Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Литва

Литва и литовские общины были центром изучения Торы на протяжении нескольких веков

В Литве жили евреи начиная с X века, но свое предназначение Литва смогла исполнить лишь в XIX — начале XX веках, когда она стала колыбелью знаменитых ешив: Слободка, Поневеж, Тельше… Ешивы «литовского направления», чудом спасенные в годы Катастрофы, продолжают свое дело: в Бней-Браке, Иерусалиме, Бруклине, Манчестере, Москве — повсюду, где есть «литовские евреи».

Оглавление

Евреи в Литве в X-XVII веках [↑]

Евреи в Литве начали селиться в X веке, еще до становления там государственности. С XII века Литва стала входить в Великое княжество Литовское, которое начиная с XIV века стало включать Белоруссию, Волынь и часть Украины. В XVI веке Литва являлась частью Польско-Литовского государства, а с 1795 года — частью России. Короткий период между 1918-м и 1940-м годом Литва была независимым государством, до распада СССР — союзной республикой, а после 1991 — восстановлена как независимая республика.

В конце XIV века из Крыма вместе с пленными татарами и караимами была переселена и часть евреев — в город Троки, который сейчас называется Тракай. Литовский великий князь Витовт благоволил к евреям и принял в 1388—89 годах несколько законов, один из которых гарантировал евреям свободу вероисповедания, защиту жизни и имущества, а другой — запрещал обвинение евреев в ритуальном использовании человеческой крови.

Но после изгнания евреев из Испании литовский князь Александр Ягеллон последовал примеру испанского короля и издал указ об изгнании евреев и караимов из Литвы и конфискации их недвижимости. Евреям пришлось искать пристанища в Крыму, Турции и Польше.

Отсутствие евреев катастрофически сказалось на экономике Литвы, и указ через несколько лет отменили. Евреи получили право селиться по всей территории Литвы, им были возвращены дома, синагоги и кладбища.

С XVI века начинается период экономического и политического расцвета литовского еврейства. Мигрировавшие из Центральной Европы (главным образом — из Богемии) евреи создали общины в Кобрине, Клецке, Новогрудке, Тыкоцине, Слониме и Остроге. Главными общинами в этот период были общины Бреста, Гродно и Пинска. Сейчас все перечисленные местности относятся к Белоруссии. В 1573 году в Вильно была построена Большая синагога.

При этом антиеврейские настроения в среде горожан нарастали. В Вильно добились запрета на поселение евреев в городе. По всей Литве евреям запретили ношение дорогой одежды и оружия и ввели обязательное ношение отличительного знака.

Кровавые наветы и обвинения в осквернении гостий в XVI и XVII веках вспыхивали то в одном литовском городе, то в другом — невзирая на закон, запрещающий обвинять евреев в ритуальных убийствах.

Тяжелый удар еврейским общинам нанесло вторжение в мае 1648 г. в Польско-Литовское королевство казаков Богдана Хмельницкого. Казаки, поддерживаемые в Белоруссии местными крестьянами и горожанами, тысячами убивали евреев или насильственно крестили их. Их союзники татары брали евреев в плен и продавали в рабство. Русско-казацкое войско, вступившее на территорию Литвы в 1659—60 гг., избивало евреев и изгоняло их из захваченных городов.

Особенно пострадали белорусские общины, в результате чего, к концу XVII века община Бреста уступила главенствующее положение виленской общине.

Еврейские мудрецы после трагедии 5408 (1648) года [↑]

Происшедшие в 5408 году события подорвали волю народа. Лишь единицы смогли противостоять давлению внешних обстоятельств. Но еще появлялись гиганты, чьи произведения становились непреходящей ценностью народа Израиля.

Два величайших мудреца, чья жизнь и деятельность пришлась на события 5408 года, р. Шабтай Акоэн и р. Давид Алеви, изучали и комментировали Шульхан арух. В следующем поколении этот труд изучал даян из Калиша р. Авраам Авли Гомбинер, который написал книгу Маген Авраам (Щит Авраама): она и до наших дней остается основным комментарием к первому тому Шульхан аруха.

В 5415/1655 году, когда русские войска и казаки подошли к Вильно, р. Шабтай был вынужден бежать из города своей молодости и славы. Он нашел убежище в Люблине, а затем в столице королевства Богемии, Праге.

Трагические события, связанные с хмельнитчиной, р. Шабтай описал в книге Мегилат эйфа (Свиток мрака), а также в целом ряде траурных элегий (слихот). Его слихот ежегодно исполнялись двадцатого сивана, в день траурного поста, установленного во всех общинах Польши и Литвы.

Уроженец Вильны р. Шмуэль Кидновер после нападения казаков на его родной город бежал в Германию и был назначен равом Фюрда, а потом и Франкфурта-на-Майне.

Виленский Гаон [↑]

Раби Элияу бен Шломо Залман в историю еврейского народа вошел под именем Виленского Гаона (т. е. гения), или под аббревиатурой АГРА [а-гаон раби Элияу]. Гаон был человеком исключительных способностей, настоящим праведником, строго выполнявшим свои обязанности перед Творцом и перед людьми.

Виленский Гаон написал разъяснения и примечания к Танаху, Мидрашам, к четырем частям Шульхан Аруха. Три его лучших ученика, р. Исраэль, р. Менахем Мендл из Шклова и р. Саадья из Вильны, поднялись в Страну Израиля и установили здесь обычаи, соответствующие мнению р. Элияу, которые и в наше время приняты в ашкеназской общине Израиля.

Несмотря на херем [отлучение], который АГРА наложил на хасидов, крупнейшие лидеры хасидизма признавали гениальность и святость Гаона и уважали его как при жизни, так и после смерти. Все знали, что Гаон руководствуется только Торой, и, что бы он ни делал, истина всегда с ним.

Просвещение в Литве [↑]

Раздел Польши, который длился с 1772 года по 1794 год, разрушил еврейскую экономику и социальную жизнь в Литве, северной Польше и Белоруссии. Хаос войны и социальной нестабильности подорвал традиционную еврейскую образовательную систему. Великим раввинам пришлось покидать свои дома, странствовать, претерпевая опасности, и изучение Торы сильно пострадало от этого.

В XIX веке над еврейством Литвы, так же как и над еврейством северной Польши и Белоруссии, нависла новая угроза: Аскала (Просвещение). Уровень изучения Торы стал стремительно снижаться не только в деревнях, но даже в окрестностях Вильны, этого «литовского Иерусалима». Многие молодые евреи относились теперь к этому занятию без прежнего энтузиазма. Статус ученого Торы падал в глазах общества. Традиционному миру митнагедов угрожало невежество, светское влияние и апатия.

Воложинская ешива [↑]

Город Воложин географически относится к Белоруссии, а не к Литве. В XIX веке разделение между Литвой и Белоруссией фактически отсутствовало, и вся эта территория принадлежала Российской Империи. Невозможно представить себе рассказ о Литве без упоминания Воложинской ешивы («Эц а-Хаим» — «Древо жизни»), которая была основана в городе Воложин по инициативе Виленского Гаона. Он поручил своему ученику, раву Хаиму из Воложина, создать ешиву для преподавания Талмуда в соответствии с методом, рекомендованным Гаоном. Раву Хаиму удалось осуществить желание своего учителя лишь через несколько лет после его смерти — около 1803 года.

Российское правительство предпринимало несколько попыток закрыть ешиву, уж очень система обучения там шла вразрез с идеями Просвещения. Но вскоре после закрытия в 1892 году Воложинской ешивы в самый короткий срок появились по всей Литве и Белоруссии новые ешивы: в Слободке (пригород Ковно, он же Каунас), в Паневежисе (Поневеж), в Тельше, в Гродно, Слуцке, Барановичах, Радине (Радунь, недалеко от Вильны), Новогрудке (Новардок) и других местах. Ешива «Мир» в Белоруссии была основана раньше. Географически к Литве относятся знаменитые ешивы Слободка, Тельше и Поневеж.

Движение Мусар [↑]

Новое движение, Мусар (еврейская этика), началось в Литве в 1850 году и оказывало продолжительное влияние на евреев, их учебные заведения и общество. По своей природе мусар не мог стать массовым движением, но его жизнеутверждающая сила ощущались на всех уровнях еврейского общества. В течение поколений оно формировало еврейских лидеров, особенно раввинов.

Это движение было плодом сознания и усилий одной великой личности, блестящего мыслителя рава Исраэля Липкина, из Саланта (Литва) — рава Исраэля Салантера, который сделал основой изучения книгу Месилат йешарим («Путь праведных») рава Моше Хаима Луццато.

Рав Исраэль хотел возвысить еврейскую жизнь, восстановив первичность нравственных принципов как ключ к осмысленному религиозному соблюдению и изучению Торы. Он думал приблизить поражение сил Реформы и Аскалы не атакой или диспутами, а внутренней перестройкой традиционного лагеря на превосходящей этической и поведенческой основе. Все аспекты еврейской жизни — образование, коммерция, семья, отношения общины с правительством и неевреями — должны были измеряться стандартами мусара, традиционной еврейской этики.

В 1848 году русское правительство по настоянию и под руководством Аскалы основало две новые официальные раввинские семинарии, целью которых был выпуск «современных» раввинов. Одна из них открылась в Вильно, и раву Исраэлю предложили преподавать там Талмуд. Но он был убежденным противником Аскалы и никогда бы не стал участвовать в их учебных заведениях. В 1849 году он переселился в Ковно (Каунас).

Слободка [↑]

Ближайшие ученики рава Исраэля Салантера: Рав Симха Зиссель Зив Бройде (Саба из Кельма), рав Ицхак Блазер и рав Нафтали Амстердам распространили учение Мусар в Литве и во всем мире.

В 1880 году в Ковно был основан Колель, который открыл свои двери для многих, чьи души стремились к глубокому знанию Торы. Главой Колеля был избран рав Ицхак Блазер, который всецело посвятил себя этой возвышенной цели. Он отправил своих лучших учеников для открытия филиалов Колеля во многих городах России.

В то же время рав Блазер участвовал в основании ешивы в предместье Ковно — Слободке (Вилиямполь). Эта ешива вошла в историю еврейского народа под названием «Кнессет Исраэль». Ее возглавил рав Натан Цви Финкель (Саба из Слободки), великий ученик рава Симхи Зисселя Зива Бройде (Саба из Кельма).

В 5649/1889 году на должность главы ешивы (рош ешивы) был приглашен р. Ицхак Рабинович (р. Ицеле Поневежер), один из самых одаренных законоучителей нового поколения, с приходом которого уровень преподавания Талмуда в ешиве еще возрос, и ешива в Слободке приобрела репутацию нового мирового центра Торы. После того, как в 5652/1892 году российские власти закрыли Воложинскую ешиву, многие ее ученики перешли в Слободку, и количество студентов достигло нескольких сотен.

Тельше [↑]

Хотя в Тельше жило всего десять тысяч человек, но половину составляли евреи, и в Литве это был важный город, потому что он стоял на перекрестке дорог, близко от Пруссии, между Германией, Западной Европой, Россией и Восточной Европой. Ешива в нем была основана в 1875 году. А в 1881 году рав Элиэзер Гордон, один из выдающихся студентов Воложина и ученик рава Исраэля Салантера, был избран раввином Тельше и стал главой ешивы. Он осознал привлекательность и опасность движения Аскалы для еврейской молодежи и стал бороться за то, чтобы поднять уровень образования в ешиве и ее престиж в глазах общины.

Тельше была самой «прогрессивной» из литовских ешив. В ней была своя философия образования, строгий распорядок дня и занятий, структура. Там преподавали рав Иосеф Лейб Блох, рав Шимон Шкоп, рав Хаим Рабинович и другие.

Высокий уровень знаний и педагогическое мастерство сделали Тельше одной из самых больших и популярных ешив Литвы. Именно при ешиве Тельше была впервые создана в 1920 году подготовительная школа для поступающих в ешиву, мехина. Это прототип широко распространенной теперь ешива ктана («малой ешивы» для учеников от 14 до 17 лет).

А в 1927 году в Тельше начала работать еврейская гимназия для девочек — параллельно открытию системы школ для девочек Бейт Яаков в Польше пионером еврейского женского образования Сарой Шнирер. Это была первая школа такого типа в ортодоксальной системе Литвы. В 1930 году начала работу учительская семинария и для девушек. Эта сеть еврейского образования послужила моделью для еврейских общин, ее влияние вышло далеко за пределы Тельше.

Поневеж [↑]

Еврейская община города Паневежис была третьей по величине после Вильно и Ковно. Паневежисская Ешива открылась в 1908-м году и вплоть до прихода советской власти была одной из сильнейших в Литве.

26 июня 1941 г. немецкие войска захватили Паневежис. К этому времени удалось эвакуироваться незначительному числу евреев. За день до вступления передовых немецких подразделений в город банды литовских националистов, стали избивать и убивать евреев. Очень немногим удалось спастись.

Рабби Йосеф-Шломо Каханеман в 1944 г. воссоздал ешиву «Поневеж» в Земле Израиля, в Бней-Браке, и она превратилась впоследствии в крупнейший учебный комплекс «Кирьят-Поневеж».

Спасение ешив [↑]

Все шло к тому, что ешивы Польши и Литвы должны были погибнуть. Как кто-то мог остаться в живых под властью Гитлера? Но Вс-вышний заранее подготовил для них путь спасения. В 1938 году, всего за год до начала Второй мировой войны, между Польшей и Литвой были уста­новлены дипломатические отношения, которых не было два десятилетия, в Ковно открылось польское консульство, а между Ковно и Вильно было налажено железнодорож­ное и автомобильное сообщение.

Когда в 1939 году Польшу стало представлять на­ходящееся в лондонском изгнании правительство, кон­сульство в Ковно превратилось в Польское представи­тельство при Британском посольстве, и польским беженцам, перебравшимся в Литву стали выдавать проездные документы, которые назывались польскими па­спортами и служили на­дежным средством спасти свою жизнь.

После войны выяснилось, что возвращение Вильно Литве, наряду с другими изменениями границ в Восточной Европе, было оговорено в специальном приложении к пакту о ненападении. Таким образом, позорный пакт Молотова-Риббентропа, послуживший толчком к разрушению мира, стал ключом к спасению души еврейского народа — ешив и их учеников.

Однажды ночью в начале октября 1939 года один из учеников ешивы «Мир» услышал сообщение Лон­донского радио, где сообщалось, что город Вильно будет присоединен к соседней нейтраль­ной Литве. Вероятно, то была единственная возможность избежать порабо­щения!

Значительная часть учеников боль­шинства польских ешив и почти всей ешивы Мир снялась с места и переехала в Вильно. Жили они там в самых тяжелых условиях — не имея крыши над головой, впроголодь.

В июне 1940 тысячи знатоков Талмуда, учащихся ешив и других еврейских беженцев из Польши года вновь очутились в западне: Красная Армия внезапно оккупировала до той поры еще независимые нейтральные прибалтийские государства — Литву, Латвию и Эстонию, и литовские евреи оказались «преступниками-рецидивистами», служителями культа.


За двадцать лет, прошедших между двумя мировыми войнами, у Японии и Литвы возник­ли взаимные экономические и политические интересы. В 1940 году, после оккупации Литвы Красной Ар­мией, японское имперское правительство выступило с предложением послать дипломатов в эту покоренную страну.

Японский консул в Литве, Сенпо Сугихара, по собственной инициативе стал проводить новую политику, отличную от устоявшегося курса японского руководства. Нашлась точка на карте, куда еврейские беженцы могли выехать: голландский протекторат в Тихом океане, остров Кюрасао. И тут совпали три фактора: действия голландского консула, который согласился де­лать в паспортах беженцев запись: «Въезд на Кюрасао не требует визы»; поведение России, ра­зрешившей эмиграцию, и, нако­нец, Японии, давшей возможность двум тысячам евре­ев не только проехать по ее территориям, но и оста­новиться в самой стране.

Ученики литовских ешив двинулись из Вильно во Владивосток, оттуда — в японский город Кобе, а потом — в Шанхай. После окончания войны, в 1946 году, странствующие ешивы перебрались в Америку. Некоторые остались на американском континенте, другие со временем переехали в Святую землю, где находятся и поныне.

Катастрофа в Литве [↑]

В большинстве местечек и городов Литвы все еврейское население было уничтожено немецкими частями и отрядами литовцев к декабрю 1941 г. Всего к концу января 1942 г. в результате массовых казней, смерти от холода и голода в Литве погибло 180—185 тысяч евреев. Остальных согнали в гетто.

Несмотря на жестокие преследования со стороны оккупационных властей, на постоянную угрозу смерти, в гетто продолжалась еврейская религиозная жизнь, в полулегальных условиях действовали еврейские школы.

Так, в гетто Вильно функционировали две ешивы. Еврейские начальные школы были и в Вильно, и в Ковно, и в Шавеле (Шяуляе). Литовские евреи играли активную роль в движении антинацистского Сопротивления. Многочисленные, хорошо вооруженные группы действовали в гетто Ковно и Вильно.

В 1943 г. в Литве возобновились массовые акции. Население одних гетто уничтожалось полностью, другие гетто были преобразованы в лагеря смерти. В гетто Вильно в сентябре 1943 года произошло восстание. После его подавления последние несколько тысяч евреев были отправлены в концлагеря в Эстонии.

Катастрофа унесла жизни 95—96% довоенного еврейского населения (200 тысяч человек, по другим сведениям 215—220 тысяч) Литвы. К 1944 году в Вильнюсе оставалось всего 600 евреев.

Евреи в Литве в наши дни [↑]

После Катастрофы еврейская жизнь в Литве не восстановилась. Центр Торы переместился в США и Израиль. Основной организацией евреев является Еврейская община Литвы. Многие евреи Литвы не религиозны. Синагоги в Вильнюсе и Каунасе есть, но посещают их мало. Евреи Литвы уезжают или умирают.

Выводить материалы

Спасение Торы из огня Катастрофы. гл. 10: Стоит ли уезжать?

Ехезкель Ляйтнер,
из цикла «Спасение Торы из огня Катастрофы»

Множество евреев, спасающихся от нем­цев, подошли к Бугу, чтобы перебраться в советскую зону. Одновременно массы других беженцев, уже с со­ветской стороны, тоже пробирались к той же реке. Те, что бежали с Запада, стояли у воды и с недоуме­нием смотрели на восточный берег: кому в здравом уме придет мысль убегать к немцам? Стоявшие на противоположном берегу удивлялись: зачем бежать к русским, ведь они рисковали всем, только бы спа­стись от Советов?

История еврейского народа 94. Польские евреи до событий 5408 (1648) года

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Название страны, «Полин», евреи поняли как сочетание двух еврейских слов — по — «здесь» и лин - «переночуй»,

Основы Знания 1. Предисловие

Рав Моше Розенштейн,
из цикла «Основы Знания»

Уроки Знания 4. Ибо все, на Небесах и на земле…

Рав Маариль Блох,
из цикла «Уроки Знания»

Смысл мидраша не так просто. Кого любил Яаков?