Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Биография раввина

Раби Хаим бар Йосеф-Дов Алеви Соловейчик (р. Хаим Брискер; 5613—5678 /1853—1918/ гг.) — выдающийся исследователь и преподаватель талмудической литературы.

Праправнук основателя Воложинской ешивы р. Хаима Воложинера (см.).

Уже в раннем детстве у него проявилась склонность к парадоксальному мышлению. Однажды, желая побудить его к раннему вставанию на утреннюю молитву, отец сказал: «Хаимке, посмотри, как велика заслуга человека, начинающего молитву с рассветом, — сегодня перед входом в синагогу я нашел целый рубль». «Твоя находка доказывает как раз обратное, — мгновенно отпарировал Хаим. — Человек, рано приходящий в синагогу, остается в убытке, ведь этот рубль наверняка потерял тот, кто пришел в синагогу еще раньше тебя» (Сарей амеа 5:15).

Изучал Тору под руководством отца — р. Йосефа-Дова Соловейчика (Бейт алеви; см.), раввина г. Слуцка, а затем Бриска (Бреста).

Женился на дочери р. Рефаэля Шапиро (Торат Рефаэль; см.), зятя руководителя Воложинской ешивы р. Нафтали-Цви-Йеуды Берлина (Нецива; см.).

В 5640 /1880/ году, в возрасте двадцати семи лет, р. Хаим начал давать уроки в Воложинской ешиве, а со временем стал одним из ее ведущих преподавателей.

Его уроки покоряли и завораживали сердца студентов. Он проявил себя выдающимся аналитиком, стремящимся добраться до корней каждого талмудического закона и положения. Многие ученики вспоминали, что после его уроков даже самые сложные фрагменты Талмуда становились ясными и понятными. Почти каждый раз, выслушав его объяснения, ученики не могли сдержать удивленных возгласов: «Если это настолько просто, почему же мы не смогли додуматься сами?!» (там же).

Согласно свидетельствам близко знавших его людей, р. Хаим, в отличие от большинства крупных знатоков Торы, не выделялся особой усидчивостью в часы занятий — мало кому в Воложинской ешиве удавалось увидеть его склонившимся над книгой. После своих уроков он подолгу беседовал то с одним учеником, то с другим — часто он прохаживался со своим собеседником по ешиве, по-дружески положив ему руку на плечо. Глава ешивы Нецив с долей укоризны шутил: «Разве можно изучать Тору, если р. Хаим висит на шее?!» (парафраз знаменитого талмудического изречения «Разве можно изучать Тору, если жернов (т.е. забота о пропитании) висит на шее?!» /Кидушин 29б/). Однако именно таким образом проходил творческий процесс у р. Хаима: его близкие друзья знали, что во время этих приятельских бесед и прогулок он подспудно размышлял над занимающими его талмудическими проблемами — а книги ему были не нужны потому, что большинство из них он знал наизусть. Каждое свое открытие он вынашивал на протяжении долгих часов подобных раздумий — и лишь затем записывал и включал в свои уроки (Сарей амеа 5:15).

В 5652 /1892/ году, после того, как российские власти закрыли Воложинскую ешиву, р. Хаим стал главным раввином г. Бриска, сменив на этом посту своего отца, умершего в том же году.

Согласившись возглавить эту общину, р. Хаим условился, что не будет выносить никаких алахических решений — для этой цели в общину был приглашен особый даян (судья). Сам же р. Хаим целиком сосредоточил свои усилия на помощи неимущим. Его дом был открыт для каждого, не имеющего крова и пищи: бездомные даже не должны были спрашивать разрешения на ночлег — они приходили и устраивались там, где им было удобно. Все свое раввинское жалование р. Хаим раздавал беднякам — так, что членам семьи приходилось прятать от него деньги, необходимые на домашние расходы. Впоследствии администраторы общины прекратили выдавать ему деньги на руки, поскольку он успевал раздать все полученное до наступления ближайшей ночи — жалование стали вручать его жене (Сарей амеа 5:15; Гдолей адорот).

Однажды в канун праздника Суккот р. Хаиму сообщили, что в Бриск прибыла большая группа солдат-евреев — и для сорока из них не нашлось семей, готовых принять их на праздничную трапезу. Р. Хаим немедленно пригласил всех оставшихся без крова солдат к себе, и они провели за его праздничным столом все семь дней Суккот и Симхат Тору (Сарей амеа 5:15).

В 5655 /1895/ году во время пожара, вспыхнувшего в Бриске, сгорело большинство еврейских домов — в том числе, и дом р. Хаима.

С колоссальной энергией, днями и ночами, р. Хаим занимался практической помощью погорельцам — он употребил все свое влияние в еврейском мире, чтобы собрать необходимые для них средства. Несмотря на то, что в его доме уцелел уголок для сна, он спал вместе с сотнями других погорельцев на полу в синагоге. На все уговоры возвратиться домой р. Хаим отвечал: «Я просто не могу спать в кровати, когда столько евреев не имеют крыши над головой» (там же; Гдолей адорот).

Возглавив общину Бриска, р. Хаим стал одним из духовных лидеров поколения. В 5669 /1909/ году он входил в число учредителей организации Кнессет Исраэль (Собрание Израиля), объединившей харедимные общины Российской империи, а в 5672 /1912/ году принял участие в работе учредительного конгресса всемирной конфедерации харедимных общин Агудат Исраэль (Единство Израиля).

В самом начале первой мировой войны г. Бриск, оказавшийся на линии боев, был сожжен и разрушен, — р. Хаим со своей семьей переселился в Минск, где к тому времени собралось более двадцати тысяч еврейских беженцев. Позднее он обосновался в Варшаве.

В последние годы жизни р. Хаим работал над книгой, в которую он включил свои аналитические заметки по поводу классического кодекса Рамбама (см.) Мишнэ Тора (Повторение Торы).

Эта книга явилась итогом его творческой деятельности — в ней его методы анализа талмудического текста обрели наиболее полное и совершенное выражение. По свидетельству сыновей р. Хаима, он усердно работал над стилем книги, «выверяя в ней буквально каждое слово» и «каждый знак препинания».

Эта книга, получившая название Хидушей рабейну Хаим Алеви (Открытия нашего наставника р. Хаима Алеви), была издана уже после смерти автора его сыновьями. Разработанные им методы структурного анализа талмудического текста оказали определяющее влияние на систему преподавания во многих ешивах мира и произвели подлинный переворот в подходе к изучению талмудической литературы. Основанная им школа талмудического анализа получила название «бриской»: его методы были развиты его ближайшими учениками — р. Шимоном Шкопом (см.) и р. Барухом-Бером Лейбовичем (см.), а затем их учениками и учениками учеников (Энциклопедия левейт Исраэль т.15).

Р. Хаим Соловейчик умер в 5678 /1918/ году.

Во главе общины г. Бриска его сменил сын, р. Ицхак-Зеев Соловейчик (Агриз; см.).

с разрешения издательства Швут Ами


Подобно тому, как наше тело связано своими корнями с душой («нешама»), внутренняя мудрость тоже имеет свой корень. Этим корнем мудрости является «рацон», желание. Читать дальше