Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Биография величайшего пророка, который противостоял поносившим его евреям

Йехезкель бен Бузи (יחזקאל; ум. не позднее 3364 г. /396 г. до н.э./) — один из величайших пророков народа Израиля.

Происходил из рода коэнов (Йехезкель 1:3), а также был потомком Йеошуа бин Нуна и его жены Рахав (Ялкут Шимони, Пинхас 771).

Сын и ближайший ученик пророка Ирмии (в Танахе Ирмия назван также именем Бузи — «Посрамленный», потому что в ответ на его пророчества о скорой гибели Йеуды евреи оскорбляли и поносили его; Радак, Йехезкель 1:3).

Йехезкель начал пророчествовать в Иерусалиме. В 3327 году /433 г. до н. э./, после завоевания Иерусалима вавилонским царем Невухаднецаром, Йехезкель был угнан в Вавилон в числе восемнадцати тысяч евреев, среди которых были Мордехай и другие мудрецы Великого Санхедрина (Йехезкель 1:2-3; II Мелахим 24:12-16; Седер олам зута 7:2; Раши, Йехезкель 1:3).

Пятого тамуза 3332 года /428 г. до н. э./, на пятом году плена, Йехезкель удостоился высочайшего пророческого постижения. Всевышний показал ему высших ангелов — хайот акодеш, «видом подобных человеку», но «у каждого из них было по четыре лица, и у каждого — по четыре крыла». Причем, все четыре лица были разными: справа от лица человека — лик льва, слева — лик быка, а сзади — лик орла. Вместе с тем, эти ангелы обладали огненной природой: «И образ этих хайот подобен пылающим огненным углям и подобен факелам». Излучающий сияние огонь «проносился меж этих хайот, …и молнии исходили из огня, и хайот двигались вперед и назад, как вспышки молний» (Йехезкель 1:1-14; Седер адорот).

Над ангелами пророк увидел «подобие небосвода — словно грозный лед, простертый над их головами сверху» (Йехезкель 1:22). Этот «свод», отделявший мир ангелов от еще более высокого духовного уровня, Йехезкель сравнил с могучими ледяными глыбами, устрашающими своим грозным величием (Мецудат Давид). Но это лишь аллегория, а в реальности ослепляющий своим блеском и сиянием «ледяной свод» был проницаемым и прозрачным (Мальбим, Маръэ Йехезкель 1:22 и 1:25).

А над сводом Йехезкель увидел «подобие престола, похожего на камень сапфир, а над подобием престола, сверху — образ, подобный человеку» (Йехезкель 1:26). Комментаторы подчеркивают, что пророку был открыт не некий материальный «престол», изготовленный из сапфира, но лишь «подобие престола»: определенная реальность высшего мира была представлена ему в «образе престола», на котором восседает Царь, судящий Свой народ. И подобно тому, как в зеркале можно наблюдать отражение солнца, не видя при этом самого солнца, — так пророк видел на блестящей «поверхности» сапфирового престола отражение еще более высокой духовной реальности: «образ, подобный человеку». И Шехина аллегорически сравнивается именно с «человеком», потому что человек является «микромиром» — миниатюрной моделью «макромира», т.е. всего Творения. А «корень» человеческой души связан с самым высшим духовным миром, расположенным над «престолом», как сказано (Берешит 1:26): «Сделаем человека по нашему образу, подобного нам» (Мальбим, Маръэ Йехезкель 1:26).

Восседающий на престоле Царь предупредил Йехезкеля о невероятной сложности его пророческой миссии: «Если бы Я послал тебя к народам с невнятной речью и непонятным языком, слов которых ты не поймешь, они бы тебя послушались. Но дом Израиля не захочет слушать тебя: они не хотят внимать Мне, ибо весь дом Израиля — твердолобые и жестокосердые» (Йехезкель 3:6-7).

Пятого элуля 3333 года /427 г. до н. э./ Йехезкель удостоился нового пророческого видения. На этот раз Творец показал ему Иерусалим, и пророк стал свидетелем того, какие мерзости творят жители города. Во дворе Иерусалимского Храма он увидел «всевозможные образы пресмыкающихся и отвратительных животных — всевозможные идолы дома Израиля, вырезанные кругом по всей стене» (там же 8:1-10, Радак). И он стал свидетелем того, как во внутреннем дворе Храма евреи поклонялись солнцу, «обратившись задами к Храму, а лицом — к востоку» (8:16).

А затем Творец показал пророку, как Шехина покидает Храм: четыре высших ангела, которых Йехезкель видел в своем предыдущем откровении, составили «колесницу» (меркаву), уносящую Престол Творца от святого города (10:18-20, 11:22-23), — и пророк понял, что Иерусалим обречен (Мальбим, Маръэ Йехезкель 10:18-19).

Ему было также показано, как «колесница» перемещается в сторону Вавилона, и пророк открыл евреям, уведенным вместе с ним в плен, что Шехина пребывает с ними в изгнании (Зоар 2, 2б).

Десятого тевета 3336 года /424 г. до н. э./ Йехезкель получил повеление Б-га: «Сын человеческий, запиши себе, какое сегодня число, — в этот самый день царь Вавилона подошел к Иерусалиму» (24:1-2) — в тот день началась осада (Радак; Седер адорот).

А через три года, пятого тевета 3339 года /421 г. до н. э./, к Йехезкелю в Вавилонию добрался беглец из Иерусалима и сообщил ему: «Поражен город» (33:21, Маари Кара).

В эти дни Творец вновь обратился к Йехезкелю, предсказав изгнание всех иудеев, а затем возвращение. «Будут блуждать Мои овцы, — говорил Б-г, — по всем горам и по всем высоким холмам, и по всему лицу земли будут рассеяны Мои овцы» (Йехезкель 34:6). Но затем, предрек Б-г, «Я выведу их из народов, и соберу их из тех стран, и приведу их на их землю, и буду пасти их на горах Израиля, при потоках и во всех поселениях этой страны» (34:13). Тогда сыновей Израиля вновь возглавит царь из дома Давида. «И поставлю Я над ними пастыря одного, раба Моего Давида — говорил Б-г, — и он будет пасти их» (34:23).

Йехезкелю было открыто, что это его пророчество относится не к предстоящему через семьдесят лет возвращению, которое предсказал Ирмия, — ведь тогда в Йеуду возвратится лишь малая часть народа и не будет возобновлена династия Давида, — а к гораздо более отдаленной эпохе, которую называют «концом времен» (см. Радак и Мецудат Давид).

Тогда на святую землю возвратятся не только Йеуды, изгнанные после разрушения Второго Храма, но и потомки десяти северных колен, изгнанные с родной земли еще до разрушения Первого Храма. «И сделаю Я их народом единым в стране той, — предсказал Всевышний через Йехезкеля, — и не будут впредь двумя народами, и никогда не разделятся впредь на два царства» (Йехезкель 37:22, Мальбим).

В ту эпоху народ Израиля ожидает полное духовное обновление. «И Я дам вам сердце новое и дух новый вложу в вас, — предрекал Творец Йехезкелю. — …И Я сделаю так, что законам Моим будете следовать и соблюдать Мои уставы и поступать по ним. И поселитесь на земле, которую Я дал вашим предкам, и будете Мне народом, а Я буду вам Б-гом» (36:26-28).

Йехезкель указывает, по какому признаку можно будет узнать о приближении этого времени: «А вы, горы Израиля, ветви свои дадите и плоды свои принесете Моему народу, Израилю, ибо скоро придут они (т.е. дни избавления), …и заселены будут города, и развалины будут отстроены» (36:8-10). По свидетельству Талмуда, «нет более явного признака приближения конца времен, чем тот, на который указывает пророк Йехезкель» (Санхедрин 98а, Раши). А наш учитель р. И. Зильбер отмечал, что «сказанное пророком [Йехезкелем] без малейшей натяжки можно отнести к нашему с вами поколению». «После того, как исполнились все пророчества о нашем наказании, — писал р. Зильбер, — пришло время исполнению пророчеств об избавлении еврейского народа и возвращении его в свою страну. С началом заселения страна постепенно превращается из пустыни в сад. Запущенной земля оставалась при наших врагах, а исконным хозяевам она приносит замечательный урожай» (И. Зильбер, «Пламя не спалит тебя»).

Вместе с тем, Йехезкель предсказал, что именно в «конце дней», в эпоху конечного избавления, народ Израиля ожидает суровое испытание — нашествие армии Гога из страны Магог. Этот завоеватель придет, чтобы «наложить руку на заселенные вновь развалины и на народ, собранный из народов, обретший стада и богатства, обитающий на пупе земли» (Йехезкель 38:1-12; Мальбим, Маръэ Йехезкель 38:2).

Гог сумеет объединить против еврейского государства «многие народы — …толпа огромная и войско великое». Эти полчища надвинутся, «как туча, чтобы покрыть землю» (38:15-16).

И тогда Творец будет сражаться против Гога, защищая Израиль. «И Я буду судиться с ним мором и кровью, и ливень, и град камней, огонь и серу пролью на него и на его отряды, и на народы многие, которые с ним, — передает Йехезкель обещание Творца. — И Я возвеличусь и освящусь, и появлюсь перед глазами многих народов, и узнают, что Я — Г-сподь» (38:22-23).

Это станет последней войной человечества, и после нее всё оружие будет истреблено. «И выйдут обитатели городов Израиля и разведут они огонь, и будут топить оружием, — предсказывает Йехезкель. — И не будут носить дрова с поля, и не будут рубить в лесах, но одним лишь оружием будут поддерживать огонь» (39:9-10, Мальбим).

Йехезкель был общепризнанным духовным лидеров еврейских изгнанников в Вавилоне, и к нему обращались старейшины народа, чтобы «вопрошать Б-га» (см. 8:1, 14:1 и 20:1).

Когда царь Вавилона Невухаднецар, завершив свои завоевательные походы, установил гигантского золотого идола и потребовал, чтобы по три представителя от всех покорённых народов ему поклонились — в том числе и еврейские мудрецы Хананья, Мишаэль и Азарья — эти трое обратились за советом именно к Йехезкелю. Пророк посоветовал им скрыться, пока беда не минует. Но ему возразили: «Если мы скроемся, и про нас не вспомнят, то будут говорить, что представители всех народов поклонились идолу, и в том числе — евреи». «Ну, так как же вы думаете поступить?» — спросил Йехезкель. «Мы хотим быть там и отказаться поклоняться ему, чтобы люди говорили: Все поклонились идолу, кроме евреев». «Раз так, я должен спросить, что скажет Б-г», — сказал пророк. А затем он передал им слова Творца: «Я за них не заступлюсь».

Но когда трое мудрецов сказали царю Невухаднецару: «Да будет известно тебе, царь, что твоим богам мы не служим, и золотому идолу, которого ты поставил, мы не поклонимся, — Творец вновь открылся Йехезкелю, сказав: “Я заступлюсь за них. Но ты предоставь их самим себе и не открывай им этих слов, чтобы они следовали своей простой вере”. Трое еврейских мудрецов были брошены в огненную печь, как когда-то праотец Авраам, но огонь не имел над ними силы: он лишь светил им, а не обжигал — и Невухаднецар вынужден был признать верховную власть Б-га Израиля (Даниэль 3:1-29; Шир аширим раба 7:13, Эц Йосеф). В тот день, когда произошло это чудо, Йехезкель поднялся до такого высочайшего духовного уровня, что в состоянии пророческого озарения оживил множество евреев, казненных много лет назад по приказу Невухаднецара (Йехезкель 37:1-10; Тана девей Элияу раба 5). Впоследствии эти воскрешенные им евреи создали семьи и возвратились в Землю Израиля. Один из величайших мудрецов эпохи Мишны раби Йеуда бен Бетера свидетельствовал, что он — один из потомков еврея, оживленного Йехезкелем (Санхедрин 92б).»

Среди учеников Йехезкеля в Вавилоне был странствующий греческий философ Пифагор Самосский, угнанный вавилонянами в плен из Египта. По сведениям некоторых античных авторов, Пифагор даже прошел обрезание и стал евреем, после чего Йехезкель обучил его сокровенным тайнам кабалы, в том числе и связанным с переселением душ и числовым значением букв еврейского алфавита (см. Нишмат хаим 4:21).

Десятого тишрея 3352 года /408 г. до н. э./, в Йом-Кипур, Йехезкелю был показан будущий Храм, возведенный в конце времен, и пророк записал свое видение во всех мельчайших подробностях, упомянув размеры и устройство различных частей Святилища (Йехезкель 40:1-44:4, Радак; Седер адорот). Творец также сообщил пророку, как именно следует разделить страну Израиля между двенадцатью коленами в дни конечного избавления. Йехезкель подробно записал размеры и границы наделов (Йехезкель 45:1-8, 47:13-48-29).

Йехезкель умер в Вавилоне, еще при жизни Невухаднецара (т.е. не позднее 3364 года /396 г. до н.э./). Погребен там же, у реки Евфрат, рядом с могилой сына НоахаШема (Седер адорот).

Пророчества Йехезкеля были собраны в книгу мудрецами Великого Собрания, среди которых были последние пророки — Эзра, Хагай и Зехарья (Бава батра 15а, Раши). Но позднее его книгу собирались изъять из обращения, так как некоторые ее строки, как казалось, противоречили сказанному в Пятикнижии. Однако один из выдающихся мудрецов Мишны раби Хананья бен Хизкия сумел эти противоречия разрешить, и книга была оставлена в качестве неотъемлемой части Танаха (Шабат 13б; Менахот 45а).

с разрешения издательства Швут Ами


9 Ава были разрушены и Первый, и Второй Иерусалимские Храмы. Эта дата стала наиболее трагическим днем в еврейском календаре. О значении, которое играл Храм, и о самой трагедии разрушения Храма — в данной теме. Читать дальше

История еврейского народа 33. Разрушение Храма

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

9 Ава римляне поджигают Иерусалимский Храм.

Святость Храма и Стены Плача. Законы скорби о разрушении Храма

Толдот Йешурун

В преддверии поста 10 Тевета важно вспомнить основные детали траура по разрушенному Храму и законов, связанных со святостью Западной стены (Стены Плача). Десятого тевета войска Царя Вавилона Навуходоносора начали осаду Иерусалима, которая привела, в конце концов, к разрушению Первого Храма и вавилонскому изгнанию. С разрушением Первого храма мы потеряли великие духовные ценности, которыми народ был благословлён в то время, и потеря их чувствуется во всех поколениях. На десятое тевета распространяются все законы установленных постов: запрет есть и пить с момента появления первого света (амуд ашахар) до появления звёзд, молитвы «слихот», чтение Торы, добавление молитвы «Анену» в шмоне эсре

Пост Десятого Тевета

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Хотя пост 10 Тевета и установлен в знак скорби, охватившей Израиль после разрушения Храма, в память о мучениях, перенесенных его сынами в изгнании, скорбь не может стать главным содержанием этого дня.

Cмысл изгнаний

Рав Берл Набутовский

Всевышний рассеял евреев по миру. Мудрецы Израиля позволили поддержать дух в теле народа.