Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«В любом случае нет полного искупления без страданий. Об этом сказано: “Я накажу их бичом за преступления их и язвами — за их злодеяния” (Тэилим 89, 33)»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы раскаяния 1, 4
Ирмия был призван стать суровым обличителем своих современников. Нравственное падение евреев Йеуды пророк определяет двумя ключевыми словами: ложь и бесстыдство.

Разрушение Первого Храма и Вавилонское изгнание

Еще до разрушения Первого Храма пророк Ирмия предсказал, что изгнание в Вавилон продлится семьдесят лет…

Ирмия (ירמיה; ум. не ранее 3390 г. /370 г. до н.э./) — один из величайших пророков народа Израиля.

Родился в день девятого ава (Седер адорот). Появился на свет, как и многие другие праведники, «обрезанным» — без крайней плоти (Авот дераби Натан 2:5; Шохер тов 9:7).

По свидетельству кабалистов, в нем возродилась «искра» души пророка Моше (см.), воплотившаяся прежде в царе Шломо (см.) (Седер адорот 2435, 2912, 3298).

Ирмия был выходцем из города коэнов Анатот, расположенного в наделе колена Биньямина, недалеко от Иерусалима (Ирмия 1:1, Радак и Мальбим; Седер адорот 3298). Его отец — первосвященник и пророк Хилкия бен Шафан — вышел из рода Итамара, сына первосвященника Аарона (см.). Вместе с тем, Ирмия был потомком Йеошуа бин Нуна (см.) и его жены Рахав (Мегила 14б).

Хотя и относился к роду коэнов, не нес службы в Храме, поскольку Храм был осквернен присутствуем идолов (Зоар 2, 148аб).

Ирмия был глубоким знатоком Торы. Изучал сокровенное учение — в том числе и кабалистический трактат праотца Авраама (см.) Сефер Йецира (Книга Творения), и обучал тайнам Торы своего сына Сиру (Рав пеалим с. 41; Оцар ишей аТанах, Ирмия; см. Седер адорот 3298). Постигая по «Книге Творения» секреты практической кабалы, Ирмия и Сира создали человека, подобного по своим духовным качествам Первому Человеку — Адаму (р. Йеуда аХасид, Сефер гиматрийот 2, Берешит 10).

Вместе со своим наставником пророком Цефанией (см.) Ирмия входил в состав Верховного суда мудрецов (Седер адорот 3298).

Около 3293 года /467 г. до н.э./ юная дочь Ирмии — Хамуталь стала женой шестнадцатилетнего царя Йеуды Йошии (см.). У них родился наследник престола Йеоахаз, а позднее — еще один сын Цидкия (II Мелахим 23:31; Седер адорот акацар с. 35 и 46).

Под влиянием Ирмии царь, в детстве и юности ничего не знавший о Торе, потянулся сердцем к Б-гу Израиля и стал молить Его о духовной поддержке (II Диврей аямим 34:3; Седер адорот 3285). В 3297 года /463 г. до н.э./ Йошия даже попытался очистить Иерусалим и страну от идолов, но евреи прятали своих кумиров от посланцев царя. И хотя царю казалось, что страна очищена, поклонение идолам продолжалось (II Диврей аямим 34:3-7, Раши; Седер адорот 3285; Оцар ишей аТанах, Йошияу).

Ирмия начал пророчествовать в 3298 году /462 г. до н.э./. Творец призвал Ирмию такими словами: «Прежде, чем Я сотворил тебя в утробе, Я знал тебя, и прежде, чем ты покинул чрево, Я посвятил тебя, поставив пророком над народами». «Увы, мой Владыка, Б-г, я не умею говорить, ведь я неопытен», — посетовал Ирмия. Но Творец возразил: «Не говори: я неопытен. А иди, к кому бы Я тебя ни послал, и всё, что Я прикажу тебе, ты будешь говорить». После этого Творец коснулся губ Ирмии, сказав: «Вот, Я вложил Мои слова в твои уста» (Ирмия 1:2-10; Седер адорот).

«Владыка Вселенной, — взмолился Ирмия, — как я могу пророчествовать для них?! Был ли кто-то из обращавшихся к ним пророков, кого бы они ни попытались убить?!» — но его отговорки не помогли (Псикта рабати 26, 13).

Ирмия был призван стать суровым обличителем своих современников. Нравственное падение евреев Йеуды пророк определяет двумя ключевыми словами: ложь и бесстыдство. «Друг над другом измываются и не говорят правды, приучили язык свой лгать и грешат до изнеможения» (там же 9:4), — констатирует Ирмия.

«Отчего же оступился этот народ Иерусалима? — спрашивает пророк и сам отвечает: — …Они держатся за ложь и отказываются раскаяться! …Никто не раскаивается в своем нечестии, говоря: “Что я наделал!” — но каждый бегом возвращается к своим порокам, как конь, устремленный в бой» (8:5-6).

Это общее разложение захватило многих знатоков Торы.

«Как можете вы говорить: “Мы мудрецы и с нами Тора Б-га”?! — вопрошает их Ирмия. — Ведь исказило ее лживое перо писцов! Осрамились мудрецы, сокрушены они и пойманы, ведь презрели они слово Б-га. В чем же их мудрость?» (8:8-9, Таргум).

Таково было состояние даже духовной «элиты» общества — большинства коэнов и «пророков» (т.е. разного рода бесстыдных манипуляторов, выдававших себя за посланцев Небес). «Ведь от мала до велика каждый из них корыстен, — говорит Ирмия, — и от пророка до коэна каждый поступает лживо. Раны народа Моего они врачуют с легкостью, говоря: “Мир [будет вам]! Мир!” — а нет мира. Стыдятся ли они того, что творят мерзости?! И стыдиться не стыдятся, и срама не имеют!» (6:13-15, Раши).

Евреи Йеуды настолько привыкли к греху, что изменение к лучшему стало для них практически невозможным. «Переменит ли эфиоп цвет своей кожи, а леопард — свои пятна? — вопрошал пророк. — Так и вы, привыкшие вершить зло, сможете ли делать добро?!» (13:23).

В такой ситуации всеобщего духовного разложения возмездие становится неизбежным. А бичом возмездия должны были стать, как и во многих других случаях, полчища завоевателей: «Я приведу на вас, дом Израиля, народ издалека, — сказал Б-г, — это могучий народ, народ древний (подразумевались вавилоняне), языка которого ты не знаешь и не поймешь, что он говорит» (5:15, Раши).

Уцелевшие в этой войне евреи будут изгнаны из своей страны и рассеяны среди других народов. «Выброшу Я вас, — говорит Творец устами пророка, — из этой страны в страну, которой не знали ни вы, ни ваши отцы» (16:13). Это станет наказанием мера за меру: «Так же, как вы оставили Меня и служили в земле своей чужим божествам, так будете служить чужестранцам в земле не вашей» (5:19, Радак).

Очевидно, единственным, что еще могло остановить скорую катастрофу, было всеобщее раскаяние и прозрение. Поэтому-то Творец требовал от Ирмии, чтобы он обращался к людям по всей стране: «Возглашай все эти слова в городах Йеуды и на улицах Иерусалима» (11:6, Радак). И еще Творец повелел ему: «Пойди и встань в воротах, которыми входят и выходят цари Йеуды, и во всех воротах Иерусалима, и скажи им: “Слушайте слово Б-га…” (17:19-20).» Кроме того, Ирмия должен был спуститься в долину Гэй-Ином возле Иерусалима, где евреи на протяжении нескольких поколений служили идолам, и, разбив там глиняный горшок на глазах у всего народа, провозгласить: «Вот что сказал Б-г Воинств: “Так Я разобью этот народ и этот город, как разбивают изделие горшечника, которое уже невозможно исправить” (19:11).»

Вместе с тем, Всевышний предостерег пророка: «Ты будешь говорить им все эти слова, но они не станут внимать тебе, ты будешь взывать к ним, но они не отзовутся» (7:27).

Выполняя повеление Творца, Ирмия пророчествовал на площадях Иерусалима и других городов страны (Псикта рабати 26, 20; Седер адорот 212). Но евреи «не слушали и не преклонили своего уха, и ожесточили выю свою, чтобы не слушать и не принимать наставления» (Ирмия 17:23). Более того, они высмеивали и оскорбляли пророка (Оцар ишей аТанах, Ирмия), а в его родном городе Анатоте даже попытались отравить, подложив яд в пищу, но Творец предупредил его о смертельной опасности (Ирмия 11:18-20, Радак и Мецудат Давид).

Около 3302 года /458 г. до н.э./ Ирмия отправился на север, в междуречье Тигра и Евфрата, чтобы восстановить контакт с евреями десяти северных колен, переселенных туда ассирийцами. Под влиянием речей пророка, многие изгнанники раскаялись в своих прегрешениях, а затем возвратились вместе с ним в Землю Израиля, приняв на себя власть царя Йеуды Йошии (Мегила 14б, Раши; Раши, Санхедрин 110б).

Тем временем Йошия приступил к решительному очищению святого города и всей страны от идолов, их жертвенников и капищ. В Иерусалиме был отпразднован Песах, на который впервые за три с половиной века собралось, выполняя приказ царя, большинство сыновей Израиля (II Мелахим 23:21-23, Раши; II Диврей аямим 35:1-19). И, тем не менее, вопреки устремлениям праведного царя, большинство евреев продолжало тайно служить спрятанным в домах идолам (Эйха раба 1:53).

Следуя указанию Ирмии, царь Йошия спрятал Ковчег Завета и другие священные реликвии Храма в подземный тайник, находившийся под Святая Святых, чтобы при грядущем разрушении Иерусалима эти святыни не были бы осквернены врагом (II Диврей аямим 35:3, Радак и Мальбим; Седер олам раба 24; Йома 52б; Седер адорот 3285).

В 3316 году /444 г. до н.э./, после смерти Цефаньи, Ирмия стал общепризнанным главой поколения (Рамбам, Аяд ахазака; Седер адорот).

В том же 3316 году при военном столкновении с египтянами был убит царь Йошия (II Мелахим 23:30; II Диврей аямим 35:22-24; Седер олам зута 6:10). Ирмия оплакал его, сказав: «Дыхание нашей жизни, помазанник Б-га, попал в их западню, тот, о котором мы говорили: “Под его сенью будем жить мы среди народов” (Эйха 4:20, Таргум и Раши; II Диврей аямим 35:25; Седер олам раба 24).»

На престол был возведен внук Ирмии — Йеоахаз. Но через несколько месяцев фараон-победитель Нехо сослал Йеоахаза в Египет, а вместо него поставил царем старшего сына убитого Йошии — Йеоякима (II Мелахим 23:30-36, Раши; II Диврей аямим 36:1-4; Седер адорот).

Йеояким вернул страну к открытому идолопоклонству (II Мелахим 23:37, Радак). В первый год его царствования Всевышний повелел Ирмии вновь обратиться ко всему народу: «Стань во дворе Дома Б-га и скажи всем жителям городов Йеуды, приходящим в дом Б-га на поклонение, все те слова, какие Я повелел тебе сказать им — не убавь ни слова. Может быть, прислушаются они и отвратится каждый из них от своего нечестивого пути, и отменю Я то бедствие, которое задумал Я навести на них за их дурные поступки». Ирмия во всеуслышание предрек, что, если народ не возвратится к строгому соблюдению законов Торы, Храм будет уничтожен, а страна погибнет. Но едва он кончил говорить, священники и весь народ закричали: «Ты должен умереть!» Но один из высших сановников Ахикам, сын Шафана, сумел спасти Ирмию. Однако другого великого пророка Урию (см.), который также предрекал гибель Иерусалима и Йеуды, царь Йеояким сам зарубил мечом, объявив лжепророком (Ирмия 26:1-24, Мальбим; Седер олам раба 24; Седер адорот).

После этого Ирмия предсказал, что царь Йеояким «умрет смертью осла» — его поволокут и бросят далеко за воротами Иерусалима, и никто не будет по нему скорбеть (Ирмия 22:18-19).

В 3319 году /441 г. до н.э./ в Вавилоне воцарился Невухаднецар (Седер адорот). Ирмия знал этого человека, когда тот еще был молодым и никому не известным бродягой. В молодости он скитался из страны в страну, и над ним все смеялись из-за его карликового роста и непомерных амбиций. В разговоре с Ирмией карлик заявил, что в будущем надеется стать царем и завоевать весь мир. «Тогда я захвачу Иерусалим, — предрек карлик, — и сожгу Храм, а уцелевших жителей угоню в плен» (Тана девей Элияу раба 31; Оцар мидрашим 247; Оцар ишей аТанах, Ирмияу; Мидрешей корот амейну 1, 27).

Ирмия предсказал, что мечта Невухаднецара о мировом господстве вскоре осуществится, и он станет карающим мечом Б-га. «Ныне Я отдал все эти земли в руку Моего раба Невухаднецара, царя Вавилона, — говорил пророк от имени Б-га. — …Все народы будут служить ему и сыну его, и сыну его сына» (Ирмия 27:6-7; Седер олам раба 24).

В тот год Невухаднецар разгромил у реки Евфрат войско фараона Нехо (Ирмия 46:2, Радак) — и теперь путь на Иерусалим был открыт. Невухаднецар овладел Йеудой и увел с собой в Вавилон царя Йеоякима, а также нескольких юношей царского рода, среди которых был Даниэль (см.). Но затем Невухаднецар возвратил Йеоякима в Иерусалим и поставил его своим наместником над страной (II Мелахим 24:1, Радак; Даниэль 1:1-6, Ибн Эзра и Мальбим; Седер олам раба 24-25; Седер адорот 3319).

В 3320 году /440 г. до н.э./ Творец повелел Ирмии записать все предсказания, которые он получил с первого дня своей пророческой миссии и по тот день. «Может быть, услышит Йеуда обо всем том зле, которое Я замышляю сделать им, — сказал Б-г пророку, — и обратятся они от своего злого пути, и прощу Я их вину и их грех». Ирмия призвал своего ученика Баруха, сына Нерии (см.), и продиктовал ему все полученные пророчества (Ирмия 36:1-4; Седер адорот).

В 3321 году /439 г. до н.э./ Ирмия вновь воззвал к евреям Иерусалима и Йеуды: «Вот уже двадцать третий год, как обращено ко мне слово Б-га, и говорю я с вами с раннего утра, но вы не слушаете. …Поэтому так сказал Б-г Воинств: “За то, что не слушали вы Моих слов, Я возьму и пошлю все северные племена и раба Моего Невухаднецара, царя Вавилона, и приведу их на эту землю и на ее жителей, и на все эти народы вокруг, и обреку их на истребление. …И вся эта земля будет превращена в развалины и пустыню. …И будет, спустя семьдесят лет накажу я царя Вавилона и его народ за грех, — сказал Б-г, — и предам их страну вечному опустошению” (Ирмия 25:1-12, Раши; Седер адорот).»

В месяце кислев этого года народ собрался в Иерусалиме: был объявлен пост, и по поручению Ирмии его ученик Барух прочитал в Храме свиток с пророчествами. Тогда напуганные советники царя посоветовали Баруху спрятаться вместе с Ирмией в надежном месте, — а они прочтут свиток перед царем. Выслушав пророчества, царь Йеояким сжег свиток в очаге и приказал схватить пророка с его верным учеником, но их не нашли. После этого Всевышний повелел Ирмии еще раз записать все пророчества в новый свиток, и пророк вновь продиктовал Баруху свои предсказания (Ирмия 36:5-32; Седер адорот).

В 3323 году /437 г. до н.э./ Йеояким поднял мятеж против власти вавилонян, и в течение четырех лет Йеуда сохраняла независимость. Но в 3327 году /433 г. до н.э./ Невухаднецар вновь овладел Иерусалимом. Йеояким был схвачен и умер по пути в Вавилон — его труп, подобно падали, валялся у дороги, как и предсказал Ирмия (II Диврей аямим 36:6, Раши и Радак; Седер олам зута 6:12-7:1; Седер адорот).

Вместо убитого Йеоякима вавилоняне поставили царем Йеуды его сына Йеояхина. Но через три месяца нового царя, попытавшегося освободиться от иноземной власти, угнали в Вавилон. Вместе с ним из Иерусалима изгнали более восемнадцати тысяч евреев, среди которых были мудрецы Санхедрина, в том числе Мордехай (см.), а также один из сыновей и ближайших учеников Ирмии — пророк Йехезкель (см.). В Вавилон была вывезена и драгоценная утварь Храма (II Мелахим 24:6-16; II Диврей аямим 36:8-10, Мецудат Давид; Эстер 2:5-6; Седер олам раба 25; Седер олам зута 7:2; Седер адорот).

После этого Невухаднецар назначил царем Йеуды внука Ирмии — праведного Цидкию, который поклялся сохранить лояльность завоевателям (II Мелахим 24:17-18; Ялкут Шимони, Ирмия 37, 326; Седер адорот акацар с. 35-36).

Ирмия призывал Цидкию и его сановников верно служить царю Вавилона: «Преклоните шею вашу под ярмо царя Вавилона и служите ему и его народу — и будете жить. …Зачем этому городу становиться развалинами?» (Ирмия 27:12-17). Но один из популярных «пророков» — Хананья из Гивона — сказал Ирмии в Храме перед лицом священников и народа: «Так сказал Г-сподь Воинств, Б-г Израиля: “Сокрушу Я иго царя Вавилона! Через два года Я возвращу на это место всю утварь дома Б-га, которую увез отсюда в Вавилон Невухаднецар, царь Вавилона. А Йеояхина, сына Йеоякима, царя Йеуды, и всех изгнанников, угнанных из Йеуды в Вавилон, возвращу Я на это место, — ибо сокрушу Я иго царя Вавилона!” Ирмия ответил ему: “Амен! Да сделает так Б-г! Да исполнит Б-г слова твоего пророчества!” Но затем он сказал: “Послушай, Хананья, Б-г не посылал тебя, а ты обнадеживаешь народ этой ложью! …В этом же году ты умрешь за то, что отступил от Б-га” — и менее чем через два месяца лжепророк умер (там же 28:1-17).»

В тот период Ирмия направил послание мудрецам и всему народу, изгнанному вместе с Йеояхином в Вавилон. И хотя многочисленные лжепророки обнадеживали изгнанников, утверждая, что в ближайшее время они будут возвращены в Йеуду, Ирмия предупредил: изгнание будет долгим. «Стройте дома и селитесь в них, — писал он, — сажайте сады и ешьте их плоды. Берите жен и рождайте сыновей и дочерей, …и размножайтесь там, а не убавляйтесь». «Но так сказал Б-г, — предрекал Ирмия из Иерусалима, — когда исполнится семьдесят лет [господству] Вавилона, вспомню Я о вас и вспомню для вас доброе мое обещания о возвращении вас на это место» (там же 29:1-10; Седер олам раба 25).

В 3331 году /429 г. до н.э./, в период максимального расцвета вавилонской империи, Ирмия пророчествовал о неотвратимости ее гибели. «Возгласят и возвестят среди народов: Вавилон взят, …кумиры его посрамлены, идолы его разбиты, — рисовал пророк картины будущего возмездия. — Ведь поднялся против него народ с севера,[1] превратит он эту страну в пустыню, и никто не станет в ней жить» (Ирмия 50:2-3; Седер адорот).

Тем временем история приближалась к трагической развязке. Вопреки настойчивым увещеваниям Ирмии, молодой царь Цидкия восстал против Невухаднецара. Вместе с тем, евреи продолжали открыто служить идолам и вновь осквернили ими Храм (II Мелахим 24:19; II Диврей аямим 36:12-14, Мальбим).

В течение некоторого времени Невухаднецар опасался приступить к осаде мятежного Иерусалима, так как хорошо помнил, что произошло с армией ассирийского царя Санхерива. Но, узнав, что величайшие еврейские пророки предсказали его победу и гибель города, он решился (Санхедрин 96б; Шохер тов 79).

Десятого тевета 3336 года /424 г. до н.э./ началась осада Иерусалима (II Мелахим 25:1; Ирмия 39:1; Седер адорот). В час смертельной опасности Цидкия направил посланцев к Ирмии, чтобы тот вопросил для него Б-га: царь надеялся, что Творец вновь совершит для евреев спасительное чудо, подобное внезапной гибели армии Санхерива. И пророк передал царю слова Б-га: «Я Сам буду воевать против вас рукою простертою и мышцей крепкою — в гневе и ярости, и в великом негодовании. …И предам Я царя Йеуды Цидкию, и его слуг, и народ, который выживет в этом городе от мора, меча и голода, в руки Невухаднецара, царя Вавилона, …и поразит он их острием меча, не пощадит, не сжалится и не помилует. …Вот, Я предлагаю вам путь жизни и путь смерти: тот, кто останется в этом городе, умрет от меча, от голода или мора, а кто выйдет и сдастся вавилонянам, осаждающим вас, останется в живых» (Ирмия 21:1-9, Маари Кара).

Но внезапно для осажденного города блеснул луч надежды. Стало известно, что многочисленная армия фараона Египта выступила на помощь Иерусалиму, чтобы ударить в тыл войска Невухаднецара. Стремясь избежать этого, вавилоняне сняли осаду и выступили навстречу новому неприятелю. Но Ирмия развеял надежды царя и его сановников, сообщив им, что фараон испугался открытого столкновения: «Вот, войско фараона, которое вышло на помощь вам, уже возвращается в свою страну, Египет. А вавилоняне снова будут воевать против этого города и захватят его, и сожгут огнем. Так сказал Б-г: Не обманывайте сами себя, говоря: “Вавилоняне непременно уйдут от нас”, ибо они не уйдут. Если бы даже вы разбили всё войско вавилонян, что воюет с вами, и остались бы у них лишь пронзенные мечом трупы, то поднялись бы и они, каждый от шатра своего, и сожгли бы этот город огнем» (Ирмия 37:5-10).

В дни, когда вавилоняне сняли осаду, Ирмия собрался посетить свой родной город Анатот. Но при выходе из Иерусалима он был схвачен начальником стражи, предположившим: «Вот, ты хочешь перебежать к вавилонянам». Его привели к сановникам царя, избили и бросили в подземелье. Некоторое время спустя, когда Ирмия уже был на пороге смерти, царь приказал тайно привести его к себе и спросил: «Нет ли слова от Б-га?» «Есть, — ответил пророк, — ты будешь предан в руки царя Вавилона». Вместе с тем, Ирмия попросил Цидкию не возвращать его в подземную темницу. По приказу царя Ирмию оставили под надзором у дворцовой стражи, и его кормили, пока в городе оставался хлеб (там же 37:11-21).

Однажды, когда осада уже была возобновлена, к Ирмии пришел его родственник Ханамэль и предложил купить у него поле, расположенное в Анатоте. Ирмия согласился, хотя вся страна уже находилась в руках врага. Пророк сам написал купчую грамоту и заплатил сполна. Затем на глазах многочисленных евреев, собравшихся во дворе у дворцовой стражи, он передал купчую, на которой были подписи свидетелей, своему ученику Баруху, приказав: «Возьми этот свиток и вложи в глиняный сосуд, чтобы он хранился многие годы. Ведь так сказал Г-сподь Воинств, Б-г Израиля: Еще будут покупать дома, поля и виноградники в этой стране» (там же 32:2-15).

В те дни Ирмия все еще пытался спасти жителей города от верной гибели. Сановники царя услышали, как пророк говорил собравшемуся народу: «Так сказал Б-г: кто останется в этом городе, умрет от меча, от голода и от мора. А тот, кто выйдет к вавилонянам, останется жив. …Так сказал Б-г: Город этот непременно будет предан в руки войска царя Вавилона, и он захватит его».

«Да будет этот человек предан смерти, — потребовали сановники, — ведь подобными речами он лишает силы руки воинов, оставшихся в городе, и руки всего народа. Этот человек желает народу не благополучия, а бедствия». Больше царь не мог защищать пророка. Ирмию опустили на веревках в глубокую яму, полную сырости и тины, чтобы он умер голодной смертью (там же 38:1-6).

Но затем по приказу Цидкии один из его слуг тайно вытащил пророка из ямы и привел к царю. Ирмия сказал царю от имени Б-га: «Если ты сдашься сановникам царя Вавилона, то останешься жив, и не будет этот город сожжен огнем, и будешь жив ты и семья твоя. Но если ты не дашься сановникам царя Вавилона, то этот город будет предан в руки вавилонян, и они сожгут его огнем, и ты не спасешься от руки их. …Послушай, прошу, голоса Б-га в том, что я тебе говорю, и будет тебе хорошо, и останешься в живых». В ответ царь запретил Ирмии рассказывать кому-либо об их разговоре и оставил его во дворе дворцовой стражи (там же 38:10-28).

Осада Иерусалима, которой руководил главный воевода Вавилона Невузарадан, продолжалась более трех лет (II Мелахим 25:2; Эйха раба, птихтот 30). Всевышний поддерживал силы защитников города, чтобы евреи раскаялись и вернулись к соблюдению законов Торы (Мидраш зута, Эйха 1; Мидрешей корот амейну 1, 22).

На третий год осады в городе закончилось продовольствие, и евреев косил страшный голод. Дело дошло до того, что осажденные ели своих детей (II Мелахим 25:3; Ирмия 52:6, Маари Кара; Эйха раба 1:51, 2:16; Мидраш зута, Эйха 1:11). «Руки милосердных женщин варили детей своих, — писал Ирмия, — были те для них пищей в дни гибели моего народа» (Эйха 4:10).

Агония города затянулась. И тогда Творец повелел Ирмии: «Уйди в Анатот» — ведь все время, пока праведный пророк оставался в Иерусалиме, враги не могли вступить в город. Ирмия сумел уйти незамеченным (Псикта дерав Каанэ 13:119; Эйха рабати; Мидрешей корот амейну 1, 27).

Сразу после этого была проломлена стена города, и осаждавшие проникли внутрь — это произошло 9 тамуза 3338 года /422 г. до н.э./ (Ирмия 39:2; Седер адорот). В ту же ночь царь Цидкия бежал из Иерусалима по подземному ходу, ведущему к Иерихону, но на выходе из туннеля был пойман вавилонянами, как и предсказывал ему Ирмия. Пленника привели к Невухаднецару, который зарезал перед ним его сыновей, а ему самому выколол глаза (Ирмия 39:4-7, Раши).

При штурме и разрушении города счет убитых евреев шел на сотни тысяч (Гитин 57б). Маленьких детей убивали на руках у матерей (Эйха раба, птихта 24). После трех недель боев в городе, 7 ава вавилоняне ворвались в Храм, а ближе к вечеру 9 ава подожгли его, и он горел весь день 10 ава (II Мелахим 25:8-10, Радак; Таанит 29а; Седер олам зута 7:4; Седер адорот).

Когда Ирмия возвращался в Иерусалим, он издали увидел, что Храм уже догорает. Пророк в скорби разорвал на себе одежды (Эйха рабати; Мидрешей корот амейну 1, 27).

Большинство уцелевших жителей Йеуды было изгнано в Вавилон, как и предсказал Ирмия (II Мелахим 25:11, Мецудат Давид; II Диврей аямим 36:20-21). Пленников гнали длинными колоннами, совершенно обнаженных, в цепях, с жестокостью убивая каждого выбившегося из сил (Танхума, Итро 5; Псикта рабати 29; Мидрешей корот амейну 1, 30).

Сначала Ирмия отправился с колонной пленников в Вавилон (Раши и Мальбим, Ирмия 40:1). В пути он начал складывать скорбную элегию Эйха, в которой оплакивал гибель страны и Храма (Эйха раба, птихата 26 и 33).

Так Ирмия дошел до реки Евфрат (Псикта рабати 27; Шохер тов 137). Но затем царь Невухаднецар, узнавший о давних предсказаниях пророка, приказал своему полководцу Невузарадану: «Возьми его и присмотри за ним, и не причиняй ему никакого зла, а поступи с ним так, как он тебе скажет». Полководец освободил Ирмию от цепей, сказав ему: «Если захочешь идти со мной в Вавилон, иди, и я позабочусь о тебе. А если не хочешь идти со мной в Вавилон, то не ходи. Смотри, вся страна перед тобой: куда тебе хочется, и куда считаешь нужным, туда и иди» (Ирмия 39:11-12, 40:1-4, Раши).

Но пророк отказывался уходить, настойчиво прибиваясь то к одной, то к другой партии пленников. И тогда Невузарадан укорил его: «Столько лет ты пророчествовал о разрушении этого города, а теперь, когда он разрушен, ты так страдаешь?!» Ирмия обратился за советом к Творцу, и Всевышний сказал ему: «Либо ты иди с изгнанниками, а Я останусь в Йеуде, либо Я пойду с ними, а ты останешься». «Владыка Вселенной, — ответил Ирмия, — Чем я смогу им помочь? Лучше уж Ты будешь с ними и им поможешь» (Эйха раба, птихта 34).

И когда Ирмия решил вернуться, Невузарадан дал ему телохранителей и продовольствие на дорогу. Ирмия пришел в Мицпу, к Гедалье, сыну Ахикама, которого вавилоняне поставили главой над небольшим числом землепашцев, оставленных ими в Йеуде (Ирмия 40:5-6).

Но вскоре, третьего тишрея нового, 3339 года /421 г. до н.э./ в результате заговора Гедалья был убит. После этого все оставленные в Йеуде евреи бежали в Египет, где они надеялись скрыться от гнева вавилонян. И хотя Ирмия уговаривал их остаться в стране, они не только не послушали его, но и силой увели с собой. Вместе с ним увели и его ученика Баруха (Ирмия 41:2, 42:9-43:7; Седер олам раба 26; Седер адорот).

Ирмия предсказал им, что вскоре Невухаднецар овладеет Египтом и истребит всех евреев, бежавших из Йеуды. Но евреи его не слушали — расселившись по всей стране, они стали служить богам египтян, как служили прежде божествам Кнаана (Ирмия 43:8-44:30).

В 3346 году /414 г. до н.э./ Невухаднецар покорил Египет, и множество евреев погибло. Но Ирмия и Барух спаслись — по некоторым сведениям, они жили еще в течение нескольких лет на севере Египта (Седер олам раба 26; Седер адорот). В этот период у Ирмии учился молодой греческий философ по имени Аристокл, позднее прозванный у себя на родине Платоном. «Я был с Ирмией в Египте и вначале посмеивался над его словами, — вспоминал Платон. — Но, в конце концов, я понял, что его речи — это слова Б-га живого и что он — мудрец и пророк» (Нишмат хаим 4:21; Седер адорот 3300).

В самом конце жизни Ирмия перебрался из Египта в Йеуду, а затем и в Вавилон, где находилось большинство евреев (Седер олам раба 26; Раши, Ирмия 44:14; Седер адорот 3346).

В 3350 году /410 г. до н.э./ Ирмия, возглавлявший совет мудрецов поколения, передал свои полномочия Баруху (Рамбам, Сефер аМада, Акдама; Седер адорот).

Ирмия составил не только книгу своих пророчеств и скорбную элегию Эйха, но и написал «Книгу Царей» (Сефер Мелахим), в которой изложены события еврейской истории от царствования Шломо до разрушения Храма (Бава батра 14б-15а).

В последних строфах книги Эйха пророк обращался к Творцу с молитвой: «Верни нас, Б-же, к себе и мы вернемся, обнови дни наши, как прежде» (Эйха 5:21).

Теперь, когда самые страшные бедствия уже свершились, Ирмия предсказывал изгнанникам скорое возвращение: «Так сказал Б-г: “Вот возвращу Я пленных в шатры Яакова …и будет город (Иерусалим) отстроен на своем месте, и Храм будет стоять по его уставу” (Ирмия 30:18, Мецудат Давид). “Так сказал Б-г, — пророчествовал Ирмия, — …в городах Йеуды и на опустевших улицах Иерусалима, где нет ни прохожих, ни жителей, ни скота, еще будет слышен голос радости и голос веселья, ликованье жениха и ликование невесты” (33:10-11).»

Ирмия пророчествовал на протяжении 92 лет — до 3390 года /370 г. до н.э./, когда после падения вавилонской империи, просуществовавшей, как и предсказал Ирмия, ровно 70 лет, победитель — персидский царь Кореш (Кир) разрешил евреям вернуться на свою землю и отстроить Храм (II Диврей аямим 36:22-23; Седер адорот 3298).

А в 3408 /352/ году, уже после смерти пророка, сбылось и другое его предсказание: в Иерусалиме началось строительство нового Храма — ровно через семьдесят лет после разрушения первого Храма (Седер адорот).

Однако некоторые предсказания Ирмии относились к гораздо более далекому будущему. Так, он уверенно утверждал, что народ Израиля сохранится на всем протяжении человеческой истории — он так же вечен, как законы вращения небесных тел: «Так же, как не исчезнут передо Мной эти законы, — сказал Б-г, — так и семя Израиля никогда не перестанет быть народом передо Мной» (Ирмия 31:35).

На все времена сохранятся в среде евреев потомки царя Давида (см.), один из которых впоследствии станет царем-Машиахом. И так же никогда не исчезнут коэны и левиты, способные нести служение в Храме. «Так сказал Б-г, — пророчествовал Ирмия, — не переведется в роду Давида муж, сидящий на престоле дома Израиля. И у коэнов из рода Леви никогда не переведётся передо Мной муж, возносящий всесожжения и сжигающий приношения, и совершающий жертвоприношения» (33:17-18).

И действительно, хотя колено Леви было одним из самых малочисленных среди двенадцати колен Израиля, в наше время, после всех трагедий, постигших еврейский народ за два тысячелетия изгнания, левиты и коэны сохранились. Да и род Давида не прекратился. «Сегодня известно немало людей, ведущих свое происхождение от Давида, — память об этом передается в их семьях из поколения в поколение, — писал р. И. Зильбер, который и сам происходил из рода царя Давида. — …Есть такие люди и в Израиле, и в Америке, и в Марокко, и мы свято верим: Машиах придет!» (И. Зильбер, «Пламя не спалит тебя»).

Ирмия предсказывал, что в конце времен царь из рода Давида соберет все колена Израиля на своей земле: «Вот, придут дни, — сказал Б-г, — когда взращу Я праведный росток Давида, и будет царствовать царь, и будет мудр и успешен, и будет вершить суд и правду на земле. В дни его Йеуда будет спасена, и Израиль (т.е. десять северных колен) будет жить в безопасности» (Ирмия 23:5-6, Радак и Мальбим).

Тогда Творец и народ Израиля заключат новый союз, который приведет к конечному исправлению мира: «Вот, придут дни, — сказал Б-г, — когда с домом Израиля и с домом Йеуды Я заключу новый союз. …Вложу Я Мою Тору в глубину их души и в их сердце впишу Я ее. И Я буду им Б-гом, а они Мне народом — …все они, от мала до велика, будут Меня знать» (Ирмия 31:30-33).


[1] В исторической реальности этим «народом» оказались персы и мидийцы (Раши, Ирмия 50:3).

с разрешения издательства Швут Ами


Каждый день муж и жена должны, как минимум, полчаса беседовать на интересующие их темы. Собеседника следует слушать внимательно, не отвлекаясь на посторонние дела. Именно благодаря таким беседам будет укрепляться семейный фундамент Читать дальше

Комплимент как потребность

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Теплые слова важнее материального благополучия. Комплименты помогают сформировать положительный образ человека.

Почему трудно говорить комплименты?

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Тот, кто не получает комплиментов, зачастую неадекватно реагирует на всякие мелочи, или требует от супруга делать для него или для семьи нереальные вещи

Потребности жены, связывающие ее с мужем

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Муж, который постоянно повторяет жене, что она для него важнее всех, вносит важный вклад в ее ощущение уверенности в их связи.

Приветливое выражение лица

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Упоминание имени человека, с которым вы разговариваете, всегда оказывает положительное воздействие: «Говори с товарищем о нем самом, и ему будет интересно слушать, и для большинства людей нет слова приятнее, чем его имя».

Сильнейшая потребность мужчины

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Положительная обратная связь со стороны женщины особенно важна, когда муж приложил усилия и сделал для нее что-то, а также когда он возвращается домой

Потребности мужские и потребности женские

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Каждый, кто хоть немного знаком с психологией мужчин и женщин, знает, что они весьма отличаются друг от друга. Но, вместе с тем, несмотря на все различия, Всевышний хочет, чтобы мы жили вместе в любви и согласии.

Комплимент как побуждение к действию

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Функция комплимента как побуждения к действию и поощрения особенно заметна по отношению к маленькому ребенку. Когда он делает что-то даже самое малое, мы спонтанно хвалим его и даже преувеличиваем его достижения.

Комплимент как благотворительность

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Талмуд говорит, что есть еще более важное действие, чем материальная помощь, и оно возвышает человека на более высокий уровень: утешить, подбодрить и похвалить ближнего.