Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Множество евреев, спасающихся от нем­цев, подошли к Бугу, чтобы перебраться в советскую зону. Одновременно массы других беженцев, уже с со­ветской стороны, тоже пробирались к той же реке. Те, что бежали с Запада, стояли у воды и с недоуме­нием смотрели на восточный берег: кому в здравом уме придет мысль убегать к немцам? Стоявшие на противоположном берегу удивлялись: зачем бежать к русским, ведь они рисковали всем, только бы спа­стись от Советов?

предыдущая глава

В критические годы перед Второй мировой войной многие люди гораздо настойчивее, чем раньше, в спо­койное время, искали совета видных мудрецов, знато­ков Торы. Усиливающийся антисемитизм в Восточной Европе все чаще ставил перед отдельными людьми и целыми общинами одну и ту же проблему: следует ли уезжать?

Наглядным примером трудностей, с которыми стол­кнулись евреи в годы Катастрофы, служит такая си­туация. Когда Германия и Россия разделили Польшу, граница между двумя армиями и империями прошла по реке Буг, протекающей рядом с Бриском (Брест-Литовском). Множество евреев, спасающихся от нем­цев, подошли к Бугу, чтобы перебраться в советскую зону. Одновременно массы других беженцев, уже с со­ветской стороны, тоже пробирались к той же реке. Те, что бежали с Запада, стояли у воды и с недоуме­нием смотрели на восточный берег: кому в здравом уме придет мысль убегать к немцам? Стоявшие на противоположном берегу удивлялись: зачем бежать к русским, — ведь они рисковали всем, только бы спа­стись от Советов? Тут требовалось решение! За ним и обратились к известному члену еврейского суда в Бриске. В то время еврейский суд этого города воз­главлял знаменитый рабби Симха Зелиг Ригер. Выслу­шав горестные рассказы обеих сторон, рабби Симха Зелиг дал свое заключение: мы вступили только в первую фазу войны, которая, судя по всему, а особен­но по жестокому отношению к евреям, будет явлени­ем еще не виданным в истории. Поскольку развитие событий не поддается человеческому пониманию, тра­дициям и логическому анализу, то в Торе нет никаких указаний, как поступать дальше. Впрочем, в Торе и не может быть объяснения того, что находится вне чело­веческого восприятия^

Правильность рассуждения рабби Зелига была пол­ностью доказана ходом войны: зачастую самый умный и логичный совет оказывается ошибочным, тогда как иррациональные решения, наоборот, приводят к спасе­нию.

Решения Торы, кроме определенных Б-жественных откро­вений, основаны только на фактах, которые являются пред­метом размышлений и доступны человеческому мышлению

Таким образом, совет рабби Симхи Зелига Ригера позволяет верно оценить характер событий особого периода жизни, названного в Торе Эстер паним — эрой намеренного Б-жественного сокрытия, когда Со­здатель специально скрывает Себя, отказывая смерт­ным даже в понимании бедствий, которым подвергает­ся Его народ. Дополнительный аспект этого наказания состоит в том, что человек в затруднительных ситуа циях лишается Б-жественного покровительства.

 


Многие мысли, изложенные в этой книге царем Соломоном, скорее всего, известны Вам, даже если Вы мало что знаете и про царя Соломона, и вообще про иудаизм Читать дальше

Вечность и суета 5. Коэлет. Победить себя

Рав Носон Шерман,
из цикла «Коэлет: Вечность и суета»

Понятие времени в свете толкования традиционных текстов

Рав Мордехай Кульвянский

Впервые слово «время» (зман) появляется в Танахе в книге «Коэлет»: «Для всего есть время, для каждой вещи — срок под Небесами». Достойно удивления, что все пять книг Торы, книги пророков, псалмы, Ийов, Хроники (!) обходились без слова «время». Конечно, есть годы, месяцы, дни и ночи и даже часы, связанные с движением светил, а понятие времени — только в «Коэлет». Несомненно, это великая новость, осознать которую нам мешает только то, что мы уже давно живем в мире, в котором это слово сказано.

Вечность и суета 4. Коэлет. Мудрое сердце

Рав Носон Шерман,
из цикла «Коэлет: Вечность и суета»

Вечность и суета 7. Коэлет. Предназначение еврея

Рав Носон Шерман,
из цикла «Коэлет: Вечность и суета»