Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
По материалам книг: «Седер а-дорот», «Сефер яшар», «Шальшелет а-кабала»

Лот, племянник Авраама, побывав с дядей в Мицраиме, также разбогател, но богатство не прибавило ему добродетели. Его пастухи, не в пример пастухам Аврама, без стеснения пасли скот на полях местных жителей, которые жаловались Авраму. Тот увещевал Лота, но потрава чужих полей продолжалась. Аврам, не желавший ссоры с жителями Кнаана, наконец, не выдержал и предложил Лоту разойтись. Впрочем, предложение было мягким и дружелюбным. Аврам продолжал относиться к Лоту, как к брату, так как считал, что они «близки друг другу, как братья». Лоту было предложено выбрать место, где он хочет жить. Он выбрал долину Ярдена — наиболее добротный и цветущий край во всей стране Кнаан. Земля, обильно питаемая водой, славилась плодородием и обилием просторных пастбищ. Правда, был один минус. В долине Ярдена располагались города, жители которых пользовались недоброй славой. Самые богатые и благополучные среди этих городов — Сдом и Амора. Лот, не слишком привередничая, выбрал в качестве места жительства Сдом. Аврам же обосновался в дубраве Мамрэ, в Хевроне.

Лот не долго наслаждался покоем. Как раз в то время Кадарлаомер, царь Эйлама, разослал союзникам и вассалам письма с призывом прибыть к нему с войском. На его клич откликнулись Нимрод — царь Шинара, с некоторых пор оказавшийся в подчинении Кадарлаомера; Тидаль — царь Гоим и Ариох — властитель Эласара. С двумя последними у Кадарлаомера был заключён военный союз. Причиной назревающего конфликта был, по словам Кадарлаомера, многолетний отказ городов западного берега Ярдена выплачивать царю Эйлама установленную дань. Объединившись, союзные войска насчитывали порядка восьмисот тысяч воинов. Армада двинулась к долине Ярдена, уничтожая по пути всё и всех.

В это время формировалась коалиция противостоящих армий. Города благополучной долины Ярдена также собрали войска. Во главе войск стояли пять властителей: Шинъав — царь Адмы, Шемэвер — царь Цвуима, Бэра — царь Сдома, Бирша — царь Аморы, а также Бэла — царь Цоара. Объединив свои армии, они двинулись на встречу полчищам Кадарлаомера. Встретились они в долине Сиддим, известной обилием смоляных колодцев. Здесь же произошла битва. Войска Сдома и Аморы не выдержали натиска царей Эйлама. Началось повальное бегство. Солдаты преследуемой армии бежали, забыв обо всём, и целыми толпами тонули в смоле. Те, кто избежал этой страшной гибели, карабкались на холмы, пытаясь оторваться от преследования, но там их настигали воины Эйлама. Обезумевшие беглецы ворвались в ворота Сдома, а на их плечах, без помех, город заняли атакующие войска. Сдом и Амора были отданы на разграбление. Жителей этих городов увели в плен. Среди пленников был и племянник Аврама Лот.

Война закончилась. Захватчики, удовлетворившись добычей, двинулись восвояси. В этой войне участвовал один из рабов Авраама — великан Ог, тот самый, что чудом спасся от потопа, прикрепившись к ковчегу Ноаха. Ог — будущий царь Башана — сразу сообщил Авраму о поражении армии долины Ярдена, и, что самое главное, о пленении Лота. Аврам собрал своих слуг и отправился в погоню. Ночью он настиг победителей. Что именно произошло потом — не ясно, но всё вражеское войско было уничтожено до последнего человека. Остались в живых лишь предводители — четыре упоминаемых выше царя во главе с Кадарлаомером. Им была дана возможность бежать. В руках Аврама оказалось всё имущество, награбленное в Сдоме, а также пленники, среди которых и Лот с семьёй. Так всё добро до последней ниточки, потерянное было Лотом в войне, вернулось к нему.

Аврам со своим войском возвращался через долину Сиддим, где столкнулись армии девяти царей. Бэра, царь Сдома, скрывавшийся неподалёку от смолянных колодцев, в которых сгинула его армия, вышел навстречу. Он встречал Аврама с хлебом и вином. Рядом с ним стоял и царь Иерушалаима Адоницедек — Шем, сын Ноаха, патриарх человечества. Все вместе они остановились в долине а-Мелех. Адоницедек благословил Аврама, а Аврам отделил ему десятую часть от всей добычи, полученной в результате этой войны, ведь Шем был коэном, служителем перед Творцом мира.

Цари Сдома и Аморы почтительно подступили к Авраму с просьбой вернуть им пленников — их поданных, соглашаясь, что вся добыча по праву принадлежит победителю. Но Аврам всё видел в другом свете. Он ответил, что и не подумает взять себе добро, чтобы никто не мог сказать, будто богатство увеличилось из-за имущества, награбленного в Сдоме. «Меня спас Творец, и только на Него я полагаюсь. И богатство, которое уже есть или будет у меня придет только от Всевышнего», — сказал Аврам. Всё, добытое в войне, он вернул царям Сдома и Аморы, возместив лишь расходы тех, кто воевал на его стороне. Это была их законная добыча.

Затем каждый пошёл своим путём. Лот отправился в Сдом, нагруженный возвращённым богатством, а Аврам вернулся в Элоней Мамрэ — своё пристанище в Хевроне.

ИШМАЭЛЬ

Наступил 2033 год. Авраму исполнилось 85 лет. Всевышний обещал ему неисчислимое потомство, но пока он бездетен. Ни сына, ни дочери. Десять лет пролетели с тех пор, как они поселились в Кнаане, а у них с Сарай всё ещё нет ребенка. Это очень беспокоит жену Аврама и лишает её сна.

У Сарай была воспитанница. Та самая рабыня Агарь, полученная в подарок в Мицраиме. Агарь — прилежная ученица и много хорошего переняла у госпожи. Добрые качества рабыни кажутся столь очевидными, что побуждают Сарай принять неординарное решение.

— Пусть она заменит меня в рождении детей, — говорит она мужу. — Пусть моё влияние и воспитание помогут мне воспитать потомство, рожденное этой женщиной от тебя. Возьми её в жёны.

Аврам согласился. Очень скоро Агарь забеременела. Радости и гордости рабыни не было предела.

— Наверное, Всевышний признаёт мои праведность и заслуги, — невольно говорила она себе, — если удостоил того, что не досталось госпоже!

Столько лет Сарай с Аврамом — и никаких последствий, а она, Агарь, сразу сможет подарить праведнику наследника!

Агарь и думать забыла о милости своей госпожи, которая, обвинив себя и только себя в отсутствии детей, возвысила простую рабыню, сделав её почти равной себе. Неблагодарность породила гордыню, и это больно задело Сарай. Кроме того, она испугалась, что Аврам больше не станет считать её настоящей женой, лишит близости, а значит и надежды когда-нибудь всё же иметь своих детей. Она пожаловалась мужу.

Аврам всё сразу понял и сказал:

— Агарь — твоя рабыня, делай с ней, что тебе угодно.

Лекарство против гордыни — страдание. Сарай стала относиться к Агарь как к обычной рабыне, нагрузила домашней работой. Для Агарь такое падение оказалось мучительно. Она не выдержала и пустилась в бега, долго блуждала в пустыне, обрекая себя на гибель. Но вмешалось Провидение, — всё же Агарь носит в себе плод Аврама, — и рабыня, смирившись, вернулась к своей госпоже.

На восемьдесят шестом году жизни у Аврама родился сын, названный Ишмаэль.

В общей сложности Аврам имел трёх жён. Каждая из них принадлежала к одному из родов Ноаха. Сарай происходила от Шема, Кетура — из семьи Яфета, а Агарь принадлежала к потомкам Хама.

ВОЙНА МЕЖДУ ПОТОМКАМИ ЯФЕТА

В 2039 году, когда Авраму исполнился 91 год, произошло столкновение потомков Китима с потомками Туваля. Туваль — сын Яфета. Китим — его внук, сын Явана.

Вот как это началось. Ещё при смешении языков после неудачной попытки строительства Вавилонской башни сыновья Китима не стали расходиться кто куда, а решили держаться вместе. Они пришли в долину Кнафанья и совместно построили там города. Их города размещались вдоль реки Тибераю. Некоторые из потомков Туваля обосновались невдалеке, в местности под названием Тушкана. Граница между владениями проходила по реке Пошайя, впадающей в море. Потомки Туваля тоже заложили город, назвав его по имени главы своего рода Сабиной.

В 2039 году произошло вооружённое столкновение между этими двумя племенами. Китимцы напали на потомков Туваля. Схватка оказалась кровопролитной. Тувальцы потеряли более трёхсот человек. Тогда же они поклялись не родниться с сыновьями Китима. Женщины племени Туваля славились своей красотой и женственностью. Каждый мужчина, желавший обрести жену, мечтал отыскать пару среди них. Цари и вельможи со всех концов тогдашнего мира приходили к потомкам Туваля в поисках супруги и сватали их дочерей. Потому то для сыновей Китима клятва оказалась чувствительным ударом.

Рав Александр Красильщиков, из журнала «Мир Торы», Москва


Пророк Ирмияу (Еремия) был свидетелем разрушения Первого Храма. Эту трагедию он оплакал в свитке Эйха. Пророк описывает ужасные картины гибели Иерусалима и бедствия, охватившие еврейский народ. Читать дальше