Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Для праведника, который преодолевает в себе зло и поступает так, как это требует от него Творец и Его Тора, злое начало — это самое большое благословение. Именно благодаря влиянию злого начала у него есть свобода выбора.»Виленский Гаон. Комментарии на свиток Эстер
Еврейская жизнь в Чехословакии и Венгрии процветала, несмотря на антисемитизм масс, который чувствовался постоянно. Теперь он подогревался связью в общественном сознании между евреями и коммунистами.

Чехословакия и Венгрия

Хотя и не такой кровавый, переход к независимости в других новых странах Европы особо затронул евреев. Только в Чехословакии под руководством Тома Масарика7 и Эдуарда Бенеша8 евреи пользовались полной поддержкой и всеми правами. Но эта страна находилась в постоянных конфликтах со своими соседями, особенно Венгрией, и закрытые границы между странами создавали трудные проблемы для евреев, особенно хасидов, у которых ребе, их религиозные руководители, проживали по другую сторону границы. Главный бастион учения Чехословакии находился в Прессбурге (теперь столица Словакии Братислава), а его влияние и поддержка были связаны с Венгрией.

Еврейская жизнь в этих двух странах между войнами процветала, несмотря на антисемитизм масс, который чувствовался постоянно. Теперь он подогревался связью в общественном сознании между евреями и коммунистами. Бела Кун (1886-1939), еврей, был диктатором недолгого коммунистического режима в Венгрии, который держался до переворота осенью 1919 года. Курт Айзнер (1867-1919), тоже еврей, был лидером коммунистического восстания и правительства в Баварии в 1918 году. Его убили в 1919 году. «Красная Роза», Роза Люксембург9 была самой пламенной коммунисткой-революционеркой вне России. И она была убита в 1919 году. Эти светские, радикальные нееврейские евреи разжигали тот самый антисемитизм, который надеялись искоренить своим экстремизмом. Их слепая ненависть к своей традиции и народу превратилась в смертоносное оружие, направленное в сердце еврейского народа. Их вину в разрушении европейской цивилизации и еврейского народа в двадцатом веке нельзя преуменьшать. Как всегда, плоды еврейской ассимиляции и радикализма оказались горькими.


7 1850-1937. Первый президент Чехословакии. Терпимый, благородный друг евреев и человечества. Он посетил Палестину в двадцатых годах и поддерживал идею еврейского государства.

8 1884-1948. Второй президент Чехословакии, преданный помощник и ученик Масарика и его министр иностранных дел до 1937 года.

9 1871-1919. См у Джонсона, стр. 448-450 блестящий анализ ее политической философии

Партии и направления

Новые правительства в Европе, которые внешне были демократическими, предоставили еврейским гражданам право голоса и организации политических партий. В отличие от евреев Западной Европы и США, которые принимали участие в политическом процессе как часть общей политической структуры и никогда не формировали исключительно еврейских политических партий, евреи Польши, Литвы и других восточных и центральных европейских стран создавали такие партии. Они должны были выразить еврейский голос в национальных парламентах и местных советах.

Кроме того, в таких польских городах как Варшава, Краков, Лодзь были автономные еврейские правительства, которые регулировали еврейскую жизнь. Уровень автономии и свободы действий в местных органах самоуправления варьировалось в разное время, но редко они были свободны от вмешательства национального правительства. В Польше правительство Пилсудского открыто вступало в контакт с некоторыми еврейскими политическими фигурами и партиями, чтобы повлиять на исход выборов, и много раз результаты таких нечестных выборов отменяли польские суды. И все же политическая деятельность продолжалась вплоть до Катастрофы.

Тремя основными политическими группировками польского и литовского еврейства были Бунд и другие левацкие социалистические партии, Агудат Исраэль, которая представляла традиционных, соблюдающих евреев, и сионистские партии, религиозные и светские, которые продвигали идею поселения в Палестине. Кроме того, были еще осколки этих группировок, иногда, несмотря на малочисленность, очень влиятельные благодаря коалиционной структуре национальных и локальных правительств и строго пропорциональному представительству. Несогласия в политике, взглядах и целях этих еврейских партий было интенсивными, личными и едкими. Большинство этих разногласий исходило из различия взглядов на то, как лучше решать «еврейскую» проблему и с кем заключать союз. Евреи, которые столетиями были отстранены от политической жизни, теперь вступили в борьбу между партиями с лихорадочным энтузиазмом. То они вели себя благородно, то оппортунистически, то злобно, насильственно, то альтруистично, позитивно или контрпродуктивно. А иногда все сразу одновременно.

Жесткие политические схватки партий и группировок евреев в Польше позднее перешли в Израиль и сохранились до сих пор как стойкий сорняк. Евреи в Польше были раздроблены и очень отличались друг от друга. Еврейская Польша была бастионом традиции и учености в Торе, хасидизма и новаторского обучения.10 Но и оплотом светского еврейства, национализма, социализма и нигилизма. Она была самой плодородной почвой в мире для мобилизации сионистов, но и произвела самых упорных противников сионизма. Еврейская Польша была живой, бурлящей, шумной и скандальной, творческой и интеллектуальной, многочисленной, но очень нестабильной, ненадежной. Инстинктивно чувствовалось, что ее будущее неустойчиво, и ее реакция на проблемы самой Польши, учитывая ее значительное еврейское меньшинство между войнами, было диффузным и спутанным.

Значительное число польских евреев эмигрировали после войны в Америку и Палестину, но в начале 20 годов Америка закрыла двери для иммиграции. В 1921 году из Польши уехали 120 ООО евреев, а в 1922 году только 50 000. В 1924 году акт Джонсона радикально ограничил иммиграцию из Польши до 5 982 человек в год. Уменьшился и поток эмигрантов в Палестину, потому что изменилась позиция Британии по вопросу о создании «национального еврейского дома в Палестине».

Почти 50 ООО польских евреев стали резидентами Германии в 20 годах. Их третировали немцы Германии и презирали немецкие евреи.11 Но, несмотря на все препятствия, «остюден» (восточные евреи) стали частью еврейской жизни Германии и принесли восточноевропейский дух и преданность изучения Торы в общину немецких евреев. Хотя постепенно они становились более «модерными» и «германскими» и менее «польскими», на них всегда смотрели как на нежелательных аутсайдеров в эти двадцать лет между войнами.

Ситуация евреев в Германии после войны стала угрожающей, но это сознавали немногие. Их будущее в этой стране было связано с триумфом политической демократии, финансовой стабильностью и процветанием и мирным отношением Германии со своими соседями. Такой была программа Веймарской республики в Германии 1920-1933 годов. Но потом она распалась, что повлияло на судьбу Европы и уничтожение германского еврейства.

Развязали первую мировую войну и привели Германию к поражению «армия, князья, генералы, землевладельцы, профессора права, которые академически подтвердили право Германии на войну, и лютеранские пасторы, которые придали ей моральный авторитет…». Но их никто и никогда не обвинял в войне и ее сокрушительных последствиях. «Истину не только не произнесли, но заботливо скрыли под мифом о том, что военную машину Германии “ударили ножом в спину” гражданские пораженцы и трусы».12

Германия искала, на кого свалить поражение, и направила проклятия на коммунистов, социалистов, социал-демократов, демократию, затем Веймарскую республику. А потом совсем нелогично на евреев. Коммунисты, социалисты, социал-демократы и Веймарская республика обелили себя, став нацистами. Только еврей оставался вечно ненавидимым козлом отпущения.


10 Ешива Хахмей Люблин, основанная равом Меиром Шапиро, и школьная система Бейт Яков для девочек, основанная Сарой Шнирер — только два примера старого вина Торы в новых сосудах двадцатого века.

11 Изучение Торы и внешне выраженный ортодоксальный стиль жизни стали сильнее ощущаться в еврейско-германских кругах, где прежде ортодоксальная жизнь была не видна.

12 Modem Times, Paul Johnson, Harper and Row, 1985, p. 108, 111.

С любезного разрешения переводчика, Гедалии Спинаделя


Раби Ашер бар Йехиэль вошел в историю под прозвищем «Рош». И не зря: на иврите «рош» — это одновременно и «голова», и «глава-руководитель». Рабейну Ашер был величайшим мудрецом и главой поколения. Ему довелось жить и в Германии, и в Испании, и везде евреи считали Роша своим главой и учителем. На основе трудов и постановлений Роша его сын и ученик составил кодекс законов, который позже стал основой для Шульхан Аруха. Читать дальше