Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Следует утаить все, что можно утаить, чтобы бедный не знал, кто дает, а дающий не знал, кто получает.»Орхот цадиким. Щедрость
Богдан Хмельницкий — фигура зловещая. Стремление к свободе обернулось для евреев массовыми погромами и преследованиями.

1635—1636 годы были отмечены бунтами крестьян и казаков в Переяславе15 на Украине. Подавляемые и притесняемые польскими помещиками, они поднимались против своих господ. Вечный вопль масс о земле, хлебе и ничем не ограниченной свободе довел их до безумной вспышки гнева и отчаяния. Все это, помноженное на традиционный ярый антисемитизм, привело к трагедии гигантских масштабов.

За нескольких месяцев казаки овладели большими территориями и провозгласили себя свободными людьми. А евреи вкусили плоды обретенной ими свободы. Вынуждаемые польскими помещиками, которые не оставляли им иного пропитания (евреи, например, не могли владеть землей и кормиться сельским хозяйством — Г.С.), они должны были взяться за непопулярные работы (сборщиков податей, управляющих имениями, держателей трактиров и процентщиков, дающих в долг деньги). Незащищенные государством, ненавидимые за чуждую веру и ритуалы, евреи были самым очевидным и доступным из-за беззащитности представителем ненавистного польского пана. В течение недели были убиты две тысячи евреев, а остатки еврейской общины этого района выселили на запад в Польшу.

Через три месяца восстание было подавлено, польские помещики вернулись к власти. И снова евреев вернули в эти области, чтобы они служили феодалам, собирая еще большие подати, одалживая деньги под еще более высокие проценты, пытаясь как-то отстроить потрясенную еврейскую общину. Они рассматривали происшедшие события вокруг города Переяслава не как предвестник будущего, а как одно из многих событий в долгой истории спорадических преследований, смерти и мучений. Но этот взгляд был слишком оптимистичным.

В 1648 году казаки и их союзники — крестьяне Украины и Малороссии нашли вождя. Им стал Богдан Хмельницкий, ему было пятьдесят с небольшим лет, и до тех пор он ничем особенным не выделялся. В молодости он служил кавалеристом в войсках поляков и казаков, когда они боролись с турками. После многочисленных безуспешных финансовых авантюр, разочарованный своей неспособностью достичь приличного положения в польской армии, он остался с непомерно раздутой гордыней и гневом, порожденным своими поражениями и безвыходностью ситуации. А еще он ненавидел своих польских католических менторов как ярый православный, и бесстрашно готов был поставить на карту все ради религии и утверждения своих способностей и амбиций.

В 1647 году он пережил личное оскорбление от польского губернатора города Чехрина. Его жену увели польские наемники, которые ворвались для этого в его дом по приказу губернатора. Горя гневом и ненавистью, он проклял поляков и присоединился к запорожским казакам. Это были грабители на дорогах, беглые каторжники и заключенные, дезертиры и обнищавшие люди. Все они хорошо владели и кормились своим оружием, все были вне закона, и им нечего было терять.

С энергией и военным искусством, Хмельницкий стал организовывать банды в мощную, управляемую военную силу. Подняв знамя свободы, он направил ненависть масс против польских римско-католических угнетателей, и вскоре почти вся Украина присоединилась к восстанию. Крымские татары — азиатское племя, которое столетия назад пришло в европейскую Россию — тоже вступили с ними в союз. В апреле 1648 года они пересекли Днепр и двинулись на запад. Его первоначальные успехи в сражениях на Желтой Воде и в Корсуни вызвали большой энтузиазм у крестьян, которые стали видеть в нем своего спасителя и вождя. Осенью 1648 года казаки покорили все пространство до польской границы, пересекли ее и захватили Львов. Поляки поняли серьезность угрозы и предложили Хмельницкому благородный титул и автономию для казаков в обмен на словесное признание суверенитета Польши и прекращение войны.

Эта война сделала легальной потенциальное насилие и враждебность между этническими группами Польши и Украины. Не только евреи пострадали от мародерствующих казаков. Их бунт был оргией ненависти против установленных авторитетов и представителей иных религий. Они отрубали головы католическим священникам и монахам, насиловали монахинь, разрушали и сжигали костелы. Польских дворян они захватывали в плен, что — бы получить выкуп, а, получив, обычно замучивали до смерти. Частые споры между казаками и татарами также заканчивались смертью бывших союзников. Но никого не постигла такая ужасная судьба, как евреев. Еврейское население было раздавлено, вырвано с корнем. По еврейским хроникам, с 1648 года по 1653 годы от казацкой сабли, разбоя и возникшего в результате хаоса голода и болезней погибли сто тысяч евреев и триста общин. Жестокость казаков по отношению к беспомощному еврейскому населению была ужасной даже для тех варварских времен.

С некоторых живьем сдирали кожу, а мясо бросали собакам. У других отрубали руки и ноги, а тела бросали на дорогу, давили на телегах и топтали конями. Иным наносили тяжелые раны и потом оставляли на улицах умирать медленной мучительной смертью от потери крови и боли. А некоторых просто сжигали заживо. Казаки убивали младенцев на руках матерей, как рыбам вспарывая животы и выдергивая внутренности. Женщин, даже беременных, подвергали ужасным мучениям. Детей протыкали пиками, поджаривали как на вертеле и приносили матерям, чтобы они их ели… Святые свитки Торы рвали на части, делали из них стельки и обувь.

Неудивительно, что тысячи евреев предпочитали попасть в руки татар, не менее кровожадных, но больше заинтересованных в коммерческой стороне дела. Зная, что евреи мира дадут выкуп за пленных братьев, даже непомерные суммы, они перепродавали тысячи евреев турецким работорговцам, чтобы те «распределили» их по еврейским общинам Средиземноморья. Рим и Болонья, Венеция, Падуя, Касабланка, а также Тунис, Салоники, Алеппо и Иерусалим стали новыми домами европейских евреев. Тридцать тысяч спаслись таким образом. Тысячи других умерли в плену или в пути, но, по сравнению с остальными, судьбу этой вырванной части европейского еврейства можно назвать удачной, многие из этих евреев потом достигли успеха в новом окружении.

15 Сейчас называется Переяслав-Хмельницкий.

16 Всего в мире в это время по оценкам проживало порядка трех с половиной миллионов евреев. Восточноевропейское еврейство насчитывало 1300 000.

С любезного разрешения переводчика, Гедалии Спинаделя


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.