Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Биография выдающегося мудреца Торы, основателя движения Мусар

Раби Исраэль бар Зеев-Вольф Липкин (р. Исраэль Салантер, Агрис, 5571—5463/1810—1883/гг.) — один их духовных лидеров своего поколения, основатель этического движения Мусар.

Происходил из рода Виленского Гаона.

Родился шестого хешвана 5571/1810/ года в литовском гордке Загоре.

Изучал Тору у отца, р. Зеева-Вольфа Липкина, раввина г. Телза (Тельшая) и автора комментария Агаот Бен Арье, который печатается в приложении к большинству изданий Талмуда.

В двенадцать лет женился на дочери р. Яакова Эйзенштейна из г. Саланта (Салантая) и поселился у тестя.

Прославился в Саланте как илуй (вундеркинд): уже к четырнадцати годам он был сведущ во всех трактатах Талмуда; в этом же возрасте он направил свои хидушим (аналитические заметки) одному из высших алахических авторитетов Европы р. Акиве Эйгеру, назвавшему эти заметки «гениальными из гениальных». В годы юности его основным наставником был р. Йосеф-Зундель Салант, ближайший ученик двух великих духовных лидеров — р. Хаима из Воложина и р. Акивы Эйгера.

Предание рассказывает, что изо дня в день р. Исраэль тайно следовал за р. Йосефом-Зунделем, который имел обыкновение уходить из города в ближайшую рощу и там изучать этический трактат Месилат йешарим (Путь праведных), посвященный работе человека над своим характером. Юноша с трепетной любовью следил за каждым движением мудреца, у которого он бы очень хотел учиться. Однажды р. Йосеф-Зундель заметил, что кто-то наблюдает за ним, и раскрыв тайное убежище р. Исраэля, сказал ему: «Исроилке, займись книгами мусара и станешь по-настоящему богобоязненным евреем». С тех пор они начали заниматься вместе (Сарей амеа 2:37).

Спустя много лет р. Исраэль Салантер писал, что его наставник «был подобен лестнице, установленной на земле, а вершиной достигающей неба». Для посторонних глаз р. Йосеф-Зундель казался балабосом — одним из бедных торговцев, озабоченных пропитанием: он одевался и вел беседу, как балабос; но при более близком знакомстве под обличием простолюдина открывался мыслитель, праведник и знаток Торы (там же 2:37).

Большинство из методов духовной работы, которые р. Салантер впоследствии сделал достоянием всего еврейского мира, были разработаны его наставником р. Йосефом-Зунделем. В свою очередь, р. Йосеф-Зундель развивал те методы воспитания, которые были апробированы в ешивах р. Хаима из Воложина и р. Акивы Эйгера, а еще раньше — в доме учения Виленского Гаона — ведь именно Гаон сформулировал исходный постулат школы мусара: «Основа человеческой жизни — постоянно преодолевать дурные качества характера; и если человек этого не делает, то для чего он живет?!» (Эвен шлема 1:2; р. Дов Элиах, Агаон с. 238—398).

Около 5598/1838/ года р. Йосеф-Зундель решил навсегда уехать в Землю Израиля. Первоначально р. Исраэль Салантер намеревался, во всем следуя путем наставника, достичь высочайшего уровня «скрытого праведника» (цадик нистар) — человека, чьи духовные достижения скрыты под обличием заурядного обывателя.

Готовясь к такому поприщу, р. Исраэль принялся изучать Талмуд наизусть со всеми основными комментариями, чтобы обрести возможность на глазах у всех незаметно и непрерывно заниматься Торой — ведь в книгах у него уже не будет необходимости. Но когда половина Талмуда уже была аккуратно размещена в хранилищах его памяти, р. Исраэль, осознав свое подлинное призвание, решил посвятить дальнейшую жизнь широкому распространению духовной практики, связанной с совершенствованием качеств характера.

В 5600/1840/ году он начал преподавать в знаменитой виленской ешиве Рамайлес. Его уроки по Талмуду и алахе пользовались большой популярностью , но этот авторитет выдающегося педагога и законоучителя был необходим ему только в качестве прочного фундамента для дальнейшего продвижения идей мусара. В беседах с учениками он убеждал их поставить в центр своего служения заповеди, регулирующие взаимоотношения между людьми (мицвотбейн адам лехаверо). Он говорил: «Стремясь идеально выполнить свои обязанности перед Б-гом (мицвот бейн адам ле-Маком), человек порой пренебрежительно относится к своим обязанностям перед другими людьми. Старательно выполняя одну заповедь, человек может одновременно с этим совершить десятки грехов. Например, собираясь задолго до рассвета на чтение слихот перед Рош ашана, он может, неаккуратно хлопнув дверью, разбудить других членов семьи и даже соседей — а, если кто-то из разбуженных им был болен, то это дополнительный грех» (Сарей амеа 2:36, р. Дов Кац, Тнуат амусар).

Р. Исраэль Салантер призывал своих учеников относиться к заповедям «бейн адам лехаверо» хотя бы с той же педантичностью и серьезностью, как они относятся к запретам шабата или к законам о кашерности пищи. Он боролся против «умственной ограниченности многих из своих современников», которые не желали заниматься «Торой качества характера» (Сарей амеа 2:35). «Знатоки Торы уже привыкли не обращать внимание на темы, связанные с выработкой в себе богобоязненности и этических качеств, — сокрушался он в одном из писем, — … и это кажется им пустой потерей времени, которое могло бы быть посвящено изучению Торы» (Ор Исраэль).

В 5602/1842/ году р. Исраэль оставил ешиву Рамайлес и, объединив вокруг себя группу наиболее талантливых учеников, основал Мусар-штибл (дом этики), занятия в котором строились на изучении классических книг мусара — таких, как Ховот алевавот (Обязанности сердец) р. Бхайе Ибн Пакуды и Месилат йешарим р. Моше-Хаима Луцато (Рамхаля).

Вечерами в Доме этики собирались люди из всех слоев виленского общества: знатоки Торы, ремесленники, коммерсанты, рабочие, даже студенты и люди свободных профессий, объединенные стремлением к самосовершенствованию и духовному росту.

Изучение мусара проходило очень эмоционально — по свидетельству самого р. Исраэля, обсуждения «сопровождались душевными бурями» и «уста высекали языки пламени» (Ор Исраэль 2). Вместе с тем, занимающиеся стремились глубоко понять и осмыслить прочитанное. На вопрос «Как изучают Мусар?», заданный одним из начинающих учеников, р. Исраэль дал, на первый взгляд, парадоксальный ответ: «Точно так же, как и Талмуд». Заметив, что ученик не уловил смысл ответа, р. Исраэль пояснил: «Как ты изучаешь Талмуд? Ты стараешься понять. Точно так же следует осваивать и Мусар» (Алей шур 2 с.166). Каждое высказывание мудрецов «повторялось множество раз — до тех пор, пока оно не совершало свое воздействие: в конце концов, изучающий чувствовал и осознавал, что именно ему необходимо исправить в своей душе, и после этого он поднимался на следующую ступень, переходя к работе по исправлению своих влечений» (Ор Исраэль 30).

Результаты педагогической деятельности р. Исраэля ярко проявились, когда в конце 5608/1848/ года в Вильно вспыхнула эпидемия холеры и ученики «Дома этики» организовали штаб по борьбе с болезнью.

Собрав значительные благотворительные средства, р. Исраэль арендовал больницу, рассчитанную на полторы тысячи коек. В ней работали посменно, круглые сутки обслуживая больных, около семидесяти его учеников, молодых знатоков Торы. Он обещал родителям этих учеников, что ни один из молодых людей не заразится, и все возвратятся по домам живыми и невредимыми, поскольку заняты выполнением заповеди. Так и произошло, несмотря на то, что болезнь распространялась стремительно, унося сотни жертв.

Р. Исраэль и сам постоянно навещал больных, обеспечивая их лекарствами и продуктами питания. В субботние дни он следил, чтобы больные не ограничивали себя алахическими запретами, — ведь, когда жизни человека угрожает опасность, отменяются все запреты шабата. Чтобы убедить «ревнителей веры» из числа больных, р. Исраэль и его ученики сами совершали запрещенные в шабат действия по уходу за ними — например, они рубили дрова и разводили огонь в печах, чтобы прогреть больничные помещения.

За несколько дней до Йом Кипура 5609/1848/ года, когда эпидемия достигла своего апогея, он объявил своим измученным помощникам, что им не следует поститься в этот святой день, так как их здоровью угрожает опасность. Он также обучил их, в каких дозах и с какими промежутками следует принимать пищу, чтобы нарушение поста было минимальным.

Из книги «Еврейские мудрецы», изд. Швут Ами


Холокост — Катастрофа европейского еврейства — невиданная в истории человечества трагедия, геноцид, унесший жизнь шести миллионов евреев стран Европы, из которых полтора миллиона уничтоженных были еврейские дети… Читать дальше

Тора говорит о Холокосте…

Мирьям Климовская

Многие люди спрашивают: «Где был Б-г во время Катастрофы? Как Он смог допустить гибель стольких невинных и праведных людей?» Но все события, происходившие в то страшное время, были предсказаны Им тысячи лет назад. Достаточно открыть Тору, чтобы понять: Он только выполнял Свое обещание, как бы это ни было больно осознавать. Но вместе с Катастрофой были также предсказаны пути спасения от нее и возмездие палачам…

Спасение Торы из огня Катастрофы 1: Благочестие польского еврейства

Ехезкель Ляйтнер,
из цикла «Спасение Торы из огня Катастрофы»

Вопреки всем объективным обстоятельствам в гит­леровском и сталинском аду Провидение уберегло и освободило самых выдающихся знатоков Торы Старого Света. Их последующее влияние фактически преобра­зило лицо мирового еврейства.

Как смогу я видеть бедствие, которое постигнет народ мой?

Сара Шапиро,
из цикла «Как смогу я видеть бедствие...»

Рассказ о р. Ицхаке и Рэхе Штернбух из Швейцарии, которые спасли от уничтожения десятки тысяч евреев. Основано на книге Heroine of Rescue, новая редакция — Сара Шапиро

Черный обелиск, или История об антисоветском памятнике

Михаил Володин

Пророки предупреждают о Катастрофе

Мирьям Климовская

Пророки видели будущее еврейского народа на многие поколения вперед. События Холокоста также не сокрыты от них.

Адмор из Калива: во время поминальной сирены надо учить Тору

Редакция Толдот.ру

Раввин Менахем-Мендл Тауб, юность которого прошла в гитлеровских концлагерях, считает, что память о павших должна нести практический смысл. В эти дни он работает над проектом первого в мире религиозного музея Катастрофы. Год тому назад адмор по приглашению рава Бенциона Зильбера выступал на ежегодном ханукальном вечере «Толдот Йешурун».

Все для Босса 79. Не забудь!

Рухама Шайн,
из цикла «Все для Босса»

Рухома покидает гостеприимное местечко Мир. Его обитателей ждет трагическая участь.

«Я принадлежу моему другу, а мой друг мне» (часть первая)

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Я принадлежу моему другу, а мой друг — мне»

Рав Ицхак Зильбер рассказывает о самопожертвовании и освящении Имени Творца. Величие еврейского народа строится из кирпичиков самопожертвования миллионов конкретных людей. Душераздирающие истории освящения Имени как ничто иное демонстрируют истинность любви евреев к Творцу.