Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Песах и связанные с ним воспоминания — причина, по которой мы здесь, в Эрец Исраэль, и имеем право здесь находиться…

Прошел Пурим со всеми его радостями, излишествами и калориями, и еврейский мир устремляется навстречу великому празднику Песах с его подготовительными требованиями. Один из освященных временем ритуалов в еврейских домах — предпасхальная уборка дома, которая захватывает всех домашних, и особенно хозяйку дома.

Удаление из дома хамеца (всех изделий из заквашенного теста) — это только благая цель, которая ставится, чтобы рационализировать иррациональное влечение поставить все в доме на свое место. Чтобы все сияло — без пятнышка и пылинки. Нужные вещи, которыми ежедневно пользуешься, теперь невозможно найти, поскольку их положили «на свое место».

Конечно, со временем, обычно к празднику Шавуот, к новому месту этих предметов, столь необходимых для комфортабельной жизни, уже привыкаешь и отыскиваешь их с легкостью.

Но речь сейчас не об этом. Сейчас важно объяснить, почему все в доме переворачивается вверх дном. Извлекаются из шкафов даже кассеты, бумаги и книги, чего галаха (еврейский закон), собственно, и не требует. Знаю, сейчас, пожалуй, и не ответишь на этот вопрос. Просто еврейские женщины с незапамятных времен не доверяли «послаблениям» галахи, когда речь шла о предпасхальной очистке дома.

Моя задача перед Песахом — протирать от пыли мои книги, опрыскивать их защитным спрэем и возвращать их на прежние места. Поскольку в течение многих лет я собрал немалую библиотеку, сделать это не просто.

Когда дело доходит до домашней работы, я люблю все откладывать. Тем не менее, всегда предвкушаю предпасхальную уборку в книжных шкафах. Книги — это воспоминания. Я помню обстоятельства и места, где я приобрел большинство принадлежащих мне теперь изданий. Без труда узнаю книги моей юности и те, что купил в более поздние годы.

Вижу книги, которые приобрел на сэкономленные гроши, когда учился в иешиве (я никогда не курил — полагал, что деньги на покупку сигарет лучше потратить на книги), и меня подхватывают чистые и радостные воспоминания об этих золотых годах интенсивного изучения Торы и дружбы, которые дает жизнь в иешиве. Помню, что этой книгой я пользовался, когда учился с моим учителем. И, хотя его уже давно нет, для меня он все еще жив, когда я вновь открываю эту книгу и прочитываю несколько абзацев.

Бережно стряхиваю пыль с двух книг, которые достались мне от моего дедушки, и вспоминаю кусок сахара, который он положил мне в рот, когда я был ребенком и правильно объяснил ему слова Раши. Это ощущение сладости никогда не покидает меня. Оно помогает мне в минуты грусти и разочарований.

Мир называет еврейский народ «Народом Книги». Это «книга» сохранила нас как народ и возродила еврейскую жизнь. Ибо «книга» — это Тора, Талмуд, любовь к учению, интеллектуальные стимулы и уважение к учености и ученым. Это — коллективная память еврейского народа. Рассказывая нам о том, что было, книга информирует нас и о том, что происходит сейчас и что предстоит нам в будущем.

Человек не может приблизиться к Песаху без дара памяти. Ибо весь Песах — память. И поэтому чистка дома, которая ему предшествует, тоже часть необходимого процесса «вспоминания». На это можно сетовать, но над этим нельзя смеяться. Песах и связанные с ним воспоминания дают нам право и основание жить здесь, на Земле Израиля.

Парадоксально, что избавление от хамеца позволяет памяти выйти за пределы наших обычных занятий и течь вспять в нашем сердце и нашем сознании.

Так отнесемся же благожелательно к нашей пасхальной уборке. Человек никогда не знает, что найдет, очищая к празднику свой дом.


Старым городом называют часть Иерусалима в пределах средневековых городских стен. Старый город — сердце Иерусалима и центр всего мира, ведь именно здесь стоял Храм и именно сюда устремятся все евреи, когда придет Машиах Читать дальше

Навеки мой Иерусалим 1.Британский мандат 1917-1948

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

В 1920 году верховная власть Великобритании в Палестине получила официальное признание в форме мандата, предоставленного Лигой Наций. Британия должна была управлять делами в стране до тех пор, пока коренное население — еврейское и арабское — не достигнет политической зрелости и готовности к независимому самоуправлению.

Навеки мой Иерусалим 4. Стена Плача

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Арабы творили там все, что им заблагорассудится, а английские военнослужащие, присланные британскими властями специально для поддержания порядка, при любом инциденте неизменно смотрели в другую сторону

Навеки мой Иерусалим 15. Папин завет

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Впереди — изрыгающие огонь мортиры, позади — банды арабов, и со всех сторон — снайперы. На этот раз чуда не произошло, море врагов не расступилось перед нами.

Навеки мой Иерусалим 2. Новый дом на старом месте

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

1948 год, Еврейский квартал Иерусалима захвачен врагами

Навеки мой Иерусалим 13. Мрачные пророчества

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Я старательно прислушивалась, пытаясь определить, кто же беседует в столь поздний час. Впрочем, это недолго оставалось загадкой, поскольку голоса становились все громче и громче.

Навеки мой Иерусалим 33. В обратный путь

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Снова была война, и вновь ожили наши воспоминания. Затхлая кладовая, мощные взрывы, кошмарные разрушения.

Навеки мой Иерусалим 32. Вид с горы Сион

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Смотровая площадка на горе Сион всегда была переполнена людьми. Может быть, героине удастся увидеть оставленный дом?

Навеки мой Иерусалим 3. Старый город

Пуа Штайнер,
из цикла «Навеки мой Иерусалим»

Квартирка, которую мы снимали в Батей Махасэ, состояла из просторной жилой комнаты и маленькой кухоньки размером один метр на два