Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Отчего Тора начинается буквой бет? Чтобы человек не тешился иллюзией, что он знает алеф»Баал Шем Тов
Биография величайшего пророка, который противостоял поносившим его евреям

Йехезкель бен Бузи (יחזקאל; ум. не позднее 3364 г. /396 г. до н.э./) — один из величайших пророков народа Израиля.

Происходил из рода коэнов (Йехезкель 1:3), а также был потомком Йеошуа бин Нуна и его жены Рахав (Ялкут Шимони, Пинхас 771).

Сын и ближайший ученик пророка Ирмии (в Танахе Ирмия назван также именем Бузи — «Посрамленный», потому что в ответ на его пророчества о скорой гибели Йеуды евреи оскорбляли и поносили его; Радак, Йехезкель 1:3).

Йехезкель начал пророчествовать в Иерусалиме. В 3327 году /433 г. до н. э./, после завоевания Иерусалима вавилонским царем Невухаднецаром, Йехезкель был угнан в Вавилон в числе восемнадцати тысяч евреев, среди которых были Мордехай и другие мудрецы Великого Санхедрина (Йехезкель 1:2-3; II Мелахим 24:12-16; Седер олам зута 7:2; Раши, Йехезкель 1:3).

Пятого тамуза 3332 года /428 г. до н. э./, на пятом году плена, Йехезкель удостоился высочайшего пророческого постижения. Всевышний показал ему высших ангелов — хайот акодеш, «видом подобных человеку», но «у каждого из них было по четыре лица, и у каждого — по четыре крыла». Причем, все четыре лица были разными: справа от лица человека — лик льва, слева — лик быка, а сзади — лик орла. Вместе с тем, эти ангелы обладали огненной природой: «И образ этих хайот подобен пылающим огненным углям и подобен факелам». Излучающий сияние огонь «проносился меж этих хайот, …и молнии исходили из огня, и хайот двигались вперед и назад, как вспышки молний» (Йехезкель 1:1-14; Седер адорот).

Над ангелами пророк увидел «подобие небосвода — словно грозный лед, простертый над их головами сверху» (Йехезкель 1:22). Этот «свод», отделявший мир ангелов от еще более высокого духовного уровня, Йехезкель сравнил с могучими ледяными глыбами, устрашающими своим грозным величием (Мецудат Давид). Но это лишь аллегория, а в реальности ослепляющий своим блеском и сиянием «ледяной свод» был проницаемым и прозрачным (Мальбим, Маръэ Йехезкель 1:22 и 1:25).

А над сводом Йехезкель увидел «подобие престола, похожего на камень сапфир, а над подобием престола, сверху — образ, подобный человеку» (Йехезкель 1:26). Комментаторы подчеркивают, что пророку был открыт не некий материальный «престол», изготовленный из сапфира, но лишь «подобие престола»: определенная реальность высшего мира была представлена ему в «образе престола», на котором восседает Царь, судящий Свой народ. И подобно тому, как в зеркале можно наблюдать отражение солнца, не видя при этом самого солнца, — так пророк видел на блестящей «поверхности» сапфирового престола отражение еще более высокой духовной реальности: «образ, подобный человеку». И Шехина аллегорически сравнивается именно с «человеком», потому что человек является «микромиром» — миниатюрной моделью «макромира», т.е. всего Творения. А «корень» человеческой души связан с самым высшим духовным миром, расположенным над «престолом», как сказано (Берешит 1:26): «Сделаем человека по нашему образу, подобного нам» (Мальбим, Маръэ Йехезкель 1:26).

Восседающий на престоле Царь предупредил Йехезкеля о невероятной сложности его пророческой миссии: «Если бы Я послал тебя к народам с невнятной речью и непонятным языком, слов которых ты не поймешь, они бы тебя послушались. Но дом Израиля не захочет слушать тебя: они не хотят внимать Мне, ибо весь дом Израиля — твердолобые и жестокосердые» (Йехезкель 3:6-7).

Пятого элуля 3333 года /427 г. до н. э./ Йехезкель удостоился нового пророческого видения. На этот раз Творец показал ему Иерусалим, и пророк стал свидетелем того, какие мерзости творят жители города. Во дворе Иерусалимского Храма он увидел «всевозможные образы пресмыкающихся и отвратительных животных — всевозможные идолы дома Израиля, вырезанные кругом по всей стене» (там же 8:1-10, Радак). И он стал свидетелем того, как во внутреннем дворе Храма евреи поклонялись солнцу, «обратившись задами к Храму, а лицом — к востоку» (8:16).

А затем Творец показал пророку, как Шехина покидает Храм: четыре высших ангела, которых Йехезкель видел в своем предыдущем откровении, составили «колесницу» (меркаву), уносящую Престол Творца от святого города (10:18-20, 11:22-23), — и пророк понял, что Иерусалим обречен (Мальбим, Маръэ Йехезкель 10:18-19).

Ему было также показано, как «колесница» перемещается в сторону Вавилона, и пророк открыл евреям, уведенным вместе с ним в плен, что Шехина пребывает с ними в изгнании (Зоар 2, 2б).

Десятого тевета 3336 года /424 г. до н. э./ Йехезкель получил повеление Б-га: «Сын человеческий, запиши себе, какое сегодня число, — в этот самый день царь Вавилона подошел к Иерусалиму» (24:1-2) — в тот день началась осада (Радак; Седер адорот).

А через три года, пятого тевета 3339 года /421 г. до н. э./, к Йехезкелю в Вавилонию добрался беглец из Иерусалима и сообщил ему: «Поражен город» (33:21, Маари Кара).

В эти дни Творец вновь обратился к Йехезкелю, предсказав изгнание всех иудеев, а затем возвращение. «Будут блуждать Мои овцы, — говорил Б-г, — по всем горам и по всем высоким холмам, и по всему лицу земли будут рассеяны Мои овцы» (Йехезкель 34:6). Но затем, предрек Б-г, «Я выведу их из народов, и соберу их из тех стран, и приведу их на их землю, и буду пасти их на горах Израиля, при потоках и во всех поселениях этой страны» (34:13). Тогда сыновей Израиля вновь возглавит царь из дома Давида. «И поставлю Я над ними пастыря одного, раба Моего Давида — говорил Б-г, — и он будет пасти их» (34:23).

Йехезкелю было открыто, что это его пророчество относится не к предстоящему через семьдесят лет возвращению, которое предсказал Ирмия, — ведь тогда в Йеуду возвратится лишь малая часть народа и не будет возобновлена династия Давида, — а к гораздо более отдаленной эпохе, которую называют «концом времен» (см. Радак и Мецудат Давид).

Тогда на святую землю возвратятся не только Йеуды, изгнанные после разрушения Второго Храма, но и потомки десяти северных колен, изгнанные с родной земли еще до разрушения Первого Храма. «И сделаю Я их народом единым в стране той, — предсказал Всевышний через Йехезкеля, — и не будут впредь двумя народами, и никогда не разделятся впредь на два царства» (Йехезкель 37:22, Мальбим).

В ту эпоху народ Израиля ожидает полное духовное обновление. «И Я дам вам сердце новое и дух новый вложу в вас, — предрекал Творец Йехезкелю. — …И Я сделаю так, что законам Моим будете следовать и соблюдать Мои уставы и поступать по ним. И поселитесь на земле, которую Я дал вашим предкам, и будете Мне народом, а Я буду вам Б-гом» (36:26-28).

Йехезкель указывает, по какому признаку можно будет узнать о приближении этого времени: «А вы, горы Израиля, ветви свои дадите и плоды свои принесете Моему народу, Израилю, ибо скоро придут они (т.е. дни избавления), …и заселены будут города, и развалины будут отстроены» (36:8-10). По свидетельству Талмуда, «нет более явного признака приближения конца времен, чем тот, на который указывает пророк Йехезкель» (Санхедрин 98а, Раши). А наш учитель р. И. Зильбер отмечал, что «сказанное пророком [Йехезкелем] без малейшей натяжки можно отнести к нашему с вами поколению». «После того, как исполнились все пророчества о нашем наказании, — писал р. Зильбер, — пришло время исполнению пророчеств об избавлении еврейского народа и возвращении его в свою страну. С началом заселения страна постепенно превращается из пустыни в сад. Запущенной земля оставалась при наших врагах, а исконным хозяевам она приносит замечательный урожай» (И. Зильбер, «Пламя не спалит тебя»).

Вместе с тем, Йехезкель предсказал, что именно в «конце дней», в эпоху конечного избавления, народ Израиля ожидает суровое испытание — нашествие армии Гога из страны Магог. Этот завоеватель придет, чтобы «наложить руку на заселенные вновь развалины и на народ, собранный из народов, обретший стада и богатства, обитающий на пупе земли» (Йехезкель 38:1-12; Мальбим, Маръэ Йехезкель 38:2).

Гог сумеет объединить против еврейского государства «многие народы — …толпа огромная и войско великое». Эти полчища надвинутся, «как туча, чтобы покрыть землю» (38:15-16).

И тогда Творец будет сражаться против Гога, защищая Израиль. «И Я буду судиться с ним мором и кровью, и ливень, и град камней, огонь и серу пролью на него и на его отряды, и на народы многие, которые с ним, — передает Йехезкель обещание Творца. — И Я возвеличусь и освящусь, и появлюсь перед глазами многих народов, и узнают, что Я — Г-сподь» (38:22-23).

Это станет последней войной человечества, и после нее всё оружие будет истреблено. «И выйдут обитатели городов Израиля и разведут они огонь, и будут топить оружием, — предсказывает Йехезкель. — И не будут носить дрова с поля, и не будут рубить в лесах, но одним лишь оружием будут поддерживать огонь» (39:9-10, Мальбим).

Йехезкель был общепризнанным духовным лидеров еврейских изгнанников в Вавилоне, и к нему обращались старейшины народа, чтобы «вопрошать Б-га» (см. 8:1, 14:1 и 20:1).

Когда царь Вавилона Невухаднецар, завершив свои завоевательные походы, установил гигантского золотого идола и потребовал, чтобы по три представителя от всех покорённых народов ему поклонились — в том числе и еврейские мудрецы Хананья, Мишаэль и Азарья — эти трое обратились за советом именно к Йехезкелю. Пророк посоветовал им скрыться, пока беда не минует. Но ему возразили: «Если мы скроемся, и про нас не вспомнят, то будут говорить, что представители всех народов поклонились идолу, и в том числе — евреи». «Ну, так как же вы думаете поступить?» — спросил Йехезкель. «Мы хотим быть там и отказаться поклоняться ему, чтобы люди говорили: Все поклонились идолу, кроме евреев». «Раз так, я должен спросить, что скажет Б-г», — сказал пророк. А затем он передал им слова Творца: «Я за них не заступлюсь».

Но когда трое мудрецов сказали царю Невухаднецару: «Да будет известно тебе, царь, что твоим богам мы не служим, и золотому идолу, которого ты поставил, мы не поклонимся, — Творец вновь открылся Йехезкелю, сказав: “Я заступлюсь за них. Но ты предоставь их самим себе и не открывай им этих слов, чтобы они следовали своей простой вере”. Трое еврейских мудрецов были брошены в огненную печь, как когда-то праотец Авраам, но огонь не имел над ними силы: он лишь светил им, а не обжигал — и Невухаднецар вынужден был признать верховную власть Б-га Израиля (Даниэль 3:1-29; Шир аширим раба 7:13, Эц Йосеф). В тот день, когда произошло это чудо, Йехезкель поднялся до такого высочайшего духовного уровня, что в состоянии пророческого озарения оживил множество евреев, казненных много лет назад по приказу Невухаднецара (Йехезкель 37:1-10; Тана девей Элияу раба 5). Впоследствии эти воскрешенные им евреи создали семьи и возвратились в Землю Израиля. Один из величайших мудрецов эпохи Мишны раби Йеуда бен Бетера свидетельствовал, что он — один из потомков еврея, оживленного Йехезкелем (Санхедрин 92б).»

Среди учеников Йехезкеля в Вавилоне был странствующий греческий философ Пифагор Самосский, угнанный вавилонянами в плен из Египта. По сведениям некоторых античных авторов, Пифагор даже прошел обрезание и стал евреем, после чего Йехезкель обучил его сокровенным тайнам кабалы, в том числе и связанным с переселением душ и числовым значением букв еврейского алфавита (см. Нишмат хаим 4:21).

Десятого тишрея 3352 года /408 г. до н. э./, в Йом-Кипур, Йехезкелю был показан будущий Храм, возведенный в конце времен, и пророк записал свое видение во всех мельчайших подробностях, упомянув размеры и устройство различных частей Святилища (Йехезкель 40:1-44:4, Радак; Седер адорот). Творец также сообщил пророку, как именно следует разделить страну Израиля между двенадцатью коленами в дни конечного избавления. Йехезкель подробно записал размеры и границы наделов (Йехезкель 45:1-8, 47:13-48-29).

Йехезкель умер в Вавилоне, еще при жизни Невухаднецара (т.е. не позднее 3364 года /396 г. до н.э./). Погребен там же, у реки Евфрат, рядом с могилой сына НоахаШема (Седер адорот).

Пророчества Йехезкеля были собраны в книгу мудрецами Великого Собрания, среди которых были последние пророки — Эзра, Хагай и Зехарья (Бава батра 15а, Раши). Но позднее его книгу собирались изъять из обращения, так как некоторые ее строки, как казалось, противоречили сказанному в Пятикнижии. Однако один из выдающихся мудрецов Мишны раби Хананья бен Хизкия сумел эти противоречия разрешить, и книга была оставлена в качестве неотъемлемой части Танаха (Шабат 13б; Менахот 45а).

с разрешения издательства Швут Ами


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.