Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Кто уважаем? Тот, кто уважает других, как сказано: “Ибо к тем, кто относится ко Мне с уважением, отнесусь Я с уважением, а те, кто позорит Меня, посрамлены будут”»Пиркей Авот, 4, 1
Тема

Аскала

Оглавление

Новые веяния [↑]

Движение Просвещения родилось во Франции и оттуда перешло в Германию. Прусский король Фридрих II, который находился под глубоким влиянием новых идей, пригласил в Берлин Вольтера, одного из лидеров нового движения. Постепенно Берлин стал признанным центром Просвещения в Германии.

До первой половины XVIII в. евреи Германии были полностью отделены от христианской культуры, несмотря на укрепление экономических связей между евреями и христианами. Евреи продолжали жить в рамках своей традиции, не поддаваясь влияниям христианского мира. Поэтому вначале движение Просвещения не задело еврейскую общину.

Одно из фундаментальных отличий между традиционным еврейским взглядом на историю и светской гуманистической перспективой — в понимании причин исторических перемен. Историки, как это утвердилось в период Просвещения, постулировали теорию о том, что есть исторические перспективы, которые управляют жизнью человечества. Отдельный человек никак не контролирует и не формирует историю, он просто участник, винтик.

Не таков еврейский взгляд. У всех исторических сил есть Высший источник, но человек выбирает их согласно своей воле. Для еврейской традиции понятно, что исторические события, которые направляются волей Б-га, не отменяют свободу действий человека. Творец правит всем, инициирует исторические изменения и формирует поведение людей. Но делает Он это через человека. А человек, его свобода выбора, личные идеи, его амбиции, мудрость или глупость — вот это формирует перемены в обществе, являясь, конечно же, инструментом намерения Всевышнего, исполняя Его план.

Однако, через некоторые время и в еврейскую среду стали просачиваться зерна идей Просвещения, и в первую очередь, благодаря деятельности одного еврея по имени Моше (Моисей, Мозес) Мендельсон.

Моисей Мендельсон [↑]

Моше бен Менахем Мендель (отсюда и его фамилия Мендельсон — «сын Менделя») Мендельсон родился в 5489 (1729) году в немецком городе Дассау. В юности изучал Танах и Талмуд, книги еврейских мудрецов и, среди прочих, Морэ нэвухим (Путеводитель заблудших) Рамбама. Юный Моше был одаренным ребенком, отличался огромными способностями к учебе и большим упорством. Глава маленькой общины Дассау р. Давид Френкель очень любил талантливого юношу, и тот отвечал ему взаимностью. Когда р. Френкель был избран главой берлинской общины, его ученик, будучи в возрасте четырнадцати лет, последовал в Берлин за своим учителем.

Со дня прибытия в Берлин Мендельсон старался умножить свои знания. Он много упражнялся в немецком языке, читал книги немецких философов и приобрел широкое светское образование, которое побудило его попытаться переформулировать истину о традиционном иудаизме.

Правда, долгое время он бедствовал в Берлине, до тех пор, пока ему не удалось получить работу у одного богатого еврея, торговца шелком: он работал библиотекарем, учителем и воспитателем детей, пока не получил место в фирме и, постепенно, не стал его партнером.

Вскоре Мендельсон знакомится с Г. Лессингом, одним из крупнейших немецких литераторов. Это знакомство, начавшееся с общего увлечения шахматами, сыграло решающую роль в судьбе Мендельсона и, наверное, всего еврейства. Под руководством Лессинга Мендельсон пишет ряд статей в ежемесячный журнал, выходящий на немецком языке. Его философские работы, написанные на блестящем немецком, и его образ — с одной стороны, религиозного еврея, с другой — яркого философа и интеллектуала, привлекает внимание германской интеллигенции той поры, включая придворных короля Фридриха.

К 1763 году он становится одним ведущих писателей и публицистов Германии и одним из уважаемых ученых. Мендельсона принимают в немецкие философские круги, хотя внешне он продолжал оставаться соблюдающим евреем. В своих глазах, Мендельсон никогда серьезно не компрометировал своей еврейской веры и соблюдения.

В этом же году Берлинская Академия наук присудила первую премию в конкурсе философскому сочинению Мендельсона (интересно, что вторую премию получил Кант). Спустя несколько лет Академия даже хотела принять Мендельсона в свои члены, но Фридрих И не утвердил его назначения.

Тем временем имя Моше Мендельсона как ученого и писателя становилось все более популярным.

Одним из самых известных его сочинений стала философская работа «Федон», посвященная бессмертию души. Она была опубликована в 1767 году на немецком языке и получила восторженную реакцию в нееврейских интеллектуальных кругах; работа была переведена на несколько языков (включая иврит), и при жизни Мендельсона переиздавалась порядка десяти раз.

Защита и разрушение [↑]

Долгое время Мендельсон не писал на еврейские темы. Но когда лютеранский проповедник Лаватер в открытом письме бросил вызов Мендельсону и предложил ему «опровергнуть аргументы христианства или креститься», тот счел своим долгом ответить и засвидетельствовать свое полное единство с иудаизмом.

Мендельсон попытался систематизировано изложить основные положения еврейской веры. Полемика с Лафатером вызвала немалый интерес в обществе, причем, в кругу протестантских интеллектуалов больше сочувствовали еврею Мендельсону, и Лафатеру пришлось принести свое публичное извинение.

Кроме того, благодаря своему авторитету ученого Мендельсон неоднократно помогал евреям. Под его влиянием в Европе, и, в первую очередь, в Германии, стали все слышнее призывы к свободе вероисповедования и к улучшению положения евреев. Еще острее эта проблема зазвучала после выхода в свет пьесы Лессинга «Натан Мудрый» — и именно Мендельсон стал прототипом для главного героя пьесы.

По просьбе Мендельсона один христианский писатель написал книгу, в которой призывал к улучшению положения евреев в стране. Эта книга произвела большое впечатление на австрийского императора Иосифа II, и он сделал ряд шагов к улучшению положения евреев, имея при этом в виду, однако, приближение евреев к христианству.

Но, защищая еврейскую веру от внешних нападок, Мендельсон сделал серьезную ошибку. Он разделил «основы веры» и «практическое соблюдение заповедей», которые евреи обязаны исполнять, как постановление Царя. Это деление ценностей привело к серьезным последствиям. И хотя сам Мендельсон исполнял практические предписания иудаизма и подчеркивал, что такова обязанность евреев, его ученики начали пренебрегать исполнением заповедей, ссылаясь при этом на мысль учителя, что не в этом основа веры.

В самом начале своей деятельности Мендельсон на многие свои работы получал согласие раввинов и даже регулярно дружески переписывался с некоторыми ведущими раввинами Германии, Богемии. Но позднее Мендельсон изолировал себя от всех раввинов.

Стараясь разрушить стену, разделяющую евреев и христиан, Мендельсон сделал все, что было в его силах, для того чтобы убедить немецких евреев принять европейскую культуру. «Быть космополитом на улице и евреем дома» (хотя не он отчеканил эту фразу, но именно он считается «духовным отцом» этого знаменитого лозунга Аскалы). Например, себя Мендельсон рассматривал в качестве немецкого философа, а к религии относился, как к частному делу.

Первым шагом к воплощению этой идеи стала пропаганда перехода с языка идиш, который Мендельсон называл «еврейско-немецким жаргоном», на чистый немецкий язык. Перевод Танаха он счел отличным средством для достижения своей цели. Почти везде в своем переводе Мендельсон придерживается мнения наших благословенной памяти мудрецов, но все же в нескольких местах текст оригинала был несколько изменен.

Ученики Мендельсона не подвергали сомнению качество перевода их учителя и пренебрежительно относились к традиционной трактовке.

Одновременно с переводом Танаха Мендельсон и его ученики составили комментарий к Пятикнижию, который тоже не во всем был безупречен. Из-за того, что в ущерб святому языку прививался немецкий, еврейские мудрецы усмотрели угрозу в этих трудах Мендельсона и запретили ими пользоваться.

Мендельсон не увидел опасности, которая грозила немецким евреям в результате широкого проникновения европейской культуры в еврейские массы и, того не желая, подготовил почву для ассимиляции немецкого еврейства. Сам он соблюдал заповеди Торы как нечто само собой разумеющееся, но при этом не обращал внимания на поведение учеников и воспитание детей. Уже в следующем поколении они прекратили соблюдать заповеди, а большинство потомков Мендельсона крестились. Мендельсон не увидел разрушительных последствий своей деятельности, но к концу жизни, почувствовав надвигающуюся опасность, он призывал своих учеников не оставлять Тору и соблюдать её заповеди.

Умер он в возрасте 57 лет в 5546 (1786) году.

Ученики [↑]

Ученики Мендельсона продолжили деятельность своего учителя по внесению идей Просвещения в еврейские массы. За этим движением закрепилось название Аскала (буквально — «Просвещение»). Цель, поставленная Мендельсоном, — соединение иудаизма с Просвещением — была принесена в жертву другой цели — заменить Б-жественную Тору Аскалой.

Среди лучших учеников Мендельсона был Нафтали Герц Визель. Годами старше Мендельсона, он, воспитанный на идеях реформатора, считал его своим учителем. Сын богатого немецкого банкира, который, переехав в Копенгаген, стал придворным банкиром датского короля, Визель получил классическое еврейское воспитание и общее образование. Уже в детстве Нафтали Герц хорошо овладел ивритской грамматикой и свободно говорил на этом языке. На хорошем иврите вышла в свет его первая работа о пользе Просвещения. После переезда в Берлин он вошел в мендельсоновский кружок и принял участие в составлении «Комментария» (на иврите — Биур) к Пятикнижию. Комментарий к книге Ваикра целиком принадлежит ему, и это — лучшая часть «Комментария».

Визель, как и его учитель Мендельсон, принял участие в движении Аскалы, но при этом он пропагандировал не немецкий язык, а иврит. Поставив себе целью развить иврит так, чтобы на нем можно было выразить любую научную или литературную мысль, он написал большое количество статей в ивритском ежемесячнике «Маасаф», который издавали ученики Мендельсона. Впрочем, целью журнала было не развитие языка иврит, а проведение идей Аскалы в круг читателей, которые ещё владели святым языком. С распространением идей Аскалы среди немецких евреев увеличивалась ассимиляция и уменьшалось число евреев, говоривших на иврите. В конце концов, журнал пришлось закрыть из-за недостатка читателей.

Пока Нафтали Визель строго придерживался заповедей, он пользовался уважением в кругу еврейских мудрецов. Но они отшатнулись от него из-за его приверженности идеям Аскалы.

Император Иосиф II, покровитель Просвещения, приказал открыть школы, отдаляющие еврейских детей от изучения Торы и Талмуда и создающие мост к ассимиляции и крещению. Раввины выступили против создания таких школ. Визель же, не поняв хитрого замысла властей, со страстью и непосредственностью доказывал, что император хочет только блага Израилю. Свои взгляды он изложил в статье «Слова мира и истины», а в программе, составленной для еврейских государственных школ, предлагал изучать Танах вначале на немецком и только затем на языке оригинала. Было также сильно сокращено время, отводимое на изучение Талмуда. Визель утверждал, что хорошее знание Талмуда необходимо только будущим раввинам и учителям. Мудрецы осудили его программу, поскольку она грозила полностью уничтожить еврейское традиционное образование. Но было поздно — худшие опасения еврейских мудрецов оправдались.

От просвещения к христианству [↑]

Одним из учеников Мендельсона, который причинил серьезные беды германскому еврейству, был Герц Гумборг. Когда ему стали известны планы императора по созданию еврейских государственных школ, он выехал в Вену и добился назначения на должность главного инспектора таких школ в Галиции. Он надеялся, что с помощью властей сможет заставить родителей посылать детей в эти школы. Однако родители оказали такой отпор его деятельности, что Гумборгу пришлось признаться в собственном бессилии. Он попросил назначить его на такой же пост в Богемии. Там он сумел воспитать поколение детей, Далеких от еврейства, которое потом проделало путь к ассимиляции и крещению.

Полностью разрушить еврейство в Берлине удалось Давиду Фридлендеру. Он создал школу, в которой, в соответствии с его программой, группа учителей сумела воспитать учеников в духе поверхностного Просвещения. Выпускники этой школы стали распространителями иллюзорных идей Аскалы и возглавили движение ассимилянтов в Германии. Это движение увлекло их детей в лютеранское христианство.

Негативные последствия Аскалы стали ясны спустя очень короткое время после смерти Мендельсона. Пока он был жив, его сильная личность сдерживала энергию тех, кто называл себя «учениками Мендельсона» только ради того, чтобы захватить руководство Аскалой. После его смерти они окончательно оставили Учение отцов. Фридлендер, прекративший после смерти Мендельсона и своего тестя Даниэля Ицика соблюдать заповеди Торы, в конце жизни жаловался на наглость нового поколения, которое он же и воспитал. Еврейская молодежь объединилась с худшими молодыми христианами, которые тоже оставили веру своих родителей и на её место поставили завесу из поверхностно воспринятых идей Просвещения. Впрочем, из этих идей, для облегчения жизни, они тоже выхолостили все моральные принципы. Молодые евреи мечтали быть принятыми в обществе христиан, а когда не находили к этому иного пути, кроме вероотступничества, делали этот шаг без всяких угрызений совести. За пятьдесят лет крестилось около половины евреев Берлина. Эпидемия крещений прокатилась по многим крупным городам, среди них — Кенигсберг и Бреслау.

Давид Фридлендер надеялся получить гражданство, не меняя веры. Когда ему это не удалось, он в 5559 (1799) году от имени нескольких евреев написал письмо протестантскому священнику с предложением принять их в лоно протестантизма с условием, что им не придется верить в Иисуса. Священник посмеялся, а письмо получило огласку, что не помешало его автору, Фридлендеру, оставаться членом совета берлинской общины.

Печали мудрецов [↑]

В этот период в Германии ещё оставались известные еврейские мудрецы. В Берлине главой общины был р. Цви Гирш Левин. Свидетель того, как распадается община, он остался выразителем мнения последних ученых раввинов Германии и немногих верных слову Творца членов общины. В прощальном письме совету общины, в котором раби сообщал о своей отставке, он писал, что больше не может нести ответственность за общину, члены которой презирают слово Г-спода и совершают все возможные грехи. Это письмо напугало членов совета. После уговоров рав согласился продолжать работу, но спустя короткое время умер от разрыва сердца.

Великие раввины в Европе пытались бороться с Аскалой, но они не смогли остановить эпидемию. Новое поколение, которое говорило на чистом немецком языке, получившее общее образование, не желало слушать старых мудрецов, говоривших на «еврейском жаргоне».

Духовный уровень евреев Германии непрерывно падал. Влияние мудрецов сократилось до крайне узкого круга учащихся ешив.

На почве Аскалы в Европе и в США возникает т.н. Реформистский иудаизм. Считая, что традиционный иудаизм не имеет будущего в современности, лидеры реформизма стали лихорадочно приспосабливать древнюю веру к быстро меняющемуся обществу.

В Восточной Европе эти реформаторские идеи не стали так популярны, как в Западной, тем не менее, уже к середине XIX Аскала становится серьезной угрозой для традиционной еврейской жизни в Литве, северной Польше на белорусских землях, особенно в больших городах.

Уровень изучения Торы стал стремительно снижаться не только в деревнях, но даже в окрестностях Вильны, этого «литовского Иерусалима». Многие молодые евреи относились теперь к этому занятию без прежнего энтузиазма. Статус ученого Торы падал в глазах общества.

В Западной Европе, где евреям постепенно предоставляются все больше и больше прав и свобод, эмансипация набирает обороты. По мере открытия внешнего мира, стал рассыпаться внутренний мир. Чтобы «выбиться в люди», евреи все чаще выбирают доступное светское образование в ущерб традиционному. Авторитет Торы и мудрецов падает до небывало низкого уровня. Некоторые евреи считали, что иудаизм в его традиционной форме вышел из моды, не соответствует современности. И для многих принадлежность к еврейскому народу оставалась препятствием в экономическом и социальном продвижении.

Все это приводит к началу массовой ассимиляция евреев: во второй половине XIX-начале XX вв. тысячи и тысячи семей отходят не только от традиционного образа жизни, но и от веры в Б-га, порвав с иудаизмом. Многие из них крестятся (включая большинство потомков Мендельсона), другие провозглашают себя «атеистами» или другими «-истами».

Выводить материалы