Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Чтобы уметь разговаривать — научись молчать»Раби Менахем-Мендель из Ворки
Тема

Ешива Воложин

Оглавление

«Рассадник фанатичных раввинов» и прообраз современных ешив

Воложинская ешива (ешива «Эц а-Хаим» — «Древо жизни») была основана в городе Воложин по инициативе Виленского Гаона, который поручил своему ученику, раву Хаиму из Воложина, создать ешиву для преподавания Талмуда в соответствии с методом, рекомендованным Гаоном. Раву Хаиму удалось осуществить желание своего учителя лишь через несколько лет после его смерти — около 1803 года. Воложинскую ешиву часто называют «матерью всех ешив» — ведь она стала прототипом для большинства всех ешив, существующих и сегодня по всему миру.

Первое время в ешиве под руководством р. Хаима занималось всего около десятка сведущих в Талмуде юношей. Чтобы ученикам не приходилось прибегать к местной благотворительности, получая у жителей Воложина традиционные обеды «по дням», как это было принято, обеспеченный глава ешивы на первых порах единолично взял на себя расходы по содержанию слушателей.

Вскоре число учеников начало быстро расти, несмотря на то, что туда принимали только слушателей с самой серьёзной талмудической подготовкой. Тогда рош-ешива (глава ешивы) обратился к разным общинам с призывом оказать ешиве материальную помощь. На собранные пожертвования было выстроено специальное здание, а учащиеся, число которых доходило уже до ста, ежедневно получали бесплатно горячую пищу. Местом ночлега служили для них скамьи в ешиве.

Известность ешивы быстро росла, и вскоре она заняла первенствующее положение. Кроме самого рош-ешивы, здесь стали преподавать его зять р. Иллель Гродненский и сын р. Ицхак, ставший после смерти отца (1821 год) главой ешивы.

Наследники и продолжатели [↑]

В 1824 году ешива была по неизвестной причине закрыта правительством, но фактически она продолжала функционировать и развиваться (не без ведома местной власти). Число слушателей возросло до двухсот, помещение было расширено. Каждый бахур-ешива (учащийся) получал субсидию — 35 копеек в неделю, чего в те времена, при крайней дешевизне провинциальной жизни, хватало на всё необходимое.

В 1843 году в Петербурге была созвана первая раввинская комиссия. Р. Ицхак из Воложина был приглашён туда, и ему удалось узаконить существование ешивы. Во время частых отлучек р. Ицхака в Петербург в ешиве преподавали его зятья р. Элиэзер-Ицхак и р. Нафтали Берлин (Анецив).

После смерти р. Ицхака пост рош-ешива занял р. Элиэзер-Ицхак. Когда же после его смерти (1854 год) во главе встали энергичные р. Нафтали Берлин и раби Йосеф Дов Бер Соловейчик (Бейт а,Леви), у них были разные подходы к преподаванию. Специальная депутация, отправленная «русскими» раввинами в Воложин, уладила разногласия, и р. Берлин был признан единственным главой ешивы.

«Рассадник раввинов-фанатиков» [↑]

К этому времени на ешиву надвинулась гроза: правительство, стремившееся привлечь еврейство к «просвещению» при помощи казённых училищ, недружелюбно взирало на ешивы, считая их очагом невежества и фанатизма. Эти взгляды разделяли и некоторые евреи, ревнители «просвещения», которые предлагали — как «способ ускорения нравственного преобразования евреев» — закрытие ешив, этих «рассадников фанатичных раввинов». 6 апреля 1858 года ешива была официально закрыта.

В том же году виленские евреи подали прошение об отмене этой меры, указывая на «неимоверное уважение, каким пользуется Воложинская ешива во всём крае», а также на её «благотворное действие на духовное образование народа». Прошение было оставлено без последствий, причём виленский попечитель указал: «видам правительства не соответствует, чтобы Воложинская ешива почиталась святилищем и имела на евреев исключительное влияние; следует поэтому закрыть подобные заведения, т. к. они служат приютом для людей невежественных и праздных и рассадником раввинов-фанатиков».

Анецив во главе ешивы [↑]

Несмотря на то, что ешива официально считалась упразднённой, фактически она продолжала открыто существовать и, благодаря энергии р. Берлина, быстро развивалась. К концу семидесятых годов число учащихся достигло трёхсот, а в восьмидесятых — свыше четырёхсот. Лично разъезжая, р. Берлин собирал деньги, на которые выстроил трёхэтажное каменное здание — помещение для учёбы и библиотеки. Р. Берлин также разослал по всему миру агентов, платных и бесплатных, для сбора пожертвований. Таким путём средства ешивы значительно увеличились: при предшественнике р. Берлина годовой доход не превышал 4.000 рублей, а в 1883 году он достиг 16.675 рублей. Из этой суммы за отчётный год на содержание учеников было израсходовано около 6.000 рублей, причём холостые (бахуры) получали от двух до четырёх рублей в месяц, а женатые — от четырёх до десяти рублей. Расходы на преподавателей составили 3.618 рублей. Остальные деньги расходовались на книги, отопление, освещение и т. д. Субсидии, выдаваемые ученикам, были слишком малы, на них трудно было приобрести самое необходимое, и многие из учеников терпели крайнюю нужду.

Обычно распорядок дня в ешиве был следующий: все ученики без исключения обязаны были являться в восемь часов утра на общую утреннюю молитву — Шахарит. Затем ешиботники уходили завтракать; некоторые оставались на это время в ешиве, и рош-ешива читал им недельную главу Торы с комментариями. С десяти часов до часа дня ешиботники учили Гемару, выбирая трактат по личному усмотрению. За занятиями в эти часы следил машгиах (машгиах — буквально «наблюдатель», или «инспектор», но в ешивах у него была особая роль — следить за духовным и эмоциональным ростом учеников, быть их советником). С часу до трёх был установлен урок по Талмуду; первую половину недели урок давал помощник главы ешивы, вторую половину недели — сам рош-ешива. С трёх до четырёх часов был обед, в четыре — послеполуденная молитва — Минха, затем — занятия до десяти часов вечера. После вечерней молитвы (Аравит) — ужин. Часть слушателей занималась ещё после этого до двенадцати часов ночи, другие спали до трёх часов ночи, а затем занимались до утра.

Знаменитая ешива вызывала много нареканий в среде так называемых «просвещенцев». Маскилим, недовольные постановкой преподавания в ешиве, требовали ввести курс светских наук и, вообще, новую систему преподавания. Были и ещё более решительные противники «фанатизма», требовавшие уничтожения ешивы как учреждения, вредного для дела воспитания подрастающего поколения. В 1879 году последовал донос на главу ешивы; его обвинили в противоправительственных действиях. И, хотя дознание обнаружило лживость доноса, местные власти закрыли ешиву.

После усиленных хлопот р. Берлина министр внутренних дел отменил постановление о закрытии, признав «более соответственным потребовать от содержателей йешибота подчинения общим правилам, и только в случае отказа или уклонения с их стороны прибегнуть к закрытию йешибота». Официальное подчинение ешивы министерскому регламенту весьма мало повлияло на её внутренний уклад. По закону от 4 мая 1859 года в ешиве — как во второстепенном училище — ввели преподавание общих предметов, но это продолжало оставаться мёртвой буквой.

Светские науки и закрытие ешивы [↑]

Между тем в «просвещённой» еврейской печати всё усиливалась агитация за реформирование ешивы по образцу семинарий в Германии и введение обширного курса светских предметов. Редактор газеты А-Мелиц Цедербаум, признавая огромное значение ешивы как важнейшего и знаменитейшего очага Торы, отмечал как весьма ненормальное явление полное отчуждение будущих раввинов от светских наук, незнание ими даже государственного русского языка и нежелание учить его (№ 36 за 1880 год).

Глава ешивы не считал возможным идти на уступки. В письме к Цедербауму он указывал на недопустимость преподавания в одном помещении общих предметов наряду с Талмудом. Отметив упадок раввинских знаний в германских семинариях и русских «казённых» раввинских училищах, р. Берлин подчеркнул, что одни только воспитанники Воложинской ешивы, где всё внимание уделяется исключительно изучению Торы, обладают необходимыми познаниями.

Вопрос о программе преподавания в ешиве подробно обсуждался на съезде наиболее выдающихся раввинов, созванном в Петербурге в 1887 году (во время заседания комиссии Палена). После продолжительных споров было решено, чтобы впредь в Воложинской ешиве, как и во всех прочих, ученики обучались русскому языку и арифметике, но, чтобы эти предметы преподавались не в стенах самой ешивы, а в отдельном помещении. Несмотря на это, постановление в Воложинской ешиве выполнено, конечно, так и не было.

Вследствие представления попечителя округа министром народного просвещения были утверждены новые «Правила о Воложинском йешиботе» (22 декабря 1891 года, опубликованы в циркуляре по Виленскому учебному округу, перепечатаны в А-Мелиц, № 46, 1892 и других еврейских печатных органах). Согласно этим правилам, Воложинская ешива определялась как частное открытое учебное заведение, где ученики изучают Талмуд и источники еврейских религиозных законов, а равно обучаются русскому языку и арифметике в объёме курса еврейских народных училищ. На преподавание общих предметов должно быть выделено время между девятью и тремя часами дня, а в общей сложности обучение не должно продолжаться более десяти часов в сутки, причём ночные занятия не допускаются. Учителем еврейских предметов может быть лицо, владеющее русской речью и имеющее свидетельство о прохождении курса не ниже уездных училищ. Такой же образовательный ценз обязателен и для содержателя «йешибота». «Правилам» предшествовало разъяснение: «Существование йешибота ставится в зависимость от точного соблюдения всех постановлений, приведённых в означенных правилах, и… всякое уклонение от исполнения оных повлечёт за собою немедленное закрытие всего учебного заведения».

Редактор А-Мелиц, приветствуя «правила», советовал главе ешивы беспрекословно подчиниться новым требованиям, чтобы таким образом спасти ешиву. Но рош-ешива остался непреклонным, так как находил, что при создавшихся условиях существование ешивы становится невозможным. 22 января 1892 года «йешибот» был упразднён правительством. Закрытие знаменитой ешивы произвело глубокое впечатление на всё еврейство.

Наследие Воложинской ешивы [↑]

Важно заметить, что Воложинская ешива сыграла громадную роль в жизни всего еврейского народа. Многие руководители других ешив, мэгидэй-шиурим, машгиахи были воспитаны именно в Воложинской ешиве. Воложинская ешива стала прообразом и настоящим «рассадником» мира современных ешив.

К сожалению, мы видим и сегодня, как «просвещённые» евреи ведут борьбу, даже в Израиле, против ешивы как института еврейства, против ешивы, в которой евреи учат только Тору Б-га, не отвлекаясь на другие «предметы».

Воложинская ешива, став прообразом мира современных ешив, стала, по сути, символом современного иудаизма.

В настоящее время маленький провинциальный белорусский городок Воложин становится туристическим центром для религиозных евреев всего мира, которые стремятся посетить родину современных ешив.

Выводить материалы