Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
По материалам книг: «Седер а-дорот», «Сефер яшар», «Шельшелет а-кабала»



АДАМ И ХАВА

Творение произошло в один миг, но мир формировался на протяжении шести дней.

Адам был создан на шестой день Творения, и это был Рош а-Шоно — День Суда. Тело его было сформировано раньше, ещё до создания всего, но душу Всевышний вдохнул в Человека только на шестой день. Почему? Чтобы никто никогда не сказал, будто Человек участвовал в сотворении мира.

Когда Творение было завершено, Адам обрёл душу. Таким образом, Человек заключает в себе как бы весь мир: Всевышний начал Творение с человека, и им же завершил. Весь мир был создан для него.

Адам получил душу в четвёртом часу шестого дня. В пятом часу он уже стоял на ногах, в шестом нарёк имена всем животным, поскольку, подобно Всевышнему, мог заглянуть в глубинную суть творений.

В седьмом часу, Хава отделена от плоти Адама. Как именно это произошло, — на это счёт рассматриваются две возможности. Первая: Хава изначально была создана, как самостоятельная сущность в едином с Адамом теле. Вторая: её тело выстроил Всевышний из особого органа в теле Адама под названием «занав». Адам и Хава при создании имели вид двадцатилетних мужчины и женщины.

В восьмом часу Адам познал Хаву, и тогда же родился Каин с сестрой-близнецом. Эвель же и две его сестры-близнецы родились позже. Пока Адам не стал жить с женой, никто из сотворённых живых существ не спаривались.

Адам и Хава поместились в Ган-Эдене, то есть в Саду, посаженном в месте, называемом Эден. Место это особое на земле, и никому неведомо, где оно. Деревья, росшие в нём, также обладали удивительными свойствами. В этом саду материальное было неотличимо от духовного. Материальное было возвышено настолько, что граница между этим миром и миром духовности была стёрта. Это был царский дворец Человека, созданного владеть всем живым на земле.

В девятом часу Адаму было приказано не есть плодов с дерева Знания. Кроме того, ему было запрещено: идолопоклонство, разврат, убийство, воровство, проклинать Всевышнего, и предписано установить суд для соблюдения этих запретов. Адам научился определять высокосность года и, впоследствии, передал это знание Ханоху.

В тот же день Адам и Хава нарушили первую заповедь и были высланы из Ган Эдена.

Попробовав плоды с дерева Знания Добра и Зла, Адам и Хава впустили в себя стремление ко злу, до того находившееся только снаружи. Это произошло прежде, чем они достигли духовного состояния, которое могло реально противостоять этой новой ситуации. Если бы дождались наступления Седьмого дня — Шабата, до которого оставались считанные часы, дурное начало уже не имело бы силы завладеть ими. Но теперь, материальное в них превысил допустимый уровень, и Ган Эден больше не мог быть их обиталищем. Им пришлось уйти в мир, где материальное главенствовало.

Выдворяя из Ган Эдена, Всевышний сделал им одежду из кожи, которую сбросил Нахаш. Эта одежда, с необыкновенными свойствами, несла в себе последок той власти над животными, которой Человек был наделён в Ган Эдене. После смерти Адама, она была передана Ханоху сыну Ереда, от него перешла к Метушелаху, а когда последний умер, попала к Ноаху, взявшему её в Ковчег. При выходе из Ковчега, Хам, один из сыновей Ноаха, украл её и скрыл от братьев, передав своему первенцу, Кушу. Когда же у Куша родился Нимрод, одежда была передана ему. Эсав, сын Ицхака, убив Нимрода, завладел одеждой.

Адам и Хава оказались в незнакомом им мире перед наступлением Субботы. Солнце склонялось к горизонту. Вечерело. Адаму казалось, что свет меркнет навсегда. Он взмолился, чтобы Всевышний не покидал его, чтобы солнце возвратилось. На исходе Субботы Адам впервые зажёг огонь, отделив будни от Субботы. Он уже знал, что недельный цикл установлен навсегда.

Вместе с двумя первыми сыновьями родились три дочери.

Первенец Адама был назван Каином, от слова «ликнот» — «приобретать», как сказала Хава: обрела я человека Всевышнему. Второй же сын был назван Эвель — «дымка», и это тоже со слов Хавы, сказавшей: как дым пришли мы на эту землю, и как дым её покинем. Беременность Хавы первыми сыновьями завершалась почти одновременно с зачатием. В восьмом часу по сотворении, ещё будучи в Ган Эдене, Адам и Хава вдвоём поднялись на супружеское ложе, а спустились с него уже в четвером, то есть вместе с Каином и его сестрой-близнецом. Дети становились взрослыми почти сразу.

На следующий после Субботы день, Адам, полный раскаяния, вошёл в воды реки Верхний Гихон, по самую шею, и оставался так, без еды и питья, семь недель, пока не высох до последней крайности. Потом сказал: пока я жив, буду строить себе дом успокоения, а когда умру, чтобы кости мои не стали предметом поклонения, упрячу свою могилу поглубже в землю. Под поверхностью одной пещеры была выкопана ещё одна пещера. Поэтому, место захоронения Адама называется маарат а-махпела, то есть — двойная пещера.

Через некоторое время после рождения Эвеля, оба брата, Каин и Эвель, решили вознести жертву Всевышнему. Каин предназначил для этого плоды земли, а Эвель выбрал первенцов скота. Спустился огонь с Неба и поглотил жертву Эвеля. Каин приревновал, и затаил злобу в сердце.

Однажды, братья вышли вместе в поле занимаясь, каждый своим делом. Каин пахал землю, а Эвель пас скот. Случилось так, что животные протоптали пашню Каина. Разгневанный Каин подступил к брату и сказал: кто тебе позволил пасти скот на моей земле. Но, — ответил Эвель, — ты ведь тоже пользуешься плодами моего труда. Разве одежда на тебе не из шкур моего стада? Если ты не согласен делиться — сними с себя одежду и заплати за всё, чем ты пользовался, — тогда и я уйду с твоей земли и стану порхать в воздухе, если смогу.

Взбешенный Каин поднялся, взял в руки железную мотыгу и ударил Эвеля. Не зная, что такое умертвить человека, он наносил Эвелю удар за ударом, пока не убедился, что тот мёртв. Это происходило в двух днях пути от места будущего Хеврона.

По некоторым мнениям, убийство произошло, когда братьям было по сто лет каждому.

Всевышний отдалил от себя Каина, запретив ему оставаться на одном месте. Отныне, он обречён был блуждать по всей земле. Однако, когда его жена зачала и родила Ханоха, запрет оставаться на одном месте, не соблюдался слишком строго. Более того, Каину было позволено построить первый город, названный в честь сына, — Ханох. Потомками Ханоха были последовательно: Еред, который родил Мехуэля, сыном Мехуэля был Метушаэль, родивший, в свою очередь, Лемеха.

130 ГОД. ШЕТ

В сто тридцатом году по сотворении Мира, у Адама и Хавы появился ещё один сын — Шет. Шет прожил 912 лет и умер в 1042 году.

Столь огромную продолжительность жизни объясняют по-разному. Во-первых, таким долголетием обладали только некоторые, то есть те, кто упомянут в тексте Торы, большинство же жили гораздо меньше. Некоторые считают, что годы исчислялись по лунному календарю. Другие объясняют, что долголетие объясняется здоровым образом жизни, растительным питанием и первоначальным воздержанием от разврата. После потопа, став употреблять в пищу мясо животных, люди заплатили за это долголетием. Многие считают, что это была удивительная особенность людей до потопа. Наконец, ещё одна точка зрения гласит, что годы, упомянутые в Торе, не являются буквально годами жизни соответствующего человека, но являются мерилом его духовного влияния на потомков.

После Шета, у Адама родилось шестьдесят сыновей и дочерей. В течение нескольких поколений, чтобы ускорить заселение мира, у многих рождались близнецы. Но земля оставалась малозаселённой и пустой. Больше двух детей мало кому удавалось родить. Не даром, Тора упоминает в каждом из поколений только одного представителя, — таково было реальное положение дел, дети рождались с трудом.

Шет наказал своим потомкам не смешиваться с семьёй Каина. Это соблюдалось на протяжении семи поколений. Потом смешение произошло. В результате появились люди гигантского роста, отличающиеся исключительной испорченностью. Весь их род был уничтожен потопом.

ГОД 235. ЭНОШ

Шет был в возрасте ста пяти лет, когда у него родился Энош. Энош прожил 505 лет, и был первым, кто использовал изображения для усиления эффекта молитвы. В возрасте тридцати одного года Энош сделал ещё одно изобретение: он счёл более рациональным направлять молитвы и возносить жертвы не прямо Создателю Мира, но второстепенным силам, управляющим природой.

Отец новой философии рассуждал так. Всевышний создал звёзды и планеты, и посредством их управляет всем миром. Творец сам поместил их на небе, чтобы дать особое место в мироздании, и все создания отдавали бы им должное, как служителям и приближённым Творца. Все, кто ступает по земле, обязан восхвалять их и служить им, ибо слишком высокое звание и роль возложены на них. Более того, это желание и цель самого Властителя Вселенной, подобно тому, как царь требует от подданных особого почёта для своих придворных.

Эти ощущения и мысли вскоре вылились в конкретные дела. Небесным воинствам стали строить святилища, им приносились жертвы, и воскурялись благовония. Им стали поклоняться, словно самостоятельным, независимым силам, и это поклонение зачастую заменяло потребность обратиться к самому Царю, Создателю и Властителю всего. Не то, что поклонявшиеся небесным и земным силам не знали, что Всевышний один над всем, — им было удобней и понятней, служить посредникам, чтобы достичь своих желаний, это казалось им намного эффективней, и соотносимым с целями творения. Появилось множество изображений, делавших доступными и понятными звёзды и силы во Вселенной.

Так родилось идолопоклонство. Со временем появились пророки и прорицатели, заявлявшие, что сам Всевышний послал их направить служение той или иной звезде, этой или иной природной силе. Но, со временем, Имя Создателя стало забываться. Упоминание о Нём слабело в хоре языческих служб, разнообразившихся и умножавшихся с каждым поколением. Это продолжалось до эпохи Ноаха, и приговора Небесного Суда о потопе (это случилось в1536 году), включая отсрочку в сто двадцать лет, как последнюю возможность возвратиться на правильный путь.

1270 лет понадобилось, чтобы человечество прошло путь до полного разложения и уничтожения.

С той поры, то есть с 235 года, население земли стало расти быстрей, одновременно насилуя свою душу и отворачивая сердце от Всевышнего. Уже в дни Эноша, его идея промежуточного служения находила всё больше сторонников. Многие, поклоняясь силам-посредникам, стали забывать о Создателе мира, духовное разложение ускорялось. Наконец, гнев Всевышнего вырвался наружу: воды океана поднялись и затопили треть суши вместе с людьми. Это была как бы первой прелюдией будущего Потопа и произошло ещё в дни сыновей Эноша. Но люди, как это повелось впоследствии, не сделав надлежащих выводов, продолжили служить идолам. В те дни земля перестала давать плоды. Зёрна пшеницы, брошенные в землю, не давали всходов, а на их месте произрастали колючки и терновник, непригодные в пищу. Воплощалось в жизнь проклятие, данное Адаму за его проступок. Новые преступления человечества лишь усугубили положение. Начался голод. В 325 году, когда Эношу было девяносто лет, у него родился Кейнан, живший 501 год. Тогда же произошло ещё одно глобальное наводнение, уничтожившее треть мира.

Кейнан к сорока годам приобрёл немало мудрости и знаний. Это помогло ему завоевать влияние и стать во главе всего человечества. Правил он с большим знанием дела, используя порой духовные тайны, удерживая власть с помощью потусторонних сил. Он мог заглядывать в будущее и знал, что Всевышний уничтожит весь мир водами потопа. Это пророчество Кейнан выгравил на каменных глыбах, спрятав их в своей сокровищнице.

К семидесяти годам у Кейнана было три сына и две дочери. Старшего сына звали Меалель, второго — Эйнан, а третьего — Меред. Имена дочерей — Ада и Циля.

Лемех, потомок Каина, сын Метушаэля, уговорил Кейнана отдать ему дочерей в жёны.

Ада вскоре зачала и родила Яваля, а потом ещё и Юваля. Циля же была бесплодной, но по своей вине. В те дни было принято, в нарушение заповеди «плодиться и размножаться», выпивать специальный бальзам, делающий женщину бесплодной. Некоторые женщины специально пили его, чтобы сохранить телесную красоту и оставаться желанными для мужей. Так поступила и Циля. Она уступила «моде», поскольку рожавшие женщины, частенько были презираемы мужьями, и жили, словно вдовы при живых мужьях. Бесплодные же, наоборот, пользовались любовью и почётом мужей. Уже будучи пожилой, Циля всё-таки зачала и родила Туваль Каина. На этом она не остановилась — родила ещё и дочь, назвав её Наамой. Случилось так, что Лемех, сам того не желая убил Каина, своего праотца, приняв его за добычу во время охоты, при этом, от огорчения сделав, неосторожное движение, убил также своего сына, Туваль Каина.

История Ады и Цили повторилась, в определённом смысле, через несколько веков, в эпоху Судей Израиля. Циля перевоплотилась сначала в Ацлалфонит, мать Шимшона, а впоследствии и в Хану, мать пророка Шмуэля, а Лемех — в Элькану, его отца. Пнина, соперница Ханы, — перевоплощённая душа Ады.

Меалалель родившись в 395 году, и жил четыреста девяносто пять лет, Йеред, его сын, родился в 460, когда Меалалелю было уже шестьдесят, и жил пятьсот шестьдесят два года.

В 532 году солнце и луна впервые завершили свой кругооборот, вернувшись в точку, откуда начали своё движение после Творения.

ПОКОЛЕНИЕ ХАНОХА

В 622 году родился человек, оставивший особый след в истории. Звали его Ханох. Отцом его был Еред. Ханох прожил триста шестьдесят пять лет. В шестидесятипятилетнем возрасте у Ханоха родился сын по имени Метушелах, живший на свете дольше всех, — 969 лет. Метушелах был праведником в полном смысле этого слова. Он был знатоком девятиста трактатов Мишны. Рассказывают, что Метушелах владел особым мечом, с выгравированным на рукоятке Шем мефураш. Этот меч был не простым оружием. Он мог уничтожать духовную нечистоту. Этим мечом каждый день Метушелах убивал сотни мазиким и шейдим — бестелесные создания, рождённые человеческими преступлениями и разрушающие духовную основу мира. Говорят, что впоследствии этим мечом владели Авраам, Ицхак и Яков. Предполагают, что именно этот меч был той ценой, за которую Эсав продал Якову первородство.

После рождения Метушелаха, Ханох рьяно служил Всевышнему. В конце-концов, ему так надоели дурные поступки людей, что, желая полностью посвятить себя тайнам Мироздания, он отделился и жил в месте, скрытом от других. Так продолжалось долгое время, пока посланник Всевышнего не приказал ему выйти из укрытия и учить людей как следовать путям Б-га.

Так он и сделал. Вышел, собрал людей и стал проповедовать этические ценности, желанные Творцу. Постепенно, влияние Ханоха возрастало. Вскоре, он приказал объявить повсюду, что те, кто желает узнать, пути Всевышнего, должны прийти к нему учиться. И стали собираться к нему очень многие. Большинство приняло учение Ханоха, признали его главенствующую роль, и поставили над собой царём. И так продолжалось все дни Ханоха. Человечество исправило свои поступки, вновь, как и раньше, служило Всевышнему, старалось поступать по Его предписаниям.

Все местные правители признали главенство Ханоха. Более того, все, кто имел до того власть, пришли к нему и просили стать царём над всей землёй и всеми городами. И установил Ханох мир среди них, и правил над всем человечеством 243 года, соблюдая справедливость и суд для всего народа. Ханох написал книгу «Шельшелет а-кабала», и множество других сочинений, проникнутых Б-жественным знанием. Но большинство из этих книг человечество не сохранило, и не следовало идеям, изложенным в них в своих мировоззрениях.

Ханох был первым, кто сочинял книги по астрономии. Он вёл упорную борьбу с потомками Каина. Ханох был великим мудрецом и праведником, он вернул народы к служению Всевышнему. Он определил значение звёзд, и дал веру всем народам, во всех уголках населённого мира, соотнеся её с условиями жизни и местности, разделив всю землю на семь климатических зон, в каждой из них определив свой, особый, образ жизни.

Ханох предписал, чтобы праздновали праздники и возносили жертвы в специально преднозначенные для этого дни и часы, в соответсвии с устройством звёзд. Некоторым он заповедовал не есть определённую пищу, другим запретил сближение с жёнами в состоянии месячных.

Он открыл значение духовной нечистоты мёртвых, и объяснял, каким образом сделать жизнь в городах и поселениях размеренной и удобной. Он разделил людей на три категории: священники, правители и народ. Он определил множество других вещей, включая знание, когда прибавлять к году дополнительный месяц, то есть, как делать год высокосным. Эти знания он передал Ноаху. Сыновья Ханоха: Метушелах, Элишуа и Элимелех. Дочери его: Малка и Наама.

Эпоха Ханоха — один из немногих проблесков, когда казалось, что человечество исправит свой путь и вернётся к полноценному служению Всевышнему, что всемирной Катастрофы можно избежать. К сожалению, этим надеждам не суждено было сбыться.

В 930 году умер Адам — первый человек. Шет вместе с сыновьями, Ханох и Метушелах похоронили его с большими почестями, в Маарат а-Махпела. Всё человечество скорбело и оплакивало Адама. Это был 243 год правления Ханоха.

В 974 году у Ханоха родилась дочь, Наама, будущая жена Ноаха. Ханох же был в возрасте 352 лет.

В это же время Ханох почувствовал потребность вновь отделиться от людей и жить в одиночестве, как и раньше. Три дня он скрывался, а на четвёртый показывался вновь. Три этих дня он молился, а в четвёртый день учил людей путям Всевышнего и разрешал вопросы, с которыми к нему обращались. Так он поступал в течение многих лет. Со временем, число уединённых дней увеличивалось. Если вначале их было три, то потом стало шесть, и лишь на седьмой Ханох вновь открывался людям. Потом уединение стало длиться месяц, потом год, пока, наконец, не наступило время, когда Ханох не показывался целые годы. Цари и правители жаждали общения с ним, но боялись нарушить его покой.

Наконец, решили все сыновья Адама собраться вместе, пойти сообща к месту уединения Ханоха и там ждать, когда пока он выйдет к ним. Так и сделали. И учил их Ханох мудрости и умению понимать суть вещей. Он учил их страху перед Всевышним, и люди с большим воодушевлением и трепетом воспринимали эти слова. Влияние Ханоха возрастало. Восхищение его непревзойдённой мудростью и знаниями, становилось всеобщим. Люди кланялись ему и говорили: «Да здравствует царь!».

И вдруг произошло непредвиденное: к Ханоху обратился посланник Всевышнего и приказал ему подняться на небо, чтобы царствовать над духовными существами в той же мере, как он царствовал над людьми.

Услышав эту весть, Ханох собрал всех жителей земли и передал, что ему предстоит подняться на небо, но когда это произойдёт, не знает. Всё оставшееся время он хотел бы учить людей. Так это и было. Ханох обучал человечество законам и постановлениям, и как обживать мир. Так продолжалось какое-то время.

Однажды, во время очередной беседы, подняли все глаза и увидели, как нечто, в образе коня, спускается с небес. Cообщили об этом Ханоху, а он сказал, что это, наверняка, за ним, и настаёт, видимо, время расставаться с людьми. И спустился конь, и предстал перед Ханохом. И приказал он оповестить всё человечество: те, кто стремятся узнать пути Всевышнего, пусть придут сегодня. И собралось всё население земли, и все цари, и правители, и не отставали от Ханоха во весь этот день. И учил их Б-жественной морали, заповедовал идти по пути праведности, и установил мир между всеми людьми. Завершив свою исповедь, он отправился в путь. Восемьсот тысяч человек двинулись следом и шли за ним весь тот день. На другой день, Ханох сказал провожавшим: возвращайтесь по домам, не ходите дальше, это опасно. Часть оставила его, но многие продолжали идти в продолжение шести дней. Каждый день Ханох повторял им: уходите, чтобы не погибнуть, но люди продолжали идти. На шестой день Ханох сказал: возвращайтесь, ибо завтра я поднимусь на небо. Оставшиеся со мной — погибнут. Большинство ушло, но некоторые остались, даже после такого недвусмысленного предостережения. Оставшиеся сказали: мы будем идти с тобой до последнего, и только смерть разлучит нас. После этого Ханох больше не говорил с ними, и люди эти так и не вернулись.

На седьмой день Ханох, в буре и урагане, поднялся в небо на огненных конях. На следующий, восьмой день, люди вернулись к тому месту, чтобы отыскать оставшихся с Ханохом. Они обнаружили небывалую вещь: вся земля в том месте была укрыта слоем снега, на котором лежали снежные и ледяные глыбы. Разрыли снег и обнаружили под ним несколько человек, остававшихся с Ханохом до конца. Искали и самого Ханоха, но безуспешно, — он поднялся на небо.

После вознесения Ханоха на небо, поднялись все правители земли и помазали на царство Метушелаха, сына Ханоха. Метушелах жил праведной жизнью, следуя наставлениям отца. Он продолжал обучать людей истине, полученной от Всевышнего. Но в конце его жизни люди сошли с правильного пути, стали воровать и грабить. И восстали против Б-га, и наполнили жизнь свою порчей. И разгневался Всевышний, и семя не давало никаких ростков, кроме колючек и полыни. Но это не остановило людей, и не вернуло к праведности. Наооборот, стали поступать ещё хуже, уже сознательно поступая противно воле Всевышнего. И пожалел тогда Б-г, что сделал человека.

ВТОРОЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ

В 1042 году умирает Шет, сын Адама. Лемеху, сыну Метушелаха было в то время 168 лет. Спустя ещё двадцать лет, Лемех взял в жёны Ашмоа дочь Элишуа, сына Ханоха, свою тётю. Через год она зачала и родившемуся младенцу дед, Метушелах, дал имя Ноах, желая, чтобы при его жизни земля наха — пришла к успокоению, исправившись от порчи. Отец же мальчика, Лемех, звал его Менахемом — утешителем, поскольку то время было очень тяжёлым, земля почти не рожала, и еды было мало. Не смотря на это, человечество продолжало творить зло.

Ноах, родившись в 1056 году, отличался от всех, кто был до него. Он был первым, чьи пальцы рук широко расставленны. До этого ладонь у людей была сплошной, неразделённой на пальцевые суставы. Люди не нуждались в этом. Им не нужно было обрабатывать землю, пищей им служили плоды, всегда в обилии произраставших на деревьях. «Уродство» Ноаха было знаком эпохи. Лемех, отец Ноаха, понял это сразу. Он понял, что рождение Ноаха открывает новую страницу истории.

Ноах рос, следуя традиции Метушелаха, своего отца, был в мире с собой и в мире со Всевышним. Но он то, как раз, составлял исключение. Остальной мир сходил с ума. Каждый изощрялся в дурном, обучая этому других. Люди находили, каждый себе, предмет поклонения, оправдывая свои поступки, и грабя других. Обман и воровство стали делом обычным. Никто не представлял себе, что можно жить иначе. Все, кто имел, хоть сколько нибудь власти и силы, без зазрения совести пользовался ими для удовлетворения собственной похоти. Беззастенчиво вредил не только далёким, но и близким родственникам. Разврат процветал пышным цветом. Властители и судьи брали жён от живых мужей, но, не довольствуясь этим, хватали женщин, попадавших им на глаза. Но и этого было мало. В ход пошли животные. И это стало обычным делом. Разврат распространялся, не зная ни удержу, ни границ. Воздух наполнился запахом похоти. Звери, видя дурной пример, пошли по тому же пути. Скрещивались особи разных видов.(В то время не было генетических ограничений, появившихся после потопа). Не стало закона, вся земля, словно сошла с ума. Блуд и грабёж стали единственными целью и средством.

Именно тогда сказал Всевышний, что сотрёт всё живое с лица земли. Люди, ещё хранившие верность Всевышнему, постепенно вымирали. Всевышний ждал, пока они уйдут из этого мира, прежде чем привести Потоп. Ноаху же предстояло возродить человеческий род.

Энош умер 1140 году, когда Ноаху было 84 года.

Кейнан умер в 1235 году, когда Ноах был в возрасте 179 лет.

Меалалель умер в 1290, на 234 году жизни Ноаха.

Еред умер в 1422 году, когда Ноах достиг 366 лет.

Прошло немало лет, пока ушли последние, кого Всевышний хотел избавить от зрелища всемирного катаклизма. Остались Метушелах и Ноах. И сказал им Всевышний: обратитесь к человечеству, пусть оставят дурные пути, Всевышний желает отменить задуманное для них зло. Даёт Б-г срок — сто двадцать лет, если исправятся, наказание минует их головы.

И Метушелах, и Ноах, день за днём, повторяли везде и всюду эти слова, но никто не слушал, все были одеты гордыней, как в панцирь. В то время Ноах перестал спать с женой, не желая рождать потомство. Зачем приводить в этот мир сыновей, говорил он, если всё погибнет. Все силы он направлял на убеждение людей, зовя исправиться. Но напрасно. Наступила пора, когда, опасаясь нечестивого гнева, Ноах перестал открываться людям. И тогда Всевышний приказал строить Ковчег.

Поколение потопа, забыв Всевышнего, служило идолам. В то время два духовных создания обратились к Б-гу со словами: Владыка Мира, что Тебе в людях, почему Ты так заботишься о них? Ответил Всевышний: если не будет людей, что станет с сотворённым миром? Ответили они: мы бы населили его. Сказал им Всевышний: открыто передо мной, что как только вы очутитесь там, дурное начало завладеет вами, и станете вы хуже людей.

Но духовные создания настаивали на своём: Ты только дай нам возможность жить земной жизнью, и увидишь, как мы прославим Твоё Имя. Что ж, ответил Всевышний, спускайтесь, живите с людьми.

Обретя телесную оболочку, эти создания немедленно предались разврату с земными женщинами. Дурное начало их было столь неодолимо, что удивило даже видавших виды землян.

ВОЙТИ В КОВЧЕГ

Всевышний приказал Ноаху строить Ковчег в 1536 году. Продолжалось это строительство 120 лет. Точнее, 120 лет заготавливался лес, необходимые материалы, а само строительство длилось 5 лет. В 1554 году Всевышний приказал Ноаху взять себе жену и родить сыновей, для продолжения человеческого рода. Ноах выбрал Нааму, дочь Ханоха, которой в то время было 580 лет. Впрочем, и Ноаху было 498. Через два года родился Яфет, ещё через год — Хам, а спустя ещё год появился Шем. Шем, который в Торе ещё зовётся Малки Цедеком, первым предпринял строительство стен Иерушалаима. Перед его глазами прошли двенадцать поколений. Все три сына шли путями Всевышнего, как учили их Метушелах и Ноах.

В 1651 году скончался Лемех, отец Ноаха. Ноаху исполнилось 595 лет. Лемех никогда искренне не следовал образу жизни своего отца, Метушелаха. Все люди, знавшие о существовании Всевышнего, умерли в тот год. Б-г избавил их от зрелища гибели близких.

И снова Всевышний просит Метушелаха и Ноаха обратиться к людям с призывом исправиться. И снова, как и раньше, никто не слушал их.

В 1656 году Ковчег был готов. Тогда же, Ноах взял трёх дочерей Эликума, сына Метушелаха в жёны своим сыновьям.

Метушелах — дед Ноаха умер только тогда, когда до Потопа оставалось семь дней. И тогда Всевышний приказал Ноаху и его семье укрыться в Ковчег. В эти последние дни Ноах сидел у входа в Ковчег отправлял внутрь, к своим сыновьям, всех животных и птиц, приходивших к нему и смиренно перед ним ложившихся. Тех же, кто не проявлял смирение, он в Ковчег не брал. Таков был приказ Б-га. Пришла как-то львица с двумя львятами, самцом и самкой, и легла у ног Ноаха. Но львята вдруг поднялись, набросились на мать, прогнали её, вернулись и снова улеглись. Ноах был удивлён, но взял и их. От обилия животных и птиц, Ковчег качался, а дождя семь дней ещё не было.

И вдруг затряслась вся земля, затмилось солнце, разбушевались все стихии, сверкали молнии и гремел гром. Это была прелюдия, это был последний призыв к людям в этот решающий момент вернуться к Всевышнему. Но они не вернулись. На седьмой день хлынула вода. Это было 17-го числа месяца Ияр 1656 года. Ковчег трепетал, как живой, от движения живности в нём. Огромные массы животных окружили Ковчег. А потом стали собираться люди. Семьсот тысяч человек пришли к Ковчегу, когда увидели, что Катастрофа неминуема. Люди стали кричать, взывать к Ноаху, чтобы он впустил их. «Открой нам, — ревели они, — мы не хотим умирать!!» И отвечал им Ноах, голосом, перекрывающим бурю: «Сто двадцать лет я взывал к вам, но вы не слышали голос Б-га!» И тогда сказали они: «Вот же, мы вернулись теперь! Вернулись к Всевышнему, только открой, чтобы нам жить!» И приступили, чтобы взломать Ковчег, ворваться любой ценой. Но взволновались звери, окружавшие Ковчег, набросились на людей, рвали их на части, гнали прочь, убивая без счёта. А дождь лил сильней, становясь горячей и горячей, пока вода не закипела, покрывая землю, поднимаясь всё выше. И вот уж Ковчег поплыл, крутясь на воде, кренясь из стороны в сторону. И открылись все источники воды, и выливались они до десятого месяца, месяца Шват.

И был кромешный ад в Ковчеге. Всё крутилось, переворачивалось, сливалось. Мир вокруг гибнул, и Ковчег грозил вот-вот разлететься в щепки. Львы рычали от страха, мычали быки, падая с ног, выли волки, не умея отыскать опору. Мир внутри Ковчега уподоблялся внешнему Миру, разлетавшемуся в прах, только чудо, только тонкая нить, привязывала всё живое внутри, не давая упасть в развёрстую бездну Потопа. И Ноах, и сыновья его, как все, кричат и плачут, ощущая под дрожащими переборками неминуемую гибель. И взмолились Ноах и сыновья, стеная к Всевышнему, прося или немедленной смерти, или знака спасения. И услышал Б-г крик созданий своих, и успокоились чуть воды. И стало возможным на самую малость отличить, где верх, а где низ. И промчался ветер над поверхностью вод, и утишились волны, и утешились чуть-чуть дрожащие твари в Ковчеге. Закрылись источники вод, открывшиеся все разом, затопив, уничтожив всё живое на земле. Небо мерцало зловещими знаками, знаками бед и запустения. В тот год созвездие Рыб было в дурном из возможных положений, и обновилась одна из звёзд, в месяц перекрутив весь свод небесный. То была звезда Катастрофы и гибели Мира. Во времена Ноаха в созвездии Рыб было семь звёзд, но в тот год их осталось шесть. И был ливневый поток, и многие потонули.

Незадолго до потопа, Шамхазал, один из духовных существ, пожелавших прожить человеческой жизнью, согрешил с женой Хама, сына Ноаха. От этой связи родился Сихон. Чтобы скрыть этот грех, Хам, нарушив запрет, жил с женой внутри Ковчега. Сихон был великаном, одним из будущих царей, повергнутых Всевышним при выходе сыновей Израиля из Египта. Так же, как и ещё один отпрыск материализованных ангелов, Ог, тоже великан и будущий властитель, который, уцепившись за Ковчег, остался жив. А Потоп продолжался…

Первого числа месяца Ав, вода начала спадать и показались вершины гор. Прошло ещё некоторое время и Ковчег осел на одной гор Арарата, и до сих пор есть там след от Ковчега. Это были две парные вершины, расположенные одна напротив другой. Страна эта зовётся Арменией.

К первому Нисана 1657 года вода пошла на убыль, а ещё через почти два месяца, 27 ияра, земля стала подсыхать.

И открылся Ковчег. И вышли все прибывавшие в нём, и каждый пошёл своим путём.

НАЧАЛО НОВОЙ ИСТОРИИ

Ноах с сыновьями жил в земле, указанной им Всевышним. Они служили Б-гу, и Б-г благословил их обильным потомством. Когда выходили из Ковчега, лев повредил ногу Ноаха. Он не мог возносить жертвы. За него это сделал Шем. В Ковчеге, помимо животных и людей, находились и духовные существа, вредящие человеку — мазиким, нанёсшие немалый урон духовному и физическому состоянию сыновей Ноаха. Тогда же посланник Всевышнего взял одного из сыновей в Ган Эден, и научил противостоять болезням и духовным недугам. Собранные сведения составили особую книгу, называемую Книгой Врачевания. Это была та самая книга, которую спустя много-много поколений спрятал царь Хизкияу.

Как-то Ноах обратил внимание, что один из козлов, наевшись перебродившего винограда, ведёт себя странно, то есть, попросту опьянел. Ноах взял виноградный корень, промыл его в крови нескольких животных, и посадил в землю. От этого корня родились необыкновенно сочные и сладкие плоды. Именно из этих плодов, Ноах сделал вино и опьянел.

К шести заповедям, полученным Адамом, сыновьям Ноаха была добавлена ещё одна — запрет употреблять в пищу органы ещё живых созданий.

Существует мнение, что у Ноаха, после Потопа, родился ещё один, четвёртый сын, названный Йонико. Он обладал незаурядными способностями к астрологии. Братья его отослали от себя, а впоследствии он обучал Нимрода, будущего царя, искусству войны. Сам же Ноах, по некоторым сведениям, спустившись с гор Армении, отправился в местность под названием Италия, где обучился многим премудростям.

От трёх сыновей Ноаха ведут начало семьдесят основных народов земли. От Яфета произошли четырнадцать из них. В числе сыновей Яфета — Гомер, Магог, Мадай, Яван, Туваль, Мешех, Тирас.

Сыновья Гомера — Ашкеназ, Рифат и Туграма.

От Хама происходят тридцать народов, в том числе от его сыновей: Куша, Мицраима, Пута, Кнаана.

Один из сыновей Куша — Нимрод.

Сыновья Кнаана — Цидон, Хет, Ивуси, Эмори, Гиргаши, Хиви, а также Арки и Сини — также родоначальники народов…

Куш сын Хама на склоне лет взял себе жену, и родил сына, которого назвал именем Нимрод, от корня слова «лимрод», «восставать». В те дни люди опять отошли от веры во Всевышнего, порой открыто восставая против Его власти в мире. Куш был очень привязан к сыну, ведь он был дан ему на старости лет. Именно ему, Куш передал кожанное одеяние, сделанное Всевышним для Адама и Хавы

В двадцатилетнем возрасте Нимрод впервые облачился в эту одежду, и немедленно ощутил, как необыкновенная физическая и духовная сила наполняет его.

Свою силу поначалу испытал на животных, став удачливым охотником. Постепенно, его целью стало завоевание власти над людьми. В первую очередь, он покончил с ближайшими врагами и конкурентами. Потом, к сорока годам, став царём над сыновьями Хама, вступил в открытую войну с потомством Яфета.

Шем стал родоначальников двадцати шести народов. Вот некоторые из его сыновей, являвшиеся главами родов Илем, Ашур, Арпахшад, Луд, Арам. Сыновья Илема — Шошан, Махоль, Хермон.

ПОКОЛЕНИЯ ПОСЛЕ ПОТОПА

Арпахшад, сын Шема, родился в 1658 году, через год после Потопа. Отцу его тогда было сто лет. Арпахшад прожил 438 лет и принадлежал второму поколению после Всемирной Катастрофы. Поколению, начавшую новую историю. От него произошли халдеи, и на его глазах отстроилась первая в новой истории метрополия — Бавель.

В тридцатипятилетнем возрасте у Арпахшада родился сын — Шелах. Среди прочих и татары ведут свою родословную от этого человека.

Имя другого сына, родившегося у Шелаха в 1723 году, человечеству хорошо известно. Звали его Эвер. Имя это является корневой основой названия народа, который появится впоследствии и станет безусловной, многоликой и незаменимой константой человеческой истории — евреев.

Только Эвер и его потомки сохранили, через всех и всё, язык, которым творилась Вселенная, язык, предназначенный доносить до человека тончайшие оттенки духовности, Святой язык, язык Торы и будущего народа Торы. Эвер был чётвёртым в цепочке поколений после Потопа.

Пятым стал его сын — Пелег, родившийся в 1757 году. Имя Пелег (разделение) не было случайным. Как раз в эту пору человечество потеряло навсегда ощущение своего единства, стало разделятся по языкам и государствам, по обычаям и верованиям. Второй сын Эвера — Яктан (уменьшенный) указывал на другую особенность этого поколения. Жизнь людей укоротилась наполовину. Уже Пелег жил вдвое меньше отца — 239 лет.

В 1786 году на свет появился Ашкеназ, сын Гомера, внук Яфета — прародитель германских племён.

Ещё через десять лет, в 1787 году, образовалось Египетское царство — Мицраим.

НИМРОД

Начало царствования Нимрода, сына Куша, внука Хама, правнука Ноаха, приходится на 1788 год. Он, по некоторым мнениям, основал Бавель, и выстроил удивительную башню, известную под названием Вавилонской. Это случилось в 1791 году через 135 лет после Потопа. Империя Вавилона длилась, ни много, ни мало 1601 год. Пятьдесят один царь сменили друг друга за это время на вавилонском троне, пока последний из них, Балтацар, не был убит в 3392 году.

Победив всех своих врагов, Нимрод, отыскал удобную широкую долину, и выстроил там большой город, назвав его Шинаром. В то время Нимрод стал правителем над всеми потомками Ноаха. Говорили тогда все на одном языке. Впрочем, главной особенностью Нимрода оказалось, его ни с чем не сравнимое злодейство. В этом ему не было равных ни раньше, ни теперь. Впрочем, Мардон, его сын, вполне наследовал в злодействе отцу.

После строительства Вавилонской башни и её крушения, всё, что строил с тех пор Нимрод, в своём названии включало память об этом событии. При обвале башни, погибли многие приближённые и советники Нимрода.

Впрочем, Нимрод, не успокоился, приказал вытесать из камня своё изображение и заставил всех ему поклоняться. Конец Нимрода был жалок. Восемь его сыновей сговорились, оскопили и выбросили его из империи. Эсав, сын Ицхака, поставил точку, убив его и ограбив.

Идея обожествления людей оказалось заразительной. С тех пор, не редко, выдающиеся люди, будь то мужчина или женщина, удостаивались посмертных, а то и прижизненных изображений, объявлявшимися «святыми», и становившимися предметом поклонения.

Мицраим пошёл дальше. Там предметом культа стали животные. Каждый уважающий себя воин, уходя на битву, украшал доспехи и колесницу изображениями разных тварей. Особенным почётом пользовалось изображение тельца. Дополнительным аргументом, для поклонения тельцу, было его значение в обработке земли. Идол с пёсьей мордой также пользовался успехом. Собака олицетворяла собой защиту и успех в охоте.

Служение идолам и культовые обряды с каждым поколением усложнялись и изощрялись. Всё, что в реальной жизни обладало видимой властью и влиянием, немедленно обожествлялось и удостаивалось поклонения и жертв.

Служение пеору, например, состояло в поклонении изображению детородных органов, «выполняющим важную функцию: избавление от излишеств и порождение себе подобных».

Культивировалось бросание камней маргулису, олицетворяющему вещь доступную всем, то есть землю. Подобных культов становилось всё больше и больше.

На определённом этапе божества стали более очеловеченные. Создавались целые пантеоны человекообразных божков, мужчин и женщин. Общее количество идолов, «удостоившихся» поклонения достигало тридцати тысяч. Постепенно всё человечество погрязло в этих культах и культиках. Так продолжалось вплоть до прихода к власти императора Константина, приблизительно в 4074 году, через 245 лет после разрушения второго Храма. Впрочем, среди сонма народов, вертевшихся в хороводе язычества, было одно исключение — потомки Авраама, нашего праотца.

От Пелега до Авраама ещё три поколения.

Сын Пелега, Реу, появился на свет в 1787 году. Серуг, сын Реу, родился в 1819. Серуг в тридцатилетнем возрасте родил Тераха.

Тераху было семьдесят лет, когда он взял себе жену по имени Аматла, и родил от неё сына, которого назвал Аврамом, имея в виду, что царь вознесёт его над всеми властителями. От другой жены было у него ещё два сына Аран и Нахор. На дворе стоял 1948 год.

Шему в то время было 390 лет и Аврам представлял десятое поколение после Потопа. Произошло это в городе Кута.

В ночь рождения Аврама собрались все рабы Тераха к нему в дом, а также мудрецы и предсказатели Нимрода. Ели, пили, веселились. Но после застолья случилось странная и пугающая вещь. Выйдя из жилища Тераха, гости подняли глаза к небу и увидели необычно большую звезду явившуюся с Востока от солнца. Эта звезда стремительно неслась по небосводу и, одну за другой, поглотила четыре звезды на четырёх сторонах небосклона. Это событие изумило всех, и все, в один голос воскликнули: не иначе это связано с младенцем Тераха, который вырастет и завладеет всей землёй. На утро, Нимрод, бывший в ту пору полновластным правителем, был поставлен в известность о произошедшем. Совет приближённых был прост: ребёнок должен быть умерщвлён, а Тераху выплатить значительный выкуп.

Но Терах, к удивлению всех, заупрямился.

Более того, когда официальный представитель Нимрода явился к нему с вышеозначенным предложением, Терах был уже начеку. Он заявил, что царь все, что есть у него волен взять: его самого, имущество и детей, включая двух братьев Аврама, но добровольно продать сына на умерщвление, он, Терах, не может. Но Нимрод стоял на своём, требуя отдать ребёнка за выкуп, и кто знает, чем бы всё это кончилось.

Тогда Терах попросил три дня, чтобы, по его словам подготовить домашних к исполнению страшной царской воли. Три дня были дадены. На третий день царь послал грозное предупреждение. Если младенец немедленно не будет представлен, всё, что есть в доме, включая его обитателей, подвергнется уничтожению.

И поспешил Терах совершить то, что при других обстоятельствах ему бы и в голову не пришло. Он взял младенца одной из своих рабынь, родившегося в один день с Аврамом, и принёс к Нимроду, взяв назначенный выкуп. Как только сделка совершилась, Нимрод, тут же, не сходя с места, умертвил младенца, ударив головой о камни. Он думал, что это Аврам.

На этом, как казалось царю, дело можно было закрыть и выкинуть из сердца. Так он и сделал.

Аврама же, вместе с матерью и кормилицей, Терах надёжно скрыл в одной из потаённых пещер. Так они и жили в уединении, получая ежемесячно всё необходимое для жизни. Прошло десять лет. Всевышний был с Аврамом.

Никто в мире, и в первую очередь царь и его приближённые, не догадывались, что Аврам жив.

В 1955 году Аран, брат Аврама, взял в жёны женщину, родившую ему троих. Сначала это был Лот, потом — Милка, а последней, в 1958 году, родилась Сарай. Авраму как раз тогда исполнилось десять лет.

Сарай прожила сто двадцать семь лет, второе её имя — Иска.

В это же время, убедившись, что царь напрочь забыл, происходившее во время его рождения, Аврам вместе с матерью и кормилицей покинули пещеру. Впрочем, Аврам не вернулся в свой город, но отправился к Ноаху и Шему изучать традицию, переданную им Всевышним. Никто конечно не знал историю Аврама. Тридцать девять лет находился Аврам в доме патриархов человечества, служа и учась у них.

Впрочем, вера во Всевышнего горела в Авраме ещё с трёхлетнего возраста. Решение учиться у Ноаха и Шема было принято им вовсе не случайно. Он, в отличие от всего человечества, шёл по путям, заповеданным Б-гом, тогда как другие, как в тягучую смолу, погрузились в идолопоклонство. Не составляли исключения ни царь, ни Терах, отец Аврама. Более того, они были первыми во всём, что касалось, всяческих культов, будь то — поклонение дереву или камням. Терах поклонялся двенадцати деревянным идолам, в каждом из месяцев в году принося жертвы и возлияния новому божеству из дерева. Во всём мире не осталось человека, кто бы помнил о Всевышнем, кроме Ноаха и его домашних. Всевышний подарил Авраму внимательное сердце, и умение распознавать истину под накипью лжи. Впрочем, целостность восприятия Аврама полностью сформировалось лишь к сорока восьми годам, когда на его глазах произошло великое разделение народов. В пятьдесят два года Аврам начал передавать своё мировоззрение другим. Даже после разделения языков, он продолжал говорить на Святом языке, презрение его к идолам было открытым. До смерти Ноаха оставалось ещё десять лет. В шестидесятилетнем возрасте, проповедуя единство и единственность Всевышнего, Аврам оказался в тюрьме, где провёл десять лет. Он взял на себя исполнение самых сложных и специфических мицвот (например эрув хацерот), которые заключены в Устной Торе. Изучаемый им трактат об идолопоклонстве содержал четыреста разделов.

Аврам был первым, кто в совершенстве постиг законы астрологии, которым научил египтян, также как и тайны чисел. В 1973 году, будучи двадцати пяти лет, Аврам женился на Сарай, своей племяннице.

БАШНЯ

Но вернёмся к Нимроду, который царствовал, не ощущая над собой никакой власти. Наоборот, весь мир, был подчинён ему. Язык у всех был один, и интересы у всех были общими. Советниками царя были сыновья Хама: Пут, Мицраим и Кнаан. Единство власти и мировоззрение подвинули приближённых царя предпринять грандиозное строительство. Они решили заложить город, в центре которого будет башня, мощная и величественная, высокая до такой степени, что вершина её достигнет небес. Эта башня должна была олицетворять мощь человека, его власть над миром, торжество над врагами.

Царь с восторгом одобрил план, и стройка началась.

Для осуществления проекта собралось до шестисот тысяч человек. Многие прибыли издалека. Был разбит грандиозный лагерь на специально выбранном участке. Это была нетронутая гигантская долина к востоку от земли Шенар. Первым делом принялись за отжиг кирпичей. Потом приступили непосредственно к стройке. По ходу дела планы становились всё более дерзкими. В сущности строители делились на три идеологических типа. Одни говорили: построим башню, чтобы быть ближе к Небесам, и станем сами как служители Небес. Другая партия отличалась от них в корне. Вся их цель была установить на вершине идолов, чтобы возвестить всему миру о «торжестве» язычества. Третьи, не верили ни во что, им нужно было утвердить собственное величие и силу. Их наука доказала, что раз в 1656 лет происходит всемирный потоп. Небеса развёрстываются, мир захлёстывает вода и и всё живое гибнет. Для решения этой глобальной «экологической» проблемы они решили поступить рационально. То есть, попросту, подставить подпорку небесам. Одну на севере, а другую на юге. Стройка двигалась невиданными темпами. Все были объединены общим стремлением, возвеличить, вознести человеческую гордость и власть. Долина превратилась в огромный город, в центре которого вытягивалась в небо величественная башня. В средней своей части окружность башни равнялась расстоянию трёхдневного пешего хода. Работа шла круглосуточно. Уже в конце строительства, время для доставки необходимых материалов на самый верх составляло несколько месяцев. Люди сплошным, непрерывным потоком шли вверх и вниз. Каждый кирпич, выпавший из рук и сорвавшийся вниз, вызывал всеобщее негодование и огорчение, доходившее до слёз. Никто не обращал внимания на гибнущих людей, ибо их смерть не мешала стройке. Так продолжалось многие годы

Но стройке не суждено было достичь полного завершения. Злой умысел и безбожие поднялись до нестерпимого уровня. Всевышний болезненно ударил по людскому высокомерию. Семидесяти небесным посланникам было приказано разделить человечество на семьдесят языковых групп, так, чтобы строители башни перестали понимать друг друга. В один день люди вдруг обнаружили, что речь ближнего им недоступна. Началась путаница и взаимное раздражение, постепенно переходящие в открытую вражду и жестокие схватки. Погибли многие. О продолжении стройки речь уже не шла. Люди, распределившись по языку, расходились кто куда.

Тогда же произошли ещё более удивительные вещи.

Началась своего рода биологическая революция. . Во-первых, те, кто намеревался вознести идолов на вершину башни, превратились в существа, которые мы называем обезьянами и слонами. Других Всевышний уничтожил их же собственными руками.

Но и это ещё не всё. Тогда же Всевышний сотворил множество странных, а порой и жутких человекообразных существ. Рассказывают об одноглазых людях обитавших в предгорьях Сетии, или о людях, поселившихся в Индии у которых отсутствовал рот. Там же, в горных районах, появились существа необычайно похожие на людей, но с хвостами, и ведущие совершенно животный образ жизни. Встречались существа с лошадиным туловищем и головой барана, на лбу которых торчал светящийся рог. Появились и существа с человеческой головой, имеющих три ряда зубов и туловищем льва, а также одноногие люди с неимоверно широкой ступнёй, обладавшие способностью к быстрому бегу. Были чудовища без шеи, с глазами, смотрящими прямо из туловища, а были существа с флорой, густо растущей из тела, и с волчьими зубами. В Ситие водились люди, почти нормального вида, но у которых вместо ног — лошадиные копыта. Эти существа назывались сатирами. Бродили по земле и полузвери-полулюди, летом принимавшие образ волка, а зимой снова обретавшие человеческий вид. Эти существа служили планете Марс, принося ей человеческие жертвы. В Ливии встречались люди, никогда не показывавшиеся при свете дня и не употреблявшие в пищу живые существа. Встречались человекообразные, не имевшие возможности передвигаться иначе, как опираясь головой о землю. В Эфиопии обитали люди без ноздрей, и были племена, у которых не было ушей. Там же попадались уроды, у которых вместо рта — узкое отверстие, ввести пищу или воду в которое можно было только с помощью полого стебля. Среди холмов, в западной стороне, можно было повстречать существа с гигантскими ушами, укрывавшими всё тело. Где-то в Аравии обитали люди удивительно маленького роста. Женщины их рожали в пятилетнем возрасте, а к восьми годам наступала старость. Они вели нескончаемые войны с народностью грова, сильно досаждавшей им. В Эфиопии жили люди, не покидавшие пещер, питавшиеся исключительно змеями. Говорить они не умели, и издавали нечленораздельные звуки.

Весь этот мир странных, пугающих существ, несмотря на свою ужасную фантасмагоричность, являлся, тем не менее, ответвлением человеческого рода, берущего начало в Первом Человеке. Таковы были результаты распада дотоле единого человечества.

Построенная башня также не просуществовала долго. Земля под нею разошлась и башня на треть погрузилась в почву. Вершина башни, до трети длины, была расплавлена небесным огнём. На поверхности осталась лишь средняя часть колоссальной постройки, как печальное напоминание о своеволии и безумной дерзости человека.

В 1996 году, когда умер Пелег, Авраму исполнилось 48 лет. Это был год, когда Всевышний заключил с ним Завет, известный под названием Брис бейн а-бетарим, то есть Союз, заключённый между разрезанными частями животного. Это произошло на вершине горы Леванон. После Потопа прошло 340 лет.

РАЗДЕЛЕНИЕ НАРОДОВ

После смешения языков, люди разошлись по всем четырём частям света, образовывая народы на основе «общности языка и происхождения». Строились города, получая названия по именам глав семей и родов или их сыновей.Сыновья Яфета, — Гомер, Магог, Мадай, Яван, Туваль, Мешех и Тирас, — отправились на запад и север. Среди их ближайших потомков — Франкус, Кузар, Булгар, Турки, Унгар. Имена, звучащие по сей день. Эти племена поселились на берегах Сены, Дунавы, Темзы. Сыновья Явана (Яван — Греция) обосновались в районе Македонии.

Сыновья Хама, Куш, Мицраим, Пут и Кенаан отправились на юг, на берега Йора (Нила). Некоторые из их потомков, например, сыновья Патроса и Кислуаха, породнились и появились народы под названием фалештим, азатим, гедерим, гатим и экроним, — в общей сложности пять племён. Они построили города, назвав их своими именами: Аза, Гедера, Гат, Экрон. Сыновья Кнаана построили одиннадцать городов, и бесчисленное количество небольших селений. Четыре семьи, потомки Хама, отправившись в плодородную долину, основали там города Сдом, Амора, Адама и Цвуим, соответствовавшие именам основателей семей. Сеир, сын Хура, внук Кнаана, отыскав удобную для себя местность около горы Паран, построил город и обосновался там вместе с сыновьями. Город этот так и назывался — Сеир.

Ашур, сын Шема, вместе со своим многочисленным потомством, не желая иметь ничего общего с другими, удалился в местность, где ещё никого не было, и построил город, названный Нинве. Сыновья Арама, одного из сыновей Ашура, построили город Уц по имени своего старшего брата. Это произошло на второй год после прекращения строительства Башни.

Впрочем, Бэла, покинув Нинве, недалеко от Сдома построил город, назвав своим именем. Очевидно эта местность, названная вскоре Кнааном, имела свойства, привлекавшие к себе людей со всех концов тогдашнего мира. Разойдясь по разным землям, потомки Ноаха поставили над собой царей.

Нимрод продолжал царствовать в Шинаре, и построил несколько городов, назвав один из них Бавель (смешение), подразумевая, что в этом месте Всевышний перемешал языки жителей земли, а другой — Эрех, в память о том, что Всевышний именно оттуда распространил народы по всему свету. Третий город, построенный Нимродом получил имя Аккад, напоминая о побоище, произошедшем там, и наконец четвёртый, Калана, — «уничтожение», — напоминал о гибели приближённых Нимрода, его лучших воинов и богатырей, залетевших высоко в величии и прославивших царя, но восставших против Творца, и в одночасье погибших в необъяснимой междусобице.

Впрочем, сидя в Бавеле, возобновив и укрепив царство, Нимрод вовсе не стал праведником, хотя и умерил амбиции. Рабы дали Нимроду прозвище — Амарфель, заключающее в себе напоминание о перипетиях, сопровождавших разрушение Башни и гибель его рабов и приближённых.

В то же время началась война между потомками Хама. Зачинщиком её был Кадарлаомер, царь Илима, сколотивший коалицию царей, властителей части городов в Кнаане. Покорив своих братьев, потомков Хама, Кадарлаомер заставил жителей пяти городов в долине Ярдена платить ему дань на протяжении двенадцати лет. Тогда же умер Нахор, отец Тераха и дед Аврама. Йов, знаменитый Йов, был внуком Уца, первенца Нахора и приходился Авраму двоюродным племянником.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

На пятидесятом году жизни, Аврам возвращается домой. В дом, который он никогда не знал, но где жила его семья. Покинув гостеприимное обиталище Ноаха, где впитывал знание о Б-жественном устройстве мира, Аврам возвращается к родным. Возвращение оказалось грустным. Первое что увидел Аврам в доме отца, это двенадцать идолов, которым поклонялась его семья. Аврам не смог и не желал сдержать себя, и идолы были повергнуты, разбиты на уродливые черепки. Терах, благоверный, образцовый царский придворный, военный министр, полный справедливого негодования, доносит царю. Более того, Терах не скрывает: Аврам — тот самый злополучный ребёнок, которого Нимрод, в «предвидении» своём пытался умертвить пятьдесят лет назад. Теперь и он, Терах, видит, как прав был властитель. Из «испорченного» зерна вырос этот ниспровергатель основ, этот «нечестивец» и идолоборец. Немедленно были посланы стражники, и Аврам предстал перед царём. Завязался странный разговор, в течение которого Нимрод то льстил, то угрожал, то спорил, пытаясь повлиять на Аврама, склонить на свою сторону. Сквозь угрозы и уговоры, в поведении Нимрода ясно сквозили два чувства: растерянность страх и перед непонятным для царя взглядом на мир, перед спокойствием Аврама и его ясным сознанием собственного духовного превосходства. «Ты будешь казнён, и все, кто пойдёт за тобой, умрут мучительной смертью», — уже не сдерживаясь, кричал Нимрод, на что Аврам, взглянув на небо, отвечал: «Увидит Всевышних этих злодеев, и осудит».

Дело нешуточное, и опасность даже не в самом Авраме, а в том новом миропонимании, которое он проповедовал. Идея, грозившая перевернуть мир, и лишить правителей их власти, — вот, что пугает Нимрода. Следовало предпринять срочные меры.

Аврама бросили в тюрьму. Нимрод, понимая важность момента, обратился к советникам и министрам. Совет их был таков. В отношении Аврама следовало поступить необычно. Это не обыкновенный преступник. Нужно искоренить идею напрочь. Запугать народ и казнить Аврама особо лютой смертью — накаливать специальную кирпичную печь три дня и три ночи, собрать всех подданых, и Аврама прилюдно сжечь. Так и поступили. Отовсюду пригнали людей. Улицы полны. Крыш не видно, — всё черным-черно от голов. Мужчины, женщины, младенцы, почти девятьсот тысяч человек.

Гадатели, увидев Аврама, воскликнули: это он, тот самый человек, о котором мы предупреждали все эти пятьдесят лет. Это тот самый ребёнок, при рождении которого, одна из звёзд заглотила четыре других. А это отец его, обманувший царя, заменив младенца. Нимрод обратил гнев на Тераха: «Ты слышал вещателей моих. Правда ли это? Правда ли, что ты обманул меня?» И задрожал Терах, и сказал: «Правду говорят гадатели твои, царь! Не мог я отдать на заклание своего сына, но заменил его сыном рабыни.»

«Кто же дал тебе этот злодейский совет, — ещё пуще взбеленился Нимрод, — не скрывай, ибо жизнь твоя на волоске висит!» Терах это видел. В страхе, он отвечает: «Мой старший сын, Аран, дал этот совет.» Аран был в возрасте тридцати двух лет, когда родился Аврам. Никаких советов отцу он не давал. Терах сказал это так, чтобы избежать смерти. Но Нимрод жаждал крови: «Аран, твой сын и советчик, заплатит жизнью, сгорев вместе с Аврамом. Не может жить человек, подавший такой совет!» И Терах замолчал.

Аран в душе поддерживал брата, но виду не показывал. Он был «политичен», наблюдая, чем кончится поединок, решив про себя: если Аврам выпутается из ловушки, он, Аран, пойдёт за ним. Но если верх окажется за Нимродом, значит и правда с ним.

Жуткая реальность не могла присниться ему и в самом страшном сне. Схватив вместе с Аврамом, его поставили перед царём. Приговор был короток. Сорвав верхнее платье, их связали по рукам и ногам и бросили в пылающую печь.

Аран, чьё сердце не было цельным, сгорел, как сухое дерево, превратившись в пепел, а Аврам… Авраму Всевышний сгореть не дал. На глазах всех девятисот тысяч изумлённых людей, огонь охватил жёсткие льняные путы на рукаха и ногах, и на том остановился, оставив бельё на теле нетронутым. Аврам встал, словно находясь не в пылающем аду, а в родной пещере, и ощутил себя, как никогда, свободным от человеческого произвола.

Хава Куперман, из журнала «Мир Торы», Москва


Пророк Ирмияу (Еремия) был свидетелем разрушения Первого Храма. Эту трагедию он оплакал в свитке Эйха. Пророк описывает ужасные картины гибели Иерусалима и бедствия, охватившие еврейский народ. Читать дальше