Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Краткие очерки на тему недельного раздела Торы. Бешалах

Содержание раздела

Когда Фараон отпустил евреев из Египта, Б-г повел их в Эрец Исраэль кружным путем, чтобы избежать столкновения с филистимлянами, ориентируя на облачный столп днем и на огненный столп – ночью. Фараон жалеет о потере сотен тысяч государственных рабов и пускается в погоню с отрядом колесниц. Б-г прикрывает евреев от прямой атаки, а затем рассекает воды Красного моря. Евреи переходят по дну на другой берег, а когда Фараон и его войско пытаются их настигнуть, воды смыкаются и топят египтян. Сыны Израиля обращаются к Б-гу с благодарственной "Песней моря".

После трех дней пути мучимые жаждой беглецы находят лишь горькие воды в местечке Мара. Они ропщут на Моше, и он по указанию Творца опресняет воду, бросив в нее дерево. Там же пророк сообщает им ряд заповедей. Народ снова жалуется Моше и Аарону, ностальгически вспоминая прелести египетского рабства ("когда мы сидели у горшка с мясом и ели хлеб досыта"). Б-г посылает им перепелов в виде сытного мясного блюда, а наутро дает ман, особый сверхпитательный продукт, ежедневно падающий с неба в строго отмеренном количестве.

Евреев опять донимает жажда; назревает бунт, и Моше извлекает для них воду из скалы. Амалек коварно атакует евреев. Йеошуа бин Нун вступает в сражение, а Моше с помощью молитвы обеспечивает победу евреев.

Чудо-иудо

"Море увидело и побежало", – сказано в псалме 114. "Что увидело море и от чего побежало?" – спрашивает комментатор. Ответ: "Оно увидело гроб с останками Йосефа", который Моше, как мы узнаем из этого раздела, "взял с собой, ибо клятвою заклял тот (Йосеф) сынов Израиля: "Несомненно вспомнит Г-сподь о вас – поэтому вынесите отсюда кости мои с собой"(13:19).

Вначале море не хотело расступаться по приказу Моше-рабейну. Ибо вода подчиняется законам природы, которая повелевает ей [точнее, Б-г повелевает: у слов а-Эло-им (Б-г), и тева (природа), одинаковая гематрия, сумма численных значений букв] оставаться единой массой, в отличие от твердых субстанций, которые легко разделить. Море следовало простой и неоспоримой логике: "У Моше своя задача – перевести евреев на другой берег по морскому дну; а у меня своя задача, назначенная мне Творцом. Поэтому первой реакцией моря на простертую руку Моше был отказ. Что же заставило морскую стихию "передумать"?

Гроб Йосефа. Этот человек был наделен от рождения естественными инстинктами и побуждениями. Ничто человеческое ему не было чуждо. Разве не естественно молодому и очень привлекательному юноше уступить чарам красивой женщины, особенно если он – раб, совершенно одинок, находится вдали от родины, семьи и друзей и если к тому же искусительница – жена его хозяина, и от нее, ее капризов, целиком зависит его судьба, сама жизнь. Найдется ли в мире человек, способный устоять перед таким соблазном и давлением обстоятельств?

Но Йосеф устоял. Он стал немыслимым исключением, сохранил целомудрие в вертепе разврата. Он вступил в неравную борьбу с обстоятельствами и победил, хотя и угодил в тюрьму. Короче, он совершил самый неестественный поступок, какой только можно представить.

Увидев гроб с останками Йосефа, талисман беглецов, море поняло, что ради исполнения воли Творца, можно пренебречь законами природы, и в результате само уступило противоестественному приказу Моше – разделилось на двенадцать туннелей, чтобы пропустить двенадцать колен избранного Б-гом народа, спасти их от фараоновой конницы.

Но это не единственная причина, побудившая море на время изменить свое естественное состояние. В мидраше сказано, что оно расступилось также в заслугу нашего праотца Авраама, который собственноручно приготовил дрова для жертвоприношения Ицхака. На смысловую связь между рассечением моря и отважным поступком Авраама указывают и лексическая аналогия: в выражениях "ва-ибаку а-маим" (Шмот 14:21), расступились воды, и "ва-евака ацей ола" (Берешит 22:3), наколол дров, употребляется один и тот же корень.

Идея здесь та же, что и в истории с Йосефом. Авраам был полон решимости принести в жертву своего позднего сына и единственного наследника, т.е. совершить самый неестественный в мире поступок. Стремясь выполнять указание Творца наилучшим образом, он еще дома подготовил "кашерную", без червей, древесину для жертвенного костра, связал большую вязанку дров и три дня вез ее на осле к горе Мория – чтобы сжечь на них своего горячо любимого Ицхака. И все это совершалось не импульсивно, а сознательно, расчетливо. Авраам отдавал себе отчет в своих действиях и их последствиях; он все обдумал, взвесил и решил. Такую степень самоотверженности, такое подавление своего человеческого естества трудно себе даже представить.

Видя, до какой степени Авраам способен и готов попрать законы природы ради Всевышнего, пойти наперекор своим отцовским инстинктам, преодолеть любовь и боль, море было вынуждено последовать его примеру 363 году спустя, при Исходе евреев из Египта. Оно расступилось.

Комментируя стих "Скажи сынам Израиля, чтобы они двинулись (в море)" (14:15), Раши пишет (как бы от имени Б-га): "От них требовалось только двинуться, и море не устояло бы перед ними. Заслуги их праотцев, их собственные заслуги и проявленная ими вера в Меня при выходе из Египта вынудили море отступить".

С Авраамом и Йосефом все ясно. Но чем заслужили сами евреи столь редкостное чудо? Они тоже совершили противоестественные действия, причем вместе, коллективно, включая женщин, детей и стариков: пошли за Б-гом в пустыню, огромную и страшную, без воды и достаточных запасов провизии; вступили в бурные морские волны, преграждавшие им путь к свободе, не сомневаясь, что вода немедленно отступит. Кто способен на такой дерзкий вызов природе? Только прямые потомки Авраама-авину и Йосефа-цадика.

Еврейский народ по праву заслужил то чудо на Красном море, заслужил и еще большее чудо – чудо своего исторического выживания.

Рука Творца

Шабат, в который читается раздел Бешалах, называется по традиции Шабат Шира, Шабат Песни, поскольку эмоциональной кульминацией этого раздела является благодарственная Песнь у моря, с которой евреи обратились к Творцу после перехода через Красное море и гибели в ее водах фараоновой армии.

Один человек так оправдывал свое неверие: "Если бы я сам, своими глазами видел, как расступается море, я бы тоже поверил в Б-га. Если Он хочет, чтобы я стал верующим, пусть откроется мне, как открылся евреям при Исходе".

Говорят, что после Шестидневной войны 1967 года в Израиле было невозможно достать пару тфилин. Партии подержанных тфилин присылали из США. У многих было тогда чувство, что они вышли невредимыми из огненной печи. Чудо победы над численно превосходящим врагом, победы молниеносной и почти бескровной породило движения тшувы, возвращения к вере. В Иерусалиме и других израильских городах впервые появились специальные ешивы для баалей-тшува, "вернувшихся".

Во время войны в Персидском заливе, когда иракские "Скады", гигантские снаряды, начиненные 200-килограммовой взрывчаткой, падали на густонаселенные кварталы, снося дома, но щадя людей, многие евреи, не соблюдающие заповеди Торы, не расставались с книжечками псалмов и носили на проверку мезузы.

Когда объявили о прекращении американского наступления в Ираке, израильтяне бросились срывать синтетическую пленку с окон своих герметизированных комнат. Это было в Шушан-Пурим, второй день Пурима, отмечаемый в Иерусалиме и других городах, которые в древности были обнесены крепостной стеной. Многие восторгались совпадению: надо же, Аман и Саддам разгромлены в один день! Таксисты цитировали пророков о наказании "Вавилона". Каждый видел направляющую руку Творца.

Но прошли две-три недели, и жизнь вернулась в прежнее русло, уникальное рандеву с Провидением уступило место серым будням.

Мудрецы Талмуда говорят, что на Красном море даже простая служанка видела больше, чем пророк Йехезкель. А ведь Йехезкелю, единственному из смертных, открылся в мистическом видении механизм Б-жественного управления миром.

Однако далее в разделе, сразу после грандиозного чуда перехода через море, гибели египетской армии и бурной радости спасения, мы читаем: "И увел Моше сынов Израиля от моря Суф" (15:22). Почему увел? Потому что на берег были выброшены останки египетских солдат вместе с великолепным убранством царских колесниц, и евреи, забыв о пережитом, бросились собирать трофеи. Пришлось их увести... А всего через несколько недель те же самые люди, пережившие Исход и рассечение моря, сделали себе золотого тельца. Почему это произошло?

Потому что чудеса сами по себе не меняют человека. Служанка остается служанкой, а таксист – таксистом. Великими моментам истории надо не только восторгаться, но и использовать их для работы над собой, чтобы избавиться от усвоенных с детства стереотипов мышления, влияющих на наше поведение. Иначе чудо забывается, горизонт опять сужается, и мы снова впадаем в духовную спячку.

Шабат Шира помогает такому пробуждению. Когда сыны Израиля миновали посуху Красное море и увидели поглощенные водной стихией трупы своих врагов, их охватило невиданное воодушевление. Им открылась вся картина последних событий во всей ее гармонии: тяготы рабства и приход Моше, сверхъестественные казни и странное упрямство Фараона, отчаянно смелый побег на "вечную свободу" и чудесное спасение от погони. Отдельные мазки слились в уникальный шедевр истории. Евреи увидели руку Художника, Творца картины, "и поверили в Б-га и в слугу Его Моше" (14:31).

"И тогда воспел Моше и сыны Израиля эту Песнь". То была прекрасная Песнь, "Песнь моря". В память об Исходе и в знак благодарности Б-гу за спасение, не только это, но и все последующие, мы читаем эту Песнь в нашей ежедневной утренней молитве и с особым воодушевлением – в Шабат Шира: "Воспою Г-споду, ибо высоко вознесся Он, коня и всадника поверг Он в море. Моя сила и ликование – Г-сподь. Он был спасеньем мне..." (15:1,2).

 

Публикуется с разрешения издательства "Швут Ами"

 

 


Пророк Моше, незадолго до своей смерти, обращается к народу Израиля с напутственной речью. Эта речь продолжалась месяц и неделю — с первого Швата по седьмое Адара — и составила пятую книгу Пятикнижия, книгу Дварим («Речи»).

Начиная с этой недельной главы, Моше вспоминает ключевые события Исхода и 40-летних странствий, напоминает евреям о важности соблюдения заповедей и союза со Всевышним, дает еврейскому народу напутствие на будущие.

Читать дальше