Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
По материалам книг: «Седер а-дорот», «Сефер яшар», «Шальшелет а-кабала»

Прошло два года. Наступил 2000 год по сотворении мира. Нимрод продолжал властвовать над Вавилоном, бывшим тогда метрополией цивилизованного мира. Впечатления, связанные с удивительным спасением из огненной печи потускнели. Царь перестал интересоваться Аврамом. Но сердца царей в руках Владыки Мира. Одна из ночей открыла старые раны. Во сне Нимрод увидел себя и свою свиту стоящими у огненной печи, точно так же как два года назад. И вдруг образ Аврама всплыл перед ними из огня. В руке у него был обнажённый меч. Аврам двинулся на царя. Нимрод испугался, попятился и побежал прочь. Вдруг в голову царя полетело яйцо. Оно взорвалось над ним и обратилось в широкую реку. Вся свита Нимрода утонула, и волны выбросили посиневшие трупы. А сам царь бежал дальше. Оглянувшись, он увидел трёх мужей в царских одеждах, и все трое осанкой и видом — царского рода. А река, тем временем, снова стала яйцом, из него вылупился маленький рыжий цыплёнк. Он взлетел на голову царя и выклевал ему глаз.

Утром царь проснулся с тяжелой душой. Страх наполнил его сердце. Он собрал мудрецов и предсказателей, рассказал им сон и велел разгадать.

Один из мудрецов по имени Эноки сказал:

— Твой сон, царь, ни что иное, как злая воля Аврама и его потомства, что превзойдёт царский род в конце времён. Я это видел ещё пятьдесят два года назад при рождении Аврама в знамениях неба, когда зловещая звезда поглотила другие звёзды. Наступит время, когда потомки Аврама станут воевать с царским войском. Виденные тобой мужи — три властителя — союзники твои, что одни останутся с тобой, а цыплёнок, вышедший из яйца, — один из потомков Аврама, от которого ты примешь смерть. Вот тебе мой совет, царь! Не жди, пока придёт беда, не оставляй в живых Аврама — врага твоего, ибо пока Аврам с тобою на этой земле, не успокоишься ты, и царство твоё непрочно. Кроме того, устранив Аврама теперь, ты предотвратишь торжество его в конце времён!

Нимрод внял совету, и тайно послал верных рабов схватить Аврама.

Но вмешалось Провидение, и другой раб оказался свидетелем заговора. Это был Элиэзер — слуга Аврама. Он немедленно предупредил своего господина и, прежде чем царские рабы успели исполнить приказ, Аврам исчез, укрывшись в гостеприимном доме Ноаха. Целый месяц продолжались поиски по всему тогдашнему миру, пока дело Аврама не стало забываться и перестало волновать царя.

Тогда Аврам осторожно дал знать о себе отцу. Терах, всё ещё занимая высокую должность при дворе, поспешил навестить сына. Вот что сказал ему Аврам:

— Известно ли тебе, отец, что царь снова решил меня убить? Более того, он хочет вовсе вытравить мой род с лица земли. Так посоветовали ему придворные астрологи. Желаешь ли ты оставаться с этими недостойными людьми? Не бросить ли нам всё и не отправиться ли в землю Кнаана, чтобы тебе вновь не оказаться вовлечённым в злодейский замысел и не погибнуть? Ведь не из любви к тебе Нимрод осыпает тебя почестями, но для собственной выгоды. Ни богатство, ни почёт не защитят тебя в день Суда.

Ноах и его сын Шем, бывшие при этом разговоре, присоединили свой голос к доводам Аврама. На этот раз Терах послушался совета. Сборы были недолги. Взяв Аврама, его жену Сарай, а также Лота — сына погибшего в печи Арана, всех слуг, он поднялся и покинул Ур Касдим, оставив навсегда заблуждения, разочарования и беды. До земли Кнаана они не дошли. Добравшись до Харана, плодородной и гостеприимной страны, они расположились там. Здесь уже прослышали об Авраме. Люди охотно потянулись к нему, принимая его учение, усваиваивая этические ценности, идущие от Творца. Монотеистический взгляд на мир возвращался к людям. Так продолжалось три года.

ТРЕТЬЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ

Наступил 2003 год. Аврам, верный ученик Ноаха, Шема и Эвера, бережно хранил древнее знание о Всевышнем, Создателе Мира. Неожиданно его жизнь получает новый, грандиозный импульс. Сам Творец открывается Авраму и предписывает немедленно, взяв жену и имущество, оставить отцовский дом и отправиться в Эрец Кнаан, чтобы обосноваться там и жить в соответствии с повелениями Творца. По прибытии в Эрец Кнаан Авраму исполнилось пятьдесят пять лет. Свой шатёр он поставил среди кнаанейцев в одном из местных городов.

Вскоре Всевышний открывается Авраму ещё раз и обещает отдать эту землю в вечное владение его потомкам, которых будет у него несметное число. В то время Аврам детей не имел. В память о заверении Творца, в месте, где это произошло, Аврам воздвиг жертвенник.

Через три года после обоснования на новом месте, приходит печальная весть о кончине патриарха человечества — Ноаха. В общей сложности Ноах прожил 950 лет.

Всех своих сподвижников Аврам взял с собой в землю Кнаана, но Терах, его отец, и брат Нахор остались в Харане

В 2008 году жители Сдома и Аморы вместе с жителями других городов долины Иордана перестали признавать власть Кдарлаомера, царя Эйлама. Они восстали после двенадцати лет подчинения и выплаты податей. Тринадцать лет продолжалось противоборство. На десятый год войны в конфликт вмешался Нимрод, царь Шинара. У него были старые счёты с Кдарлаомером. Последний когда-то был военным министром Нимрода. Ещё в пору строительства Вавилонской башни при разделении языков и народов Кдарлаомер покинул своего господина и перебрался в Эйлам. Там, постепенно обретая власть, вёл всё более независимую политику, пока, наконец, став царём Эйлама, не сбросил полностью подчинение.

Нимрод ему этого не простил и ждал случая наказать. Теперь, на десятый год войны, казалось, ситуация благоприятствовала. Нимрод с семитысячным войском двинулся в сторону Эйлама — проучить бывшего раба. Но он недооценил противника. Выйдя на встречу алчущему мести Нимроду, Кдарлаомер со своими пятью тысячами солдат нанёс сокрушительное поражение бывшему господину. Сражение произошло в Вавилонской долине, между Эйламом и Шинаром. Все упомянутые цари участвовали в нём. Шесть тысяч трупов оставил на поле боя Нимрод. Среди убитых был и наследник, сын Нимрода Мирдон.

Опозоренный и сломленный Нимрод бежал в свои владения. Долгие годы он не мог оправиться от поражения, оказавшись в не привычном для себя подчинении Кдарлаомера. Последний же, вернувшись к себе, разослал письма властителям соседних стран с предложением вассального союза, на что они, за неимением выбора, согласились.

В 2018 году, на семидесятом году жизни, после пятнадцатилетнего пребывания в Эрец Кнаан, Аврам вернулся на время к отцу в Харан. Пять лет он жил со своими родными, многих приблизил к Творцу, пока в 2023 году Всевышний снова не обратился к Авраму и не напомнил об обещании сделать его великим народом в Земле Кнаана. Опять Аврам вместе с женой, домочадцами и людьми, возвращёнными к вере, отправляется в Эрец Кнаан. Идёт с ним и Лот, сын погибшего брата Арана.

Шатёр Аврама располагался в месте под названием Элоней Мамрэ — Дубы Мамрэ. Меж трёх дубов лежала мраморная глыба, та самая, на которой Аврам угощал трёх посланников Б-га. Там же располагался его шатёр. В шатре Аврама четыре входа, чтобы принимать гостей с любой стороны, откуда бы они не явились… Рядом — дерево с необыкновенными плодами. Тут же и шатёр Сарай возле миквы с живой водой. Дальше — поле, омываемое из источника, называемого Бээр Аврам — колодец Аврама. В ста локтях от него ещё один колодец. Между колодцами — скала, шириной в двадцать один локоть, на ней Аврам совершил обрезание своим домочадцам…

РЕКИОН

В те дни в стране Шинар жил человек по имени Рекион. Был он в своём роде мудрец, знал немало вещей, был пригож собой, но обладал одним-единственным недостатком. Рекион был беден до крайности. Эта бедность побудила его отправиться в богатый край, каким считался Мицраим — Египет. В Мицраиме правил тогда царь по имени Ашвирш. Цель Рекиона была стара, как мир: с помощью своего ума добиться благосклонности царя, поправить свои дела и, по возможности, сделать карьеру. Почти все данные, как уже было сказано, у него для этого были. Прибыв на место, Рекион наткнулся на первую неожиданность. Пробиться к царю оказалось невозможно. Властитель Мицраима безвылазно сидел в своём дворце, никого не принимал и не выходил сам. Являлся он народу один раз в году, и тогда же самолично решал насущные проблемы, судил, рядил, чтобы на следующий день возвратиться в своё добровольное заточение.

Узнав о такой странности царя, Рекион загрустил. Деваться ему было некуда. Ни денег, ни родственников, ни друзей. Не имея выбора, с приближением ночи отыскал он развалины старой пекарни и с горечью в сердце расположился на ночлег. Впрочем, сон не шел. Только одна мысль занимала его изощрённый ум. Как пропитать себя, прежде чем наступит долгожданный день, и он предстанет перед царём. Утром, покинув неуютное место, Рекион сразу встретил зеленщиков, кормившихся перепродажей овощей. Он решил добывать пропитание тем же. Но, вот беда, не зная тонкостей торговли, взялся за дело не с той стороны. Незнакомый с местными нравами, идя наощупь, Рекион сразу же попал впросак. Набрав там и сям зелени, он пал жертвой местной черни, набросившейся на него, как ястребы, со смехом расхватавшей с лотка его зелёный товар.

Вернувшись разбитым и уставшим в свои развалины, Рекион и вторую ночь посвятил размышлениям над своим незавидным положением. На этот раз он понял, что нужно делать. Утром, наняв среди простонародья и черни тридцать человек, умеющих владеть оружием, людей сильных и рослых, он отвёл их к кладбищу и сказал, что царь приказал не давать никому хоронить покойных, пока не заплатят налог в размере двухсот монет. Так они и сделали. Целых восемь месяцев взимали дань со всех похорон, собрав большое богатство: серебро, золото, драгоценные камни и хрусталь. Из этих средств Рекион купил лошадей и скот в большом количестве, нанял ещё людей, посадил их на лошадей, сделав своими приближёнными.

Когда наступил день появления царя, многие бросились к нему с жалобой на новый порядок:

— Всегда налоги брались с живых, а ты приказал брать и с мёртвых! Весь город опустошён этим налогом.

Услышав такие речи, царь был смущён и рассержен. Кто посмел от его имени совершать столь невиданные дела. Удивление и гнев возросли ещё больше, когда доложили о Рекионе и его афёрах. Не сходя с места, царь приказал доставить возмутителя спокойствия. Рекион только этого и ждал. Он собрал тысячу мальчиков и девочек, одел их в богатые одежды, посадил на коней и в сопровождении своих людей послал к царю. Сам же, приготовив роскошные подарки, серебро, золото, драгоценные камни, а также редких по красоте и достоинствам лошадей, отправился следом. Представ перед царём, Рекион склонился перед ним. Видя всю эту роскошь и размах, царь с приближёнными изумились. Стали спрашивать о похождениях находчивого проходимца. Ответы отличались остроумием и блеском. Царь и царские рабы были покорены. Более того, Рекион сумел вызвать симпатию и любовь всего населения Мицраима.

— Не Рекионом («пустышкой») отныне ты будешь называться, — воскликнул восхищённый властитель, — но Паро, ибо только такой человек, как ты мог заставить людей платить дань за своих мертвецов!

Но этим дело не кончилось. Возникла идея передать Паро — Рекиону царские полномочия. Пусть царствует в Мицраиме все те дни, когда Ашвирш, старый владыка, замыкается в собственном дворце.

Так Паро стал царём Мицраима. Вскоре, где силой, где хитростью, он прибрал к рукам всё и всех, став единственным и непререкаемым властителем всего Египта. Более того, и потомки его, также звавшиеся Паро, наследовали эту власть.

ГОЛОД

В том же году землю Кнаана постиг необычный по тяжести голод. Аврам вынужден был отправиться в Мицраим вместе со всеми домашними. Перед тем как войти в эту страну, он простоял немало времени в долине реки, являвшейся своеобразной границей Мицраима. Однажды, проходя у воды, Аврам, который из скромности никогда не вглядывался в облик своей жены, заметил, насколько она красива. Он понял сразу, какая опасность грозит ему в чужой стране, где нравы предельны развращены. Мужа этой совершенной женщины не могли оставить в живых. Впрочем, оставаться в Кнаане не представлялось возможным. Это привело бы к голодной смерти. Но и в Египте их подстерегает смертельная опасность. Что делать? Аврам нашёл выход. Он решил, что Сарай следует назваться его сестрой, чтобы избежать смерти. О том же были предупреждены и домочадцы. Впрочем, не доверяя этой идее, Аврам предпринял более существенные, по его мнению, шаги. Чтобы хотя бы на первых порах избежать нескромных взглядов египтян, Аврам изготовил специальный переносной тайник под видом дорожного сундука. Когда закончились приготовления, они, наконец, вошли в Мицраим. Беда приключилась уже на входе в городские ворота. Стражники потребовали десятины со всего имущества. Аврам безропотно подчинился. Однако непомерной величины ящик вызвал у алчных стражников особую жажду. Они заподозрили в нём скрытые сокровища. Их жадность возрастала по мере того, как Аврам, отказываясь открыть тайник, предлагал за право пронести ящик всё большие и большие суммы. В воображении стражников рисовались алмазы с голубиное яйцо и пудовые бруски червонного золота. Кончилось тем, что тайник был открыт.

Появление на свет женщины невиданный красоты вызвало настоящий фурор. Египтяне, чьи жёны были черны, как смоль, не могли поверить, что существуют такие снежнолицые одухотворённые существа. Весть о необычайном явлении пронеслась, как молния. Взглянуть на чудо сбежались вельможи и придворные. Царю превознесли и расхвалили женщину так, что вскоре последовал решительный приказ: немедленно доставить её во дворец!

Паро был восхищён. Такого сокровища у него ещё не было. Подарки розданы всем, кто способствовал открытию этой женщины. Так Сарай взяли в царский дворец.

Для Аврама это был тяжёлый удар. Самое мощное средство отвратить беду, которое он знал — молитва. Молилась и Сарай в своём заточении. Это было одно из десяти испытаний, которыми Всевышний испытывал Аврама.

— Кто этот человек тебе? — спросил Паро Сарай об Авраме.

— Он мой брат, — был ответ.

— Я его возвеличу всем, чем только можно, — заявил Паро, и в этот же вечер Авраму передали несметные богатства: золото, серебро, хрусталь, рабов и рабынь, и сам он был призван и помещён во дворе царского жилища.

Наступила ночь. Царь пришёл к Сарай, пытаясь расположить ее к себе. Он не видел, что незримая небесная стража уже обступила эту праведницу. Протянув к ней руку, Паро получил удар такой силы, что опрокинулся наземь. Ещё ничего не понимая, каждый раз протягивая руки к Сарай, властитель Египта терпел всё более чувствительные удары. Наконец он оступился. Но пострадал не только Паро. В эту ночь в его доме так никто и не уснул. Невидимые удары посыпались на всех домочадцев. Стенание и плач слышались отовсюду. Всё это было явно не спроста, и Паро понял это. Урок усвоен. Приблизиться к Сарай он уже не смел, но настойчиво расспрашивал, кто тот человек, который привёз ее в Мицраим. Это был уже совсем другой тон. Тон человека, смирившегося с реальностью, и Сарай отвечала со всей искренностью:

— Он муж мой, но я назвала его братом, потому что боялась, как бы не убили из-за меня, слишком дурные здесь нравы.

Паро отступился, и удары прекратились. Тут царь окончательно понял — да, его били из-за Сарай. Но почему?

Утром Паро призвал Аврама.

— Что ты сделал со мной? — воскликнул он. — Почему сказал, что это твоя сестра, и я чуть было не взял её к себе в жёны. Весь мой дом подвергся ударам. Вот тебе жена твоя, забирай скорей и уходи из нашей земли, ибо гибель грозит нам из-за этой женщины.

А чтобы уж совсем обезопасить себя, царь одарил Аврама несметным богатством: крупным и мелким скотом, рабами и рабынями, серебром и золотом, и, самое главное, возвратил ему Сарай, жену. А самой Сарай, ко всему прочему, подарил свою дочь от наложницы в качестве рабыни, сказав:

— Лучше быть ей рабыней в доме этих праведников, чем хозяйкой в моем доме.

Не долго думая, Аврам со всем неожиданно приобретенным в Мицраиме богатством, вернулся в землю Кнаан, к месту, где построил когда-то жертвенник Всевышнему, и где расположил поначалу свой шатёр.

Рав Александр Красильщиков, из журнала «Мир Торы», Москва


История отношений Йосефа и его братьев достигает апогея: начинается глава Ваигаш описанием диалога Йеуды и Йосефа, и это стало прообразом исторического противостояния их потомков: сначала колен Йеуды и Эфраима, а затем — двух царств, Южного Иудейского и северного Израильского царства. В конце главы рассказывается о том, как праотец Яаков, узнав, что его любимый сын Йосеф жив, спускается в Египет для встречи с ним. Так начинается Египетское изгнание, ставшее прообразом всех последующих изгнаний еврейского народа. Читать дальше

Избранные комментарии к недельной главе Ваигаш

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всевышний поселил потомков Яакова в Египте, чтобы они стали еврейским народом, не смешиваясь с коренным населением

Б-жественное вмешательство при продаже Йосефа

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всевышний специально организовал продажу Йосефа, чтобы привести его к величию. Поэтому братья Йосефа не были наказаны.

На тему недельной главы. Ваигаш 1

Рав Арье Кацин,
из цикла «На тему недельной главы»

Коментарии к недельной главе Льва Кацина

Избранные комментарии на главу Ваигаш

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Если бы сыновья Яакова остались в Ханаане, их потомки со временем бы ассимилировались. Уход в Египет и жизнь среди враждебно настроенного населения помогла евреям сплотиться и сохраниться как народ.