, острый камень) и обрезала своего сына. Ангел сразу отпустил Моше. Поняв, что Моше попал в опасность, потому что не выполнил мицву милы, Ципора воскликнула: «Как велика мицва обрезания! Мой муж заслужил смертную казнь за то, что не приложил должных усилий, чтобы выполнить эту мицву, и все его многочисленные заслуги не помогли спасти его. Но теперь он спасен благодаря выполненному обряду!» Как велика заповедь обрезания! Если бы не эта заповедь, Ашем не создал бы небо и землю.

    Она равна всем заповедям Торы вместе взятым.

    Тринадцать заветов было заключено благодаря ей.

    Наказание за ее невыполнение — карет.

    Она превосходит великую мицву Шабата (потому что этот обряд совершается даже в Шабат).

    Моше и Аарон во дворце фараона

    В то время, когда Моше покинул Мидиан, Аарон отправился навстречу ему из Египта, встретил его на горе Синай и поцеловал.

    «Кто эта женщина и дети?» — спросил Аарон.

    «Это моя жена и сыновья», — ответил Моше.

    «А куда ты ведешь их?» — спросил Аарон.

    «В Египет», — был ответ.

    «Евреи, которые там находятся, так страдают, а ты хочешь привести туда жену и детей?!» — воскликнул Аарон.

    Моше рассказал Аарону, что Ашем избрал его спасителем евреев. Аарон, далекий от какой бы то ни было зависти, обрадовался величию своего брата. Они вместе отправились в Египет и собрали старейшин — вождей еврейского народа.

    Еврейский народ подобен птице, а старейшины подобны ее крыльям. Как птица не может летать без крыльев, так и евреи не могут подняться на более высокий уровень без руководства и совета Мудрецов Торы.

    Мудрецы отгородились от материальных сторон жизни, поэтому они способны подняться над своим поколением и вести народ к духовным целям.

    Моше показал знаки, которые ему были даны, чтобы подтвердить истинность своей миссии, но сыны Израиля поверили в него еще до того, как знаки были показаны. Как только он произнес слова, заповеданные ему Ашемом, они признали Моше, потому что Серах, дочь Ашера, была еще жива и подтвердила, что согласно традиции, известной ей еще из дома Яакова, эти слова мог произнести только истинный спаситель.

    Моше, Аарон и старейшины отправились во дворец фараона. Как только они приблизились к дворцу, им открылось ужасное зрелище — горы трупов убитых евреев. Одни были втоптаны в землю, у других были отрублены кисти рук и ступни. Фараон безжалостно расправился с их несчастными братьями.

    Старейшины в ужасе воскликнули: «Мы лучше останемся рабами, чем пойдем с тобой к фараону!» Один за другим они разбежались. Из-за этого во время вручения Торы только Моше было позволено взойти на гору Синай, а старейшины должны были оставаться на нижних склонах горы.

    Моше сказал Аарону: «Они не получили указания от Ашема, а мы получили. Поэтому мы должны идти, даже если фараон убьет нас!»

    Во дворец фараона вело четыреста разных входов. Каждый вход охраняли львы, медведи и другие дикие звери. Когда охранники увидели Моше и Аарона, они спустили двух молодых львов, которые бросились на них. Моше взмахнул своим жезлом, и львы тут же присмирели и пошли рядом с Моше и Аароном, послушные, как овечки. Остальные звери тоже стали ручными и лизали ноги Моше и Аарону. Стражники были поражены этой сценой.

    Никогда они не видели людей, хотя бы отдаленно похожих на этих двух высоких бородатых мужчин, которые вызывали трепет всем своим видом: глазами, горевшими как солнце, и лицами, излучавшими величие. В руках одного из них был жезл с нанесенным на нем Б-жественным Именем. Стражникам они казались скорее ангелами, чем людьми; стражники почтительно позволили им пройти и доложили о них фараону.

    Позднее фараон наказал дворцовую стражу за то, что она пропустила Моше и Аарона без особого разрешения. Некоторые из них были казнены, а некоторые сняты с их должностей.

    Когда фараон узнал о приходе Моше и Аарона, он сказал: «Эти люди, должно быть, посланцы какой-то далекой страны, которые пришли, чтобы поздравить меня!»

    Случилось так, что этот день был днем рождения фараона. Посланцы многих стран приходили с подарками и свитками, на которых были записаны гимны, прославлявшие фараона.

    «Кто вы?» — обратился фараон к Моше и Аарону.

    Они ответили: «Мы посланцы Ашема, Ашем говорит: Отпусти народ Мой, чтобы он мог служить Мне в пустыне!»

    «А кто такой Ашем? Я НЕ ЗНАЮ АШЕМА. Он никогда не посылал мне подарков и не оказывал мне честь посланием», — ответил фараон.

    «Он Б-г евреев», — воскликнули Моше и Аарон.

    «Разве у них есть Б-г? Почему же Он не помогал им все эти годы?»

    «Он ждал, пока придет время наказать тебя сразу за все твои многочисленные злодеяния».

    «Если ОН Б-г, как вы говорите, то дайте мне найти Его имя в моих записях.»

    У фараона была энциклопедия, где имелся список богов всех народов, но он не мог найти упоминания Всемогущего.

    «Нет такого Б-га, — объявил он. — Его нет ни в одной из моих книг».

    Фараон, конечно, слышал имя Б-га и знал, как Он помогал Аврааму, Ицхаку и Яакову. Когда фараон объявил, что он не знает Ашема, он слукавил, но не сказал неправды. Он имел в виду, что, хотя он и слышал о Б-ге патриархов, имя «Ашем» было для него ново, потому что до Исхода из Египта Он Сам скрывался под этим именем. Фараон намеренно отрицал Его существование, чтобы не слушать Его послание. Поэтому Моше и Аарон ответили грубо:

    «Глупец! Ты не там ищешь его. В твоих книгах есть только безжизненные боги. Там ты не найдешь Всемогущего. Наш Б-г — это живой Б-г, Царь Вселенной!»

    С чем можно сравнить реакцию фараона?

    С поведением глупого слуги коэна.

    Коэн отправился за границу, а его слуга пустился на поиски его. Он пришел на кладбище и закричал: «Кто-нибудь видел моего хозяина?» «А твой хозяин не коэн?» — спросили его. «Да, он коэн», — ответил слуга. «Так почему же ты ищешь его на кладбище?» — спросили его насмешливо.

    Так же Моше и Аарон объяснили фараону, что бессмысленно искать Ашема, Вечно Живого Б-га, в списке безжизненных идолов. Фараон спросил: «Ваш Б-г старый или молодой? Сколько городов Он завоевал? Как велико Его войско? Сколько лет Он правит?»

    «Ашем существовал, когда еще не было мира, и будет жить вечно. Он создал тебя и дал тебе жизнь». «А что Он сделал?» — спросил фараон. «Он поддерживает небо и землю. Его голос разделяет горящее пламя. Огонь — Его лук, а пламя — Его стрелы, Облака — Его щит, а молния — Его меч. Он создает холмы и горы, покрывает горы травой, приносит дождь и росу. Он заставляет траву расти. Он слышит вопль роженицы, создает зародыш во чреве матери и приводит ребенка в мир».

    «Вы лжете! Я хозяин мира! Я создал и себя и Нил!» — закричал фараон.

    Моше пригрозил: «Злодей! Ты будешь страдать от этой самой реки, воды которой превратятся в кровь.»

    «А теперь уходите!» — приказал фараон. Он позвал своего советника Билама с сыновьями, чтобы передать им этот разговор.

    «Что вы возитесь с ними? — удивился Билам. — Они обычные маги, как и мы. Когда они придут сюда в следующий раз, мы их испытаем.»

    Фараон отягощает жизнь рабов

    Весть о том, что два еврейских вождя пришли к фараону и потребовали, чтобы он освободил евреев, быстро облетела всех. Сыны Израиля немного успокоились и стали работать медленнее. Это привело фараона в бешенство. «Почему вы, Моше и Аарон, мутите народ и отрываете его от работы?!» — орал он. — Вы, наверно, придумали весь этот план, потому что сами из колена Леви, и это освобождает вас от работы. Но я изменю закон! С сегодняшнего дня колено Леви тоже должно работать. Чего вы от меня требуете? Чтобы я отпустил 600 тысяч рабов! Если бы вы попросили меня отпустить тысячу или две тысячи человек, то я бы еще подумал об этом, но неужели вы рассчитываете, что я откажусь от 600 тысяч работников?

    Фараон вызвал египетских надсмотрщиков и приказал им: «Перестаньте давать евреям солому для изготовления кирпичей! С сегодняшнего дня каждый должен сам собирать солому. Однако не позволяйте никому делать меньше кирпичей, чем они делали ежедневно. Евреи бездельники, и поэтому они говорят: “Отпустите нас принести жертвы нашему Б-гу”. Пусть они работают еще больше! Им не разрешается отдыхать от работы на седьмой день и читать книги, как они это делали раньше.»

    В это время Моше, по указанию Ашема, отправился назад, в Мидиан. Он привез свою жену и детей к тестю и оставался в Мидиане шесть месяцев.

    Почему Ашем сделал так, что положение рабов ухудшилось в последние шесть месяцев изгнания, когда Моше не было с сынами Израиля? Ответ таков: в течение последнего этапа подготовки к спасению Ашем испытывал сынов Израиля. Он хотел узнать, кто среди них был праведником и заслуживал спасения, а кто — грешником и должен был исчезнуть во время трех дней тьмы.

    В страданиях проявляется истинная природа человека. Сыны Израиля подверглись испытанию увеличившимися трудностями, чтобы стало ясно, сохранят ли они свою веру в Ашема. Праведники остались верными Ашему, а грешники отрицали его Провидение. Уход Моше был частью испытания. Сыны Израиля оказались без вождя, к которому можно было бы обратиться, и поэтому целиком зависели от Ашема.

    Египетские надсмотрщики предупредили еврейских урядников, чтобы те заставляли евреев работать больше и делать столько же кирпичей, как и раньше, когда им поставляли солому. Но еврейские урядники жалели своих угнетенных братьев и отказывались заставлять их выполнять большую работу. За отказ подчиниться египетские надсмотрщики их избили. Ашем щедро наградил урядников, оценив их самопожертвование во имя сынов Израиля. Он пообещал: Эти люди в будущем станут старейшинами еврейского народа. Поскольку они дали себя избить ради своих братьев-евреев, они достойны, чтобы дух святости снизошел на них, и они возглавят еврейский народ!

    Евреи вынуждены были рассеяться по всему Египту, чтобы найти солому для изготовления кирпичей. Всякий раз, когда египтянин замечал на своем поле еврея, он проявлял необычайную жестокость.

    Ашем побудил фараона издать указ, который запрещал давать евреям солому, чтобы таким образом проявилась порочность каждого египтянина и чтобы потом египтяне не могли жаловаться: «Почему казни обрушились на нас? Ведь виновен только фараон, мы же невинны».

    Через шесть месяцев Ашем явился Моше в Мидиане и повелел ему вернуться в Египет.

    Вскоре Моше встретился с Аароном (Моше пришел из Мидиана, а Аарон — из Египта), и они вместе предстали перед фараоном, чтобы передать ему послание

    Ашема. Когда они выходили из дворца, пришли еврейские урядники, чтобы повидаться с ними. Они жаловались на новый указ, по которому им не давали соломы для изготовления кирпичей. Двое урядников, нечестивцы Датан и Авирам, стали чернить Моше и Аарона. «Мы не знаем, действительно ли вы посланцы Ашема, — заявили они. — Только сам Ашем знает. Если правда, что Он послал вас, пусть Он накажет фараона. Если же вы лжете, пусть Он накажет вас. По вашей вине на нас обрушилось столько несчастий, что у нас изо рта идет зловоние. С тех пор как вы пришли, египтяне стали заполнять незаконченные части стен еврейскими младенцами, и зловоние от их трупов отравляет воздух. Ваше присутствие заставило египтян понять, что мы будем спасены, и они хотят помешать нашему уходу. Вы вложили в руки египтян меч, который поразит нас.»

    Евреи жаловались Моше: «Мы подобны ягненку, которого похитил волк. Когда пастух заметил, что ягненок пропал, он бросился догонять волка. Но это лишь все испортило. Волк так разъярился, заметив погоню, что убил ягненка . Так же и у вас с фараоном: мы обречены и непременно умрем!»

    Не выдержав упреков, Моше обратился к Ашему и взмолились: «Ашем, почему ты сделал зло этому народу? В книге Берешит я прочел, что поколение Потопа было наказано, а поколение Рассеяния и содомиты были уничтожены потому, что они были нечестивы. Но что сделали эти люди, чем они заслужили рабство? И если Ты ответишь, что тайны Твоих путей выше моего понимания, то почему я должен быть посланцем, принесшим такие страдания евреям? Что я отвечу тем, кто обвиняет меня и говорит, что я вложил в руки фараона меч, который убьет их? Правда, что когда-нибудь они будут спасены, но как же дети, которых сейчас замуровывают в стены?»

    По строгой букве закона (мидаит адин) Моше должен был быть умертвлен за то, что он произнес эту жалобу Ашему. Однако Моше был спасен, потому что Ашем видел, что этот крик отчаяния вызван глубоким состраданием к своим братьям.

    Ашем ответил: «Если ты обеспокоен судьбой младенцев, которые гибнут в стенах, то можешь спасти одного из них. И ты поймешь, что эти дети, если их оставить в живых, стали бы нечестивыми. Я просто выпалываю терни среди сынов Израиля».

    Моше спас одного из детей — мальчика по имени Миха. Это был тот самый Миха, который позже участвовал в изготовлении Золотого Тельца и который в Эпоху Судей установил идола в Израиле.

    Ашем заверил Моше: «Ты еще увидишь те чудеса, которые Я пошлю в наказание фараону, — он будет так торопиться удалить сынов Израиля из своей земли, что даже не оставит им времени на приготовление пищи в дорогу. Но раз ты жаловался на Меня, ты никогда не увидишь, что Я сделаю с тридцатью двумя царями в Эрец Канаан. Не ты, а твой ученик Иеошуа введет сынов Израиля в Страну!»

    Ашем продолжал упрекать Моше за то, что он усомнился в Его путях; об этом — в начале следующей главы, Ваера.


    Нравится!
    Поделиться ссылкой:
    Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

    Тема дня
    Недельная глава Торы
    Мудрецы разделили Пятикнижие на 54 отрывка, которые читают из недели в неделю в течение всего года.
    Недельная глава Торы — это отрывок из Пятикнижия (Хумаша), который принято изучать на протяжении недели, а также читать публично, по Свитку Торы, во время молитвы в миньяне. Читать дальше

    Чтение Торы

    Рав Реувен Пятигорский,
    из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

    По материалам газеты «Исток»

    Недельная глава Ваера

    Рав Ицхак Зильбер,
    из цикла «Беседы о Торе»

    В недельной главе «Ваера» («И явился») рассказывается о полученном Авраhамом предсказании, что у Сары родится сын и когда именно, о городах Сдом и Амора (в привычном для русского читателя звучании — Содом и Гоморра), об их уничтожении и спасении Лота, о том, как царь Авимелех взял Сару к себе во дворец, но вынужден был возвратить ее Авраhаму, о рождении и обрезании Ицхака, удалении Ишмаэля, союзе с филистимским царем Авимелехом и о последнем, десятом испытании Авраhама — требовании Б-га принести в жертву Ицхака.

    Недельная глава Цав

    Рав Ицхак Зильбер,
    из цикла «Беседы о Торе»

    Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Цав»

    Недельная глава Эмор

    Рав Ицхак Зильбер,
    из цикла «Беседы о Торе»

    Недельная глава «Эмор» из книги рава И. Зильбера «Беседы о Торе»