Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Цельность действий свидетельствует о цельности характера»Вавилонский Талмуд
На поверхности, в Германии преобладало нигилистическое свободомыслие, но чуть глубже можно было обнаружить неконтролируемую ненависть, гнев, насилие, жадность и амбиции.

Германские качели на краю пропасти

В двадцатых годах в Германии была ужасная инфляция и масса безработных. На этой почве возникло много радикальных движений и партий. Парламент и правительство были бездейственными и нестабильными.

На улицах происходили стычки левых и правых. Умножалось число «фолькише» партий, среди них появилась и маленькая национал социалистическая партия, возглавляемая Адольфом Гитлером, который служил капралом в германской армии во время войны. Первые три года войны несли Германии только потери, ее империя распалась, и гордость ее была травмирована.

Антисемитизму, который всегда присутствовал в Германии, — так Мартин Лютер, основатель ведущей германской церкви, был ярым антисемитом — официально противостояла Веймарская республика. Но крушение надежд, политика мести и реваншизма сделали антисемитизм в двадцатых годах более популярным и стойким среди немецких масс.

На поверхности, в Германии преобладало нигилистическое свободомыслие, но чуть глубже можно было обнаружить неконтролируемую ненависть, гнев, насилие, жадность и амбиции. Еврейская реакция на этот антисемитизм была амбивалентной. Евреи были напуганы, но считали, что могут так жить в Германии и даже процветать. Да и что они могли сделать? Антисемитизм в Германии был фактом немецкой жизни. Немецкий еврей того времени говорил: «Мориц Гольдштейн утверждал, что бесполезно демонстрировать беспочвенность антисемитских “свидетельств”. Чего можно таким образом достичь? Знания, что их ненависть подлинная. Когда все их подозрения, извращения истины и ложь будут разбиты, устранить антипатию все равно не удастся».14 В Германии и Восточной Европе еврея воспринимали как чужака и узурпатора, он был естественным и самым удобным козлом отпущения для всех бед послевоенного общества.


12 Modem Times, Paul Johnson, Harper and Row, 1985, p. 108, 111.

13 Националистические, ненавидящие чужаков и все чужое группировки.

14 Джонсон, там же, стр. 121.

Духовное оживление

И все же еврейская жизнь в Европе сохраняла творческую энергию и оптимизм. Ешивы Литвы постепенно восстанавливались — некоторые во вновь созданной Литве, другие в расширенной теперь Польше; Слободка, Мир, Поневеж, Каменец, Радин, Тельше, Клецк и Люблин снова стали центрами еврейского учения и Торы. Студенты из Г ермании, Англии, Западной Европы и даже Америки приезжали учиться в академии Торы Восточной Европы. В хасидских дворах Польши и Венгрии бурлила жизнь.15 Хотя многие, если не большинство тех, кто их поддерживали, не пережило грядущей Катастрофы, такие хасидские направления как Гур, Бельз, Бобов, Мункач, Сатмар, Вижниц, Спинка и другие, имена которых известны и сегодня, в период между двумя войнами были плодотворными и активными. Ребе из Гур, за которым стояли сотни тысяч его последователей, успешно находил возможность для создания и финансирования в Польше сотен школ. Совместные усилия Хафец Хаима и рава Хаима Озера Гродзинского привели к созданию Ваад а-йешивот (Комитета ешив), который ждала та же судьба, что и литовские академии. Рав Меир Шапиро16 из Люблина призывал к созданию новых ешив и применению новых методов преподавания Торы.

Сара Шнирер (1882-1935) создала в 20 годах систему школ для девочек в Кракове. Она встретилась с сопротивлением некоторых раввинов, но с помощью и поддержкой Хофец Хаима, рава Хаима Озера Гродзинского, ребе из Гур и ребе из Бельз произвела революцию в традиционной еврейской жизни. Женское образование во всем разнообразии, глубине и популярности — один из основных вкладов в еврейский мир за последние 60 лет.

Бедность, презрение, притеснения правительства и внутренние разногласия не помешали развитию евреев Европы, их численность выросла. Центральная сила иудаизма в Европе воспитала и помогла организовать еврейскую жизнь в Палестине и Америке в 20 годы. Незадолго до уничтожения, европейское еврейство обогатило традицию во всех формах учености и благотворительности, сохраняя при этом верность прирожденным стремлениям к разумности, состраданию и морали.

Испытывая враждебность новых правительств Европы к еврейским гражданам, традиционные евреи не сдавались. Избиения, унижения, налоги, преследования, ограничения и насмешки17 были привычными для религиозных евреев, хотя правительства, которые это делали, внешне провозглашали полное равноправие. Но религиозные евреи редко обижались на это, они ощущали свое моральное превосходство над вульгарной толпой. Ортодоксия не ожидала привилегий от новой Польши, Литвы или Австрии, поэтому ее не удивляло и не выбивало из колеи то, что новый розовый мир Европы после Версаля не материализовался. Духовная сила традиционной жизни по Торе и глубоко укорененный исторический опыт укрепляли еврейскую силу и самоуважение.

Светские евреи были потрясены антисемитизмом в Европе двадцатых годов. Инвестировав все идеалистические капиталы в национальное и интернациональное движения того времени, они были в отчаянии и смущении, испытав презрение своих идеологических союзников и сограждан. Их программы борьбы с этим новым антисемитизмом только его провоцировали. Их яростная защита прав евреев в парламенте и на улицах встречалась с еще большей враждебностью и ненавистью.

Надежды еврейских социалистов, профсоюзных деятелей, социал-демократов и других к середине 20 годов рушились, они стали искать что-то новое. Многие, разочарованные перспективами еврейской жизни в Европе, повернулись к Палестине в поисках удовлетворения гордости. Сионистское движение в Польше и других странах Европы усилилось в 20 годах в результате банкротства других светских еврейских партий. Но чувство отверженности, никчемности, гнева и глубокого разочарования никогда не покидали светское еврейство до трагедии в Европе, которая достигла кульминации во вторую мировую войну.


15 Национальная польская железная дорога построила специальную ветку из Варшавы в Гура (Колвария), где находилась резиденция ребе из Гур, откуда он направлял сотни тысяч своих хасидов. Перевозя туда хасидов, железная дорога получала солидные прибыли.

16 Один из ведущих раввинов того времени. Был членом польского парламента, лидером Агудат Исраэль, основателем ешивы Хахмей Люблин. Его историческим достижением была идея Даф Йоми ежедневного изучения во всем мире одного и того же листа (двух страниц) Талмуда, в результате чего весь Талмуд прочитывают за семь с половиной лет. Рав Шапиро видел в этом способ объединить общей учебой всех евреев и повысить их духовный уровень. Сегодня в этой программе участвуют повсеместно десятки тысяч людей, получая с помощью квалифицированных преподавателей доступ к этому основному хранилищу еврейской мудрости и традиции.

17 Письма к раввинам или в польские ешивы, на которых были малейшие ошибки в имени адресата, обычно возвращали отправителю или бросали в долгий ящик.

С любезного разрешения переводчика, Гедалии Спинаделя


Сегодня слово «содом» стало синонимом греха, разврата и морального разложения. Жители Сдома, Аморы и соседних городов настолько погрязли в своих грехах, что навлекли на себя большой гнев Всевышнего. Тора говорит, что Б-г «опрокинул» эти города. И если до катастрофы это место было одним из самых изобильных и благоприятных для жизни, то теперь даже озеро, которое образовалось в ходе катаклизма, называется Мертвым — как будто нам в назидание... Читать дальше

Недельная глава Ваера

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

В недельной главе «Ваера» («И явился») рассказывается о полученном Авраhамом предсказании, что у Сары родится сын и когда именно, о городах Сдом и Амора (в привычном для русского читателя звучании — Содом и Гоморра), об их уничтожении и спасении Лота, о том, как царь Авимелех взял Сару к себе во дворец, но вынужден был возвратить ее Авраhаму, о рождении и обрезании Ицхака, удалении Ишмаэля, союзе с филистимским царем Авимелехом и о последнем, десятом испытании Авраhама — требовании Б-га принести в жертву Ицхака.

Лот, дочери и сыновья. Недельная глава Лех Леха

р. Ури Калюжный

Лот не был праведником, мягко говоря. Он поселился в Сдоме, столице грешников. Почему же Всевышний решил спасти его от участи других горожан? И почему Лот так неадекватно повел себя после спасения?