Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Однажды утром доктор Гольдберг ехал на работу на своей машине и ему почему-то пришло в голову для разнообразия изменить маршрут и проехать по скоростному шоссе, которого он обычно избегал.

По воскресеньям я имею удовольствие учиться с двумя еврейскими хирургами. Каждую неделю мы углубленно изучаем отрывок из Сидура (сборника молитв).

В одно из воскресений мы разбирали Шма, самую главную, самую первую и основную еврейскую молитву. «Слушай, Израиль: а-Шем — наш Б-г, а-Шем — Один». «Слушай» означает, что мы должны не просто услышать, но принять сердцем. А когда мы говорим: «а-Шем — Один», мы провозглашаем абсолютную власть Всевышнего над всем Творением и утверждаем, что Он является единственной Первопричиной всего существующего и происходящего, всех законов и сил. В радости и в горе мы закрываем глаза и провозглашаем нашу полную преданность Всевышнему, независимо от жизненных обстоятельств.

В то воскресенье, когда мы обсуждали этот раздел, один из хирургов, доктор Гольдберг, рассказал нам удивительную историю.

Однажды утром доктор Гольдберг ехал на работу на своей машине и ему почему-то пришло в голову для разнообразия изменить маршрут и проехать по скоростному шоссе, которого он обычно избегал. Перед въездом на шоссе он остановился на красный свет. В соседнем ряду с ним оказался мотоциклист, молодой парень, одетый во все черное, на блестящем новеньком японском мотоцикле. Зажегся зеленый, и мотоциклист с ревом умчался вперед. Доктор спокойно продолжал свой путь, как вдруг снова увидел впереди того самого мотоциклиста в черном. Потеряв управление, на лежащем на боку мотоцикле, со скрежетом разбрасывая вокруг искры, он пронесся поперек многополосного шоссе.

Доктор съехал на обочину, вихрем вылетел из машины и бросился на помощь. Парень лежал на земле в своем черном шлеме, у него была оторвана нога, из артерии на бедре хлестала кровь. К ним подбежала женщина, доктор узнал в ней медсестру из своего госпиталя. В то утро она опаздывала на работу, и надо же было так случиться: именно в этот момент проезжала мимо места аварии…

Доктор понимал, что если кровотечение не остановить в ближайшие 60 секунд, парень умрет. Он изо всех сил зажимал рану, пытаясь остановить кровь. И тут парень поднял руку и стал медленно стаскивать с головы шлем. «Я ожидал, что он будет стонать и кричать, и просто не поверил своим ушам, когда услышал: Шма Исраэль: а-ШемЭлокейну, а-Шем Эхад».

С помощью медсестры доктору удалось замедлить кровотечение, приехавшая скорая увезла пострадавшего в ближайшую больницу. В тот день доктор Гольдберг не узнал своего пациента, но позже оказалось, что они посещали одну и ту же синагогу.

В следующем году на Рош а-Шана в дверь доктора постучали. На пороге стоял тот самый мотоциклист, он держал за руки своих детей. «Я просто хотел поблагодарить вас за то, что вы спасли мне жизнь», — сказал он.

Доктор Гольдберг в полной тишине закончил свой рассказ, потом повернулся ко мне и добавил: «Вот о чем я думаю, когда говорю Шма Исраэль».

И тут мне пришло в голову, что все мы в каком-то смысле мотоциклисты, мчащиеся по скоростному шоссе жизни. Это шоссе не всегда бывает ровным и гладким. Мы подпрыгиваем на выбоинах и ухабах, иногда сбиваемся с пути или попадаем в аварии, большие и малые. Понимаем ли мы, что а-Шем выстраивает события и обстоятельства нашей жизни? Видим ли скрытое в них добро?

Что бы ни случилось со мной сегодня — дорожная авария, неприятности на работе или дома, радость или удача — я прикрываю рукой глаза и провозглашаю: Шма Исраэль: а-Шем Элокейну, а-Шем Эхад!

Раби Цви Сайтнер, с сайта Aish.com


Хотя Лея и была не самой любимой — свою вторую жену, Рахель, Яаков любил сильнее — именно от Леи ведут свой род половина израильских колен, в том числе, колено Йеуды. И именно Лея похоронена рядом Яковом в Хевроне. Читать дальше