Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Если некто совершает преступление и стыдится этого, — ему прощаются его грехи»В. Талмуд, Брахот 12б
Ирмия был призван стать суровым обличителем своих современников. Нравственное падение евреев Йеуды пророк определяет двумя ключевыми словами: ложь и бесстыдство.

Разрушение Первого Храма и Вавилонское изгнание

Еще до разрушения Первого Храма пророк Ирмия предсказал, что изгнание в Вавилон продлится семьдесят лет…

Ирмия (ירמיה; ум. не ранее 3390 г. /370 г. до н.э./) — один из величайших пророков народа Израиля.

Родился в день девятого ава (Седер адорот). Появился на свет, как и многие другие праведники, «обрезанным» — без крайней плоти (Авот дераби Натан 2:5; Шохер тов 9:7).

По свидетельству кабалистов, в нем возродилась «искра» души пророка Моше (см.), воплотившаяся прежде в царе Шломо (см.) (Седер адорот 2435, 2912, 3298).

Ирмия был выходцем из города коэнов Анатот, расположенного в наделе колена Биньямина, недалеко от Иерусалима (Ирмия 1:1, Радак и Мальбим; Седер адорот 3298). Его отец — первосвященник и пророк Хилкия бен Шафан — вышел из рода Итамара, сына первосвященника Аарона (см.). Вместе с тем, Ирмия был потомком Йеошуа бин Нуна (см.) и его жены Рахав (Мегила 14б).

Хотя и относился к роду коэнов, не нес службы в Храме, поскольку Храм был осквернен присутствуем идолов (Зоар 2, 148аб).

Ирмия был глубоким знатоком Торы. Изучал сокровенное учение — в том числе и кабалистический трактат праотца Авраама (см.) Сефер Йецира (Книга Творения), и обучал тайнам Торы своего сына Сиру (Рав пеалим с. 41; Оцар ишей аТанах, Ирмия; см. Седер адорот 3298). Постигая по «Книге Творения» секреты практической кабалы, Ирмия и Сира создали человека, подобного по своим духовным качествам Первому Человеку — Адаму (р. Йеуда аХасид, Сефер гиматрийот 2, Берешит 10).

Вместе со своим наставником пророком Цефанией (см.) Ирмия входил в состав Верховного суда мудрецов (Седер адорот 3298).

Около 3293 года /467 г. до н.э./ юная дочь Ирмии — Хамуталь стала женой шестнадцатилетнего царя Йеуды Йошии (см.). У них родился наследник престола Йеоахаз, а позднее — еще один сын Цидкия (II Мелахим 23:31; Седер адорот акацар с. 35 и 46).

Под влиянием Ирмии царь, в детстве и юности ничего не знавший о Торе, потянулся сердцем к Б-гу Израиля и стал молить Его о духовной поддержке (II Диврей аямим 34:3; Седер адорот 3285). В 3297 года /463 г. до н.э./ Йошия даже попытался очистить Иерусалим и страну от идолов, но евреи прятали своих кумиров от посланцев царя. И хотя царю казалось, что страна очищена, поклонение идолам продолжалось (II Диврей аямим 34:3-7, Раши; Седер адорот 3285; Оцар ишей аТанах, Йошияу).

Ирмия начал пророчествовать в 3298 году /462 г. до н.э./. Творец призвал Ирмию такими словами: «Прежде, чем Я сотворил тебя в утробе, Я знал тебя, и прежде, чем ты покинул чрево, Я посвятил тебя, поставив пророком над народами». «Увы, мой Владыка, Б-г, я не умею говорить, ведь я неопытен», — посетовал Ирмия. Но Творец возразил: «Не говори: я неопытен. А иди, к кому бы Я тебя ни послал, и всё, что Я прикажу тебе, ты будешь говорить». После этого Творец коснулся губ Ирмии, сказав: «Вот, Я вложил Мои слова в твои уста» (Ирмия 1:2-10; Седер адорот).

«Владыка Вселенной, — взмолился Ирмия, — как я могу пророчествовать для них?! Был ли кто-то из обращавшихся к ним пророков, кого бы они ни попытались убить?!» — но его отговорки не помогли (Псикта рабати 26, 13).

Ирмия был призван стать суровым обличителем своих современников. Нравственное падение евреев Йеуды пророк определяет двумя ключевыми словами: ложь и бесстыдство. «Друг над другом измываются и не говорят правды, приучили язык свой лгать и грешат до изнеможения» (там же 9:4), — констатирует Ирмия.

«Отчего же оступился этот народ Иерусалима? — спрашивает пророк и сам отвечает: — …Они держатся за ложь и отказываются раскаяться! …Никто не раскаивается в своем нечестии, говоря: “Что я наделал!” — но каждый бегом возвращается к своим порокам, как конь, устремленный в бой» (8:5-6).

Это общее разложение захватило многих знатоков Торы.

«Как можете вы говорить: “Мы мудрецы и с нами Тора Б-га”?! — вопрошает их Ирмия. — Ведь исказило ее лживое перо писцов! Осрамились мудрецы, сокрушены они и пойманы, ведь презрели они слово Б-га. В чем же их мудрость?» (8:8-9, Таргум).

Таково было состояние даже духовной «элиты» общества — большинства коэнов и «пророков» (т.е. разного рода бесстыдных манипуляторов, выдававших себя за посланцев Небес). «Ведь от мала до велика каждый из них корыстен, — говорит Ирмия, — и от пророка до коэна каждый поступает лживо. Раны народа Моего они врачуют с легкостью, говоря: “Мир [будет вам]! Мир!” — а нет мира. Стыдятся ли они того, что творят мерзости?! И стыдиться не стыдятся, и срама не имеют!» (6:13-15, Раши).

Евреи Йеуды настолько привыкли к греху, что изменение к лучшему стало для них практически невозможным. «Переменит ли эфиоп цвет своей кожи, а леопард — свои пятна? — вопрошал пророк. — Так и вы, привыкшие вершить зло, сможете ли делать добро?!» (13:23).

В такой ситуации всеобщего духовного разложения возмездие становится неизбежным. А бичом возмездия должны были стать, как и во многих других случаях, полчища завоевателей: «Я приведу на вас, дом Израиля, народ издалека, — сказал Б-г, — это могучий народ, народ древний (подразумевались вавилоняне), языка которого ты не знаешь и не поймешь, что он говорит» (5:15, Раши).

Уцелевшие в этой войне евреи будут изгнаны из своей страны и рассеяны среди других народов. «Выброшу Я вас, — говорит Творец устами пророка, — из этой страны в страну, которой не знали ни вы, ни ваши отцы» (16:13). Это станет наказанием мера за меру: «Так же, как вы оставили Меня и служили в земле своей чужим божествам, так будете служить чужестранцам в земле не вашей» (5:19, Радак).

Очевидно, единственным, что еще могло остановить скорую катастрофу, было всеобщее раскаяние и прозрение. Поэтому-то Творец требовал от Ирмии, чтобы он обращался к людям по всей стране: «Возглашай все эти слова в городах Йеуды и на улицах Иерусалима» (11:6, Радак). И еще Творец повелел ему: «Пойди и встань в воротах, которыми входят и выходят цари Йеуды, и во всех воротах Иерусалима, и скажи им: “Слушайте слово Б-га…” (17:19-20).» Кроме того, Ирмия должен был спуститься в долину Гэй-Ином возле Иерусалима, где евреи на протяжении нескольких поколений служили идолам, и, разбив там глиняный горшок на глазах у всего народа, провозгласить: «Вот что сказал Б-г Воинств: “Так Я разобью этот народ и этот город, как разбивают изделие горшечника, которое уже невозможно исправить” (19:11).»

Вместе с тем, Всевышний предостерег пророка: «Ты будешь говорить им все эти слова, но они не станут внимать тебе, ты будешь взывать к ним, но они не отзовутся» (7:27).

Выполняя повеление Творца, Ирмия пророчествовал на площадях Иерусалима и других городов страны (Псикта рабати 26, 20; Седер адорот 212). Но евреи «не слушали и не преклонили своего уха, и ожесточили выю свою, чтобы не слушать и не принимать наставления» (Ирмия 17:23). Более того, они высмеивали и оскорбляли пророка (Оцар ишей аТанах, Ирмия), а в его родном городе Анатоте даже попытались отравить, подложив яд в пищу, но Творец предупредил его о смертельной опасности (Ирмия 11:18-20, Радак и Мецудат Давид).

Около 3302 года /458 г. до н.э./ Ирмия отправился на север, в междуречье Тигра и Евфрата, чтобы восстановить контакт с евреями десяти северных колен, переселенных туда ассирийцами. Под влиянием речей пророка, многие изгнанники раскаялись в своих прегрешениях, а затем возвратились вместе с ним в Землю Израиля, приняв на себя власть царя Йеуды Йошии (Мегила 14б, Раши; Раши, Санхедрин 110б).

Тем временем Йошия приступил к решительному очищению святого города и всей страны от идолов, их жертвенников и капищ. В Иерусалиме был отпразднован Песах, на который впервые за три с половиной века собралось, выполняя приказ царя, большинство сыновей Израиля (II Мелахим 23:21-23, Раши; II Диврей аямим 35:1-19). И, тем не менее, вопреки устремлениям праведного царя, большинство евреев продолжало тайно служить спрятанным в домах идолам (Эйха раба 1:53).

Следуя указанию Ирмии, царь Йошия спрятал Ковчег Завета и другие священные реликвии Храма в подземный тайник, находившийся под Святая Святых, чтобы при грядущем разрушении Иерусалима эти святыни не были бы осквернены врагом (II Диврей аямим 35:3, Радак и Мальбим; Седер олам раба 24; Йома 52б; Седер адорот 3285).

В 3316 году /444 г. до н.э./, после смерти Цефаньи, Ирмия стал общепризнанным главой поколения (Рамбам, Аяд ахазака; Седер адорот).

В том же 3316 году при военном столкновении с египтянами был убит царь Йошия (II Мелахим 23:30; II Диврей аямим 35:22-24; Седер олам зута 6:10). Ирмия оплакал его, сказав: «Дыхание нашей жизни, помазанник Б-га, попал в их западню, тот, о котором мы говорили: “Под его сенью будем жить мы среди народов” (Эйха 4:20, Таргум и Раши; II Диврей аямим 35:25; Седер олам раба 24).»

На престол был возведен внук Ирмии — Йеоахаз. Но через несколько месяцев фараон-победитель Нехо сослал Йеоахаза в Египет, а вместо него поставил царем старшего сына убитого Йошии — Йеоякима (II Мелахим 23:30-36, Раши; II Диврей аямим 36:1-4; Седер адорот).

Йеояким вернул страну к открытому идолопоклонству (II Мелахим 23:37, Радак). В первый год его царствования Всевышний повелел Ирмии вновь обратиться ко всему народу: «Стань во дворе Дома Б-га и скажи всем жителям городов Йеуды, приходящим в дом Б-га на поклонение, все те слова, какие Я повелел тебе сказать им — не убавь ни слова. Может быть, прислушаются они и отвратится каждый из них от своего нечестивого пути, и отменю Я то бедствие, которое задумал Я навести на них за их дурные поступки». Ирмия во всеуслышание предрек, что, если народ не возвратится к строгому соблюдению законов Торы, Храм будет уничтожен, а страна погибнет. Но едва он кончил говорить, священники и весь народ закричали: «Ты должен умереть!» Но один из высших сановников Ахикам, сын Шафана, сумел спасти Ирмию. Однако другого великого пророка Урию (см.), который также предрекал гибель Иерусалима и Йеуды, царь Йеояким сам зарубил мечом, объявив лжепророком (Ирмия 26:1-24, Мальбим; Седер олам раба 24; Седер адорот).

После этого Ирмия предсказал, что царь Йеояким «умрет смертью осла» — его поволокут и бросят далеко за воротами Иерусалима, и никто не будет по нему скорбеть (Ирмия 22:18-19).

В 3319 году /441 г. до н.э./ в Вавилоне воцарился Невухаднецар (Седер адорот). Ирмия знал этого человека, когда тот еще был молодым и никому не известным бродягой. В молодости он скитался из страны в страну, и над ним все смеялись из-за его карликового роста и непомерных амбиций. В разговоре с Ирмией карлик заявил, что в будущем надеется стать царем и завоевать весь мир. «Тогда я захвачу Иерусалим, — предрек карлик, — и сожгу Храм, а уцелевших жителей угоню в плен» (Тана девей Элияу раба 31; Оцар мидрашим 247; Оцар ишей аТанах, Ирмияу; Мидрешей корот амейну 1, 27).

Ирмия предсказал, что мечта Невухаднецара о мировом господстве вскоре осуществится, и он станет карающим мечом Б-га. «Ныне Я отдал все эти земли в руку Моего раба Невухаднецара, царя Вавилона, — говорил пророк от имени Б-га. — …Все народы будут служить ему и сыну его, и сыну его сына» (Ирмия 27:6-7; Седер олам раба 24).

В тот год Невухаднецар разгромил у реки Евфрат войско фараона Нехо (Ирмия 46:2, Радак) — и теперь путь на Иерусалим был открыт. Невухаднецар овладел Йеудой и увел с собой в Вавилон царя Йеоякима, а также нескольких юношей царского рода, среди которых был Даниэль (см.). Но затем Невухаднецар возвратил Йеоякима в Иерусалим и поставил его своим наместником над страной (II Мелахим 24:1, Радак; Даниэль 1:1-6, Ибн Эзра и Мальбим; Седер олам раба 24-25; Седер адорот 3319).

В 3320 году /440 г. до н.э./ Творец повелел Ирмии записать все предсказания, которые он получил с первого дня своей пророческой миссии и по тот день. «Может быть, услышит Йеуда обо всем том зле, которое Я замышляю сделать им, — сказал Б-г пророку, — и обратятся они от своего злого пути, и прощу Я их вину и их грех». Ирмия призвал своего ученика Баруха, сына Нерии (см.), и продиктовал ему все полученные пророчества (Ирмия 36:1-4; Седер адорот).

В 3321 году /439 г. до н.э./ Ирмия вновь воззвал к евреям Иерусалима и Йеуды: «Вот уже двадцать третий год, как обращено ко мне слово Б-га, и говорю я с вами с раннего утра, но вы не слушаете. …Поэтому так сказал Б-г Воинств: “За то, что не слушали вы Моих слов, Я возьму и пошлю все северные племена и раба Моего Невухаднецара, царя Вавилона, и приведу их на эту землю и на ее жителей, и на все эти народы вокруг, и обреку их на истребление. …И вся эта земля будет превращена в развалины и пустыню. …И будет, спустя семьдесят лет накажу я царя Вавилона и его народ за грех, — сказал Б-г, — и предам их страну вечному опустошению” (Ирмия 25:1-12, Раши; Седер адорот).»

В месяце кислев этого года народ собрался в Иерусалиме: был объявлен пост, и по поручению Ирмии его ученик Барух прочитал в Храме свиток с пророчествами. Тогда напуганные советники царя посоветовали Баруху спрятаться вместе с Ирмией в надежном месте, — а они прочтут свиток перед царем. Выслушав пророчества, царь Йеояким сжег свиток в очаге и приказал схватить пророка с его верным учеником, но их не нашли. После этого Всевышний повелел Ирмии еще раз записать все пророчества в новый свиток, и пророк вновь продиктовал Баруху свои предсказания (Ирмия 36:5-32; Седер адорот).

В 3323 году /437 г. до н.э./ Йеояким поднял мятеж против власти вавилонян, и в течение четырех лет Йеуда сохраняла независимость. Но в 3327 году /433 г. до н.э./ Невухаднецар вновь овладел Иерусалимом. Йеояким был схвачен и умер по пути в Вавилон — его труп, подобно падали, валялся у дороги, как и предсказал Ирмия (II Диврей аямим 36:6, Раши и Радак; Седер олам зута 6:12-7:1; Седер адорот).

Вместо убитого Йеоякима вавилоняне поставили царем Йеуды его сына Йеояхина. Но через три месяца нового царя, попытавшегося освободиться от иноземной власти, угнали в Вавилон. Вместе с ним из Иерусалима изгнали более восемнадцати тысяч евреев, среди которых были мудрецы Санхедрина, в том числе Мордехай (см.), а также один из сыновей и ближайших учеников Ирмии — пророк Йехезкель (см.). В Вавилон была вывезена и драгоценная утварь Храма (II Мелахим 24:6-16; II Диврей аямим 36:8-10, Мецудат Давид; Эстер 2:5-6; Седер олам раба 25; Седер олам зута 7:2; Седер адорот).

После этого Невухаднецар назначил царем Йеуды внука Ирмии — праведного Цидкию, который поклялся сохранить лояльность завоевателям (II Мелахим 24:17-18; Ялкут Шимони, Ирмия 37, 326; Седер адорот акацар с. 35-36).

Ирмия призывал Цидкию и его сановников верно служить царю Вавилона: «Преклоните шею вашу под ярмо царя Вавилона и служите ему и его народу — и будете жить. …Зачем этому городу становиться развалинами?» (Ирмия 27:12-17). Но один из популярных «пророков» — Хананья из Гивона — сказал Ирмии в Храме перед лицом священников и народа: «Так сказал Г-сподь Воинств, Б-г Израиля: “Сокрушу Я иго царя Вавилона! Через два года Я возвращу на это место всю утварь дома Б-га, которую увез отсюда в Вавилон Невухаднецар, царь Вавилона. А Йеояхина, сына Йеоякима, царя Йеуды, и всех изгнанников, угнанных из Йеуды в Вавилон, возвращу Я на это место, — ибо сокрушу Я иго царя Вавилона!” Ирмия ответил ему: “Амен! Да сделает так Б-г! Да исполнит Б-г слова твоего пророчества!” Но затем он сказал: “Послушай, Хананья, Б-г не посылал тебя, а ты обнадеживаешь народ этой ложью! …В этом же году ты умрешь за то, что отступил от Б-га” — и менее чем через два месяца лжепророк умер (там же 28:1-17).»

В тот период Ирмия направил послание мудрецам и всему народу, изгнанному вместе с Йеояхином в Вавилон. И хотя многочисленные лжепророки обнадеживали изгнанников, утверждая, что в ближайшее время они будут возвращены в Йеуду, Ирмия предупредил: изгнание будет долгим. «Стройте дома и селитесь в них, — писал он, — сажайте сады и ешьте их плоды. Берите жен и рождайте сыновей и дочерей, …и размножайтесь там, а не убавляйтесь». «Но так сказал Б-г, — предрекал Ирмия из Иерусалима, — когда исполнится семьдесят лет [господству] Вавилона, вспомню Я о вас и вспомню для вас доброе мое обещания о возвращении вас на это место» (там же 29:1-10; Седер олам раба 25).

В 3331 году /429 г. до н.э./, в период максимального расцвета вавилонской империи, Ирмия пророчествовал о неотвратимости ее гибели. «Возгласят и возвестят среди народов: Вавилон взят, …кумиры его посрамлены, идолы его разбиты, — рисовал пророк картины будущего возмездия. — Ведь поднялся против него народ с севера,[1] превратит он эту страну в пустыню, и никто не станет в ней жить» (Ирмия 50:2-3; Седер адорот).

Тем временем история приближалась к трагической развязке. Вопреки настойчивым увещеваниям Ирмии, молодой царь Цидкия восстал против Невухаднецара. Вместе с тем, евреи продолжали открыто служить идолам и вновь осквернили ими Храм (II Мелахим 24:19; II Диврей аямим 36:12-14, Мальбим).

В течение некоторого времени Невухаднецар опасался приступить к осаде мятежного Иерусалима, так как хорошо помнил, что произошло с армией ассирийского царя Санхерива. Но, узнав, что величайшие еврейские пророки предсказали его победу и гибель города, он решился (Санхедрин 96б; Шохер тов 79).

Десятого тевета 3336 года /424 г. до н.э./ началась осада Иерусалима (II Мелахим 25:1; Ирмия 39:1; Седер адорот). В час смертельной опасности Цидкия направил посланцев к Ирмии, чтобы тот вопросил для него Б-га: царь надеялся, что Творец вновь совершит для евреев спасительное чудо, подобное внезапной гибели армии Санхерива. И пророк передал царю слова Б-га: «Я Сам буду воевать против вас рукою простертою и мышцей крепкою — в гневе и ярости, и в великом негодовании. …И предам Я царя Йеуды Цидкию, и его слуг, и народ, который выживет в этом городе от мора, меча и голода, в руки Невухаднецара, царя Вавилона, …и поразит он их острием меча, не пощадит, не сжалится и не помилует. …Вот, Я предлагаю вам путь жизни и путь смерти: тот, кто останется в этом городе, умрет от меча, от голода или мора, а кто выйдет и сдастся вавилонянам, осаждающим вас, останется в живых» (Ирмия 21:1-9, Маари Кара).

Но внезапно для осажденного города блеснул луч надежды. Стало известно, что многочисленная армия фараона Египта выступила на помощь Иерусалиму, чтобы ударить в тыл войска Невухаднецара. Стремясь избежать этого, вавилоняне сняли осаду и выступили навстречу новому неприятелю. Но Ирмия развеял надежды царя и его сановников, сообщив им, что фараон испугался открытого столкновения: «Вот, войско фараона, которое вышло на помощь вам, уже возвращается в свою страну, Египет. А вавилоняне снова будут воевать против этого города и захватят его, и сожгут огнем. Так сказал Б-г: Не обманывайте сами себя, говоря: “Вавилоняне непременно уйдут от нас”, ибо они не уйдут. Если бы даже вы разбили всё войско вавилонян, что воюет с вами, и остались бы у них лишь пронзенные мечом трупы, то поднялись бы и они, каждый от шатра своего, и сожгли бы этот город огнем» (Ирмия 37:5-10).

В дни, когда вавилоняне сняли осаду, Ирмия собрался посетить свой родной город Анатот. Но при выходе из Иерусалима он был схвачен начальником стражи, предположившим: «Вот, ты хочешь перебежать к вавилонянам». Его привели к сановникам царя, избили и бросили в подземелье. Некоторое время спустя, когда Ирмия уже был на пороге смерти, царь приказал тайно привести его к себе и спросил: «Нет ли слова от Б-га?» «Есть, — ответил пророк, — ты будешь предан в руки царя Вавилона». Вместе с тем, Ирмия попросил Цидкию не возвращать его в подземную темницу. По приказу царя Ирмию оставили под надзором у дворцовой стражи, и его кормили, пока в городе оставался хлеб (там же 37:11-21).

Однажды, когда осада уже была возобновлена, к Ирмии пришел его родственник Ханамэль и предложил купить у него поле, расположенное в Анатоте. Ирмия согласился, хотя вся страна уже находилась в руках врага. Пророк сам написал купчую грамоту и заплатил сполна. Затем на глазах многочисленных евреев, собравшихся во дворе у дворцовой стражи, он передал купчую, на которой были подписи свидетелей, своему ученику Баруху, приказав: «Возьми этот свиток и вложи в глиняный сосуд, чтобы он хранился многие годы. Ведь так сказал Г-сподь Воинств, Б-г Израиля: Еще будут покупать дома, поля и виноградники в этой стране» (там же 32:2-15).

В те дни Ирмия все еще пытался спасти жителей города от верной гибели. Сановники царя услышали, как пророк говорил собравшемуся народу: «Так сказал Б-г: кто останется в этом городе, умрет от меча, от голода и от мора. А тот, кто выйдет к вавилонянам, останется жив. …Так сказал Б-г: Город этот непременно будет предан в руки войска царя Вавилона, и он захватит его».

«Да будет этот человек предан смерти, — потребовали сановники, — ведь подобными речами он лишает силы руки воинов, оставшихся в городе, и руки всего народа. Этот человек желает народу не благополучия, а бедствия». Больше царь не мог защищать пророка. Ирмию опустили на веревках в глубокую яму, полную сырости и тины, чтобы он умер голодной смертью (там же 38:1-6).

Но затем по приказу Цидкии один из его слуг тайно вытащил пророка из ямы и привел к царю. Ирмия сказал царю от имени Б-га: «Если ты сдашься сановникам царя Вавилона, то останешься жив, и не будет этот город сожжен огнем, и будешь жив ты и семья твоя. Но если ты не дашься сановникам царя Вавилона, то этот город будет предан в руки вавилонян, и они сожгут его огнем, и ты не спасешься от руки их. …Послушай, прошу, голоса Б-га в том, что я тебе говорю, и будет тебе хорошо, и останешься в живых». В ответ царь запретил Ирмии рассказывать кому-либо об их разговоре и оставил его во дворе дворцовой стражи (там же 38:10-28).

Осада Иерусалима, которой руководил главный воевода Вавилона Невузарадан, продолжалась более трех лет (II Мелахим 25:2; Эйха раба, птихтот 30). Всевышний поддерживал силы защитников города, чтобы евреи раскаялись и вернулись к соблюдению законов Торы (Мидраш зута, Эйха 1; Мидрешей корот амейну 1, 22).

На третий год осады в городе закончилось продовольствие, и евреев косил страшный голод. Дело дошло до того, что осажденные ели своих детей (II Мелахим 25:3; Ирмия 52:6, Маари Кара; Эйха раба 1:51, 2:16; Мидраш зута, Эйха 1:11). «Руки милосердных женщин варили детей своих, — писал Ирмия, — были те для них пищей в дни гибели моего народа» (Эйха 4:10).

Агония города затянулась. И тогда Творец повелел Ирмии: «Уйди в Анатот» — ведь все время, пока праведный пророк оставался в Иерусалиме, враги не могли вступить в город. Ирмия сумел уйти незамеченным (Псикта дерав Каанэ 13:119; Эйха рабати; Мидрешей корот амейну 1, 27).

Сразу после этого была проломлена стена города, и осаждавшие проникли внутрь — это произошло 9 тамуза 3338 года /422 г. до н.э./ (Ирмия 39:2; Седер адорот). В ту же ночь царь Цидкия бежал из Иерусалима по подземному ходу, ведущему к Иерихону, но на выходе из туннеля был пойман вавилонянами, как и предсказывал ему Ирмия. Пленника привели к Невухаднецару, который зарезал перед ним его сыновей, а ему самому выколол глаза (Ирмия 39:4-7, Раши).

При штурме и разрушении города счет убитых евреев шел на сотни тысяч (Гитин 57б). Маленьких детей убивали на руках у матерей (Эйха раба, птихта 24). После трех недель боев в городе, 7 ава вавилоняне ворвались в Храм, а ближе к вечеру 9 ава подожгли его, и он горел весь день 10 ава (II Мелахим 25:8-10, Радак; Таанит 29а; Седер олам зута 7:4; Седер адорот).

Когда Ирмия возвращался в Иерусалим, он издали увидел, что Храм уже догорает. Пророк в скорби разорвал на себе одежды (Эйха рабати; Мидрешей корот амейну 1, 27).

Большинство уцелевших жителей Йеуды было изгнано в Вавилон, как и предсказал Ирмия (II Мелахим 25:11, Мецудат Давид; II Диврей аямим 36:20-21). Пленников гнали длинными колоннами, совершенно обнаженных, в цепях, с жестокостью убивая каждого выбившегося из сил (Танхума, Итро 5; Псикта рабати 29; Мидрешей корот амейну 1, 30).

Сначала Ирмия отправился с колонной пленников в Вавилон (Раши и Мальбим, Ирмия 40:1). В пути он начал складывать скорбную элегию Эйха, в которой оплакивал гибель страны и Храма (Эйха раба, птихата 26 и 33).

Так Ирмия дошел до реки Евфрат (Псикта рабати 27; Шохер тов 137). Но затем царь Невухаднецар, узнавший о давних предсказаниях пророка, приказал своему полководцу Невузарадану: «Возьми его и присмотри за ним, и не причиняй ему никакого зла, а поступи с ним так, как он тебе скажет». Полководец освободил Ирмию от цепей, сказав ему: «Если захочешь идти со мной в Вавилон, иди, и я позабочусь о тебе. А если не хочешь идти со мной в Вавилон, то не ходи. Смотри, вся страна перед тобой: куда тебе хочется, и куда считаешь нужным, туда и иди» (Ирмия 39:11-12, 40:1-4, Раши).

Но пророк отказывался уходить, настойчиво прибиваясь то к одной, то к другой партии пленников. И тогда Невузарадан укорил его: «Столько лет ты пророчествовал о разрушении этого города, а теперь, когда он разрушен, ты так страдаешь?!» Ирмия обратился за советом к Творцу, и Всевышний сказал ему: «Либо ты иди с изгнанниками, а Я останусь в Йеуде, либо Я пойду с ними, а ты останешься». «Владыка Вселенной, — ответил Ирмия, — Чем я смогу им помочь? Лучше уж Ты будешь с ними и им поможешь» (Эйха раба, птихта 34).

И когда Ирмия решил вернуться, Невузарадан дал ему телохранителей и продовольствие на дорогу. Ирмия пришел в Мицпу, к Гедалье, сыну Ахикама, которого вавилоняне поставили главой над небольшим числом землепашцев, оставленных ими в Йеуде (Ирмия 40:5-6).

Но вскоре, третьего тишрея нового, 3339 года /421 г. до н.э./ в результате заговора Гедалья был убит. После этого все оставленные в Йеуде евреи бежали в Египет, где они надеялись скрыться от гнева вавилонян. И хотя Ирмия уговаривал их остаться в стране, они не только не послушали его, но и силой увели с собой. Вместе с ним увели и его ученика Баруха (Ирмия 41:2, 42:9-43:7; Седер олам раба 26; Седер адорот).

Ирмия предсказал им, что вскоре Невухаднецар овладеет Египтом и истребит всех евреев, бежавших из Йеуды. Но евреи его не слушали — расселившись по всей стране, они стали служить богам египтян, как служили прежде божествам Кнаана (Ирмия 43:8-44:30).

В 3346 году /414 г. до н.э./ Невухаднецар покорил Египет, и множество евреев погибло. Но Ирмия и Барух спаслись — по некоторым сведениям, они жили еще в течение нескольких лет на севере Египта (Седер олам раба 26; Седер адорот). В этот период у Ирмии учился молодой греческий философ по имени Аристокл, позднее прозванный у себя на родине Платоном. «Я был с Ирмией в Египте и вначале посмеивался над его словами, — вспоминал Платон. — Но, в конце концов, я понял, что его речи — это слова Б-га живого и что он — мудрец и пророк» (Нишмат хаим 4:21; Седер адорот 3300).

В самом конце жизни Ирмия перебрался из Египта в Йеуду, а затем и в Вавилон, где находилось большинство евреев (Седер олам раба 26; Раши, Ирмия 44:14; Седер адорот 3346).

В 3350 году /410 г. до н.э./ Ирмия, возглавлявший совет мудрецов поколения, передал свои полномочия Баруху (Рамбам, Сефер аМада, Акдама; Седер адорот).

Ирмия составил не только книгу своих пророчеств и скорбную элегию Эйха, но и написал «Книгу Царей» (Сефер Мелахим), в которой изложены события еврейской истории от царствования Шломо до разрушения Храма (Бава батра 14б-15а).

В последних строфах книги Эйха пророк обращался к Творцу с молитвой: «Верни нас, Б-же, к себе и мы вернемся, обнови дни наши, как прежде» (Эйха 5:21).

Теперь, когда самые страшные бедствия уже свершились, Ирмия предсказывал изгнанникам скорое возвращение: «Так сказал Б-г: “Вот возвращу Я пленных в шатры Яакова …и будет город (Иерусалим) отстроен на своем месте, и Храм будет стоять по его уставу” (Ирмия 30:18, Мецудат Давид). “Так сказал Б-г, — пророчествовал Ирмия, — …в городах Йеуды и на опустевших улицах Иерусалима, где нет ни прохожих, ни жителей, ни скота, еще будет слышен голос радости и голос веселья, ликованье жениха и ликование невесты” (33:10-11).»

Ирмия пророчествовал на протяжении 92 лет — до 3390 года /370 г. до н.э./, когда после падения вавилонской империи, просуществовавшей, как и предсказал Ирмия, ровно 70 лет, победитель — персидский царь Кореш (Кир) разрешил евреям вернуться на свою землю и отстроить Храм (II Диврей аямим 36:22-23; Седер адорот 3298).

А в 3408 /352/ году, уже после смерти пророка, сбылось и другое его предсказание: в Иерусалиме началось строительство нового Храма — ровно через семьдесят лет после разрушения первого Храма (Седер адорот).

Однако некоторые предсказания Ирмии относились к гораздо более далекому будущему. Так, он уверенно утверждал, что народ Израиля сохранится на всем протяжении человеческой истории — он так же вечен, как законы вращения небесных тел: «Так же, как не исчезнут передо Мной эти законы, — сказал Б-г, — так и семя Израиля никогда не перестанет быть народом передо Мной» (Ирмия 31:35).

На все времена сохранятся в среде евреев потомки царя Давида (см.), один из которых впоследствии станет царем-Машиахом. И так же никогда не исчезнут коэны и левиты, способные нести служение в Храме. «Так сказал Б-г, — пророчествовал Ирмия, — не переведется в роду Давида муж, сидящий на престоле дома Израиля. И у коэнов из рода Леви никогда не переведётся передо Мной муж, возносящий всесожжения и сжигающий приношения, и совершающий жертвоприношения» (33:17-18).

И действительно, хотя колено Леви было одним из самых малочисленных среди двенадцати колен Израиля, в наше время, после всех трагедий, постигших еврейский народ за два тысячелетия изгнания, левиты и коэны сохранились. Да и род Давида не прекратился. «Сегодня известно немало людей, ведущих свое происхождение от Давида, — память об этом передается в их семьях из поколения в поколение, — писал р. И. Зильбер, который и сам происходил из рода царя Давида. — …Есть такие люди и в Израиле, и в Америке, и в Марокко, и мы свято верим: Машиах придет!» (И. Зильбер, «Пламя не спалит тебя»).

Ирмия предсказывал, что в конце времен царь из рода Давида соберет все колена Израиля на своей земле: «Вот, придут дни, — сказал Б-г, — когда взращу Я праведный росток Давида, и будет царствовать царь, и будет мудр и успешен, и будет вершить суд и правду на земле. В дни его Йеуда будет спасена, и Израиль (т.е. десять северных колен) будет жить в безопасности» (Ирмия 23:5-6, Радак и Мальбим).

Тогда Творец и народ Израиля заключат новый союз, который приведет к конечному исправлению мира: «Вот, придут дни, — сказал Б-г, — когда с домом Израиля и с домом Йеуды Я заключу новый союз. …Вложу Я Мою Тору в глубину их души и в их сердце впишу Я ее. И Я буду им Б-гом, а они Мне народом — …все они, от мала до велика, будут Меня знать» (Ирмия 31:30-33).


[1] В исторической реальности этим «народом» оказались персы и мидийцы (Раши, Ирмия 50:3).

с разрешения издательства Швут Ами


Глава повествует об одной из самых загадочных заповедей — заповеди о пепле красной коровы. По преданию, ее смысл не смог постичь даже царь Соломон. Также в главе описывается, как еврейский народ скорбел после ухода первосвященника Аарона. А затем, после многолетних странствий, евреи, достигают границ Святой земли. Читать дальше

Недельная глава Хукат

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

Содержание главы: Законы, связанные с ритуальной чистотой (Бемидбар 19:1—22). Смерть пророчицы Мирьям, сестры Моше; чудо с водой, вышедшей из скалы (20:1—11). Всевышний лишает Моше и Аарона права войти в Святую землю (20:12—13). Царь Эдома не дает евреям пройти через свою страну (20:14—21). Смерть Аарона; его сын Элиэзер становится первосвященником Храма (20:22—29). Победа над царем Арада (21:1—3). Ропот на Моше в среде евреев; чудо с медным змеем (21:4—9). Песня о Колодце — благодарность Всевышнему за воду, которую нашел народ (21:10-20). Завоевание царств Сихона и Ога на восточном берегу Иордана (21:21—22:1).

Мидраш рассказывает. Недельная глава Хукат

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы

Словарь для читающих Тору на иврите. Хукат

Рав Аарон Штейман,
из цикла «Словарь ивритских терминов»

Червленая шерсть и другие ключевые понятия недельной главы

Хукат, вопросы и ответы

Рав Хаим Суницкий,
из цикла «Вопросы и ответы по недельной главе»

Вопросы и ответы по недельной главе